Последние публикации

23 Апр 2024
Росрыболовство работает над решением стратегической задачи – развитием селекционно-генетического направления для выращивания лососевых
23 Апр 2024
Пацан сказал, Пацан сделал!
22 Апр 2024
Сахалинские рыбаки завершили сезон «А» минтаевой путины
22 Апр 2024
Росрыболовство содействует реализации антипаводковых мер в Приморье
22 Апр 2024
В Приморье сотрудником ФГБУ «НЦБРП» успешно обследовано ООО «МАОЧЭН», занимающееся переработкой рыбы и морепродуктов
22 Апр 2024
Пограничники изъяли в Мурманске 13 т изготовленной в кустарных условиях печени трески
22 Апр 2024
Михаил Мишустин дал поручения по итогам стратегической сессии по вопросу развития Объединённой судостроительной корпорации
22 Апр 2024
Село Тымлат на Камчатке станет модельным в рамках реализации программы комплексного благоустройства рыбацких посёлков
22 Апр 2024
Камчатских предпринимателей приглашают принять участие в VIII Российско-Китайском ЭКСПО
22 Апр 2024
Три камчатских предприятия построят рыбоперерабатывающие заводы в рамках второго этапа инвестквот
22 Апр 2024
Береговая охрана Филиппин арестовала два судна по подозрению в ННН - промысле
22 Апр 2024
Сезон раков в Китае начинается с низких цен
22 Апр 2024
Импорт филе минтая в ЕС резко упал в начале 2024 года после рекордного месяца в декабре 2023 года
22 Апр 2024
Экспорт краба-стригуна из Норвегии стал рекордным в первом квартале
22 Апр 2024
Росрыболовство приступает к реализации антипаводковых мер в Приморье
22 Апр 2024
Качество и уменьшение размера упаковки: с чем не готовы мириться потребители рыбы
22 Апр 2024
Какая рыбная продукция нужна российскому рынку?
21 Апр 2024
Картины из рыбьей кожи представили на выставке в ТРК «Сити Молл» в Южно-Сахалинске
21 Апр 2024
Административная процедура госрегулятора препятствует «уборке» моря от пластика
20 Апр 2024
Росрыболовство содействует реализации антипаводковых мер в Приморье
20 Апр 2024
На Кубани ожидается сокращение производства мидий и устриц в 2024 году
19 Апр 2024
Белоруссия успешно осваивает дальневосточный минтай
19 Апр 2024
Цены экспорта краба из РФ снижаются сильнее, чем для внутреннего рынка
19 Апр 2024
Для сахалинцев определены сроки любительского лова симы
19 Апр 2024
Уникальный рыбозавод "Владивосток 2000" хотят продать дороже 2 миллиардов
19 Апр 2024
В Хабаровске в преддверии сельдевой путины проведено совещание с представителями рыбодобывающих предприятий
19 Апр 2024
Сотрудники Карельского филиала приняли участие в выпуске молоди атлантического лосося в р. Шуя
19 Апр 2024
Тралово-акустическая съёмка пелагических рыб
19 Апр 2024
ВАЛЕНТИН БАЛАШОВ. Львиная доля денег от сдачи в аренду причалов рыбных портов тратится на существование одной фирмы
19 Апр 2024
Доля Дарькина в рыбном порту Владивостока оказалась в залоге у крупного олигарха
19 Апр 2024
В Уфе обсудили вопросы сохранения и восполнения рыбных запасов Башкирии
19 Апр 2024
Россия и Мавритания намерены развивать сотрудничество в области рыболовства
19 Апр 2024
Развитие аквакультуры важно в каждом регионе РФ: в Башкортостане создают привлекательную инвестиционную среду для развития рыбоводства
18 Апр 2024
По 200 рублей за кило: «Селедочный бум» добрался до рынков Южно-Сахалинска
18 Апр 2024
В Мурманской области готовятся к сезону любительского лова краба
18 Апр 2024
Специалисты ФГБУ «НЦБРП» исследовали рыбу из водоемов Приморья и Хабаровского края
18 Апр 2024
Советский районный суд города Тамбова вынес приговор по уголовному делу по факту производства имитированной красной икры
18 Апр 2024
Во Владивостоке цены на основные виды рыбы не растут и снижаются
18 Апр 2024
Красный выбор: в икре хотят сократить содержание соли
18 Апр 2024
Минсельхоз РФ ограничил вылов воблы в Астраханской области
18 Апр 2024
На Камчатке судебных приставов оштрафовали за нелегальную пересылку красной икры
18 Апр 2024
Более 300 тысяч тонн минтая добыли рыбаки Камчатки в Охотоморскую минтаевую путину
18 Апр 2024
Китай, США, Япония - крупнейшие импортеры вьетнамской рыбопродукции в 1 квартале
18 Апр 2024
Цены на чилийского лосося в США остаются стабильными, в Бразилии снова подскочили после Пасхи
18 Апр 2024
Экспорт скумбрии из Норвегии в первом квартале
18 Апр 2024
Цури-госи
17 Апр 2024
Россельхознадзором на Камчатке установлено первое с начала года нарушение при перевозке икры непромышленного изготовления
17 Апр 2024
Продолжается рост экспорта рыбопродукции с Камчатки
17 Апр 2024
Камчатский филиал ФГБУ «НЦБРП» рассказал о лабораторной работе в первой декаде апреля 2024 года
17 Апр 2024
В Приморье сотрудником ФГБУ «НЦБРП» успешно обследовано предприятие, занимающееся переработкой рыбы и морепродуктов

