Последние публикации

19 Май 2022
Муж-рыбопромышленник макаровского депутата заработал 600 миллионов рублей
19 Май 2022
Американским консультантам по морепродуктам запретили работать с россиянами
19 Май 2022
Юрий Трутнев: сохранять природу Камчатки – общая задача всех россиян
19 Май 2022
В Усть-Камчатске стартовала путина! Правда, пока не лососевая
19 Май 2022
11 камчатских предприятий примут участие в конкурсе «Знак качества XXI века» в Москве
19 Май 2022
Александр Прибылов назначен на должность временно исполняющего обязанности начальника рыбоохраны на территории Ярославской и Вологодской областях (Череповецкий район)
19 Май 2022
ЕС выявил проблемы с безопасностью экспорта рыбной продукции из Хорватии
19 Май 2022
Законопроект по экопроцедурам нейтрализует поручение Трутнева по госэкоэкспертизе в марикультуре
19 Май 2022
Субсидии на строительство краболовов на верфях Дальнего Востока будут увеличены до 28% от суммы затрат
19 Май 2022
Комитет Госдумы по аграрным вопросам единогласно поддержал законопроект об ЭПЖ для рассмотрения во втором чтении
19 Май 2022
В Чувашской Республике будет разработан порядок оформления ветеринарных сопроводительных документов на выловленную рыбу
19 Май 2022
На Сахалине рыбоводы Главрыбвода восстанавливают популяцию тайменя
19 Май 2022
«Цифровизация» рыбной отрасли получит законодательную основу
18 Май 2022
Летайте самолетами аэрофлота!
18 Май 2022
Проект "Рыбовед"
18 Май 2022
Рыбакам-любителям объявили объемы
18 Май 2022
На Камчатке отмечен растущий спрос на специалистов в области экологии
18 Май 2022
Перу планирует увеличить производство аквакультурного гребешка
18 Май 2022
Корея существенно увеличила закупки минтая из России
18 Май 2022
Японский импорт угольной рыбы в марте 2022 года
18 Май 2022
РЖД увеличили перевозку тихоокеанских морепродуктов из Приморья на 19% в январе-апреле
18 Май 2022
Абрамченко потребовала снизить зависимость рыбной отрасли РФ от импорта
18 Май 2022
Улов связанных сторон
18 Май 2022
Шлифовка законодательства об инвестиционных квотах продолжается
18 Май 2022
Будущее российского рыбного рынка – в повестке «Недели Российского Ритейла»
18 Май 2022
Нововведения в ФЗ «Об экологической экспертизе» грозят остановкой промысла и застоем марикультуры
18 Май 2022
Производство мидий и устриц в Краснодарском крае в I кв. выросло в 9 раз
18 Май 2022
В Башкортостане подписали Соглашение с 12 резидентом ОЭЗ «Алга»
18 Май 2022
Мало жести: Росрыболовство доложило о нехватке сырья для консервных банок
18 Май 2022
Показатели работы Северо-Восточного ТУ Росрыболовства за прошедшую неделю
18 Май 2022
В Вологде возбудили дело по факту массовой гибели рыбы в реке
18 Май 2022
На международной ассамблее «Каспийский диалог» обсудили состояние рыбных запасов и меры сохранения экосистемы Каспия
18 Май 2022
Завершилась экспедиция для комплексной оценки состояния промысловых запасов крупнейшей реки Кузбасса — Томь
18 Май 2022
Юрий Трутнев ознакомился с работой завода по производству рыбного жира «Омега-3» на Камчатке
17 Май 2022
Рекордные цены на лосося увеличили стоимость импорта бразильской аквакультуры до 248 миллионов долларов в первом квартале
17 Май 2022
Поставки рыбьих жиров в Норвегию сильно замедлились в марте
17 Май 2022
Три судна подготовили к спуску на воду на Вилючинской судоверфи на Камчатке
17 Май 2022
Китай ввел ограничения в отношении 12 российских рыбоперерабатывающих предприятий
17 Май 2022
Специалистами Астраханского филиала ФГБУ «Ростовский референтный центр Россельхознадзора» выявлен возбудитель дактилогироза в семи пробах карповых рыб
17 Май 2022
Партия морепродуктов задержана в пункте пропуска МАПП Забайкальск при осуществлении пограничного ветеринарного контроля
17 Май 2022
Россельхознадзор согласовал возможность поставок на Кубу широкого спектра мясной, молочной и рыбной продукции
17 Май 2022
Праздник корюшки в Петропавловской крепости посетили более 75 тыс. человек
17 Май 2022
С начала 2022 года из Приморского края экспортировано более 460 тыс. тонн рыбопродукции
17 Май 2022
Да ремонтируйтесь… на здоровье… за границей!
17 Май 2022
В ходе всероссийской акции Росрыболовства «День без сетей» браконьеров в Приморье лишили 8 километров сетей
17 Май 2022
Антикризисный план Всероссийской ассоциации рыбопромышленников
17 Май 2022
Рыба пойдёт на борт
17 Май 2022
В Минпромторге готовят предложения по импортозамещению в пищевой отрасли
17 Май 2022
Четыре протокола составили сотрудники СВТУ ФАР в ходе контрольно-надзорного мероприятия по рекам Усть-Большерецкого района
17 Май 2022
В Ленинградской области успешно продолжается корюшковая путина

Подписка на новости

Брюссельские встречи с эпилогом, комментарием и постскриптумом

(под эгидой Всемирного фонда дикой природы)

