Последние публикации

19 Май 2022
Муж-рыбопромышленник макаровского депутата заработал 600 миллионов рублей
19 Май 2022
Американским консультантам по морепродуктам запретили работать с россиянами
19 Май 2022
Юрий Трутнев: сохранять природу Камчатки – общая задача всех россиян
19 Май 2022
В Усть-Камчатске стартовала путина! Правда, пока не лососевая
19 Май 2022
11 камчатских предприятий примут участие в конкурсе «Знак качества XXI века» в Москве
19 Май 2022
Александр Прибылов назначен на должность временно исполняющего обязанности начальника рыбоохраны на территории Ярославской и Вологодской областях (Череповецкий район)
19 Май 2022
ЕС выявил проблемы с безопасностью экспорта рыбной продукции из Хорватии
19 Май 2022
Законопроект по экопроцедурам нейтрализует поручение Трутнева по госэкоэкспертизе в марикультуре
19 Май 2022
Субсидии на строительство краболовов на верфях Дальнего Востока будут увеличены до 28% от суммы затрат
19 Май 2022
Комитет Госдумы по аграрным вопросам единогласно поддержал законопроект об ЭПЖ для рассмотрения во втором чтении
19 Май 2022
В Чувашской Республике будет разработан порядок оформления ветеринарных сопроводительных документов на выловленную рыбу
19 Май 2022
На Сахалине рыбоводы Главрыбвода восстанавливают популяцию тайменя
19 Май 2022
«Цифровизация» рыбной отрасли получит законодательную основу
18 Май 2022
Летайте самолетами аэрофлота!
18 Май 2022
Проект "Рыбовед"
18 Май 2022
Рыбакам-любителям объявили объемы
18 Май 2022
На Камчатке отмечен растущий спрос на специалистов в области экологии
18 Май 2022
Перу планирует увеличить производство аквакультурного гребешка
18 Май 2022
Корея существенно увеличила закупки минтая из России
18 Май 2022
Японский импорт угольной рыбы в марте 2022 года
18 Май 2022
РЖД увеличили перевозку тихоокеанских морепродуктов из Приморья на 19% в январе-апреле
18 Май 2022
Абрамченко потребовала снизить зависимость рыбной отрасли РФ от импорта
18 Май 2022
Улов связанных сторон
18 Май 2022
Шлифовка законодательства об инвестиционных квотах продолжается
18 Май 2022
Будущее российского рыбного рынка – в повестке «Недели Российского Ритейла»
18 Май 2022
Нововведения в ФЗ «Об экологической экспертизе» грозят остановкой промысла и застоем марикультуры
18 Май 2022
Производство мидий и устриц в Краснодарском крае в I кв. выросло в 9 раз
18 Май 2022
В Башкортостане подписали Соглашение с 12 резидентом ОЭЗ «Алга»
18 Май 2022
Мало жести: Росрыболовство доложило о нехватке сырья для консервных банок
18 Май 2022
Показатели работы Северо-Восточного ТУ Росрыболовства за прошедшую неделю
18 Май 2022
В Вологде возбудили дело по факту массовой гибели рыбы в реке
18 Май 2022
На международной ассамблее «Каспийский диалог» обсудили состояние рыбных запасов и меры сохранения экосистемы Каспия
18 Май 2022
Завершилась экспедиция для комплексной оценки состояния промысловых запасов крупнейшей реки Кузбасса — Томь
18 Май 2022
Юрий Трутнев ознакомился с работой завода по производству рыбного жира «Омега-3» на Камчатке
17 Май 2022
Рекордные цены на лосося увеличили стоимость импорта бразильской аквакультуры до 248 миллионов долларов в первом квартале
17 Май 2022
Поставки рыбьих жиров в Норвегию сильно замедлились в марте
17 Май 2022
Три судна подготовили к спуску на воду на Вилючинской судоверфи на Камчатке
17 Май 2022
Китай ввел ограничения в отношении 12 российских рыбоперерабатывающих предприятий
17 Май 2022
Специалистами Астраханского филиала ФГБУ «Ростовский референтный центр Россельхознадзора» выявлен возбудитель дактилогироза в семи пробах карповых рыб
17 Май 2022
Партия морепродуктов задержана в пункте пропуска МАПП Забайкальск при осуществлении пограничного ветеринарного контроля
17 Май 2022
Россельхознадзор согласовал возможность поставок на Кубу широкого спектра мясной, молочной и рыбной продукции
17 Май 2022
Праздник корюшки в Петропавловской крепости посетили более 75 тыс. человек
17 Май 2022
С начала 2022 года из Приморского края экспортировано более 460 тыс. тонн рыбопродукции
17 Май 2022
Да ремонтируйтесь… на здоровье… за границей!
17 Май 2022
В ходе всероссийской акции Росрыболовства «День без сетей» браконьеров в Приморье лишили 8 километров сетей
17 Май 2022
Антикризисный план Всероссийской ассоциации рыбопромышленников
17 Май 2022
Рыба пойдёт на борт
17 Май 2022
В Минпромторге готовят предложения по импортозамещению в пищевой отрасли
17 Май 2022
Четыре протокола составили сотрудники СВТУ ФАР в ходе контрольно-надзорного мероприятия по рекам Усть-Большерецкого района
17 Май 2022
В Ленинградской области успешно продолжается корюшковая путина

Подписка на новости

Взаимоотношения между советскими властями и японскими рыбопромышленниками

Приводятся новые материалы, характеризующие различные стороны взаимоотношений между советскими властями и японскими рыбопромышленниками. Эти документы выявлены при изучении фондов Архива внешней политики России, Государственного архива и Центра документации новейшей истории Камчатской области.

ДОКУМЕНТЫ И МАТЕРИАЛЫ (1925-1943 гг.)

Ниже приводятся новые материалы, характеризующие различные стороны взаимоотношений между советскими властями и японскими рыбопромышленниками. Эти документы выявлены при изучении фондов Архива внешней политики России, Государственного архива и Центра документации новейшей истории Камчатской области.

Циркулярное письмо губернского бюро ВКП(б) от 19 октября 1925 г.

