Последние публикации

18 Май 2022
Летайте самолетами аэрофлота!
18 Май 2022
Проект "Рыбовед"
18 Май 2022
Рыбакам-любителям объявили объемы
18 Май 2022
На Камчатке отмечен растущий спрос на специалистов в области экологии
18 Май 2022
Перу планирует увеличить производство аквакультурного гребешка
18 Май 2022
Корея существенно увеличила закупки минтая из России
18 Май 2022
Японский импорт угольной рыбы в марте 2022 года
18 Май 2022
РЖД увеличили перевозку тихоокеанских морепродуктов из Приморья на 19% в январе-апреле
18 Май 2022
Абрамченко потребовала снизить зависимость рыбной отрасли РФ от импорта
18 Май 2022
Улов связанных сторон
18 Май 2022
Шлифовка законодательства об инвестиционных квотах продолжается
18 Май 2022
Будущее российского рыбного рынка – в повестке «Недели Российского Ритейла»
18 Май 2022
Нововведения в ФЗ «Об экологической экспертизе» грозят остановкой промысла и застоем марикультуры
18 Май 2022
Производство мидий и устриц в Краснодарском крае в I кв. выросло в 9 раз
18 Май 2022
В Башкортостане подписали Соглашение с 12 резидентом ОЭЗ «Алга»
18 Май 2022
Мало жести: Росрыболовство доложило о нехватке сырья для консервных банок
18 Май 2022
Показатели работы Северо-Восточного ТУ Росрыболовства за прошедшую неделю
18 Май 2022
В Вологде возбудили дело по факту массовой гибели рыбы в реке
18 Май 2022
На международной ассамблее «Каспийский диалог» обсудили состояние рыбных запасов и меры сохранения экосистемы Каспия
18 Май 2022
Завершилась экспедиция для комплексной оценки состояния промысловых запасов крупнейшей реки Кузбасса — Томь
18 Май 2022
Юрий Трутнев ознакомился с работой завода по производству рыбного жира «Омега-3» на Камчатке
17 Май 2022
Рекордные цены на лосося увеличили стоимость импорта бразильской аквакультуры до 248 миллионов долларов в первом квартале
17 Май 2022
Поставки рыбьих жиров в Норвегию сильно замедлились в марте
17 Май 2022
Три судна подготовили к спуску на воду на Вилючинской судоверфи на Камчатке
17 Май 2022
Китай ввел ограничения в отношении 12 российских рыбоперерабатывающих предприятий
17 Май 2022
Специалистами Астраханского филиала ФГБУ «Ростовский референтный центр Россельхознадзора» выявлен возбудитель дактилогироза в семи пробах карповых рыб
17 Май 2022
Партия морепродуктов задержана в пункте пропуска МАПП Забайкальск при осуществлении пограничного ветеринарного контроля
17 Май 2022
Россельхознадзор согласовал возможность поставок на Кубу широкого спектра мясной, молочной и рыбной продукции
17 Май 2022
Праздник корюшки в Петропавловской крепости посетили более 75 тыс. человек
17 Май 2022
С начала 2022 года из Приморского края экспортировано более 460 тыс. тонн рыбопродукции
17 Май 2022
Да ремонтируйтесь… на здоровье… за границей!
17 Май 2022
В ходе всероссийской акции Росрыболовства «День без сетей» браконьеров в Приморье лишили 8 километров сетей
17 Май 2022
Антикризисный план Всероссийской ассоциации рыбопромышленников
17 Май 2022
Рыба пойдёт на борт
17 Май 2022
В Минпромторге готовят предложения по импортозамещению в пищевой отрасли
17 Май 2022
Четыре протокола составили сотрудники СВТУ ФАР в ходе контрольно-надзорного мероприятия по рекам Усть-Большерецкого района
17 Май 2022
В Ленинградской области успешно продолжается корюшковая путина
17 Май 2022
Итоги мониторинга промысловых видов рыб в Балтийском море
17 Май 2022
Рестораторы Камчатки готовятся к летнему туристическому сезону
17 Май 2022
Завершилась комплексная экспедиция на крупнейшую реку Кузбасса
17 Май 2022
6 июня состоится заседание диссертационного совета по биологическим наукам
17 Май 2022
Правительство перенесло на 2030 год строительство десяти рыбопромысловых научно-исследовательских судов
17 Май 2022
Следствием проверяются обстоятельства исчезновения жителя поселка Озерновский
16 Май 2022
Камчатские спасатели приостановили поиски пропавшего 10 дней назад рыбака
16 Май 2022
На Вилючинской верфи освятили построенные и отремонтированные суда
16 Май 2022
ТАСС уполномочен заявить!