Ежегодно в Брюсселе – столице Европейского Союза – проводится выставка рыбопродукции European Seafood Exposition. В этом году она была уже 16-ая по счету. Участие в ней приняли более 1600 компаний из различных стран мира, не только Европы. [cut]



EUROPEAN SEAFOOD EXPOSITION

Мне приходилось бывать на рыбных выставках в Сиэтле и Москве, но то, что я увидел в Брюсселе на Европейской выставке рыбной продукции, просто потрясло. Несколько огромных залов были заставлены образцами самой разной продукции (соленой, вяленой, копченой, консервированной, жареной и пареной) из всего, что водится в Мировом океане – рыбы, морепродуктов, моллюсков, водорослей. Все это можно было попробовать. По любому интересующему вас вопросу тут же можно было получить консультацию специалиста, при желании - заключить сделку. А то, что заключенные сделки были удачными для каждой из сторон, можно было судить по тому, как рекой лилось за стойками пиво и шампанское. В торжественной обстановке вручались награды тем, кто представил на выставку что-то новое, оригинальное, потрясающе вкусное.
Такое обилие и разнообразие рыбопродукции просто поражало воображение. Были представлены более ста стран мира. И те, где рыбу добывают. И те, где ее превращают в продукты питания. И те, где этими продуктами успешно торгуют.
России не было ни среди тех, кто рыбу добывает, ни среди тех, кто ее перерабатывает, ни среди тех, кто ею торгует.
Мне говорили, что на Брюссельской выставке представлена продукция Находкинской базы активного морского рыболовства и Мурманского тралового флота. Я не видел. Вероятно, где-то они потерялись среди множества и разнообразия. Видел только продукцию компании "Царь-рыба" из Санкт-Петербурга, представлявшую на выставке черную икру из России. Вот и все – в то время как малюсенькая Ирландия продемонстрировала такое разнообразие продукции моря, что только ее павильоны заняли добрую половину одного из самых больших залов выставки.
Но я видел и совсем другое: например, рыбные консервы из Китая с русскими надписями "Горбуша". Или - разнообразную продукцию (но больше филе) гонконгской фирмы "Пасифик Андес" (Pacific Andes) из рыбы, добытой в исключительной экономической зоне России – прежде всего, продукцию из минтая (точнее, из тресковых), самую востребованную сегодня на рыбном рынке Европы. И еще я видел стенды с образцами рыбопродукции известной немецкой компании "Фридрикс" (Friedrichs), потому что на одной из красочных упаковок было напечатано такое знакомое и родное слово - Kamtchatka. И, конечно, оно означало - "Камчатка".



НЕМНОГО ИСТОРИИ

Треска и лосось до недавнего времени играли весьма значительную роль в жизни европейцев. Особенно треска, запасы которой в северной Атлантике казались неисчерпаемыми. Вообще, вяленая треска сыграла исключительную по своей значимости роль в мировой истории – мореплаватели, благодаря ей, не страдали от голода, отправляясь в дальние кругосветные экспедиции и открывая новые земли. Да и сам по себе поиск новых промысловых районов - тресковых банок - открыл для тех же европейцев (викингов) путь в Северную Америку еще во времена Эрика Рыжего.
Лосось, тот вообще, был рыбой домашней, водился практически во всех реках от Англии до Испании и Португалии. Поэтому, из-за доступности, его запасы и истощились в первую очередь.
А потом наступила очередь трески. Сначала были истреблены самые крупные особи (в рост человека!). А потом была уничтожена и самая богатая в мире ньюфаунлендская тресковая банка, где вели промысел суда практически всех европейских стран, и которая, несмотря на полный запрет промысла (мораторий), не может восстановиться уже около двадцати лет (и благоприятные прогнозы по восстановлению ее былых возможностей под большим сомнением у специалистов).
То есть в Европе в ХХ веке образовался острейший дефицит самой популярной у народа рыбы.
И этот дефицит с каждым годом становится все более и более острым.
И не только потому, что в стремительных темпах увеличивается численность европейцев, хотя это серьезная проблема.
Главная причина – катастрофическое и повсеместное сокращение рыбных ресурсов планеты, особенно в северной части Атлантического океана.



ЮНИЛЕВЕР (UNILEVER)

Так называется одна из крупнейших в мире компаний, импортирующих в Европу нежирную белую рыбу (треску, хек, сайду, минтай). Именно этой компании принадлежит инициатива по созданию на нашей планете реальных (то есть экономических) предпосылок к устойчивому (то есть не истощительному) рыболовству.
Идея была, конечно, замечательная. Но вот как ее осуществить? Какой механизм нужно было запустить, чтобы идея овладела массами, говоря высоким слогом? Какой рычаг можно было подсунуть под замшелое бревно застарелой проблемы переловов, выброса прилова и других крайностей мирового рыболовства, которые уверенно подводили (и подводят!!!) планету к морской экологической катастрофе?
В 1996 году компания Юнилевер совместно с Всемирным фондом дикой природы (WWF) создают Морской Попечительский Совет – MSC (Marine Stewardship Council) – некоммерческую организацию, которая впервые в истории нашей цивилизации разработала мировые стандарты по экологической сертификации и знаки качества для морепродуктов, которые будут сертифицированы. В 1999 году MSC стал самостоятельной организацией. В 2000 году в Австралии был выдан первый в мире экологический сертификат.