Подписка на новости

Подводим итоги

2380
Эксклюзив
310720231.jpg

Расскажите, как все начиналось, как зародился Рыболовецкий колхоз «Восток-1»?

«Восток-1» появился с нуля в период распада СССР и перехода на рыночные отношения. Предприятие было создано практически из воздуха, без приватизации и иного использования какого-либо государственного имущества, это плод инициативы, энтузиазма, интуиции, опыта и знаний, а главное веры в свои силы и в начатое дело. Перестройка и распад СССР полностью разрушили отлаженные в рыбной отрасли механизмы функционирования: если ранее все было централизовано, четко отлажено и расписано, то с переходом на рыночные отношения и в результате приватизации весь когда-то единый рыбохозяйственный комплекс распался на отдельные предприятия. Каждое звено в комплексе стало самостоятельным, а во главу угла поставлены деньги, с которыми в стране были проблемы из-за кризиса финансовой системы, не готовой к новым рыночным отношениям. В результате суда простаивали у пирса без снабжения, береговые заводы без сырья, рефрижераторные секции без продукции, а люди без заработной платы и т.д., отрасль была парализована.

В этот момент мне с моими товарищами и единомышленниками получилось реализовать ранее накопленные организаторские способности, контакты, знания и видение перспективы. Денег не было, но был авторитет и репутация. Нашей команде удалось практически под честное слово арендовать 49 российских судов и 8 иностранных плавбаз, снабдить их всем необходимым, собрать экипажи и провести успешные промысловые экспедиции, по итогам которых я рассчитался со всеми поставщиками и экипажами, обеспечив работой и заработком сотни людей. Так и появился «Восток-1», который затем был оформлен юридически. До конца 1993 года работали в таком режиме, на арендованных судах, правда, появился небольшой двух кабинетный офис, в котором стоял факс для приема телеграмм.

В конце 90-х прошлого века РК «Восток-1» прославился промыслом королевских крабов, как так получилось?

После шока начала 90-х и завершения приватизации крупнейших государственных рыбохозяйственных предприятий, они начали постепенно восстанавливать свою деятельность, а имея административный ресурс, получали наиболее интересные и ценные ресурсы. Наш «Восток-1» скромное самостоятельное предприятие такими ресурсами не обладало, даже собственного флота до 1994 года не было. Мы продолжали работать на арендованных судах и в тесном сотрудничестве с отраслевой наукой (ТИНРО-Центр) начали осваивать невостребованные объекты и новые районы промысла. Так нам дали 1500 тонн камчатского краба в Камчатско-Курильской подзоне, ранее считалось, что его в этом районе нет, мы доказали, что он там есть и его очень много. Стоит отметить, что в то время краб ловили сетями, крайне варварский метод, так как в сети попадала самка и молодь, которая гибла, но товарного значения не имела. Такой дикий промысел мне изначально не нравился. Решение удалось найти в США, в то время там уже применялся ловушечный промысел краба, и выпуск продукции в виде варено-мороженных секций рассольной заморозки. По удачному стечению обстоятельств на тот момент в США сократились запасы краба, и у них простаивал краболовный флот. В результате сложных переговоров и поначалу даже на кабальных условиях удалось все же оформить в бербоут-чартер три современных краболова и выкупить их полностью в 1994 году. Таким образом «Восток-1» стал первым в современной России предприятием, которое внедрило ловушечный лов краба и выпуск крабовой продукции мирового уровня.