16 Май 2022
Продажи морепродуктов на токийском центральном рынке Тойосу 12.05.22
16 Май 2022
Шотландские фермеры, выращивающие лосося, опасаются «торговой войны» с ЕС
16 Май 2022
По факту получения производственной травмы, повлекшей смерть человека, проводится проверка
16 Май 2022
В Амурской области пресечена деятельность фантомной площадки с оборотом свыше 50 тонн рыбной продукции

Подписка на новости

Сценарий 4: Закрепление рыбопромысловых участков. Выводы и предложения

"Незаконный промысел лососей - явление и фактор экономической жизни Камчатки" - под таким названием 24 февраля 2009 года в Камчатской краевой библиотеке имени С. П. Крашенинникова пройдет конференция в рамках Проекта Программы Развития Организации Объединенных Наций "Сохранение биоразнообразия лососевых Камчатки и их устойчивое использование".
Годы изучения - анализа и обобщения - различных явлений и процессов, связанных с использованием важнейшего ресурса полуострова, обеспечивающего ЖИЗНЬ и ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ его населения, принесли свои плоды - книги, брошюры, научные отчеты, которые размещены, в том числе и на нашем сайте в разделе "Проект ПРООН/ГЭФ. Публикации".
И главный из этих трудов - "Региональную концепцию сокращения незаконной добычи лососевых рыб в Камчатском крае", который и будет обсуждать на конференции.
А сейчас мы предлагаем вашему вниманию четвертый сценарий борьбы с браконьерством – закрепление рыбопромысловых участков и то, что эксперты от этого ожидают.
Долговременное закрепление рыбопромысловых водоемов и их участков за рыбопромышленными предприятиями должно обеспечить активное противодействие криминальному и бытовому браконьерству со стороны легального бизнеса. Сверхлимитный промысел предприятий является элементом их адаптации к кризисной воспроизводственной ситуации, поэтому они будут готовы поддержать политику государства по ликвидации этого адаптационного механизма лишь тогда, когда они смогут заместить объемы сверхлимитного лова дополнительными промышленными ресурсами, которые обеспечат реальное расширение их легальной ресурсной базы. Следовательно, лишь добившись успеха в борьбе с криминальным и бытовым браконьерством, рыбопромышленники будут готовы "взяться за себя", т.е. начнут регулировать масштабы собственного промысла и пропуска с целью увеличения численности локальных стад лососей до того их уровня, который соответствует оптимальному заполнению нерестилищ.
В этом сценарии "внутреннее напряжение", характерное для первого сценария, может быть значительно сокращено, поскольку сами хозяйствующие субъекты, получившие в долговременное пользование стада лососей, привязанные к некоторому нерестовому водоему, определяют интенсивность своих усилий по противодействию криминальному и бытовому браконьерству, а, следовательно, имеют возможность обеспечить приемлемую динамику своих доходов (в том числе и возможность сбалансированного замещения своих теневых доходов доходами легальными). При этом, однако, возникают следующие риски. Во-первых, значительное социально-политическое напряжение неизбежно вызовет сама реформа сложившейся системы управления лососевым хозяйством, что порождает риски, свойственные собственно процессу реформирования, риски, обусловленные обострением социально-политической обстановки, а также риски распространения краткосрочной ориентации хозяйственной деятельности субъектов рыбохозяйственного комплекса (и всплеск браконьерской деятельности) вследствие неизбежного временного усиления неопределенности перспектив их развития. Во-вторых, риски устойчивому воспроизводству популяций (государство должно выработать новые формы контроля рыбохозяйственной деятельности, несмотря на то, что теоретически, в условиях идеального сценария реализации, подобное закрепление локальных стад за пользователями должно обеспечивать приоритет устойчивого воспроизводства популяций, но нет оснований предполагать, что на практике реализуется именно идеальный сценарий). В-третьих, риски обострения социально-политической ситуации, обусловленные активизацией силового взаимодействия легального бизнеса с криминальными структурами и с населением, вовлеченным в бытовое браконьерство.