МОРСКОЙ ПОПЕЧИТЕЛЬСКИЙ СОВЕТ

Как рассказал директор MSC Дениэль Хоггарт (Daniel Hoggarth), с которым нам организовали встречу на Брюссельской выставке у стендов Морского Попечительского Совета, где постоянно толпился народ, в основу экологической сертификации положены три основополагающих и взаимосвязанных принципа.
Первый – принцип неистощительного использования промысловых популяций.
Второй – принцип сохранения экосистем.
Третий – принцип качественного управления рыболовством.
Казалось бы все ясно и просто.
На самом деле путь к получению экологического сертификата весьма и весьма сложен – требуются годы (как минимум три) и немалые средства, чтобы пройти его вместе с сертифицирующим агентством от начала до конца.
Критерии оценок очень высоки, так как речь идет не только о сохранении запасов какого-то одного вида, речь идет о рациональном природопользовании, целью которого является установление экологического равновесия при промысловом изъятии того или иного вида рыб или морепродуктов.
В соответствии с этими критериями, не может, например, быть допущен при обычном традиционном щадящем промысле прилов исчезающих видов рыб или морепродуктов, а также морских птиц и животных. Чтобы этого не допустить, рыбак, вставший на путь сертификации своего промысла, должен в обязательном порядке ввести определенные ограничения на орудия лова или сроки промысла, чтобы исключить такой прилов.
Экосистема, что очень важно (и накладно одновременно!) должна быть изучена в едином комплексе, а не только один какой-то вид, являющийся объектом промысла. По итогам предварительной сертификационной оценки, должен быть разработан реальный план управления рыболовством, который приведет к неистощительному рыболовству. Только тогда будет выдан на руки экологический сертификат и предоставлено право маркировать свою продукцию знаком MSC.



ПЕРВЫЕ ОПЫТЫ СЕРТИФИКАЦИИ В РОССИИ

Я слушал господина Д. Хоггарта, мысленно переводил идею этого разговора на Россию и не представлял себе НИ ОДНОЙ реальной рыбопромышленной организации, способной пройти этот долгий и тернистый путь до получения сертификата.
И не только потому, что он, действительно, настолько глобальный, что в нем можно заблудиться и вообще потеряться. Но и потому, что НЕКОМУ в нашей стране предоставлять сертифицирующему агентству такой объем информации (к тому же, эта информация у нас и сегодня, вполне вероятно, может находиться под грифом особой секретности).
Как выяснилось позже, я оказался и прав, и не прав.
Сначала о том, в чем был не прав. В России, оказывается, уже есть несколько организаций, вступивших на путь экологической сертификации. В частности, это Находкинская БАМР и приморская же компания "Ролиз", члены Ассоциации добытчиков минтая.
И в чем прав – путь, который им предстоит пройти вместе с сертифицирующим агентством мне и сейчас кажется нереальным. Судите сами (приводим цитату из газеты "Рыбак Приморья":
"К сожалению, в России достаточно сложно получить информацию из-за множества бюрократических барьеров, – заметил Стив Девит (руководитель проекта "ТАВЕЛ Сертификейшн" - С. В.). – Это может осложнить процесс прохождения как предварительной оценки, так и самой сертификации". Накануне состоялась встреча представителей Ассоциации, ученых ТИНРО-Центра и представителя сертифицирующего органа. Дело в том, что независимая научная оценка запасов промыслового объекта, его характеристик, методов лова и т.д. – один из основных принципов MSC. На встрече ученые предоставили предварительную информацию о состоянии промыслового скопления, поведали о его биологии, истории, показали карты, отражающие основные районы промысла, рассказали о своих методах сбора информации, о том, как часто проводятся научно-исследовательские работы и т.д. Другой, немаловажный принцип MSC – воздействие промысловой деятельности на экосистему. С этой целью были проведены встречи с представителями администрации края. Агентству по рыболовству, сотрудникам ТИНРО, ВНИРО нужно будет предоставить конкретные данные по уровню прилова, включая информацию о весе, видах, частоте их вылова, и т.д. Проинформировать сертифицирующий орган о проблемах воздействия промыслового вооружения на окружающую среду и экосистему, нецелевые виды рыбы, млекопитающих и птиц. Предоставить информацию о любых исчезающих или находящихся под угрозой исчезновения или под охраной видах, встречающихся в прилове; данные о выбрасываемой за борт рыбе. Представить исследования, дающие описание экосистемы, в которой происходит процесс промысла, дать оценку того воздействия, которое будет иметь истребление сертифицируемого промыслового вида. Также проинформировать об уровне благополучия нецелевых видов рыбы (прилова), на которое будет оказывать воздействие промысел. Сертифицирующему органу предстоит оценить уровень управления рыболовством. Будут изучены законы и иные нормативно-правовые акты, план управления рыболовной деятельностью и план сезонного вылова (правила контроля за выловом), информация об исследовательских работах, проводимых в интересах субъекта рыболовства. Также будет исследована информация, касающаяся законов и постановлений об исчезающих или находящихся под угрозой исчезновения видах, охраняемых видах, в том числе млекопитающих и птиц, на которых может воздействовать процесс промысла".