Между тем, аренда современных краболовов процессоров, с правом последующего их выкупа, имела под собой ряд условий, которые в последующем существенно повлияли на предприятие и на меня как предпринимателя. Американский судовладелец понимал, что он идет на большой риск передав свои суда в бербоут-чартер в Россию. Ведь когда судно переходит в собственность российского предприятия, меняется флаг со звезднополосатого на триколор, а оплаты за него нет. Законы в новой России только начинают формировать предпринимательское право. Вместе с тем, положение продавца в США было еще хуже. Из-за подрыва запаса в Бристольском заливе его краболовный флот встал на прикол и, ему грозило банкротство. Он рискнул, поставил на новый бизнес в России и выиграл. Фактически спасли его от разорения. По условиям договора выплата за предоставленные суда рассчитывалась от прибыли за крабовую продукцию, которая по условиях договора передавалась под реализацию. Для нас условия платежей от прибыли были особенно благоприятны, потому что вновь созданные малые предприятия, которым «Восток-1» фактически тогда являлся, первых два года не облагались налогом на прибыль, а два последующих года имели 50 и 25 процентов льготы. Конечно, все обязательства были исполнены и даже ранее намеченного трехлетнего срока, далее мы начали действовать самостоятельно. На самом деле, казалось бы, на первый взгляд кабальные условия договора, оказались для нас в дальнейшем очень выгодными. Вместе с флотом предприятие получило доступ к производственным технологиям, обслуживанию современного флота, и к рынкам сбыта. Это позволило прийти новым технологиям в Россию, которыми сейчас пользуются многие наши коллеги по промыслу. Особенности промысла от коллег в секрете не держали, всегда делились, через ваш информационный ресурс рассказывали о своих наработках, делились планами. Наши кадры, которые мы обучили, а это более 30 тысяч человек, прошедших школу «Восток-1», работают во многих предприятиях. Причины ухода у всех разные, кто-то не выдерживал высоких требований, кто-то наоборот хотел быстрее расти и делать карьеру, много капитанов сейчас в других предприятиях, кто начинал в «Восток-1», а кто-то и на руководящих высоких должностях, для меня это естественная сторона жизни и я рад, что помог кому-то стать успешным в жизни, таких не мало.

Так вот внедрение новых технологи и выпуск новой высокотехнологичной и конкурентной продукции - позволили нашему предприятию стать первой частной компанией, которая получила лицензию на экспорт продукции, потому что это имело политическое значение для новой России. В то время все другие компании продолжали возить тогда еще не очень популярный живой краб и выпускать крабовые консервы невостребованный на мировой рынке продукт. Видя наш положительный пример, вслед за нами устремились все другие компании, уже через год подобные нашим судам, краб начали ловить с десяток других судов. Но три наших судна ловили краба больше, чем все остальные вместе взятые. К сожалению, высокая финансовая отдача от промысла камчатского и других королевских крабов, при слабой государственной системе контроля породили немыслимое браконьерство, в результате которого запас крабов был сильно подорван и уже в начале 2000-х, последовали повсеместные запреты на промысел краба, хотя браконьерство продолжалось.

Но ведь Восток-1 занимался не только крабом?

Параллельно занимались промыслом рыбы, по большей части проводя экспериментальные рейсы. Наиболее удачным из них оказался промысел синекорого, нынче черного, палтуса в Охотском море. Сейчас верится с трудом, но в 90-е этот промысел считался бесперспективным, считалось, что ловится палтус всего 2 месяца в году. Но и здесь мы проявили себя как пионеры, промысел палтуса мы стали осваивать ярусом. Это трос длиной 9 км на котором висят крючки с интервалом 1,2 метра. Своего рода огромная удочка. Рыбная промышленность тогда восприняло это скептически, при доминировании тралового способа ловли рыбы, никто не понимал, как можно в промышленных масштабах ловить рыбу на крюки и использовать при этом в качестве наживы популярную сельдь. Это, кстати, сильно удорожало сам промысел, что также не способствовало его внедрению. Но мы начали, причем сначала использовали ручное наживление, представляете себе надеть на 10 тысяч крючков заранее порезанную на кусочки сельдь. Честно это - огромный труд, но наши экипажи с этой задачей успешно справлялись. Это позже появились автоматические машины по наживлению, значительно облегчившие работу моряков. Так вот мы начали осваивать промысел палтуса, запасы были огромные ранее не тронутые людьми, выловы были большие, а продукция востребованная и дорогая. В процессе промысла выяснилось, что ловить палтус можно не 2 месяца, а почти весь год. Три года мы были одни на этом виде промысла, два наших судна ловили до 3 тысяч тонн палтуса в год. Кстати, в 1997 году для этого промысла построили в Испании свое первое ярусоловное судно «Восток-1», которое до сих пор трудится в Охотском море. В очередной раз, видя наш успех, на этот вид промысла потянулись другие компании, в начале 2000-х на палтусе работало уже не менее 2-х десятков судов, но долгое время мы были лидерами по выловам этой прекрасной рыбы. Но, к сожалению, появился естественный и непобедимый враг этого промысла – косатки, которые приучились объедать палтуса с яруса, съедая до 70% вылова. Тому способствовало уникальное природное явление. Охотское море практически полностью сковало льдом и касатки вынуждены были находиться в полыньях, при этом и доступ к традиционной пище был у них ограничен. Нам бы переждать это время снять флот с промысла, но для рыбаков каждые сутки на счету, и мы продолжали работать в тех же полыньях, вместе с касатками. Касатка умное существо, быстро смекнула, зачем искать пропитание, когда рыбак уже поймал рыбку и надо дождаться только знакомого звука выборочной лебедки, своеобразного приглашения на обед, тогда касатка просто подходит к месту выборки яруса и с легкостью обедает с него весь улов, оставляя рыбака без заработка. По началу мы не сильно переживали, но, когда море освободилось ото льда, привычка касатки кормиться за наш счет осталась и более того начала передаваться новым поколениям. Вот уже 20 лет мы с этой проблемой и она только усугубилась. Касатки разделили весь добывающий флот на семьи и у каждой группы касаток свои суда, идентифицируют они их по звуку двигателей и выборочных комплексов, которые уникальны для каждого механизма, как отпечатки пальцев у людей. Обращались к ученым, искали пути решений, как отпугнуть животное. Вместе с Институтом Биологии моря год проводили исследования, чтобы звуком на определенной частоте отпугивать их. После нескольких неудачных попыток и рейсов, удалось создать уникальный прибор и после его включения, касатку, которая объедала наш очередной улов, буквально выбросила из воды. Над палубой раздалось победное рыбацкое «Ура!», Команда была счастлива, что наконец то их заработок теперь никто ни съест, но после очередного подхода касатки прибор перестал на нее действовать, как и на всех остальных ее сородичей. Ученые сделали вывод - «касатка умеет закрывать «уши»». В общем ученые защитили на этом открытии несколько диссертаций, а мы остались ни с чем. На сегодня единственным способом обмануть касатку остаются разные хитрости, которыми пользуются капитаны, к примеру ставят ложные порядки без наживы и когда той надоедает смотреть на пустые крючки она уходит, быстро подходят к заряженному наживой порядку и поднимают его с уловом, но и такое не всегда удается. Очень умное существо касатка.