Дорогие товарищи!
Приграничное положение Камчатской губернии, наличие иностранных, главным образом, японских концессионных и арендных предприятий на Камчатке (рыбалки, заводы и проч.), обязывает советские и партийные органы наши к особой осмотрительности и выдержанности в своих мероприятиях, дабы не дать повода к недоразумениям и кривотолкам, могущим быть так или иначе использованными иностранцами в их интересах.
В равной мере это относится и к отдельным представителям власти и членам партии.
Иностранцы, японцы главным образом, заинтересованы в том, чтобы под разными формами усилить свое влияние в районах приложения их капитала и, в первую очередь, им необходимо нейтрализовать те или иные ограничения, предусмотренные соглашениями и законами нашими. Возможность указанных попыток со стороны иностранцев нельзя упускать из виду; и потому во взаимоотношениях с ними следует соблюдать максимальную выдержку и осмотрительность.
В частности, имеются сведения, что в некоторых районах японская администрация предприятий проявляет стремление к персональным сближениям с местными ответработниками, причем прибегает к "дружеским" и "на память" подаркам, точно так же, по просьбам местных работников, делает одолжения общественным организациям.
Практикуется устройство нечто вроде банкетов с выпивками на брудершафт, практикуется угощение представителей Таможни и ГПУ, прибывающих в наши порты иностранных пароходов. Эти любезности, быть может, и малозначащие сами по себе, могут, однако, явиться переходными моментами к установлению фамильярных приятельских отношений и повести к кумовству с представителями японского капитала, что явно недопустимо, в частности, практика угощений представителей Таможни и ГПУ, являющихся для досмотра пароходов, может отразиться на тщательности досмотра.
Губбюро Р.К.П., учитывая все изложенное, находит необходимым предупредить всех партийцев, так или иначе соприкасающихся с представителями иностранного капитала или правительств, о недопустимости установления с иностранными представителями отношений, могущих перейти в кумовство.
Из этого не следует, что надо держаться вызывающе или грубо. Нет, нужно держаться тактично, любезно и вежливо, но эта любезность не должна выходить из рамок официальных и не давать иностранцам никакого повода к услугам и одолжениям, так как всякое одолжение создает незаметно некую зависимость от иностранцев, во-первых, и, во-вторых, неудобно для престижа наших организаций и работников.
Конечно, дать рецепт на каждый случай невозможно, но допустимо, что при известных обстоятельствах, по соображениям такта и в интересах соблюдения официальной вежливости, нашим работникам принять приглашение на то или иное торжество или явиться с официальным визитом, но всегда и везде наш работник должен держаться так, чтобы не ронять престижа организации, не становиться в зависимость, не выходить из рамок официальных взаимоотношений.
Устанавливая строго официальные отношения с представителями иностранного капитала, с иностранными рабочими, надо держаться иначе, иметь курс на товарищеское сближение, но и здесь требуется известная выдержка и осмотрительность, дабы не подвести рабочих под удар последующих преследований полиции и не дать повода к малейшим дипломатическим осложнениям, но, в общем и целом, во взаимоотношениях с иностранцами надо проявлять классовый подход - ближе держаться к рабочим и строго официально к администрации и капиталистам.

С коммунистическим приветом
Секретарь Губбюро Д. Бузин,
Уполномоченный Д.В.К.К. Якимов

План работы среди японских рабочих на рыбных промыслах Камчатского полуострова на сезон 1927 г.

1) Основным моментом в работе среди японских рабочих на Камчатке должно явится классовое воспитание рабочих путем пропаганды и агитации, организации профсоюзов рыбаков и вовлечение масс рыбацкого пролетариата во всю политическую борьбу японского рабочего класса, выдвигая основной лозунг: "Только в организационности сила рабочего класса".
2) Кроме этих общих задач, необходимо заострить внимание на изучении повседневных требований рыбаков, организовывая массы вокруг этих требований и добиваясь осуществления их через сами же рыбацкие массы.
3) Методы работы среди японских рабочих на русских и концессионных промыслах должны быть различны.
4) Работа на концессионных промыслах должна выражаться в изучении общих условий, обстановки работы, изучение общих условий труда и быта рабочих на промыслах, выявление активного элемента среди рабочих, организации актива руководящей группы масс. Налаживание связи через эти группы с широкой массой рабочих, проводя тем самым через эти группы с широкой массой рабочих, всю работу по созыву общих собраний, митингов, совещаний, бесед и распространение литературы.
5) При проведении агитационно-пропагандистской работы на концессионных промыслах основными лозунгами должны быть:
а) в организации рабочего класса - его сила и мощь;
б) организуйте в Японии союзы рыбаков;
в) организовавшись в союзы, нам легче будет вести борьбу с капиталистами;
г) требования восьмичасового рабочего дня;
д) требования повышения заработной платы;
е) долой самоуправление сендо (старшин, руководителей. - Ред.);
ж) требования человеческих обращений;
з) долой кабальные договора;
и) требуйте принятия законодательства СССР.
6) Работа среди японских рабочих на русских промыслах должна пойти по линии общих задач, указанных в первом пункте, и по линии разъяснения колдоговора и проведения его в жизнь.
Вышеуказанные мероприятия должны проходить путем созыва: отдельных митингов и собраний японских рабочих, путем совместных собраний, вечеров смычки и т. д. с русскими рабочими. Вся работа должна проходить под непосредственным руководством промыслового комитета и инструктора среди японских рабочих.
7) Провести возможный учет всех членов союзов из среды японских рабочих по всем промыслам. Не только русских, но и японских. При проведении агитпропработы за организацию союза рыбаков, вопрос о принятии японских рабочих в члены означенного союза стоять не должен. Японские рабочие в союзы не принимаются, но последние должны быть обслуживаемы и наравне с членами союза, т. е. могут быть выбраны в профком и выделены в различные комиссии. Уплата членских взносов в наш союз организованными членами японрабочих может проводиться только тогда, когда сами в отдельности каждый рабочий член японского союза пожелает это сделать.
8) В целях развития работы и дальнейшего ее укрепления и углубления, сосредоточить внимание инструкторов на выявлении и подборе актива; актив организуется в тройки или пятерки. Группы организуются по принципу промыслов, т. е. на каждом промысле своя группа, при чем на промысле может быть организовано несколько групп по баракам, общежитиям. Связи между группами осуществляются посредством представителей от групп. В целях конспирации составы групп не должны быть известны друг другу. Группы существуют весь сезон, а по окончании сезона они должны явиться инициаторами по организации союзов в Японии.
9) Инструкторам совместно с …комом (в оригинале неразборчиво. - Ред.) обратить внимание на подготовку актива.
10) В целях успешного проведения работы необходимо наладить связь, как с районными уполномоченными, промысловыми комитетами, так и с партийными и комсомольскими организациями, а также через таможенных уполномоченных и промнадсмотрщиков, если последний состоит членом ВКП(б), ВЛКСМ. Особо необходимо обратить внимание на связь при обслуживании промыслов в концессионных водах.
11) При возникновении контактов в связи с проведением в жизнь коллективного договора, в части касающихся японских рабочих, конфликты разрешаются Р.К.К. с участием инструкторов. Конфликты должны быть разрешены посторонним составом Р.К.К., существующем на промысле.
Произвести полный учет всей литературы на японском языке на Камчатке.
12) База литературы группируется при райуполномоченных, где должна быть также и библиотека и библиотека-передвижка.
13) Дальнейшее изучение условий труда рабочих должно происходить примерно по вопросам следующего порядка: а) число рабочих? б) их социальный состав? в) квалификация? г) отношение к профсоюзам? д) продолжительность работы на Камчатке? е) из каких районов? ж) отношения между сендо и рабочими? з) отношение между русскими и японскими рабочими и т. д.
14) Должна быть установлена систематическая связь с Окрпартбюро и Крайкомом, путем телеграмм и краткой информации через письма.
15) Выяснить возможность организации русско-японского комитета союза пищевиков. Повести агитацию в направлении осуществления этого лозунга.