"ФРИДРИКС" (FRIEDRICHS)

Мы выше уже говорили об этой компании, представившей на Европейской выставке продукцию из камчатского лосося. Компания "Фридрикс", как в свое время и "Юнилевер" (в настоящее время компания продала свой рыбный бизнес, но бывшие "рыбные" головы, такие как Дирк Петерс и Волькер Кунц продолжают это дело под флагом других организаций) очень тесно работает со Всемирным фондом дикой природы и Морским Попечительским Советом. Одной из главных задач этой рыбоперерабатывающей компании является импорт экологически сертифицированной рыбы, которой в Европе уже не хватает, так как на нее, благодаря активистам WWF, охотно пропагандирующим идею коллективного участия потребителей рыбной продукции в создании экологически благополучных рыбопромысловых районов и зон на планете, возник очень большой спрос. Люди хотят покупать рыбу, будучи уверенными не только в технологическом качестве предлагаемой в магазине продукции, но и в том, что эта рыба выловлена без ущерба для природы, а часть средств от продажи сертифицированной рыбы идет на покрытие расходов компаний, которые они направляют непосредственно на сохранение рыбных запасов.
То есть у экологически сертифицированной продукции появился свой и достаточно активный покупатель. Цена на сертифицированную продукцию хотя и начала достаточно быстро увеличиваться, но спрос на рыбу не упал, наоборот - возрос. И, таким образом, возник тот самый экономический механизм, о котором в своем время мечтали первые создатели Морского Попечительского Совета.
Образовалась цепочка: покупатель – продавец – рыбопереработчик – рыбак. Три первых звена заявляют в настоящее время о своей потребности в сертифицированной рыбе. И это не только усиливает общественное влияние на рыбаков в том, чтобы они начали сертификационный процесс, но и подталкивает и рыбопереработчиков, и продавцов рыбной продукции к оказанию помощи (в том числе и материальной) рыбакам для получения необходимых сертификатов.
И вот какова статистика: для появления первых 500 видов рыбопродукции с маркировкой MSC потребовалось семь лет, для следующих 500 видов… девять месяцев.
И потому компания "Фридрикс" закономерно предполагала, что и камчатская компания, у которой она приобрела мороженую нерку и выпустила фирменную продукцию с новым логотипом, включающим слово "Kamtchatka", тоже будет заинтересована в экологической сертификации.
Однако, этого не случилось.



ОКНО В ЕВРОПУ

Известно, что самый залежный товар у камчатских лососевиков – горбуша. Нерка идет, как говорится, "со свистом", и у ее добытчиков голова о сбыте не болит. Основной рынок для нерки – Япония. Туда же везут и американцы бристольскую нерку с Аляски. Кроме того, дрифтерный промысел камчатской нерки ведут в российской экономической зоне по соглашению с правительством нашей страны и японские рыбаки. И хотя все это весьма серьезно сказывается на цене нерки на японском рынке, тем не менее, практически вся она идет в Страну Восходящего Солнца.
Американские рыбаки на Аляске уже достаточно активно занимаются сертификацией промысла лососей. И они же, будучи конкурентами российских рыбаков, столь же активно ведут и контрпропаганду нашей продукции, обвиняя россиян во всем том, в чем и мы сами, россияне, активно обвиняем своих рыбаков – в ведении истощительного, хищнического рыболовства, утаивании уловов, браконьерстве и продаже ворованной рыбы по демпинговым (то есть бросовым) ценам.
И, действительно, разве может пройти экологическую сертификацию так называемый научный дрифтерный промысел в российской же экономической зоне, где рыбачат наши рыбаки, если выбросы прилова (кеты и горбуши) в несколько раз превышают уловы вожделенной нерки?
Или как, например, объяснить эксперту сертификационного агентства появление в официальной промысловой статистике уловов (и весьма неплохих) нерки в Карагинской подзоне, где ее прежде никогда не было? Это уму непостижимо!
И многие другие странности, связанные с промыслом этой "дорогущей" рыбы…
И становится понятно, почему камчатский поставщик первосортной нерки в Европу, уклонился от заманчивого сотрудничества с компанией "Фридрикс", ибо одним, но обязательным условием для продолжения диалога, должно было быть согласие на экологическую сертификацию промысла этой вкусной рыбы.
Кстати, в Европе это понимают. И, может быть, поэтому там, в Брюсселе, на встрече еще с одной компанией – "Матмар" из Австрии, являющейся ведущей на рынке деликатесов в Центральной и Восточной Европе (Чехия, Венгрия, Польша и Словакия) речь зашла уже и о кижуче. А на встрече с компанией "Игло" (“Iglo/Birds Eye”) - о той самой горбуше, "бросовой" рыбе, из которой на Камчатке нередко извлекается только икра, а все остальное выбрасывается. Компания готова уже в этом сезоне принять до пятисот тонн горбуши, чтобы начать с ней работать в Европе. Предложение очень перспективное. Европейцы понимают, что такое дикий лосось и их не обманешь, как нас, аппетитной на вид садковой норвежской семгой, которая продается уже и на Камчатке наравне с той же неркой.



ПОЧИН ГОЛЛАНДЦЕВ

И еще одна встреча у стендов Морского Попечительского Совета, теперь с представителями Нидерландов - Марком Янсеном, руководителем отдела по качеству и работе с клиентами Нидерландского департамента по торговле продуктами питания и Кисом Ланкастером, членом Попечительского совета MSC и главой консалтинговой компании по исследованиям в области рыболовства.
- К 2011 году супермаркеты Голландии, - сообщили они нам, - полностью перейдут на торговлю только сертифицированной рыбой.
- А куда будут девать выловленную рыбу те рыбаки, которые не считают нужным сертифицироваться? – спросили мы.
- Это их проблемы! Пусть ищут другие рынки сбыта.
- !?