Это значительно усложнило промысел, снизило его рентабельность, и что самое страшное подорвало запасы палтуса. На протяжение многих лет ОДУ на палтуса снижается, потому что от нахлебничества касаток избавиться не получается. Из целенаправленного промысла, вылов палтуса перешел в разряд прилова. Сейчас его промыслом почти никто не занимается, осталось наше предприятие и еще пара-тройка компаний.

Вообще «Восток-1» является многогранным и подчас опережающим свое время предприятием. В конце 20 века мы первыми наладили выпуск хитозана из панциря краба, первоначально интерес к его изготовлению проявляло государство, так как планировалось за счет его свойств к поглощению радиации, использовать хитозан для нейтрализации радиоактивного фона от затонувшей атомной подводной лодки «Комсомолец». По поручению правительства мы отработали всю производственную цепочку и выпустили более 100 тонн хитозана, но к этому времени необходимость в нем отпала. Были вложены огромные средства, налажен выпуск уникальной продукции, но тогда 25 лет назад рыночного интереса к этой продукции не было, это сейчас хитозан востребованный продукт. Подобных инновационных проектов и продуктов было много, но тогда они опережали время и были не востребованы.

Помимо чисто промысловой деятельности «Восток-1» брал на себя и социальную нагрузку.

Да, как это сейчас модно говорить, «Восток-1» был и остается социально-ответственным предприятием. В тяжелые 90-годы мы создали Детский Благотворительный центр (ДБЦ), который почти 10 лет в 3-х точках ежедневного обеспечивал полноценным питанием почти 200 ребятишек города Владивостока из числа малоимущих и беспризорных. Раньше часто менялись решения администрации города, некоторые градоначальники сомневались в истинности благотворительной деятельности, присылали проверки, одни с целью убедится, другие имели виды на помещения в центре города, но уровень помощи был поставлен на высокую профессиональную основу, как все на предприятии, поэтому ни у кого не поднялась рука остановить это непрофильное для предприятия направление. Ежедневно действовали три столовые на Уборевича дом 20, Светланской дом 205а и Нейбута дом 32, в которых ранее в советский период располагались детские сады и молочная кухня, а в новой России для них не нашлось средств в бюджете для содержания, мы же чувствовали потребность в оказании помощи нуждающимся. Со временем в стране с этим ситуация улучшилась, городские власти отозвали у нас арендованные у города пункты питания, и ДБЦ прекратил свое существование, но таким образом сохраненные для города помещения, не разделили судьбу десятков приватизированных детских садов, в центральных районах города Владивостока, в которых сейчас находятся коммерческие предприятия. Благотворительная деятельность предприятия была не раз отмечена признательностью со стороны Благотворительного Детского фонда России. Помимо этого, мы также на постоянной основе в меру своих возможностей помогаем клубам пожилых людей, иным благотворительным организациям и нашим профильным учебным заведениям.