Этот сценарий позволяет обратить внимание на еще один аспект проблемы разработки политики борьбы с браконьерством.
В стратегическом плане необходимость отказа от логических стереотипов, связанных с системой регулирования на основе ОДУ и квотирования, которая неадекватна природе лососевого хозяйства, не вызывает сомнения. В связи с этим, адекватным контекстом рассмотрения сценариев борьбы с браконьерством является более общий сценарий формирования новых механизмов регулирования лососевого хозяйства, который позволяет уточнить, применительно к какой системе управления лососевым хозяйством разрабатывается концепция и сценарий политики борьбы с браконьерством.
Если это будет система регулирования, которая пока не существует в хозяйственной практике, то это привносит дополнительные риски, обусловленные неопределенностью перспектив реформирования сложившейся системы регулирования. В отсутствии согласия экспертного сообщества в отношении образа этой эффективной системы, эти риски могут стать, как минимум, предлогом для того, чтобы отложить на неопределенное будущее и начало активных действий по борьбе с браконьерством.
7.1.5. Выводы и предложения
1. Рассмотрение обсуждаемых экспертным сообществом предложений в области реформирования системы управления промыслом в контексте сформированного в работе условно "полного" пространства проблем позволяет не только лучше понять их особенности, но и сопоставить разные подходы по критерию широты охвата актуальных проблем. По этому критерию приоритет следует отдать концепции закрепления рыбопромысловых участков по принципу "один водоем – один хозяин", что обусловлено, прежде всего, ее потенциальным вкладом в сокращение браконьерства.
Вместе с тем, главный вывод, который можно сделать на основании материалов этого раздела отчета, состоит в том, что ни одна из рассмотренных концепций не является адекватной и содержательно полной, поскольку не способна обеспечить формирование всего комплекса предпосылок эффективного и устойчивого развития лососевого хозяйства.
Соответственно, принципиальное предложение состоит в том, что при разработке политики реформирования системы управления лососевым хозяйством необходимо рассматривать ее именно как комплекс взаимосвязанных мероприятий, направленных на устойчивое воспроизводство популяций, на повышение масштабов и экономической эффективности рыбохозяйственной деятельности и на устранение препятствий социально-политического характера. Учитывая особенности сложившегося контекста дискуссий по проблемам реформирования, необходимо существенно большее внимание уделять экономическим и социально-политическим аспектам преобразования лососевого хозяйства.
2. Следует исходить из того, что низкий приоритет целевых установок в области устойчивого воспроизводства популяций является следствием краткосрочной ориентации рыбохозяйственной деятельности, но краткосрочная ориентация может быть обусловлена не только высокими хозяйственными рисками, порождаемыми несовершенством процедур регулирования, но и неопределенностью перспектив экономического развития предприятий и/или кризисным режимом их функционирования. При этом, во втором и третьем случаях основными становятся именно экономические факторы.