"НИCСУИ" ПРОТИВ СЕРТИФИКАЦИИ

- Я сорок лет занимаюсь камчатским лососем и не считаю, что здешним рыбакам нужно вкладывать деньги (а это сотни тысяч долларов!) в экологическую сертификацию. В России очень хороший государственный контроль за промыслом. Скоро в Америке рыбы не будет, а на Камчатке ее будет еще больше, потому что здесь для этого созданы все условия… - заявил Масааки Курихара, представитель японской компании "Ниссуи" на встрече представителей рыбного бизнеса, Морского Попечительского Совета, координаторов Всемирного фонда дикой природы и представителей Камчатки по поводу возможности развития и поддержки сертификационного процесса на полуострове (в связи с тем, что три камчатских рыбопромышленных компании, специализирующиеся на промысле лососей, заявили о своем желании пройти сертификацию).
И логика этого японского менеджера понятна – пока Камчатка предстает перед японскими, китайскими, корейскими импортерами рыбы в образе "дойной коровы" стоит ли думать о каких-либо дополнительных затратах на сохранение этого ресурса, который достается почти задарма. А чем, как известно, мутнее вода (и когда вокруг нее тоже мути предостаточно), тем легче ловить именно золотую рыбку. Поэтому такое, я бы сказал даже, неожиданно агрессивное неприятие со стороны японского бизнесмена экологической сертификации на Камчатке, как дела совершенно ненужного, отражает тот факт, что господин менеджер прекрасно понимает, чем чревато для его сорокалетней практики проведение экологической сертификации промысла лососей на Камчатке – можно ведь в итоге, получив сертификат, запросто лишиться привычного бизнеса, так как он с этой самой экологией ни коим образом не совместим.
Но менеджер ошибался в главном, полагая, что найдет сочувствие не только среди камчатских рыбопромышленников, но и среди своих японских коллег. Компания "Ниссуи" (полное название Ниппон Суйсан Кайся, Лтд.) - вторая по величине компания в Японии после "Маруха", занимающаяся рыбой и морепродуктами. Рыбопромышленные операции составляют 41 процент от ее продаж. "Ниссуи" производит также консервы и рыбные продукты глубокой заморозки. Она ведет торговые операции в Канаде, Чили, Дании, Индонезии, Нидерландах, Новой Зеландии, Сингапуре, Испании, Таиланде, Вьетнаме и США. И вот последнее, что мы узнали тоже на Брюссельской выставке: одним из директоров этой компании недавно назначен Волькер Кунц, член Попечительского совета MSC, один из наиболее известных специалистов в области экологической сертификации. То есть не за горами уже тот факт, когда перед японскими импортерами будет поставлена задача приобретения по требованию покупателей, руководителей и служащих супермаркетов, а вслед за ними и рыбопереработчиков экологически сертифицированного камчатского лосося, в том числе и нерки.
Или их опередят европейцы!
По крайней мере, принимавший участие в этой встрече также (как и менеджер "Ниссуи") тесно работающий с рыбопромышленниками Камчатки, представитель норвежской компании "Вестмар" (Vestmar – лидирующий поставщик свежей и замороженной морской рыбы из Северной Атлантики и Северной Пацифики), не смотря на то, что Норвегия является образцом для всех времен и народов по организации и управлению рыбными промыслами, не был столь категоричен, как его японский коллега, напрочь отметавший какие-либо перспективы экологической сертификации для рыбных фирм полуострова. Хотя доля здорового скепсиса, как мне показалось, все же присутствовала в его рассуждениях, но, по-моему, совсем по другой причине – для норвежцев жить в гармонии с морем является основой их мировоззрения и нормой духовного состояния. Поэтому в Норвегии сертифицированная рыбная продукция не пользуется особым спросом по одной единственной причине – здесь ВСЯ БЕЗ ИСКЛЮЧЕНИЯ норвежская продукция высокоэкологична, если можно так выразиться. Но когда мы говорили о Камчатке, состоянии ее запасов и проблемах сохранения рыбных ресурсов, все это находило у норвежца, в отличие от его японского коллеги, глубокое понимание и искренне сочувствие. Он также, как и мы, понимал, что для Камчатки экологическая сертификация рыбных промыслов - это, может быть, уже единственная возможность и последняя надежда на возвращение к нормальной жизни…