Протокол заседания заводского комитета рыбоконсервного завода Дальгосрыбтреста в Усть-Камчатске от 20 июля 1927 г.

Член завкома Андрющенко. Информация о пункте 56-м коллективного договора.
Что дает наш колдоговор японским рабочим? Установлен восьмичасовой рабочий день, еженедельный день отдыха, в случае работы в день отдыха рабочие получают две иены, а за погрузочно-разгрузочные работы - 1 сену с одного пуда в сверхурочное время, продукты питания бесплатно, через выборного артельщика из рабочих выданы расчетные книжки, мыло и спецодежду по номенклатуре, приложенной к колдоговору, индивидуальные расчеты с каждым рабочим…
10-го числа было собрано общее собрание японских рабочих, на котором присутствовало около 200 человек…
[Требовали:] 2) принять меры к прекращению избиения рабочих японской администрацией и устранить их произвол, 3) улучшить питание, 4) улучшить жилищные условия и просить русских рабочих временно до постройки барака уступить им свое помещение, 5) улучшить лечение и питание больных, 6) не продавать предметы первой необходимости через сендо…
Постановили: …предметы первой необходимости передавать непосредственно рабочему. При предъявлении наших требований Заводоуправление возражало против невозможности выполнения следующих пунктов:
- индивидуальных расчетов с рабочими;
- урегулировать рабочее время;
- передачи продуктов питания, предметов первой необходимости в руки артельщиков;
- трудности выдачи расчетных книжек;
- боязнь остаться без японской администрации.
По предъявлении завкомом требований… японская администрация, в принципе, против нашей заработной платы не возражала, но заявила, что о применении наших законов о труде думают запросить японское правительство. В то же время они против дней отдыха, против того, чтобы рабочие устраивали собрания, против того, чтобы члены завкома ходили в барак японских рабочих, и вообще, хотят, чтобы все было по старому, без применения наших законов о труде.
В практическом проведении в жизнь дня отдыха 10 июля мы встретили большое сопротивление японской администрации, но все же кое-как пол дня отдыха имели.
Примерно на другой день сендо Савада, приехав с морского берега на завод, в пьяном виде избил в бараке выборного представителя от рабочих т. Осава. Придя на завод в лакировальное отделение, избил рабочего во время работы и при отъезде заявил японским рабочим, что он бил и бить будет. Вечером того же дня один из помощников сендо избил одного больного японского рабочего. Японские рабочие окончательно были возмущены поведением сендо и заявили, что объявят забастовку, в то же время требуя принятия мер.
Завком в переговорах с рабочими урегулировал вопрос о забастовке, и окончательное требование рабочих было, чтобы сендо извинился перед рабочими, которых он избил, и привлечь их к ответственности за избиение. Завком довел до сведения заводоуправления, требуя принятия мер против сендо и его извинения перед рабочими. Заводоуправление, вызвав японскую администрацию, потребовало извинения, но во время этих переговоров был получены сведения, что японской администрацией отдано распоряжение не выходить на работу, заявив, что мы еще не договорили по вопросу применения законов о труде, поэтому пока прекращаем работу.
Но работать нужно было. Пришедшие японские представители в завком спросили, как быть в настоящее время. Завкомом было разъяснено, что, несмотря на всякие распоряжения, рабочие должны выходить на работу, что немедленно было проведено в жизнь. С этого момента окончательно выяснилось провокационное поведение японской администрации, выяснилось, что они уже не выполняют распоряжений заводоуправления, и их авторитет среди рабочих был уже потерян. В конце этих переговоров они заявили, что за побои извиняются, но работать на таких условиях больше не будут.
В конечном итоге заводоуправление и завком стали перед фактом: остаться без японской администрации или сохранить все старые порядки, не применяя колдоговора, но с японской администрацией. После совещания местных организаций было решено отправить местную японскую администрацию на морской участок, оставив там ее работать вплоть до окончания сезона. В момент отъезда завком увидел, что старшинки сендо развили соответствующую агитацию о том, чтобы они бросали работу и ехали на морской участок. Заметны были кое-какие результаты их работы.
Завком, учтя создавшуюся обстановку, согласовал вопрос о снятии с работы всех японских рабочих, собрал общее собрание, на которое были приглашены управляющий заводом Волков, где его целью должно было быть сказать рабочим, что с отъездом сендо, японские рабочие получат зарплату непосредственно через Дальгосрыбтрест. Делалось все это в очень слабой форме, путем вопросов со стороны рабочих управляющему, который пытался даже пригласить для переговоров уволенного японского переводчика.
На этом же собрании открылось, что сендо считал рабочим куичи (премиальные. - Ред.) не по 50, а 40 иен со 100 коку (1 коку - 1,5 ц. - Ред.). В общем, провокация японской администрации не удалась: в том, что деньги им не заплатят и в результате отъезда изменения в количестве рабочей силы получились следующие: чернорабочих 118, береговых рабочих 13, рабочих пристани 13, лебедки и водокачка 6, плотников 18, коммунальные услуги 6, рабочих икрянки 7, судовой команды 13, администрации 8.
Уехало со старой администрацией: администрации 8, плотников 9, береговых рабочих 8, промысловых рабочих 5, рабочих пристани 4, катерная команда 4, коммунальные услуги 2, всего 40 человек. Из уехавших приехало 2 плотника и 6 человек самовольно, и японские рабочие остались без администрации. Завком совместно с представителями японских рабочих выделили новую администрацию из рабочих, ранее работавших на административных работах, как-то сендо, переводчика и т. д., и представил их заводоуправлению в лице управляющего заводом Волкову, который утвердил их в новых должностях. Работы продолжались нормально.
Кроме этого, мы сейчас имеем сведения о том, что японская администрация на морском участке прекратила работу и предъявила заводоуправлению требование об отправке их в Японию (обстановка выясняется)…

Протокол заседания партбюро ячейки ВКП(б) рыбоконсервного завода Дальгосрыбтреста в Усть-Камчатске от 25 июля 1927 г.