В какой момент «Восток-1» стал специализироваться на глубоководном промысле.

Вокруг королевских крабов к началу 21 века был чрезмерный ажиотаж, а разгульное браконьерство подрывало его запасы. Стало понятно, что скоро краб просто выбьют, что, собственно, и случилось через несколько лет. Поэтому ввели запреты на промысел. Масло в огонь подлила введенная в начале 2000-х аукционная система распределения квот, было ясно, что за королевских крабов на аукционе будет идти яростная борьба, цена взлетит выше всякой экономики промысла, потому что для многих важным было получить не столько какой-то большой объем краба, а легальную возможность выходить на промысел, а ловили по факту столько сколько могли, чтобы отбить аукционную стоимость и еще заработать. Мы понимали, что глубоководный краб никому не интересен, так как никто не знал как добывать его с глубины более 1000 метров и товарная стоимость его на порядок ниже шельфовых крабов, но для нас было неожиданностью, когда цены на аукционах 2001-2002 годов взлетели на него выше экономически обоснованных расчетов. Разгадка на этот вопрос была к сожалению очень проста, многие заявлялись на этот ресурс не с целью его промысла, а с тем, что купить квоту можно в несколько раз дешевле камчатского краба и на промысле подменять одного другим, а по сути браконьерничать, при этом достаточно браконьеру было всего одного лота на аукционе в 100 тонн только для права ведения промысла. Нам же необходим был ресурсный запас на всю экспедицию годового промысла. Поэтому, мы были вынуждены покупать на аукционах квоты по завышенным ставкам, но понимали, что главная цель первых аукционов, распределить ресурсы единственным прозрачным способом, через аукционную систему, а потом закрепить их за пользователями с историческим правом на вылов. А он прост и хорошо стимулирует конкуренцию - «сколько смог добыть, столько за тобой и сохраняется, оказался лучше в добыче своего коллеги, тогда его квота переходит, на недоосвоенный им объем тебе в следующий период перезаключения договоров на пользование» и здесь сам период на который заключается договор не так и важен, как раз период 5 лет для такого подхода самый оптимальный. Поэтому, мы вложили все свои свободные и еще и заемные средства в тот период аукционов в приобретение права на вылов глубоководных крабов и рыб, но смогли рассчитаться с банками за них только после 2014 года, то есть спустя 12 лет! Это реалии первых аукционов, но вот почему «Исторический вылов» сменился «Историческим принципом», в подходе распределения и закрепления ресурсов, остается под вопросом. В первой редакции закона о рыболовстве от 2004 года был заложен механизм исторического вылова и когда в 2008 году наше предприятие перезаключало договора на пользование глубоководными крабами на новый период, наши квоты увеличились почти вдвое, так как браконьеры и те кто посчитал этот промысел сильно затратным и неэффективным отсеялись, а данные о наших выловах в Рыбохозяйственном реестре подтвердили на него наше право. Единственное пришлось срочным образом изыскивать средства и обновлять флот. Заметьте, это обновление флота проституировали не инвестиционные аукционы, а именно механизм, заложенный в первой редакции Закона. механизм наделения по Историческому вылову.

Осознавая все это, было принято решение перенастроиться на промысел никому не нужных и объективно недоступных глубоководных крабов. Тогда собственно в целом произошел переломный момент и компания пошла по пути освоения и развития глубоководного промысла, в котором была большая перспектива в части наличия огромных нетронутых человеком запасов, я и другие члены совета директоров, в том числе бывший Министр рыбного хозяйства СССР Котляр Н.И. и его заместитель Ширяев Е.Д., понимали это, но до определённого времени откладывали этот вопрос, так как было слишком много рисков и очевидные трудности, как в части ведения такого вида промысла, так и в части последующей реализации малознакомой и невостребованной рынком продукции. Но все же мы начали!

Первым из глубоководных объектов, которые освоила наша компания стал черный палтус, это на самом деле глубоководная рыба, обитающая на глубинах 600 метров, ее плюсом был коммерческий успех. Далее мы стали осваивать глубоководные крабы, обитающие на глубинах до 1500 и более метров, а затем и рыбу макрурус, которая обитает на глубинах до 3000 метров.