Проблемы социально-политического характера также могут иметь экономические "корни". Примером могут служить ограничения на пути реформирования системы управления, связанные с тем, что при сложившихся процедурах распределения ресурсов лососей, региональные власти могут выделять квоты, которые становятся формой государственной поддержки социальных проектов и проектов развития других секторов региональной экономики. Любая из рассматриваемых реформ системы управления лососевым хозяйством ограничит подобные возможности, а, следовательно, и возможности проведения региональной социальной и промышленной политики. Значительный коррупционный потенциал сложившихся процедур распределения квот также определяется экономическими факторами. При распределении ресурсов лососей фактически распределяется природная рента, которая не изымается существующей налоговой системой. Хозяйствующий субъект, получивший квоту, обретает не просто возможность законного промысла некоторого вида ВБР, который обеспечивает приемлемый уровень рентабельности (достаточно близкий к среднему по экономике), а ресурс особенный, который может принести сверхприбыль (в размере неизъятой ренты, которая и является финансовой базой коррупции).
3. Важнейшие выводы из проведенного выше анализа феномена браконьерства можно представить следующим образом.
3.1. Браконьерство – комплексный социально-экономический феномен, формируемый сложным взаимодействием органов государственной власти, предприятий рыбопромышленного комплекса, криминальных структур и населения. В связи с этим следует очень внимательно подходить к определению совокупности тех субъектов, которые могут быть последовательными "борцами с браконьерством" в силу того, что эта борьба соответствует реальной, а не идеализированной системе мотивов их поведения (мотивов принятия или хозяйственных или административных решений).
3.2. Важно иметь в виду, что критерии отнесения той или иной разновидности промысловой деятельности к категории браконьерской, формируются нормативно-правовой базой регулирования лососевого хозяйства, поэтому существенные изменения в масштабах браконьерства и его структуре по видам могут происходить вследствие изменений в соответствующих положениях законодательства и подзаконных актов. Следовательно, борьба с браконьерством может идти и в режиме приведения законодательства и режима регулирования промысла в соответствие с биологическими и хозяйственными реалиями.
Например, современные процедуры регулирования промысла в принципе не могут обеспечить выделение квот на разные виды лососей в структуре, соответствующей соотношениям численности подходящих стад. Это порождает "вынужденное" промышленное браконьерство, обусловленное несоответствием результатов квотирования реальной ситуации промысла. С этой точки зрения, естественное регулирование является своеобразным "выходом" из этой проблемной ситуации, поскольку делает легитимным то, что уже существует на практике – промысел лососей в структуре, соответствующей численности стад различных видов лососей, подошедших на нерест. Иначе говоря, переход к естественному регулированию позволит легализовать реальную практику промысла, которая в настоящее время имеет явные черты браконьерства.
Аналогично, при реализации реформы системы управления лососевым хозяйством, основанной на закреплении рыбопромысловых участков по принципу "один водоем – один хозяин", в идеальном случае проблема промышленного браконьерства может быть полностью решена (с одной стороны, будут кардинально изменены нормативно-правовые критерии "нормального" промысла, с другой – устранены мотивы максимизации текущих доходов, которые стимулируют браконьерство).
Во многих странах не требуется разрешений на лов рыбы для собственных нужд (для натурального потребления в рамках домашнего хозяйства). Если в нашей стране будет принята аналогичная норма, то определенная часть современного бытового браконьерства (определенного в данной работе как бытовое браконьерство II типа) будет переквалифицирована в легальный промысел.
3.3. Важнейший вывод состоит в том, что доходы, соответствующие прямой экономической оценке суммы объемов легального и браконьерского промысла, т.е. гипотетическому случаю полного перераспределения ресурсов, изымаемых в настоящее время браконьерами, в пользу легального коммерческого промысла, существенно (по реке Камчатка в 2,8 раза!) меньше тех доходов от коммерческого промысла, объемы которого сложатся в режиме устойчивой эксплуатации локального стада после выхода на оптимальное заполнение нерестилищ. Иначе говоря, потенциальный эффект от сокращения браконьерства может многократно превышать прямую экономическую оценку его текущих масштабов.
