Последние публикации

21 Фев 2020
Новые суда не окупятся никогда...
21 Фев 2020
Сдача «Янтарем» «Командора» повысила устойчивость Калининградской области в рейтинге регионов
21 Фев 2020
Росрыболовство не поддерживает идею заменить квоты на вылов рыбы электронными аукционами
21 Фев 2020
Миллиардеры наживаются на рекордных путинах
21 Фев 2020
Курильским рыбакам можно добывать по 200 тонн японского леща, но они его не ловят
21 Фев 2020
Мурманский бизнесмен мошенничал с поставками рыбы
21 Фев 2020
"Мурманский морской рыбный порт": Арбитражный суд отказал в отмене платы за пропуск
21 Фев 2020
Россельхозбанк и «Центр Агроаналитики» совместно разработают ценовые индексы
21 Фев 2020
Утверждены объемы вылова анадромных видов рыб на 2020 год
21 Фев 2020
Сочинский форелеводческий завод признан лучшим в регионе
21 Фев 2020
Каспийская килька - это вкусно и полезно!
21 Фев 2020
Низкую зарплату назвали главной проблемой рыбной отрасли Ростовской области
21 Фев 2020
WWF: Проблемы с экологией обернутся для мира многомиллиардными убытками
21 Фев 2020
Опять вопросы Путину
20 Фев 2020
Норвегия увеличила экспорт свежей трески, но снизила продажи мороженой
20 Фев 2020
Гондурас дает прогнозы на 2020 год по экспорту креветки
20 Фев 2020
Импорт консервированного лосося в США вырос на 70 % за счет поставок из Таиланда
20 Фев 2020
Поставки из Таиланда превысили 75 % в импорте горбуши в США
20 Фев 2020
Рыбодобывающее предприятие нанесло ущерб почти на 11 миллионов
20 Фев 2020
Незаконно выловленная рыбопродукция передана на реализацию для нужд населения Красноярского края
20 Фев 2020
В Рыбном союзе спрогнозировали отток рыбы за рубеж
20 Фев 2020
Аукционы на рыбу, госконкурент и неработающие соглашения: рыбопромышленники озвучили проблемы отрасли
20 Фев 2020
В Приморье прошли публичные обсуждения контрольно-надзорной деятельности Росрыболовства
20 Фев 2020
Ростовская область сохраняет лидирующие позиции по производству товарной рыбы на юге России
20 Фев 2020
В Мурманске состоится VII международная конференция «Рыболовство в Арктике: современные вызовы, международные практики, перспективы»
20 Фев 2020
На Дону вблизи крупных городов планируют построить базы с живой рыбой
20 Фев 2020
В Вологодской области выращено более 600 тонн продукции аквакультуры за 2019 год
20 Фев 2020
Корюшка в сетях капитализма. Почему рыбный символ Петербурга опять будут продавать по завышенным ценам
20 Фев 2020
ФАС предлагает ввести электронные аукционы на право добычи рыбы в России
20 Фев 2020
Выявлены бактерии группы кишечной палочки в партии краба
20 Фев 2020
«Командор» уже в Тихом океане
20 Фев 2020
ФАС вернулась к идее заменить аукционами принцип распределения квот на вылов рыбы
20 Фев 2020
Рыбаки просят депутатов легализовать торговлю корюшкой с колес в проходных местах
20 Фев 2020
Кубенский рыбзавод заплатит 350 тысяч рублей за опасное для здоровья филе трески
20 Фев 2020
Новый рыбоперерабатывающий завод «Белое море» выйдет на полную мощность летом этого года
20 Фев 2020
Экспорт аквакультурного ДВ трепанга в АТР в 2019 году вырос
20 Фев 2020
Начнём с минтая!
20 Фев 2020
Рабочая поездка на Сахалин заместителя министра сельского хозяйства Российской Федерации - руководителя Росрыболовства Ильи Шестакова
20 Фев 2020
Охотоморская путина: вылов минтая вырос на 18% - до 392 тыс. тонн
19 Фев 2020
Выявлены серьезные нарушения в рыбных котлетах приморского производителя
19 Фев 2020
ЦСМС запустил пилотный проект по передаче отчетности через ЭПЖ при прибрежном вылове
19 Фев 2020
Более 74 тысяч тонн сайры рекомендовано выловить у берегов Курил
19 Фев 2020
Ситуация с коронавирусом не сказалась на рыбохозяйственной отрасли Приморья
19 Фев 2020
В «Экспоцентре» вручили награды лучшим производителям и образцам пищевой продукции
19 Фев 2020
Южно-Курильский рыбокомбинат планирует приобрести флот для прибрежного лова
19 Фев 2020
Фонд развития промышленности предоставит займ Выборгскому судостроительному заводу
19 Фев 2020
На Ямале тазовские рыбодобытчики празднуют большой отраслевой юбилей
19 Фев 2020
Сенатор посетил производственные площадки Выборгской судоверфи
19 Фев 2020
Минсельхоз и Россельхознадзор обсудят с Китаем поставки продуктов
19 Фев 2020
Суд в Крыму арестовал на 10 суток четверых украинских браконьеров