ЭПИЛОГ

Напомним, что Морской Попечительский Совет был создан в 1996 году. В 2000 году выдан первый экологический сертификат. Сегодня этот процесс охватил весь мир. В 2007 году в бюллетене WWF сообщалось о том, что на рыбном рынке планеты уже СОТНИ видов продукции имеют знак MSC. "Эти продукты продаются двадцатью тремя оптовыми компаниями в девяти странах мира…". В 2008 году количество сертифицированной рыбопродукции в мире превысило 1000 наименований. Более 100 из сертифицированных продуктов продаются в супермаркетах Японии. В России же продается только один вид такого продукта – новозеландское свежемороженое филе минтая (беринговоморского или охотоморского по происхождению)…
И, наверное, совершенно не случайно первыми в России встали на путь освящения (или освещения) свой деятельности через экологическую сертификацию представители Ассоциации добытчиков минтая, которую, по сути, представляют не ее члены, многочисленные российские рыбопромышленные компании, а их фактический хозяин - крупнейший в мире добытчик и переработчик этой рыбы китайская компания из Гонконга "Пасифик Андес", с продукцией которой на Европейской выставке в Брюсселе смогли познакомиться и мы.
И тогда, вполне возможно, я буду все-таки не прав – российские рыбодобывающие компании смогут преодолеть барьер экологической сертификации и украсят этикетками с маркировкой MSC продукцию из дальневосточного минтая, трески, палтуса, камбалы и лосося, произведенную компанией "Пасифик Андес".
И будучи искренним патриотом СВОЕЙ страны, я на этот раз говорю китайским рыбным магнатам: "Дай вам Бог удачи!..". Иначе может случиться такой же конфуз, как в Брюсселе, когда при одной лишь мысли о возможной сертификации промысла камчатской нерки некий российский рыбопромышленник (вспомним историю с "Фридриксом") просто… потерялся на этой выставке и не принимал никакого участия во встрече заинтересованных сторон...
Не важно, от кого исходит инициатива проведения экологической сертификации – от германской, голландской, норвежской, китайской или японской рыботоргующей, рыбоперерабатывающей или рыбодобывающей компании. Для всех нас, живущих на этой планете, важен итог - устойчивое на века, не истощительное для ресурсов и людей рыболовство и осознание причастности каждого из нас, жителей Земли, к сохранению живых запасов Мирового океана.
Или нам придется в скором будущем, чтобы сохранить хоть что-то живое, поступать как активисты "Гринписа", которые на глазах у нас всех, кто был в это время на выставке, приковали себя в знак протеста против хищнического уничтожения тунцов друг к другу цепями и только усилиями большого отряда полицейских, щедро раздававших тумаки, был наведен относительный "порядок" и восстановлено благостное спокойствие посетителей и прежнее очарование выставкой…



Брюссель – Москва – Петропавловск – Камчатский,
апрель-май 2008 года.

Сергей ВАХРИН,
координатор общественной коалиции
"Сохраним лосось ВМЕСТЕ"



Комментарий координатора Всемирного фонда дикой природы (США, Аляска) Татьяны Герлинг по поводу организации встреч в Брюсселе.


Идея организации поездки представителей камчатского рыбного бизнеса на Брюссельскую выставку морепродуктов появилась в начале этого года в рамках проекта по сохранению камчатского лосося. Одним из ее инициаторов и, в последствии, одним из организаторов был морской координатор WWF-Камчатка Анатолий Декштейн. Мы одни из первых в России, кто начинает работать с компаниями по внедрению принципов устойчивого рыболовства. Цель этой поездки была свести вместе европейские компании, давние партнеры WWF в сохранении диких популяций лосося, минтая и трески, и представителей камчатского рыбного бизнеса, для того, чтобы показать, какие перспективы на сегодняшнем глобальном рынке морепродуктов для внедрения пока непопулярных в России принципов устойчивого рыболовства и экологической сертификации, как их гаранта.
Зная, что Европа является пионером и лидером в интеграции бизнеса, с одной стороны, и природоохранный принципов, с другой, мы решили, что лучший способ работы, это дать обеим сторонам – переработчикам и поставщикам рыбы - встретиться и пообщаться на эту тему. Визит камчатской делегации вызвал интерес среди экологически ориентированных европейских компаний, которые ищут региональных партнеров в деле сертификации.
То есть в Бельгии должен был состояться диалог заинтересованных сторон?
-Да. Должен был состояться разговор о том, как мы будем работать дальше, потому что желание есть, перспективы есть, и как мы узнали, мировой рынок сертифицированной продукции растет просто в геометрической прогрессии. А сертифицированной рыбы не хватает. И как на одной из встреч сказал представитель компании "Вестмар", они хотели бы покупать больше рыбы на Камчатке, но они не могут, потому что они не смогут ее продать на европейском рынке, где все большее и большее значение придается экологической сертификации. Другая компания - «Фридрикс», давний партнер WWF в Германии, готова сделать благотворительное пожертвование в WWF на сохранение лососевых ресурсов на Камчатке, и работать с конкретной камчатской компанией по внедрению принципов экологической сертификации.