3.4. При разработке политики борьбы с браконьерством необходимо применять сценарный подход, который позволяет в явном виде продемонстрировать зависимость распределения во времени как позитивных, так и негативных(!) эффектов сокращения масштабов браконьерского промысла от конкретных особенностей рассматриваемой программы действий, а также от целевых установок в области регулирования процессов воспроизводства. Важным следствием использования сценарного подхода является понимание того, что для получения значимых экономических результатов политики борьбы с браконьерством потребуется минимум среднесрочный период времени, а результатов, сопоставимых с оценками потенциала – долгосрочный период.
Представленная выше практическая реализация сценарного подхода к анализу различных вариантов политики противодействия браконьерству позволила выявить разрывы во времени между моментом начала борьбы с браконьерством и тем моментом, когда ее положительные последствия перекроют первоначальные финансовые потери или дополнительные затраты, и определить возникающие при этом финансовые дефициты как одно из фундаментальных обстоятельств, которые вызывают на практике естественное сопротивление бизнеса и населения, а также нерешительность представителей государственных структур. В связи с этим конструктивный выбор политики ликвидации браконьерства должен осуществляться по критерию минимизации этого внутреннего "напряжения", которое в той или иной мере свойственно каждому сценарию борьбы с нелегальными видами промысла лососей.
7.2. Политика борьбы с браконьерством.
1. Материалы отчета подтверждают, что браконьерство является сложным социально-экономическим феноменом. В силу этого эффективная политика противодействия браконьерству должна иметь адекватную этому феномену системную природу и содержать:
- меры по совершенствованию регулирования процессов хозяйственного использования популяций лососей, по формированию экономических мотивов сокращения промышленного браконьерства и активизации борьбы легального бизнеса с криминальным и бытовым браконьерством;
- меры по развитию региональной экономики, по созданию рабочих мест с доходами, соответствующими потребительским ориентирам населения, что приведет к сокращению социальной базы и масштабов бытового браконьерства;
- меры по оздоровлению ситуации в различных органах, призванных осуществлять контроль над хозяйственным использованием водных биологических ресурсов и их охрану, по консолидации их усилий в сфере рыбоохранной деятельности, что должно стать фактором сокращения всех видов браконьерства, но, прежде всего – криминального.
2. При разработке политики борьбы с браконьерством чрезвычайно конструктивным оказывается сценарный подход – построение и анализ сценария, описывающего развертывание во времени как отдельных мер, направленных на сокращение браконьерства, так и обусловленных ими изменений в поведении хозяйствующих субъектов, а также в их экономическом положении.
Результаты, полученные на основе использования сценарного подхода, позволяют утверждать, что борьба с браконьерством (как в силу того противодействия с которым она столкнется, так и вследствие естественных временных лагов, свойственных процессам воспроизводства популяций) должна иметь своим "оперативным" основанием, как минимум, среднесрочную программу действий (5-10 лет), а в идеальном случае – еще и долгосрочную стратегию на тот период времени, который объективно необходим для практического перехода в режим эксплуатации популяций с несущественными масштабами нелегального промысла.
Рассмотренные в рамках данной работы сценарии позволяют продемонстрировать диалектический характер процессов социально-экономического развития: на начальных этапах борьба с браконьерством порождает существенные негативные изменения в социально-экономической ситуации и с позиции легального бизнеса, и с позиции населения, и с позиции региональных властей. При этом распределение "выигрышей и потерь" между бизнесом, населением и государством может быть весьма различным и определяется конкретными особенностями рассматриваемой программы действий.
Практическая реализация сценарного подхода к анализу различных вариантов политики противодействия браконьерству позволила выявить разрывы во времени между моментом начала борьбы с браконьерством и тем моментом, когда ее положительные последствия перекроют первоначальные финансовые потери или дополнительные затраты, и определить возникающие при этом финансовые дефициты как одно из фундаментальных обстоятельств, которое вызывает на практике естественное сопротивление бизнеса и населения, а также нерешительность представителей государственных структур. В связи с этим, конкретный вариант политики ликвидации браконьерства, во-первых, должен обеспечивать минимизацию этого внутреннего "напряжения", во-вторых, должен включать в себя некоторые компенсационные механизмы: региональным властям потребуется изыскать ресурсы как для активизации самой борьбы с браконьерством, так и для программ компенсации временных потерь бизнеса и населения.