Подписка на новости

Что такое хорошо и что такое плохо? Или почему сахалинцы сертифицируют лососевый промысел

На Сахалине я не был десять лет. Внешне город, на мой взгляд, не очень-то и изменился, несмотря на многочисленные яркие капиталистические новостройки среди советских избушек на "курьих ножках", - остался такой же тесный и грязный, с разбитыми дорогами и наглыми водителями, почти как, Петропавловск-Камчатский.
Прежними остались и люди. Я побывал на правлении Ассоциации рыбопромышленников Сахалина и, как выяснилось, главным вопросом взаимоотношений между рыбопромышленниками Сахалина, его активом, по-прежнему остался все тот же, что и десять лет назад, вопрос о выплате членских взносов и необходимости иметь в штате АРСа опытного юриста. И актив остался прежним, с которым я был знаком еще при первом президенте АРС, основателе Ассоциации и бессменном ее лидере Владимире Петровиче Горшечникове. Теперь Ассоциацию возглавляет Александр Матвеевич Попов (известная в России компания "Бином"), исполнительный директор - Сергей Александрович Сиянов (многие годы бывший бессменным заместителем начальника Сахалинрыбвода), член Правления - Анатолий Михайлович Кобелев, президент Ассоциации рыбопромышленников Анивского залива (самой первой, если не ошибаюсь, а также самой крупной и авторитетной на Сахалине ассоциации лососевиков). Именно с ними в 1990-х годах мы совместно поднимали региональный журнал "Северная Пацифика" и снимали проблемные фильмы о судьбе рыбной отрасли Дальнего Востока. Они были героями моих публикаций и фильмов, коллегами и товарищами "по несчастью" в противостоянии мощному процессу развала рыбной отрасли.