Таким образом, получился такой круг лиц, которые ищут партнеров на Камчатке, заинтересованных в устойчивом рыболовстве и в долгосрочном сохранении ресурса.
- Расскажите о компаниях, с которыми мы встречались. Почему именно эти компании?
Первая встреча была с компанией "Фридрикс", как наиболее сегодня заинтересованной в том, чтобы приобретать камчатский лосось. Но опять-таки речь идет об экологически сертифицированном лососе. Компании очень важно знать, что лосось был выловлен без ущерба для популяции. Почему?
Потому что, благодаря многолетней работе Всемирного фонда дикой природы по просвещению европейских граждан о важности рачительного использования ресурсов, в Европе сформировалась и постоянно растет группа потребителей, для которых экологичность продукта и желание внести вклад в дело природоохраны играют важную роль при выборе рыбопродукции. И все большее количество компаний должны отвечать потребностям этого быстрорастущего сегмента рынка.
К нам обратились также компании-партнеры WWF в Великобритании, Австрии, Чехии и Венгрии. Это те компании, которые показали свой интерес к сертифицированной рыбе и к сотрудничеству с камчатскими компаниями и с WWF, где последний выступает гарантом того, что они делают правильное дело.
Более того, ассоциация рыбодобывающих компаний-ритейлеров Нидерландов выступила с инициативой покупать только экологически сертифицированную рыбу с 2011 года. Учитывая, что Нидерланды – традиционно рыбодобывающая страна с вековыми традициями - это серьезный шаг. В личном разговоре представители ассоциации выразили уверенность в правильности этого решения.
Компания «Iglo/Frozen Fish International,» работающая по всей Европе, заинтересована в закупке сертифицированной горбуши. Речь идет о 500 тонн в год. Компания большая. Но речь опять-таки идет об экологически сертифицированной рыбе и гарантии устойчивого ведения промысла.
Я понимаю, что камчатские компании не очень много рыбы продают сейчас напрямую в Европу, поэтому для них все, что связано с Европой и достаточно регулируемым европейским рынком, это момент, где нужно прилагать дополнительные усилия. Отработанные направления продажи рыбы в Японию и Китай все еще работают. И насколько я вижу ситуацию, они считают, что если не получится с Европой, то они смогут ее дальше продавать в Японию по отработанным схемам. Но рынок рыбопродукции такая же часть глобальной экономики, как и рынки других природных ресурсов. Поэтому идея экологической сертификации и устойчивого управления ресурсом уже развивается и в Японии, где количество экологически сертифицированных рыбопродуктов выросло за пару лет с нуля до сотни.
- Речь ведь не идет о самой дорогой – о нерке. Речь идет о САМОЙ ДЕШЕВОЙ сегодня рыбе – горбуше, то есть открывается путь к РЫНКУ, имеющему хорошую конкурентную основу.
-Да, мы, конечно, мы ведем речь только о нерке, которой интересуется компания "Фридрикс". Другая компания готова закупить уже 500 тонн сертифицированной горбуши. Для нас, как для организации, заинтересованной в сохранении лососей как ресурса, такой посыл к сотрудничеству очень важен.
- Есть ли удовлетворение от проведенных мероприятий?
-Я очень довольна, потому что на подготовку этой встречи мы потратили четыре месяца. За это время мы собрали всю цепочку поставщиков, которые готовы к сотрудничеству. Надеюсь, что заинтересованные камчатские компании пройдут экологическую сертификацию, потому что это даст им возможность увеличить поставки на европейский рынок, а нам – сохранить уникальную популяцию диких камчатских лососей. И нас как экологическую организацию, интересует, чтобы за процессом сертификации стоял разумный, рачительный менеджмент, стояло устойчивое и долгосрочное использование ресурса. Это наша цель. Сертификацию по стандартам Морского Попечительского Совета (MSC) мы используем как самый на данный момент надежный индикатор и показатель устойчивого управления промыслом.
Признаюсь честно, я не ожидала, что камчатские компании придут и скажут, да, мы все понимаем, идем сертифицироваться прямо сейчас. Как человек, родившийся и проживший всю жизнь на Дальнем Востоке, я прекрасно понимаю, как далеко Дальний Восток находится от Европы, насколько пока непонятны и неизвестны эти европейские веяния. Российскому жителю это все не близко, не понятно пока. Но рынок развивается настолько стремительно, что на поезд нужно садиться уже сейчас. Проведенные встречи стали первым шагом в этом направлении.