…Было необходимо принять меры к проведению договора, главное о распределении куичи, о выдаче расчетных книжек и пр. Сендо на это не согласился. Кроме того, нужно сказать, что сендо при расчете с рабочими за выданные товары делал наценку в свою пользу. После проведенного собрания японских рабочих сендо напился пьяный и некоторых рабочих, в особенности выступавших на собрании, избил. После таких с его стороны поведений было предложено сендо перед рабочими извиниться, но последний счел это неприемлемым.
После переговоров с ним, отказа в исполнении требований самых выполнимых, заводоуправлением было предложено выехать на морской участок, а среди оставшихся на заводе рабочих был выбран сендо из среды рабочих. При отъезде старым сендо была проведена агитация за выезд на морской участок, а также за увод катера "Кита". Остальные японские рабочие, видя впервые такое положение, все же, хотя опасались запугивания сендо, принимали активное участие в выборах сендо, артельщика и писаря. На первых порах, правда, выборные растерялись в исполнении и даче распоряжений, а также и со стороны было рабочих: и то, дескать, был вчера как савка, а теперь распоряжается. Но в настоящее время дело налаживается.
Рабочим объявлена ставка зарплаты, распределение куичи, оплаты за выгрузку и то, что распределение будет производиться при участии их выборных. На морском участке дело обстояло хуже. Сюда прибыл японский консул Агата, который не понял предлагаемых нами условий по распределению куичи, что, дескать, куичи будут делиться поровну, но это не верно, куичи будут распределены между всеми рабочими, как морского участка, так и между заводскими рабочими, а к тому же по их специальности.
Было прислано с морского участка письмо, мотивируют на такие указания консула, в конце концов, с 19 июля бросили производить работу. Возможно, что работу продолжать не будут, заявляют об отправке в Японию…
Т. Иси… (японский "профработник". - Ред.) на культработе. Среди японских рабочих идет обучение русскому языку при участии тов. Иси… У Иси большое сближение с рабочими. Он даже пьет вместе с ними сакэ и каждый день бывает пьяный, в результате получается то, что рабочие выбранного сендо и переводчика не слушаются и не хотят работать, а Иси берет на себя функции хозяйственника и администратора, благодаря чему японцы окончательно из рук выбиваются…