Налаживание стабильного непрерывного и устойчивого промысла этих объектов, а по сути развитие глубоководного промысла – стало абсолютной новизной не только в России, но и во всем мировом рыболовстве. Поэтому мы без преувеличения считаем, и это признают все специалисты, РК «Восток-1» стал пионером и остается лидером в освоении глубоководного промысла краба и рыбы. Это конечно был трудный и тернистый путь протяженностью более 15 лет, на протяжении которого мы постоянно совершенствовали тактику и технологию промысла, модернизировали промысловые суда, обучали кадры экипажей судов, поэтапно опускаясь на все большую глубину, отрабатывали технологии производства, и что не менее сложное – внедряли новую продукцию на рынок. Временами предприятие было на грани банкротства, но все же мы выжили и добились впечатляющих результатов.

Какой флот вы привлекали. Приходилось его готовить под определенные задачи?

За прошедшие годы провели три масштабные модернизации промыслового флота, каждая из которых позволила значительно повысить производительность судов. Третья модернизация флота была самой радикальной, она охватила все разделы деятельности, от безопасного судоходства и ведения промысла, до условий быта членов экипажа. В результате получили флотилию из уникальных судов, приспособленных для ведения промысла на глубинах до 2500 метров, которая сейчас состоит из 14 судов.

Какие успехи есть именно в промысле глубоководных объектов?

Работая в экономической зоне России освоили промысел нескольких глубоководных объектов. Однако внедрение на рынок новой и малоизвестной продукции из глубоководных биоресурсов также является сложной и долгосрочной задачей. Например, развитие промысла глубоководного макруруса долгое время было убыточным направлением и дотировалось нами за счет промысла глубоководного краба. Лишь в 2015 году после внедрения продукции из макруруса на рынок и формирования на него стабильного спроса и начала роста цены, он вошел в зону рентабельности. Покупатели распознали огромную пищевую ценность, экологическую чистоту главное медицинскую ценность продуктов с этих глубин. Это прекрасный диетический продукт и профилактика различных заболеваний. Отличительной особенностью макруруса является отсутствие нематод в мясе, а также его уникальная насыщенность незаменимыми аминокислотами, по концентрации которых макруруса превосходит все остальные виды белой рыбы. Оправдал себя и ярусный промысел: рыба, пойманная на крючок, резко отличается по качеству от давленой рыбы тралового промысла и покупатель, в конце концов разобрался в этом и наш пойманный на ярус макрурус превосходит по цене траловый.

В настоящее время макрурус имеет стабильный спрос и прибыльную цену. После того как за 10 лет «РК «Восток-1» развил рынок макруруса, промыслом этой рыбы активно начали заниматься другие компании и в настоящее время объемы вылова макруруса по бассейну приближаются к ОДУ (общему допустимому улову). Видя наши успехи, некоторые компании также начали пытаться работать на глубоководных объектах промысла, но из-за отсутствия обученных кадров и приспособленных для этого промысловых судов, они ведут промысел на глубинах не более 1200 метров и имеют промысловые результаты на 30-50% ниже наших. Это подтверждается как объемами вылова, так и эффективностью ведения промысла судами нашего предприятия. Подводя итого прошедшему периоду длиною в 20 лет, стоит отметить следующее.

Суммарный годовой вылов глубоководных объектов увеличился почти в 6 раз, с 5 до 30 тысяч тонн. В настоящее время в компании трудится 1000 человек. Из 81 компании, первоначально получивших в 2002 году возможность заниматься промыслом глубоководных крабов, приобретая на аукционах право на промысел, сейчас осталось всего 16, реально же данным промыслом занимаются всего 5-6 компаний. И только «РК «Восток-1» прошел весь этот путь от начала и до сего дня.

Благодаря сотрудничеству с ТИНРО-Центр и финансированию нашим предприятием глубоководных исследований глубоководные биоресурсы были введены в промысел в ряде новых районов, а их суммарный ОДУ был значительно увеличен. Это позволило увеличить сырьевой потенциал России. По рейтингу эффективности работы, в том числе по оплате труда и уплате налогов с условной тонны вылова, составляемому Администрацией Приморского края РК «Восток-1» на протяжении 3 лет подряд (2016-2018 года) занимал первое место. Наработки, практика и опыт «РК «Восток-1» по освоению глубоководного промысла, были переняты другими компаниями России и позволили им также приступить к освоению глубоководных объектов, а также эти наработки получили применение при промысле традиционных объектов промысла, повысив его эффективность. Благодаря «РК «Восток-1» глубоководный промысел утвердился как самостоятельное и весьма перспективное направление в рыбной отрасли, дающее огромную пользу и открывающее большие перспективы по освоению ресурсов Мирового океана. Это утверждение подтверждается практическим опытом нашего предприятия.

Вы не раз упомянули про взаимодействие с ТИНРО, насколько тесное у вас сотрудничество?