Постскриптум к "Брюссельским встречам" координатора морской программы WWF - Россия, организатора этих встреч Константина Згуровского.


На этой выставке я сам был впервые. Несмотря на то, что я был на других международных выставках, мне кажется, что эта заметно отличается от всех других, потому что она нацелена исключительно на показ продукции. Здесь не было орудий лова и технологического оборудования. Зато было много возможностей представить собственную рыбопродукцию или найти то, что тебе нужно. Это демонстрация того, что дает нам Океан, природа и чего мы можем лишиться, если не будем о ней заботиться. Но даже здесь, на выставке такого масштаба можно было встретить самую разную продукцию, в том числе и потенциально нелегальную, что, кстати говоря, меня чрезвычайно удивило. Например, представлено большое количество фирм, которые торгуют черной икрой и камчатским крабом. Возникает вопрос: откуда эта продукция. И, конечно, печально, что многие продавцы не могут сказать, кто произвел эту продукцию, кто ее им поставил. То есть они или не владеют ситуацией или идут на сокрытие информации сознательно. Часто у этих компаний (с сомнительным происхождением продукции) даже некоторые названия рыб неправильно написаны. И потому этот вопрос, поднимаемый на "Брюссельских встречах", о прозрачности всей цепочки - от добытчика до продавца - встает как никогда очень остро. Продавец должен (обязан!) четко знать, кто и что ему поставляет, из какого региона. Я сделал небольшой опрос и только одна фирма, из тех, кто торгует гребешком, могла дать мне исчерпывающий ответ о происхождении своего товара.
Очень много продукции помечено знаком MSC (Морского Попечительского Совета). Оказывается, существует гигантский спрос на эту продукцию, который не удовлетворен в Европе и, конечно, если минтаевый или лососевый промысел в России будет сертифицирован, это будет гигантским прорывом. Хотя я понимаю, с другой стороны, что сертификация промысла минтая требует очень осторожного подхода. Мы видели, как у американцев сложно проходила эта сертификация, и я не думаю, что для России это будет просто. Есть определенные вещи, которые вызывают вопросы: например, объемы выбросов маломерного минтая, воздействия широкомасштабного промысла на экосистемы Охотского и Берингова моря. Мне кажется, этот процесс потребует широкого обсуждения (причем, чем раньше, тем лучше) со всеми заинтересованными сторонами, включая неправительственные организации. Процесс оценки, о начале которого официально было заявлено Ассоциацией добытчиков минтая в Брюсселе, предполагает такое открытое обсуждение. Это заложено в стандартах MSC. В результате, я уверен, будут сделаны предложения по совершенствованию мониторинга и управления промысла в России.
Не случайно выявилась на этих встречах существенная разница между европейским заинтересованным подходом к сертификации и скажем азиатским - когда сертификация по стандартам MSC пока воспринимается, как экзотика. Хотя в последнее время, особенно в Японии, процесс появления сертифицированных промыслов и продукции на прилавках приобретает все больший масштаб.
В Японии даже внутри одной компании, существуют разные мнения, и поскольку японцы очень осторожны, несмотря на то, что на японском рынке появилось уже много брендов, помеченных знаком MSC, все равно многие японские компании, в силу традиционности мышления, работают по старинке. Я думаю, что они должны к этому делу повернуться лицом, иначе могут в будущем потерять поставщиков. Ведь продукция - это как вода, она течет туда, где выгодней. Если в Европе существует значительный спрос на сертифицированную рыбу и дают за нее большую цену, то все может измениться, несмотря на то, что японцы в течение многих лет традиционно покупают эту продукцию в России.
Второй момент. Изначально нельзя быть уверенным в состоянии запаса. Если ты не предпринимаешь никаких усилий для защиты биоресурсов, то ты можешь оказаться у "разбитого корыта". Это уже начали понимать рыбаки и очень хорошо понимают покупатели рыбопродукции - многие транснациональные компании, такие как "Макдональдс", которые вложили миллионы долларов в свою рыбную продукты, такие как "фишбургеры и фишфингеры". Они совсем не заинтересованы в том, что вдруг белая рыба исчезнет - ведь у них огромный сегмент рынка просто обрушится. Поэтому они лучше вложат часть денег в защиту ресурса, поработают над прозрачностью и в этом смысле они очень прозорливо действуют, и, мне кажется, и японцы постепенно к этому разворачиваются, потому что они так же, как и русские, медленно запрягают, но быстро ездят. Внутри России интерес к сертифицированной продукции уже проявляют и торговые сети - например компании Метро.
Но в то же время обращает внимание на себя тот факт, что хотя русских компаний в Брюсселе почти нет, продукция иностранцев с русскими названиями присутствует.
Я считаю, что это - негативный момент. Та же Аргентина - достаточно бедная страна, но у них гигантский павильон, они представлены как министерством, так и компаниями, и мне кажется, что Россия должна тоже занять тут свое достойное место. И в этой связи руководителям рыбной отрасли России надо подумать, как достойно вместе с бизнесом представить здесь нашу российскую рыбную индустрию. И хотя на выставке присутствовал БАМР, Мурманский траловый флот -- но это просто капля в море. В то же время, судя по наличию русских наименований, есть ориентация на русскоязычного покупателя. Мы прекрасно осознаем, что много продукции, произведенной теми же китайцами и представленной на этой выставке, сделано на нашем сырье. И в этом смысле есть гигантское поле деятельности для того, чтобы этих посредников убрать. На самом деле, если мы сами будем поставлять качественную продукцию, то зачем нам нужны эти посредники? Я думаю, что очень хорошо, что мы сформировали свою камчатскую группу, приехали и посмотрели все своими глазами. Статьи, которые были опубликованы по итогам нашей прошлой поездки на Аляску и участия в работе Тихоокеанского Совета по управлению рыболовством, сделали свое дело, и этот опыт уже применяется в России. Теперь мы будем передавать и опыт по экологической сертификации. Когда мы в свое время публиковали первую брошюру об экологической сертификации рыболовства, никто не понимал, зачем это нужно в России. Сейчас наоборот - интерес растет. Мне кажется, это все срабатывает как-то потом. Приятно, что сегодня люди уже хотят получить эту информацию, и она востребована.
В период выставки прошло еще одно мероприятие - был прием, устроенный Всемирным фондом дикой природы, где присутствовали крупные чиновники Евросоюза и Норвегии, ответственные за рыболовство. И присутствовали наши рыбаки, что тоже неплохо. Было сказано живое слово о реальных делах, о том, что происходит на промысле минтая, а это, оказывается, интересует сегодня всех. О том, что Ассоциация добытчиков минтая, самостоятельно, без давления сверху, приняла меры по сохранению запасов минтая, о том, что российские рыбаки и сами понимают, что нелегальный промысел подрывает их бизнес - это, в общем-то, хорошо прозвучало, как и то, что они собираются подавать заявку на полный процесс сертификации их промысла - это вообще хороший знак. Я понимаю, что им будет нелегко, но это было воспринято позитивно. Я надеюсь, что и камчатские рыбаки, которые тоже имеют интересы в минтаевом промысле и особенно в лососевом, также задумаются и поймут, что в этом есть перспектива. Это новые рынки, которые чувствительны к стандартам экологической чистоты происхождения продукции и самого промысла. А значит и новые возможности для рыбного бизнеса.



Читайте также...

Благотворительные проекты

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10

Календарь публикаций

Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
25 26 27 28 29 30 1
2 3 4 5 6 7 8
9 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 20 21 22
23 24 25 26 27 28 29
30 31 1 2 3 4 5
 <  Май   <  2022 г.