В то время рыбацкая общественность Камчатка (вкупе с властью) лидировала на Дальнем Востоке и пыталась объединить рыбацкое сообщество в отстаивании интересов рыбацких территорий, но потом как-то быстро эта рыбацкая общественность "сдулась" и поплыла в неизвестном направлении - куда подуют ветры из Москвы. А Сахалин, как сегодня выясняется, так и остался островом в океане - анклавом, по-прежнему стойко и бескомпромиссно противостоящему продолжающимся реформам по развалу рыбной отрасли и превращению ее в кошелек московских чиновников и бизнесменов. Более того - остров защищается и выстраивает собственную оборону, о чем собственно мы и хотим рассказать. И в этом вопросе власть, бизнес и население Сахалина едины, потому что ЭТО во благо острову, потому что ЭТО - и есть реализация конституционной нормы о том, что природные ресурсы сохраняются и используются в нашем государстве, как основа жизни и деятельности населения, проживающего на территории, этими ресурсами располагающими. И именно по этой причине, называемой другими словами социальным партнерством, на территории Сахалинской области реализуется сегодня один из интереснейших "рыбных" проектов - нефтяники вкладывают свои (и немалые, это один и из крупнейших в стране проектов!) средства в сохранение лососей острова. В результате этого социального партнерства власти, бизнеса и населения острова была создана СЛИ - Сахалинская Лососевая Инициатива, автономная некоммерческая организация, реализующая данный проект, возглавляет которую сегодня один из самых, наверное, авторитетных на Дальнем Востоке "рыбников" - бывший начальник департамента по рыболовству Сахалинской области Сергей Юрьевич Диденко.
Первое, что сделали сахалинцы за прошедшие десять лет - они отказались от принципа существования своей территории, как сырьевого придатка России и мира. Практически весь добываемый на острове лосось перерабатывается на берегу. Камчатка, заявив при проведении конкурсов на закрепление рыбопромысловых участков для осуществления промышленного рыболовства, о своих рыбоперерабатывающих береговых мощностях и наличии при этих мощностях местных кадров, способных качественно переработать весь камчатский лосось, на деле по-прежнему, как и в 1990-е перестроечные (разрушительные для отрасли) годы, семьдесят процентов лосося продает сырцом в море. Получая треть, в лучшем случае половину реальной стоимости от выловленной рыбы. Но и то, что остается в руках добытчиков, рыбопромышленники спешат "сбагрить" куда-нибудь, чтобы не залеживалась в холодильниках. Поэтому цены на камчатскую рыбопродукцию, по сравнению с сахалинской (мы говорим сейчас о горбуше, как самом массовом объекте промысла), бросовые. И не только на рыбу, на икру тоже. В итоге сахалинская икра на российском и мировом рынке котируется гораздо выше, чем камчатская, хотя на самом деле это совсем не так или, по крайней мере, не совсем так.


За прошедшие десять лет сахалинцы научились защищать свои интересы на рыбном рынке. Камчатцы это делать, наоборот, разучились - потому что у камчатцев, в отличие от сахалинцев, рыба (нерка, чавыча, кижуч, которых нет на острове) более востребованная на рынке - и они продают ее уже в воде, получив деньги заранее, еще не замочив сетей. А сахалинцам нужно помучиться, чтобы продать свою основную рыбу - горбушу. Поэтому они озабочены поиском рынка. Поэтому у них мозги работают, а не заплывают жиром от бездействия, безалаберности и материальной сытости.
В результате сахалинские рыбаки имеют сегодня не только активную гражданскую позицию в отношении сохранения запасов лосося, устойчивого рыболовства и рационального использования ресурсов, но имеют и результат - сахалинская горбуша (как и икра) на рыбном рынке котируется значительно выше камчатской. И в России, и в Китае - основных ее потребителях.
Если кто-то захочет со мной спорить, то пусть, прежде, чем начать разговор, посмотрит цены, по которым продает свой лосось сахалинская компания "Гидрострой", единственная сегодня компания, продукция которой беспрепятственно поступает на рынки Евросоюза, которые с января 2010 года закрыты для всех остальных российских производителей рыбной продукции, в том числе и дальневосточников, добывающих рыбу в самой экологически благополучной части нашей планеты?.
Почему Евросоюз отторгает российскую рыбу? Зажрались они, что ли, там, утверждая, что российская рыба не соответствует экологическим нормам и принципам, которые исповедует сегодня Евросоюз?