Промысел лососевых в открытом море при помощи тате-ами

(статья инженера водно-промысловой исследовательской станции Такама Итаро, переведенная из журнала "Течи Гио-Гио Кай" от 18 ноября 1930 г.)
Наша рыбопромышленность в русских территориальных водах охраняется японо-советской рыболовной конвенцией, составляя право нашей Империи, но с каждым годом наступление советских госрыбоорганизаций увеличивается, и в результате давления советских властей налицо имеется угроза прекращения нашей рыбопромышленности в русских водах. Поэтому, безусловно, правительство и, прежде всего, Рорио Суйсан, Кумиай, Хойкуто Киокай и другие организации стремятся принять против этого какие-нибудь меры. Если окажется, что лососевых можно ловить не с береговых участков, а в открытом мое, то можно будет производить промысел лососевых, не имея никакого отношения к СССР. Если бы пойманную рыбу можно было бы обрабатывать на плавучих заводах, как это делается на краболовах, то вопрос бы был разрешен.
Если дело будет обстоять так, то вопрос рыбопромышленности в русских территориальных водах решится не дипломатическим путем, а чисто технически. После производства в этом направлении всевозможных опытов и исследований выяснилось, что, по-видимому, можно заниматься рыбным промыслом в открытом море. Среди рыбопромышленников северных морей появилось достаточное количество желающих заниматься этим, и в этих видах был издан закон о рыбопромышленности с судов-баз. Постепенно практически осуществляется лов в открытом море, и в этом году в водах восточной Камчатки работала фирма Яги при помощи ставных неводов и фирма Хокусюи Гиогио при помощи плавных сетей (нагаин-ами), а на западной Камчатке ставными неводами работали Шова Косен Гиогио и Хокусю Гиогио.
Возможна или нет на практике работа тате-ами в окрытом море? Так как лососевые из открытого моря направляются для нереста в устья рек, то потому их легче всего ловить в устьях рек. Но если делать еще один шаг вперед, то нет ничего невозможного ловить их в открытом море. Но в открытом море лососевые идут не так густо, как у берегов, а рассеявшись. И если существуют у них определенные пути, то, как узнают их? Невозможно ли поставить тате-ами в открытом море на пути движения их? Над всеми этими вопросами промышленники ломают себе головы. Поэтому в прошлом году фирма Тайо Гиогио Кайша на западном берегу Камчатки против Явиной поставила в открытом море тате-ами, но так как этот невод не был поставлен как следует, то это дело закончилось полной неудачей.
Поэтому, в результате такого несчастливого опыта, заинтересованные промышленники с прошлого года до времени текущего года проводили, насколько это было возможно, изучение и обследование, истратив на это большие деньги, и в результате этого пришли к следующему способу ведения работы. Я тоже принимал участие в этом, как один из изучающих лиц в составлении плана и установке на практике тате-ами на этом берегу. Я приступил к работе с уверенностью успехе, но на практике теория не совпала с практикой, и между ними оказалась соответствующая разница, так как имелось предположение о возможности улова в 10 000 коку. Дело же закончилось тем, что поймали 6 500 коку.
Но, конечно, это произошло оттого, что русское охранное судно перерезало невода, и работу пришлось прекратить перед самым началом главного сезона лова. Во всяком случае, в результате этого рыбопромышленниками северных морей была признана ценность тате-ами в открытом море. Этим еще можно утешаться. Вышеупомянутое относится к восточному берегу, где в открытом море был поставлен тате-ами.
Сравнение открытого моря с береговыми участками. При установке ставного невода на береговых участках повторяют один и тот же способ. Поэтому ни сам хозяин, ни его сендо не имеют никакого опыта в смысле новых открытий, а работают, основываясь на прежней практике без особых препятствий. Что же касается лова в открытом море, то это работа совершенно новая, и на практике бывают случаи, когда совершенно неизвестно, как лучше бывает поступить.
Прежде всего, на береговых участках совершенно бывают неизвестны пути рыбы. Этого совершенно нет в открытом море. То есть, у берегов кета идет по определенному направлению вдоль берега, но в открытом море - это совершенно неопределенно. Особенно перед временем разгара нереста, рыба попадает в невод с разных направлений. Эту рыбу называют также "прыгающей", каковая не торопиться подниматься по реке. Поэтому из семи тате-ами, поставленных в этом году, были разные результаты: одни давали хороший результат в начале сезона, другие - в самый разгар хода рыбы…
В этом году приступили к работе, предварительно сделав соответствующие приспособления. Работа вначале пошла, как предполагалось, и не было допущено крупных ошибок. Затем, предполагали, что при обработке придется столкнуться с большими неудобствами, так как в отличие от краболовов, приходится обрабатывать большое количество рыбы в короткий срок, например, несколько десятков тысяч ящиков. Предполагали, что будут затруднения в связи с установкой и с обрабатывающими улов рабочими. Но на практике приготовили 30 000 ящиков и увидали, что этот вопрос решается довольно просто. Кроме того, консервы, приготовленные из продукта, добытого в открытом море, на Лондонском рынке получили более высокую расценку, чем продукт, изготовленный на береговых участках. В этом отношении можно сравнить с примером, имевшим место с крабоконсервами, изготовляемыми на береговых участках и краболовах.
Какой невод является подходящим. …Так как рыба в открытом море идет более редко, то поэтому необходимо при установке тате-ами в открытом море крылья (каки-ами) делать гораздо более длинными. В открытом море против реки Камчатка на восточном берегу необходимо делать крылья приблизительно в пять миль, чтобы рыба не шла к берегу. В противном случае, я думаю, что трудно достигнуть тех результатов лова, как и на береговых участках.
Ценность рыболовных участков при лове в открытом море. В этом году на восточном побережье Камчатки было очень мало рыбы. По газетам, фирма Ничиро на восьми участках у устья реки Камчатки поймала рыбы меньше, чем в обыкновенные годы. По смете предполагалось поймать 51 200 коку, а поймали всего 20 400 коку. Таким образом, смета оказалась невыполненной даже наполовину. Соответственно этому, при лове в открытом море поймано тоже меньше, чем половина, то есть около 6 500 коку. Это количество составляет треть того, что поймала фирма Ничиро на участках у устья реки Камчатки.
Сравнение восьми участков фирмы Ничиро с одним морским как будто бы является неправильным, но, как выше уже было сказано, процентное соотношение между уловом на береговом участке и в открытом море не является случайностью, а представляет собой нормальное явление. То есть на расстоянии 3-4 миль в глубь моря от неводов фирмы Ничиро количество улова должно составлять одну треть. На этом основании по качеству рыболовный участок фирмы Яги можно сравнить с хорошим участком фирмы Ничиро…
Если принять во внимание, что таковой лов начали производить в нынешнем году впервые… то легко предвидеть, что лов в открытом море при помощи тате-ами создает новую эпоху в рыбопромышленности северных морей…
Если бы фирма Ничиро, израсходовав часть своих прибылей, организовала бы по примеру общества Хеяей Кенкюкай при Киодо Гио-гио Кайша организацию для изучения, то, возможно, что она не очутилась бы в столь печальном положении, как сейчас…
Рыболовная японско-русская конвенция 1907 г. была заключена на основании Портсмутского договора. В этой конвенции права нашей рыбопромышленности были разработаны до мелочей. В 1919 г., как следовало по соглашению, должна была быть пересмотрена японско-русская конвенция, но так как за два года до срока вспыхнула революция, то в России не было законно признанного правительства, почему нам пришлось вести переговоры даже с Омским правительством, с которым было достигнуто соглашение о продлении действия конвенции и всего к ней относящегося.
Весною 1920 г. произошли Николаевские события, и в Николаевск, Де-Кастри и на Сахалин вступил наш флот. С этого года до 1925 г. наша рыбопромышленность охранялась военным флотом. В том же году, когда были Николаевские события, партизанами были сожжены 20 японских рыбалок и три крабовых завода.
Поэтому, чтобы сохранить в независимости свои права, предоставленные конвенцией, в 1921 и 1922 гг. сдавали деньги в депозит в банк, то есть японцы были вынуждены производить свободный лов. В конце 1922 г. советское правительство объединило под своей властью и Дальний Восток. Весною 1923 г. были урегулированы все прежние вопросы с рыболовными участками, и был заключен с советским правительством договор на один год. На основании Пекинского соглашения в декабре того же года начались переговоры о перезаключении рыболовной конвенции.
Так как в смысле политическом и экономическом русское правительство отличается от всех других государств, то из-за вопросов о государственных, кооперативных организациях, а также о консервных заводах - переговоры несколько раз срывались. Поэтому переговоры о перезаключении конвенции велись очень долго, и только в январе 1928 г. была заключена японско-советская рыболовная конвенция, которая действует в настоящее время, каковая вступила в действие с мая того же года. Эта конвенция, имея в своей основе Портсмутский договор, является его следствием.
Общее состояние русских участков. Русские начали в крупном масштабе работать в области рыбной промышленности на Дальнем Востоке с 1893 г. После обмена в 1875 г. Сахалина на Курильские острова, русское население обратило внимание на выгодность сахалинских рыбалок, ранее эксплуатировавшихся японцами. В заливе Анива в 1893 г. эксплуатировалось 6-7 рыболовных участков. Но они не имели достаточного капитала и не умели работать. Поэтому эксплуатация ими производилась совместно с японцами. Кроме этого, в то же время японцы снимали участки на один год, но на следующий же год участки сдавали русским. Например, в 1899 г. свыше десяти хороших рыбалок, эксплуатировавшиеся японцами, были переданы русским.
В устье Амура рыболовные участки, перешедшие русским, тоже первые были открыты японцами. Японцы выезжали туда на лов рыбы с 1892 г. В 1912 г. парусных и паровых судов, приходивших на лов рыбы, было свыше 80, каковые вылавливали около 320 000 коку. Это было наилучшее время. Затем их количество стало постепенно уменьшаться, и в 1916 г. их осталось уже совсем незначительное количество.
Это произошло оттого, что русские изменили закон, запретив лов иностранцами и ограничив права их. Русские к этому времени научились от японцев ловить рыбу и могли сами эксплуатировать участки. На Камчатке впервые стала работать "Котиковая Компания" в 1895 г., когда отправила три японских парохода для лова в бухте Авача. В 1907 г. была заключена рыболовная конвенция, и в местах, где могли ловить только русские, было всего свыше десяти рыбалок (в 1908 г.). Больше всего было в 1919 г. - 87 участков. Кроме того, русские снимали участки в устьях рек и в бухтах, исключенных из действия конвенции.
Однако же, все предметы, необходимые для эксплуатации, брали в Японии и пользовались трудом японских рабочих (теперь так же). В 1922 г. советское правительство (правящее сейчас в России) дошло до Дальнего Востока и, в особенности с 1928 г., началось плановое развитие Дальневосточной рыбопромышленности. В том же году у них было 42 участка, в 1929 г. - 162 участка, в 1930 г. - 270 участков. Этим был побит рекорд русской дальневосточной рыбопромышленности.
В настоящее время вопрос о 43 лучших забранных русскими участках и 75 участках, имеющих большое значение, стоит между обоими государствами. Сейчас на Камчатке такое же положение с утеснением японцев, как было на Сахалине в 1899 г. и амурскими участками в устье и лимане Амура, что стоит в связи с изменением вновь изданных законов. Но зато развиваются русские.
В настоящее время поверхностным образом русские рыбопромышленные организации можно разделить на три вида: на государственные, кооперативные и частные…
Вопрос о территориальных водах. На основании рыболовной конвенции в 1929 г. в октябре в СССР был принят закон относительно рыбопромышленности, в котором советские территориальные воды были определены в 12 миль шириной. Япония считает территориальными водами трехмильную полосу. В 1908 г. при принятии закона о Морском рыболовстве территориальные воды свои Россия установила в 12 миль, но тогда относительно этого вопроса не было достигнуто никакого определенного результата; так как Японией было сделано заявление о непризнании этого района, а Россия на это ничего не ответила.
Так как мнения относительно территориальных вод Японии и СССР не сходятся, то до сих пор бывало много случаев, когда японские суда захватывались или подвергались осмотру, с точки зрения Японии в международных, а с точки зрения СССР - советских территориальных водах. Имеются лица, которые из-за этого потеряли свое имущество, некоторые потеряли даже жизнь. Самый вопиющий пример этого - это когда в 1925 г. был захвачен краболов "Ристо-мару" в Охотском море.
В результате переговоров по этому вопросу, говорят, что СССР в 1928 г. обещал не захватывать японских судов, не заходящих в трехмильную зону. Затем, в июле 1927 г. был убит капитан моторного катера "Нитто-мару" с краболова "Кантон-мару" в то время, когда японским краболовом "Кантон-мару" было замечено кораблекрушение зафрахтованного СССР судна около Утхолока. Когда "Нитто-мару" вышел на помощь погибавшему судну, то капитан его был убит. По этому вопросу заявлен протест японскому правительству, но никакого результата из этого не получилось.