С ТИНРО-Центром у нас давние партнерские, даже дружеские отношения, которые берут свое начала с момента создания предприятия, хотя еще по своей предыдущей работе я был в постоянном контакте с наукой и лично знал всех ведущих научных сотрудников. Так вот, как я уже сказал предприятие наше было создано с нуля, у нас не было ни квот, ни флота. Поэтому остро стоял вопрос получения квот для ведения промысла. Одним из путей получения доступа к ресурсам как раз и было сотрудничество с наукой и работа по научной квоте в рамках научно-исследовательских рейсов. Благодаря нашей совместной работе в промышленное освоение было введено несколько объектов промысла и расширена их география, так обстояли дела с мойвой, уже упомянутым черным палтусом и крабом, макрурусом. Помимо научной деятельности мы оказывали и финансовую помощь и поддержку ТИНРО, например, в 1992 году, когда рухнул Внешэкономбанк и у страны просто не было денег, мы в течение 6 месяцев почти полностью финансировали деятельность ТИНРО, за счет этого институт смог платить зарплату сотрудникам и фактически сохраниться. Выделили тогда на это 62 миллиона рублей, отмечу, что курс 1 доллара США тогда был 60 копеек. Позже передали ТИНРО небольшое промысловое судно БУХАРО. Новый виток сотрудничества начался после начала освоения нами глубоководного промысла. Совместно с ТИНРО мы отрабатывали новую тактику лова, совершенствовали орудия лова, совершенствовали методологию оценки запасов водных биоресурсов на глубине, вводили в промысел глубоководные объекты в новых районах. Из последнего, это введение в промышленное освоение макруруса в Восточно-Сахалинской подзоне, - результат нескольких лет исследований и 3 годичной бюрократической возни. В освоении глубоководного краба большую помощь оказал ныне покойный Мирошников Виктор Валерьевич, а также Кобликов Валерий Николаевич и Слизкин Алексей Гаврилович. По макрурусам много лет сотрудничали с Тупоноговым Николаем Владимировичем.

И по сей день научные сотрудники постоянные участники наших промысловых и исследовательских рейсов, благодаря чему наука постоянно получает свежие данные по состоянию запасов основных объектов промысла, как в экономической зоне России, так и за ее пределами. Например, в 2018 году мы провели поисково-исследовательский рейс в северной части Тихого океана, наука получила свежие данные по этому району, а мы поймали самый большой экземпляр глубоководной рыбы Монаха, длиной 201 см, рекорд, который как раз и зафиксировали сотрудники ТИНРО.

Для достижения наилучших результатов промышленность всегда должна тесно сотрудничать с наукой и взаимодействовать с ней, это всегда приносит пользу, это было эффективно в советское время и стало одним из столпов и принципов нашего «Востока-1».

В последние годы «исторический принцип» распределения квот вылова все сильнее и сильнее размывается. Инвестиционные квоты, аукционы… Как Вы оцениваете эти изменения? Приведут ли они, по вашему мнению, к каким-то позитивным результатам или, напротив, последствия для отрасли будут негативными?

Вспоминая историю развития нашего предприятия, я наглядно показал как нам помог в его развитии механизм «исторического вылова», который был в первой редакции закона, это потом, произошла подмена понятий, вот и Вы спрашиваете меня об «историческом принципе» , а не о «вылове». Только «исторический вылов» стимулирует конкуренцию в отрасли. Даже если у тебя есть право на промысел по договору, но при механизме «исторического вылова» ты его потеряешь, если не будешь развивать сам промысел и делать его более эффективным. «Исторический принцип» — это когда вылов не учитывается, он ведет к паразитированию и даже расторжение договоров, при условии неосвоении 70% квот не панацея, так как рантье из отрасли на сегодня не ушли, понятие «группа лиц» чуждое на мой взгляд явление в отрасли, тому подтверждение. На сегодня существуют два вида договоров на пользование ресурсом, один на закрепленные доли промышленных квот, другой на инвестиционные квоты. Когда завершится срок действия договора на инвестиционные квоты, что предложит законодатель? Ведь под эти квоты построено судно и оно будет способно работать не только 15 лет (срок договора), но и больше. Продлить договор у государства нет оснований, если опять проводить инвестиционный аукцион, под постройку нового судна с договором на еще один 15-летний срок под эти же квоты, то что делать с тем судном, которое уже построено, отправить его на металлолом? Эти вопросы говорят о механизме, ведущем в тупик. На мой взгляд, первоначально заложенный механизм позволял отрасли оставаться конкурентной, стимулировал обновление флота, и наше предприятие тому пример. Инвестирование конечно нужно, но главным образом в новые объекты и районы промысла, то есть, в развитие сырьевой базы, чтобы появлялись новые исторические пользователи ресурсов вместе с новым объектом промысла. С учетом этого, смею заявить, что через 7-8 лет «исторический» принцип возродится и станет крепче чем когда-либо. Новые обладатели инвестиционных квот в лучшем случае к 2030 году завершат заявленные постройки судов, а в 2035 году уже начнет истекать действие 15-летних инвестиционных договоров на квоты. Конечно же, никаких новых инвестиционных аукционов не будет, за всеми новыми обладателями квот в итоге закрепят право на вылов по «историческому» принципу, и скорее всего лет на 25, так как появятся будут мнения игроков обосновывающие, что построенные суда смогут работать не менее 30-40 лет, а для их окупаемости нужно предоставить квоты минимум еще на 25 лет.