Нет, дело в другом. Наши российские, прежде всего дальневосточные, рыбопромышленники, слишком часто и много спекулируют этими словами "экологически чистая", понимая под этим только чистоту среды обитания рыбы. Мир же, в отличие от российских рыбопромышленников, понимает эти слова несколько шире и более конкретно - экологически чистая рыба, это рыба, добытая в экологически чистых районах промысла... чистыми руками и с чистыми намерениями или помыслами.
И в этом принципиальное отличие этих понятий. У нас на Камчатке, в России и в мире, например, "Тымлатский рыбокомбинат" ведет широчайшую пропаганду и агитацию за свою "экологически чистую" продукцию, разрабатывает и продвигает бренд "Дикий лосось Камчатки" - Сальмоника. Выпускает прекрасную (по технологии) продукцию, которую просто расхватывают в местных магазинах, если она там появляется, но эту продукцию мы можем назвать только "экологической фальшивкой", потому что от "экологичности" в ней только то, что она добыта в экологически чистых водоемах. Руки, намерения и помыслы добытчиков, производителей и управленцев рыбной отрасли по всей Камчатке, а не только в Тымлате, имеют совсем другой окрас, который невозможно назвать чистым.
Этот рыбокомбинат, будучи, по сути, единственным, кто продвигает прекрасную идею всекамчатского лососевого бренда и выпуская замечательную по своему качеству продукцию, все же не есть исключение из правил и является для Камчатки ТИПИЧНЕЙШИМ представителем все того же "грязного" лососевого бизнеса, который не приемлет Евросоюз..
"Экологически чистую продукцию" таких вот рыбокомбинатов НИКОГДА УЖЕ не купят на Западе (хотя раньше брали охотно).
Потому что Запад (сегодня Евросоюз, завтра - США, послезавтра уже Азия - Китай) закрыл двери для всей мировой рыбопродукции, полученной в результате ННН-промысла. Незаконного. Неконтролируемого (не учитываемого). Непрозрачного (не известного по происхождению).
Хотя России по вечной нашей расхлябанности и упованию на "авось" и "небось", пока, может быть, до этого и дела нет.


Любопытна реакция федерального исполнительного органа России в области рыболовства на действия Евросоюза. Свое заявление Евросоюз сделал еще в 2008 году и дал нам (и всему остальному миру) два года на принятие соответствующих решений и проведения необходимых мероприятий для организации будущих экспортных поставок рыбопродукции в Евросоюз. Но Федеральное агентство по рыболовству даже и не "почесалось". В январе 2010 года Евросоюз закрыл двери своих рыбных рынков перед носом наших рыбопромышленников - прежде всего перед теми, кто ловит и перерабатывает самую востребованную в Европе российскую рыбу - минтай (а скоро наступит очереди и лососся, в том числе и того лосося, который поступал в Европу через Китай). Только в феврале 2010 года Правительство России (исполнитель - читай ФАР) уполномочило Федеральное агентство сделать что-нибудь, чтобы решить этот вопрос. И ФАР решило - оно разработало особый сертификат, который нужно будет... ПОКУПАТЬ ЗА ДЕНЬГИ. То есть ФАР разработало ИНДУЛЬГЕНЦИЮ, покупка которой позволить считать ЛЮБОЙ российский промысел ЗАКОННЫМ, ПРОЗРАЧНЫМ И КОНТРОЛИРУЕМЫМ, если у вас на руках "индульгенция" от ФАРа. К сведению, скажем, что подобный сертификат (о прохождении законного, прозрачного и контролируемого груза рыбной продукции) в других странах стоит не более 100 долларов. В России он будет стоить... почти в двадцать раз дороже. А как же иначе можно содержать штат специально создающейся для сбора подобных средств организации под страшным названием "НацрыбБЕЗОПАСНОСТЬ", то бишь рыбное ЧК.
То есть московские рыбные чиновники тут же извлекли из этой проблемы еще один (как дополнение к множеству имеющихся уже) финансовый источник (ручейков или полноводных рек - время покажет) для удовлетворения своих материальных потребностей.