Выписки из отчета за рыболовный сезон 1934 г. дипломатического агента НКИД СССР Г. Д. Тихонова об оказании помощи экипажу японской шхуны "Зинзиро-мару"

29-го июня на западный берег мыса Лопатка штормом была выброшена японская рыболовная шхуна "Зинзиро-мару". Шхуна получила значительные повреждения и течь. Команда шхуны в числе 8 чел. 30 июня была погранвластями снята со шхуны и размещена в жилом помещении.
2-го июля вылетевшим из Петропавловска гидропланом на мыс Лопатка было сброшено распоряжение об оказании содействия команде шхуны и принятии мер к доставке людей на ближайший японский завод для переотправки затем в Японию.
3-го июля дипагентство сообщило япконсульству об аварии шхуны, об оказанной помощи и принятых мерах по возвращению людей в Японию.
4-го июля с японского завода № 32 прибыл на место аварии находившийся на западном берегу секретарь Консульства Гото и представитель МКПП (морского контрольно-пропускного поста. - Ред.) Усть-Большерецка. Шхуна была оставлена на месте, а команда была доставлена консульским катером на 32-й японский завод.
23 июля вице-консул прислал дипагентству письмо, в котором, согласно инструкции Яппра (японского правительства. - Ред.), просил передать местным властям и погранохране благодарность за оказанную помощь шхуне и содействие ее команде (акт об аварии и письмо Консульства, приложение № 12).
Приложение № 12
Акт. 1934 года, июля 4 дня. Мы, нижеподписавшиеся: нач. КП Камчатского Погранотряда м. Лопатка - Коваленко Павел, капитан шхуны "Зинзиро-мару" - Шинабо Казанучи составили настоящий акт в том, что 30-го июня 1934 года была обнаружена на западном берегу м. Лопатка япшхуна; при приезде Нач. погранпоста на место крушения оказалось, что шхуна "Зинзиро-мару" сидела на мели. Из расспросов капитана шхуны выяснилось, что шхуна села на мель 29 июня в 22 часа 35 минут вследствие большого шторма при западном ветре.
При осмотре оказалось, что у шхуны повреждены лопасти гребного винта, руль и кормовая часть, куда начала протекать вода в шхуну. На шхуне было 8 человек команды: капитан Шинабо Казуичи, Ито Катутаро, Хамазоно Сигоноре, Такиучи Коги, Такимура Хидикичи, Маеда Коносуке, Фукусике Какичи, Инаката Нозазиро.
Шхуна "Зинзиро-мару" принадлежит господину Ямазаки Ичизо. Просьба команды шхуны высадиться на берег с вещами со стороны начальника погранпоста м. Лопатка была удовлетворена. Команда высадилась на берег 30 июня в 10 часов утра и направлена на пост, где было предоставлено ей помещение с печкой и посуда для варки пищи. Личные вещи команды и необходимые продукты питания были представлены с места аварии на пост подводой. Команда находилась на посту 2-е суток, где им были предоставлены часть продуктов, хлеб и посуда для варки.
2-го июля команда шхуны согласилась сделать пробный спуск шхуны на воду, куда вышла в 12 часов, а личные вещи и продукты были представлены подводой к шхуне. Шхуну снять не удалось без помощи катеров, и команда осталась на берегу в палатке ожидать прихода катера для снятия их и отправки по назначению. 4-го июля в 13 часов прибыл катер для снятия команды шхуны с 32-го японского завода - название катера "Хакуе-мару" японского консульства в Петропавловске, на котором прибыли команда катера 3 человека, 5 человек рабочих, управляющий 32 завода Цуцуми, секретарь японского Консульства в Петропавловске и представитель МКПП в Усть-Большерецке т. Сачук, который снял команду на борт в 19 часов и отправился в Озерную.
Шхуна "Зинзиро-мару" осталась на месте до прихода парохода из Японии, который произведет ремонт и снятие таковой с мели. На шхуне остались груз, часть горючего и инструменты. Места не считаны и не передавались командой, в чем составлен настоящий акт в 3-х экземплярах. Подписи.
Команда выносит благодарность за оказанную помощь - предоставление помещения, подводы для перевозки грузов и личных вещей и предоставление части продуктов - хлеба, масла и сахару. Команда никаких претензий к погранпосту м. Лопатка не имеет, в чем и подписываемся. Команда шхуны: 8 подписей по-японски. Секретарь японского Консульства в Петропавловске Гото
Японское консульство в Петропавловске-на-Камчатке. 23 июля 1933 г. Г-ну Г. Д. Тихонову, Дипломатическому агенту Народного Комиссариата по Иностранным Делам на Камчатке.
Настоящим имею честь, согласно инструкции от своего Правительства, просить Вас передать соответствующим Советским властям нашу глубокую благодарность за помощь, оказанную японской шхуне, потерпевшей аварию 23-го июля с. г. около м. Лопатка, властями советской пограничной охраны, а также за всякие содействие и удобства, как-то: ночлег в помещении, повозку, провизию и пр., предоставленные последними команде на указанной шхуне.
При этом я считаю своим долгом и уведомить Вас, что вышеуказанная команда 11-го сего июля на п/х "Синто-мару" благополучно была доставлена в Хакодате. Пользуясь случаем, прошу Вас принять уверения в совершенном своем к вам почтении. И. д. Консула Японии Юхаси

Выписки из отчета за рыболовный сезон 1934 г. дипломатического агента НКИД СССР Г. Д. Тихонова об оказании помощи экипажу японской шхуны "Кинси-мару"