3. Важным направлением политики борьбы с браконьерством должно стать приведение законодательства и режима регулирования промысла в соответствие с биологическими и хозяйственными реалиями.
Во-первых, отказ от процедуры квотирования, которая в принципе не может обеспечить выделение рыбопромышленным предприятиям квот на разные виды лососей в структуре, соответствующей соотношениям численности стад, подходящих к конкретным промысловым участкам, позволит сократить масштабы "вынужденного" промышленного браконьерства, обусловленного несовпадением итогов предварительного распределения квот и особенностей реальной ситуации многовидового промысла.
Во-вторых, поскольку критерии отнесения той или иной разновидности промысловой деятельности к категории браконьерской, формируются нормативно-правовой базой, существенные изменения в масштабах браконьерства и его структуре по видам могут происходить вследствие изменений в соответствующих положениях законодательства и подзаконных актов. Во многих странах не требуется разрешений на лов рыбы для собственных нужд (для натурального потребления в рамках домашнего хозяйства). Если в нашей стране будет принята аналогичная норма, то определенная часть современного бытового браконьерства (определенного в данной работе как бытовое браконьерство II типа) будет переквалифицирована в легальный промысел.
4. Политика противодействия браконьерству, в основу которой положен мотив, не имеющий массового распространения, не может быть эффективной. В связи с этим чрезвычайно важно при определении совокупности тех субъектов, которые могут быть последовательными "борцами" с браконьерством, исходить из результатов анализа реальной, а не идеализированной системы мотивов их поведения (мотивов принятия хозяйственных и/или административных решений).
Кадровую "базу" браконьерства формирует, в основном, именно местное население. Вследствие этого никаких принципиальных, непримиримых противоречий между местным населением (включая и "коренное" население) и браконьерами быть не может.
Есть целый ряд свидетельств "мирного сосуществования" легального бизнеса и бытового браконьерства I типа. В связи с этим, легальный рыбохозяйственный бизнес, закупающий сырье у браконьеров и производящий существенную часть продукции из сверхлимитных ресурсов, в настоящее время и в сложившихся условиях не может рассматриваться как естественная опора борьбы с бытовым браконьерством.
Криминальное браконьерство является устойчивым и значительным по своим масштабам теневым сектором региональной экономики и "поддерживает" производственно-технологическую цепочку от промысла до рынков сбыта (т.е. такую цепочку, которую далеко не всегда удается пока выстроить официальному рыбохозяйственному бизнесу даже при поддержке властей). Эта цепочка порождает теневые доходы не только для организаторов и участников нелегального промысла, но и для населения, занятого бытовым браконьерством, для транспортных предприятий, торговых посредников, а также и "теневые налоги" – платежи коррумпированным представителям власти. В этих условиях попытки мобилизации населения на борьбу с криминальным браконьерством, как и выстроенная в административной логике прямая силовая "атака" на соответствующие криминальные структуры, скорее всего, окажутся малоэффективными.
Следовательно, предпочтение следует отдать политике, построенной на экономических интересах легального рыбопромышленного и туристического бизнеса и предполагающей проявление и обострение конфликтного взаимодействия легальных предприятий с браконьерами. Вариантами такой политики, которые способны активизировать противодействие браконьерству со стороны легального бизнеса, могут служить рассмотренные в отчете сценарий "ресурсного удушения" криминального браконьерства, а также реформа системы управления, предполагающая закрепление рыбопромысловых участков.
www.fishkamchatka.ru

Читайте также...

Благотворительные проекты

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10

Календарь публикаций

Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
25 26 27 28 29 30 1
2 3 4 5 6 7 8
9 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 20 21 22
23 24 25 26 27 28 29
30 31 1 2 3 4 5
 <  Май   <  2022 г.