На Сахалине, где проходило совещание, о котором я и хочу рассказать, кто-то сказал, что таким образом государство ставит препоны на пути рыбного экспорта, чтобы повернуть рыбный поток в Россию. Якобы А.А. Крайний крайне озабочен именно этой проблемой, поставленной перед ним Правительством России. Зал отреагировал на эту реплику ехидным смехом. Ехидным, потому что многие в тот день прочитали большую статью в газете "Рыбак Сахалина" - "Бизнес Андрея Крайнего" - и прекрасно понимали, что задача Федерального агентства по рыболовству России заключается вовсе даже не в том, чтобы накормить рыбой россиян, а в том, чтобы успешно закрепиться (в виде плотины) на всех финансовых потоках, связанных с российской рыбой.
России столько рыбы не надо, сколько Россия ее добывает. Россияне столько ее не съедают. Россияне не готовы и платить столько, сколько стоит российская рыба на мировом рынке. И сегодня, возможно, предполагают рыбаки, уже достигнут рыночный консенсус по ассортименту, в котором доля дальневосточной российской рыбы (в том числе горбуши и кеты) весьма устойчива и незначительна, не позволяющая рассчитывать на реальные перспективы, тем более, на реальные прибыли. Прошлый год показал, что исторические рекорды вылова лососей - это величины, прямо противоположные возможностям хорошо заработать, даже если ты хорошо потрудился и поймал много рыбы. Результат известен - многие дальневосточные компании просто прогорели или погорели в результате того, что не могли продать свою рыбу. Московские чиновники устроили во Владивостоке целое представление, целью которого было, как утверждают сами рыбопромышленники, единственное - сбить цену на российскую (!) рыбу. И они ее сбили. Китайцы были очень довольные - они не зря потратили свои средства на это рыбное "представление". И все это может повторяться вновь и вновь. Из года в год. Если НЕ ЗАЩИЩАТЬСЯ!
Поэтому выход на внешний рынок с сахалинской горбушей и кетой, а также закрепление там своих позиций на будущее было основным лейтмотивом для проведения совещания рыбаков Сахалина, организованного Сахалинской Лососевой Инициативой на средства нефтянников.


Точнее, это было совещание-семинар по экологической сертификации промысла горбуши и кеты на восточном побережье острова Сахалин в рамках проекта "Развитие устойчивого рыболовного промысла". В его работе принимали участие специалисты из России и США, специализирующиеся на вопросах продвижения рыбопродукции на мировых рынках и экологической сертификации по стандартам Морского Попечительского Совета, принятых во многих странах мира, в том числе и в Евросоюзе, и в Китае. Это были представители международных организаций - Центр Дикого Лосося (Б.Коуэтт), Всемирный фонд дикой природы (Н. Дронова, А.Декштейн), Санкт-Петербургского университета (Д. Лайус), представители рыбопромышленного бизнеса Сахалина - Ассоциации рыбопромышленников Сахалина, Ассоциаций рыбопромышленников Корсаковского, Поронайского, Смирныховского, Ногликского , Долинского районов, а также Ассоциации Анивского залива и Союза рыболовецких колхозов). В работе совещание семинара приняли активное участие представители органов государственной власти Сахалинской области (Правительства области в лице его управления по рыболовству, Сахалинско-Курильского территориального управления ФАР, Сахалинрыбвода).