7-го сентября в 400 метрах от о. Птичий села на камень и получила пробоину шхуна Бюро рыбопромышленности и Минземлесов "Кинси-мару", имевшая разрешение на заход в этот пункт. Через два часа к месту аварии прибыли погранвласти с предложением помощи. Находившийся на шхуне инженер Минземлесов Като от помощи отказался и просил Начальника МКПП разрешить заход к месту аварии для оказания помощи плавающей в этом районе шхуне Минземлесов "Сюнкоцу-мару".
8-го сентября Дипагентством была получена телеграмма от япконсула, находившегося на пароходе "Синто-мару" на западном берегу, в которой сообщалось о том, что шхуной "Сюнкоцу-мару" получено разрешение от Полпредства на заход к аварийной "Кинси-мару".
Дипагентство договорилось с погранвластями о допуске шхуны и оказании ей содействия по спасению "Кинси-мару". Шхуна "Сюнкоцу-мару" пришла к месту аварии 9 сентября и 15 сентября, окончив ремонт, вместе со шхуной "Кинси-мару" ушла в открытое море.
Начальник МКПП района о. Птичьего, имея указание погранвластей получить письменную благодарность от аварийной шхуны за помощь и содействие ей, в период работы шхуны "Сюнкоцу-мару" неоднократно пытался предлагать ей нашу помощь, от которой обе шхуны неизменно отказывались. Желая все же добиться по примеру случая со шхуной "Зинзиро-мару" на Лопатке получения благодарности от шхуны "Кинси-мару", Начальник МКПП по своей инициативе вступил в переписку с инженером Минземлесов Мияке, находившемся на шхуне "Сюнкоцу-мару", и послал ему подарки (хлеб, масло). В результате этой переписки получил письмо капитана шхуны "Кинси-мару" с благодарностью "за любезность" (переписка, приложение № 13).
Приложение 13
1. Письмо Нач. МКПП инженеру Мияке на шхуну "Сюнкоцу-мару". Не имея возможности, ввиду болезни, лично передать Вам, что разрешение Полпредства в Токио на пребывание в наших водах "Сюнкоцу-мару" на время аварии "Кинси-мару" получено, пользуясь благоприятной погодой, сообщаю об этом моим сотрудником. Дабы скрасить вынужденное пребывание "Кинси-мару" в наших водах и со слов переводчика зная Ваше стремление к русскому хлебу и маслу, пользуясь случаем, указанное посылаю Вам. Еще раз сообщаю, что если Вам потребуется помощь для скорейшего ремонта, к Вашим услугам. Панков. 12 сентября
Письмо инженера Мияке со шхуны "Сюнкоцу-мару" Начальнику МКПП. Спасательные работы, начатые 9 сего месяца у "Кинси-мару", идут успешно. 13-го успею поставить временный руль и завтра совершить пробное плавание, так что мы уверены как-нибудь обойтись без дальнейшего Вашего беспокойства с Вашей стороны. Мы очень благодарим за Ваши беспрестанные хлопоты. С совершенным почтением Мияке. 13 сентября (с письмом приложены консервы).
2. Письмо Нач. МКПП инженеру Мияке на шхуну "Сюнкоцу-мару". Господин Мияке, очень рад, что ремонт обошелся в 5-7-дневную стоянку при благоприятной погоде, могло быть хуже. Если Ваше судно готово к отходу, жалею, что не имею возможности лично пожелать Вам счастливого пути, если же не готово, еще раз предлагаю услуги нашего предприятия для успешного окончания ремонта. С почтением Панков (даты нет).
Письмо капитана шхуны "Кинси-мару" Начальнику МКПП. От капитана Симохачи г-ну Панкову. На это раз Вас заставили много беспокоится о нас, но к счастью вчера установили временный руль, и "Кинси-мару" совершило пробное плавание, результаты которого дали удовлетворительные. Этим случаем я шлю Вам благодарность за Вашу любезность за время стоянки около о. Птичий (даты нет). (С письмом присланы консервы.)

Акты, составленные советской стороной о нарушении японскими кораблями территориальных вод СССР, 1934 г.

С начала мая по сентябрь включительно в водах Камчатки находились по 2 японских миноносца, приходившие сюда посменно их порта Оминато. Миноносцы курсировали вначале в районах Усть-Камчатска до Тигиля и позднее, с переходом японских плавзаводов с восточного на западный берег, в районах Усть-Большерецка до острова Птичьего.
За это время были 2, так называемых "невинных прохода" японских миноносцев курсом через наши воды - 19 июля в Большерецком районе и 31 августа в районе реки Колпаковой и 2 следующих нарушения территориальных вод (акты, приложение № 8).
Приложение № 8
Акт. 1934 года 19 июля, 17 часов. Рыбучасток 834 АКО на западном берегу Камчатки. Начальник пограничного поста Большерецкого МКПП Ярцев в присутствии завбазой АКО № 7 Гущина и счетовода той же базы Пронина составили настоящий акт о нижеследующем: 19 сего июля в 15 часов за пределами 3 миль, на траверзе 34 японского завода на горизонте моря заметил неизвестное военное судно, державшее курс на сближение к берегу. В 15 часов 55 минут указанное судно на траверзе рыбучастка АКО № 841 вошло в 3-х мильную зону и на расстоянии двух миль от берега, параллельно берегу, прошло курсом с юга на север. В 17 часов на горизонте моря скрылось. Наблюдением за движением судна установил: указанное военное судно имело японский военный флаг, окрашено в шаровый цвет, двухмачтовое. Людей во время движения судна не было видно. Скорость движения имело 9-10 миль в час. Действий никаких не производило. В чем и составили настоящий акт. Подписи.
Акт. 1934 г., августа 31 дня, КП Колпаково. Я, нач. Контрольного поста Колпаково Алимжинов А. в присутствии кр-ца Очкина Кузьмы, настоящий акт составил в нижеследующем: 31 сего месяца в 23 часа 10 минут на участке КП Колпакова курсом с севера на юг в расстоянии двух миль от берега прошло военное судно японского военного флота (миноносец) видны были сигнальные, название не установлено. О чем и составлен настоящий акт в 1 экз. Подписи.
Акт. 1934 г., июля 18 дня. КП Соболево, коса Воровская. Я, начальник Контрольного поста Соболево Гороковский Григорий Иванович в присутствии кр-цев того же поста Зеленина М., Теплых В. настоящий акт составили в нижеследующем: 17 сего месяца в 21 час. 30 минут на траверзе японского рыб. участка № 767 в 5 милях от берега, т. е. на широте 54о 13' 30" и долготе 155о 40' встало на якорь военное судно (миноносец) под японским флагом. На другой день, т. е. 18 июля в 9 час. 50 мин. миноносец, выбрав якорь, на этом же рыболовном участке, приблизился к берегу на расстоянии 2-х миль и, не бросая якоря, в таком положении простоял 35 минут. В это время к борту миноносца с крабового поля уч. № 123 были направлены 2 кавасаки, принадлежащие 19 японскому заводу. 1-й за № 884, старшина Эбино Тогитару, 2-й за № 881, старшина Сагоиро Иксабуро. На обоих кавасаки команды по 3 человека. Пробыв у борта миноносца по 5 минут, кавасаки прошли к берегу завода 19. После чего миноносец в 10 часов 25 минут ушел курсом на юг. Что делали кавасаки у борта миноносца, не установлено. Миноносец окрашен в шаровый цвет, 2-х трубный, 2-х мачтовый, название не известно, в носовой и кормовой части видны орудийные установки. О чем и составлен настоящий акт в 1 экземпляре. Подписи.
28 июня япконсул сообщил Дипагентству о том, что в районе Соболево в территориальных водах СССР 25 июня потерпел аварию пришедший на завод фирмы Ничиро № 18 японский рефрижератор "Хоко-мару". Для спасения парохода на место аварии выходят японский коммерческий пароход "Унио-мару № 3" и миноносец "Масаказе". В связи с этим япконсул просил разрешить заход обоим судам в наши территориальные воды для оказания помощи аварийному пароходу.
Дипагенство сообщило Япконсульству, что пароход "Унио-мару" может зайти на место аварии. Со стороны местных властей будет оказано полное содействие. Заход миноносца в территориальные воды СССР может быть разрешен только центральными властями, и что его просьба об этом будет немедленно передана в НКИД. 27 июня Яппосольство в Москве просило НКИД разрешить заход японского миноносца к аварийному пароходу, и 28 июня, не дожидаясь ответа НКИД, сообщило о том, что надобность в заходе миноносца миновала, так как "Хоко-мару" снялся собственными силами и ушел в море.
По полученным от погранвластей сведениям, миноносец вошел в наши территориальные воды и встал у борта аварийного парохода в 1 1/2 милях от берега против консервного завода Ничиро № 8 еще 27 июня, за день до обращения по этому вопросу Яппосольства в НКИД и Дипконсульства в Дипагентство. По линиям погранвласти были даны указания не чинить препятствий миноносцу и ограничиться составлением одностороннего акта о его нахождении в наших территориальных водах.
Миноносец продолжал оставаться в наших водах до 4 июля, когда он закончил все работы по "Хоко-мару" и "Унио-мару". Вышли в море к концу дня 3 июля.
О нахождении миноносца в наших водах без надлежащего разрешения Дипагентство неоднократно ставило в известность Япконсульство. Япконсул заход миноносца объяснил следующим недоразумением, происшедшим между Яппосольством и НКИД: яппосол, получив телеграмму, в которой якобы говорилось, что "Хоко-мару" своими средствами снял трос, намотавшийся на винт (в результате чего произошла авария); неправильно понял ее и сообщил в НКИД о том, что аварийный пароход снялся своими силами, и надобность в заходе миноносца миновала.
Япконсулу было заявлено, что его объяснение захода миноносца без разрешения в наши воды является совершенно неудовлетворительным, так как миноносец зашел туда за день до сообщения за разрешением, и поэтому "произошедшее недоразумение в Москве" никакого отношения к этому факту не имеет.
О данном случае с миноносцем НКИД поручило полпредству заявить протест МИДу.
18 июля в районе р. Воровской в территориальные воды СССР зашел японский миноносец и оставался в течение 35 минут на японском участке № 767 против РКЗ Ничиро № 13. С завода подходили и оставались у миноносца по пять минут два кавасаки, принадлежащих заводу.
20 июля Дипагентство сообщило об этом случае Япконсульству и предложило немедленно принять меры к прекращению нарушений наших территориальных вод японскими миноносцами и указало Консульству, что о данном случае Дипагентством сообщается в НКИД.
Погранвластям было предложено установить в официальном порядке, кто из администрации завода посылал кавасаки на миноносец, и причину их посылки. Местными погранвластями эти указания были поняты неправильно и оказались невыполненными.