— Государство через различные механизмы (налоговое регулирование, распределение квот и т.д.) старается направить работу отрасли по определенному пути. Стимулировать выпуск конкретных видов продукции — например, филе. Как Вы считаете, такое административное влияние несет в себе риски или это правильный и общепринятый подход?

Стимулировать нужно полное и эффективное освоение имеющихся в нашей экономической зоне водных биоресурсов, помимо традиционных и известных трески, сельди, минтая, камчатского краба, у нас имеется много иных перспективных и полезных ресурсов, по данным науки у нас только на Дальнем Востоке страны имеется около 1 миллиона тонн различных неодуемых объектов, которые вообще никак не облавливаются, но для их освоения нужны специализированные суда и орудия промысла, которые нужно разрабатывать и внедрять. И одновременно способствовать внедрению на внутренний рынок продукции из эти новых объектов промысла, а не чинить им препятствия.

Например, по тем же глубоководным крабам, прекрасный продукт, который не может поставляться на внутренний рынок из-за проблем с нормативным нормированием содержания мышьяка в морепродуктах, над этой проблемой наше предприятия бьется с 2005 года, было 2 поручения вице-премьеров России по этому вопросу, но он до сих пор не решен.

Вообще развитие глубоководного промысла могло бы стать одним из приоритетных и перспективных направлений для развития рыбной отрасли России, так как оно открывает доступ к нетронутым человеком огромным запасам всего Мирового океана. Но для этого должна быть последовательная и сильная поддержка государства, так как глубоководный промысел дело дорогое, сложное и рискованное. Да, нашему предприятию удалось добиться определенных успехов, но объективно мы только слегка прикоснулись к этим ресурсам, лишь на том уровне какой смогло финансово вытянуть наше небольшое предприятие. При хорошем долгосрочном финансировании и поддержке на уровне государства, уверен, результатов можно добиться значительно больших, как в собственных водах, так и в водах мирового океана.

— Вы стояли у истоков РК «Восток-1» — предприятия, которое никогда, мне кажется, не боялось браться за новые направления. Каким Вам хотелось бы видеть будущее компании?

В 2023 году РК «Восток-1» отметил 32-летие, а я 82-летие. Развитию компании я посвятил значительную часть своей жизни, старался перенести и приумножить весь свой опыт и знания, создать компанию уникальную по своей природе и направлению деятельности. Думаю, мне это удалось, подобрались достойные кадры в управлении и на флоте, которые я уверен, смогут продолжить этот непростой путь.

Поэтому я решил завершить активную трудовую деятельность, оставить пост Председателя совета директоров и уйти на пенсию по возрасту. Но я не отстраняюсь и если молодежи понадобится помощь советом и опытом, то я конечно же помогу.

Что касается компании РК «Восток-1», то я вижу устойчивую, стабильную, стремящуюся к дальнейшим достижениям компанию, которая сохранит свое лидерство в освоении глубоководного промысла и приумножит его, продвигая Россию в освоении Мировой океана.

 

Справка.

Шегнагаев Валерий Харитонович, родился 27 мая 1941 года в городе Игарка Красноярского края.

В 1965 году окончил Дальрыбвтуз по специальности Инженер-механик промышленного рыболовства.

1966–1978 года работа в Базе активного морского рыболовства (БАМР), где прошел путь от мастера добычи до Главного инженера.

1978–1983 года заместитель начальника Преображенской базы тралового флота.

1984 год начальник отдела промышленного рыболовства ВРПО Дальрыба.

1986–1987 года Владивостокская база тралового и рефрижераторного флота.

1991–1996 года Председатель правления «Рыболовецкого колхоза «Восток-1».

1996 – 2023 года Председатель совета директоров «Рыболовецкого колхоза «Восток-1».

Имеет множество наград Министра рыбного хозяйства СССР, награжден медалями СССР, Почетный работник рыбного хозяйства России. Почетный Президент АО «Рыболовецкий колхоз «Восток-1»



Читайте также...

Благотворительные проекты

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10

Календарь публикаций

Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1 2 3 4 5 6 7
8 9 10 11 12 13 14
15 16 17 18 19 20 21
22 23 24 25 26 27 28
29 30 1 2 3 4 5
 <  Апрель   <  2024 г.