И вот какой вывод был сделан на этом совещании: экологическая сертификация по стандартам Морского Попечительского Совета - это на сегодняшний единственный РЕАЛЬНЫЙ путь выхода на мировой рыбный рынок.
В чем суть этой сертификации, оцененной на Сахалине столь высоко? В элементарном - рыночную политику определяют в мире не государства и даже не рыбный бизнес, а ... потребитель рыбы. Именно потребитель рыбы в Евросоюзе заявил - я не буду покупать рыбу, добытую в результате ННН-промысла. Я не буду своими деньгами поощрять тех, кто не думает о завтрашнем дне и живет только заботами об извлечении сверхприбылей. Я не буду поощрять своими деньгами деятельность нечистоплотных, нечистых на руку людей, имеющих грязные намерения и помыслы. Я буду вкладывать деньги в устойчивое рыболовство, в честный и прозрачный бизнес и в сохранение возобновляемых водных биологических ресурсов, в сохранение рыбы, которая будет обеспечивать продовольственную безопасность на планете.
Это заявили потребители. И не просто заявили - они отказались покупать рыбу, которая не имеет соответствующего экологического сертификата, удостоверяющего, что данная рыба была выловлена в экологически чистом водоеме чистыми руками и с чистыми намерениями. Соответственно, сразу же возник спрос на сертифицированную рыбу. В настоящее время в Евросоюзе этот спрос удовлетворен... только на половину. Сразу же подскочила и цена на сертифицированную рыбопродукцию. Могу сказать и насколько: цена одного фунта лосося, добытого на реке Купер (Аляска), а это всего 400 граммов, составляет около 40 долларов. Но это фунт настоящей рыбы, а не фунт глазури, как продают рыбу в России. И фунт настоящего лосося, а не чего-то другого, выдаваемого за лосось. И фунт лосося с реки Купер, а не из какой-то другой части планеты. И фунт дикого лосося, а не фермерской норвежской семги или чилийского кижуча.
Вот потому и стоит аляскинский лосось столько, сколько российскому и не снилось. И совершенно не случайно, что лососевые аляскинские промыслы были сертифицированы первыми в мире. Здесь просто умеют считать деньги.


Вторыми в мире были сертифицированы лососевые промыслы на Сахалине - в двух заливах курильского острова Итуруп. Первопроходцами в этом не простом процессе стала уже хорошо известная в мире рыбопромышленная компания "Гидрострой", продукция которой не уступает по своему качеству нашим восточным соседям по Северной Пацифике. И стоимость, соответственно, тоже. Как и возможности по реализации продукции "Гидростроя" на европейском рынке.
Координатор проекта экологической сертификации компании "Гидрострой" Людмила Алексеевна Воронова очень подробно рассказала о том, как и почему они пошли по этому пути. Практически все, о чем она говорила, я вам уже рассказал - это было и красноречиво и убедительно - у них было просто безвыходное положение, так как их продукция была востребована на европейском рынке. Скоро в этом БЕЗВЫХОДНОМ положении окажутся многие (так как рынок сертифицированной рыбопродукции стремительно расширяется). Потом - ВСЕ. Мир стремительно меняется. То, что вчера было исключением, сегодня становится нормой, а завтра - аксиомой.
Безвыходным в хорошем смысле этого слова - без возврата к ННН-промыслу, в котором погрязла сегодня рыбная отрасль России, и на что повсеместно провоцируют рыбопромышленников коррупционные рыбные чиновники, выстраивая свои "плотины" на финансовых потоках от рыбы.
Безвыходным и в другом смысле - приходилось и приходится вступать в борьбу с бесконечными требованиями всевозможных российских служб и агентств, созданных, вроде как, для оказания государственных услуг, и эти самые услуги навязываемые всем и каждому по неподъемным ценам. Мы прекрасно все понимаем, что самые беззащитные в нашей стране - это честные, открытые и прозрачные для всех и для каждого люди или компании. Именно они становятся мишенями, так как они дают о себе всю необходимую для "рэкета" (в том числе и государственного) информацию. И еще потому, что с ними сегодня не считаются - они и немногочисленные и разрозненны.
Самые защищенные - те, что организованы и действуют вне всяких законов и правил, так как они находят понимание в нашем государстве везде, ибо говорят на самом пока еще русском из всех возможных государственных языков - языке денежных знаков.
"Гидросторой" не был исключением из правил такого "чтения" российской экономической азбуки. Но компания, выиграв не один бой, в том числе и в суде, только закалилась. Наличие международного экологического сертификата укрепляет ее позиции, потому что "Гидрострой" уверен - Россия совсем скоро уже ВЫНУЖДЕНА будет пойти по пути развития рыбной отрасли, который весьма значительно снижает коррупционные риски.
Ведь самое главное препятствие, которое сегодня лежит на пути честного рыбного бизнеса России - это передвижение рыбопродукции по родной стране. На этом пути создано и создается столько всевозможных препятствий, что уму непостижимо. И цель одна и та же - извлечение денег на каждом из этапов следования груза.. Хотя ведь существует, говорят рыбаки, другой пример - почта России, где все расписано и разложено по своим полочкам: сдал груз и можешь по штрих-коду и Интернету проследить весь путь своей посылки, пока она бороздит российские просторы. И никто уже не лезет с дополнительным контролем и надзором. Что мешает использовать этот опыт для продвижения рыбопродукции на любом из ее этапов от "лодки до глотки"? Только меркантильный интерес представителей различных государственных служб, которые хотят с этого что-то поиметь. Но кто при этом проигрывает? Только Россия.
Как поломать эту систему?
"Гидрострой" считает - только в содружестве. Только объединив усилия. Только ВМЕСТЕ!
В одиночку на этом поле не выиграть.
Хотя первый и получает несомненные преимущества перед теми, кто идет сзади.
Я не скажу, что сахалинские лососевики на "ура" воспринимали идеи экологической сертификации. Я не скажу, что все они единодушно ПРИНЯЛИ решение о НЕОБХОДИМОСТИ сертификации ПРОМЫСЛОВ лососей на Восточном Сахалине.
Но я скажу о том, что состоялся интересный и глубокий разговор о проблемах рыбной отрасли России и путях выхода из того кризиса-болота, в котором она очутилась в результате всяческих реформ и реформоухищрений Столько рыбы, сколько добывает Дальний Восток, России НЕ СЪЕСТЬ. Следовательно, если объемы вылова лососей (прежде всего, горбуши) будут продолжать расти, то, чтобы спасти свой бизнес, рыбопромышленники (даже и те, кто пока ориентирован на Россию) будут стремиться к увеличению экспортных поставок. Основной рынок для экспорта горбуши - Китай. Но Китай уже начал дифференцировать российскую рыбу по ее "экологичности", как этого требует Европа. То есть уже завтра Китай может сбросить цену и с той минимальной, что он определил по горбуше в 2009 году, объясняя это тем, что Европа требует сертифицированную рыбу. Другого рынка для горбуши нет, если считать что для России он практически уже исчерпан (не по факту потребности в ней, а по возможностям ее доставки в регионы).


Поэтому наиболее дальновидные из рыбопромышленников думают уже о будущем. Да, в России и для России экологическая сертификация пока не имеет НИКАКОГО смысла. Более того - наличие ее ОБРЕМЕНИТЕЛЬНО для владельца, так как он ДОБРОВОЛЬНО принимает на себя некие обязательства, исполнение которых государство от него не требует, пока он сам о них не ЗАЯВИЛ. Это чревато последствиями. И рыбопромышленники это понимают, почему они и очень осторожны. Но, как, например, говорит Владимир Смирнов, руководитель Ассоциации рыбопромышленников Смирныховского района, и в России наличие экологического сертификата позволит ему ужесточить режим сохранения нерестовых рек в районе и усилить борьбу с браконьерством, поднять роль муниципальных Лососевых Советов.
Но это другой разговор и к нему мы вернемся позже.
А пока подведем черту : сахалинцы приняли ОКОНЧАТЕЛЬНОЕ (до этого прималось ПРЕДВАРИТЕЛЬНОЕ) решение о сертификации лососевых промыслов Восточного Сахалина. По крайней мере, семь компаний из разных районов восточного побережья готовы взять на себя финансирование и начать процесс сертификации. И самое-самое главное - в этом вопросе рыбный бизнес Сахалина находит поддержку и со стороны органов власти, и со стороны населения острова.
Сергей ВАХРИН
Южно-Сахалинск - Петропавловск-Камчатский

Рыба Камчатского края

Читайте также...

Благотворительные проекты

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10

Календарь публикаций

Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
27 28 29 30 31 1 2
3 4 5 6 7 8 9
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29 1
 <  Февраль   <  2020 г.