Переписка по вопросу оплаты за зимнюю охрану японских промыслов, 1934 г.

13 июля япконсул прислал Дипагентству письмо, в котором, указывая на случаи повышения ставок оплаты сторожей, нанимаемых японскими рыбопромышленниками для охраны промыслового имущества на зимний период, просил принять меры перед местными властями к урегулированию этого вопроса (письмо консула, приложение № 10).
Приложение № 10
Японское консульство в Петропавловске-на-Камчатке. 13 июля 1934 г. Господину Г. Д. Тихонову, дипломатическому агенту Народн. Комиссариата по Иностранным делам.
Настоящим имею честь сообщить Вам, что мною получена инструкция от своего правительства с нижеследующим содержанием:
"Во многих случаях при найме советских граждан в качестве зимних сторожей арендованных японскими подданными участков, согласно постановления ст. 16 Протокола "А", приложенного к Рыболовной Конвенции между Японией и СССР, со стороны сторожей стали предъявлять требования об уплате чрезмерно большой суммы за свою услугу. По этому поводу уже в прошлом году консул г. Огата в беседе с тогдашним Председателем Камчатского Окр. Исполнительного комитета г. Бузиным просил его воздействовать на такое явление. В результате этого г. Бузин, идя навстречу просьбе г-на Огата, обещал ему сделать распоряжение местным сельским административным органам не требовать чрезмерно большой суммы оплаты за сторожа при заключении контракта о найме.
Однако, такие распоряжения г-на Бузина, по-видимому, были учтены не всеми сельскими органами. Требования чрезмерно большой суммы платы со стороны сторожей по-прежнему имели место и в прошлом году, как-то в Ичинском районе на западном берегу один завод и 6 участков фирма Ничиро была вынуждена оставлять без сторожей, ввиду несостояния контракта о найме их. Учитывая такое обстоятельство, необходимо сноситься с надлежащими советскими властями, чтобы ими были приняты соответствующие меры к предотвращению повторения подобных вопросов по случаю окончания настоящего рыболовного сезона и донести Министерству о результате переговоров по данному вопросу".
Доводя до Вашего сведения вышеизложенное, прошу Вас не отказать в любезности передать этот вопрос надлежащему органу и поставить меня в известность о мерах, какие могут быть приняты местными властями для удовлетворения пожеланий Японского Правительства. При этом препровождаю для Вашего сведения таблицу, по которой Вы могли бы сравнить суммы платы сторожам за сезоны 1932 и 1933 гг. Примите уверения в моем к Вам уважении.
И. Д. Консула Японии Юхаси
В конце декабря 1932 г. Крайисполком обязал Дальрыбу взять на себя (в порядке любезности перед японцами) обязанность посредничества между колхозами и японскими рыбопромышленниками в вопросах найма сторожей на зиму. В мае 1933 г. на основании указания начальника Дальрыбы Председатель Камчатского ОИКа (окружного исполнительного комитета. - Ред.) предложил председателям Райисполкомов для точного урегулирования ставок оплаты за охрану имущества японских промыслов, заводов и рыбалок установить твердые ставки за сезон в золотом исчислении по нижеследующим типовым исчислениям: 1) консервные заводы от 3 до 6 линий - 1 800 руб., 2) то же от 1 до 3 линий - 1 200 руб., 3) отдельные базы от двух участков включительно - 700 руб. и 4) тоже от двух участков и выше - 1 000 руб.
На основании этих указаний, по согласованию с Дипагентством, ОИК в настоящем году запретил председателям РИКов (районных исполнительных комитетов. - Ред.) при заключении договоров между колхозами и японскими рыбопромышленниками взимать плату за работу сторожей выше указанных ставок. 16 июля Дипагентство сообщило Консульству письмом о том, Дипагентство условилось с местными властями об установлении твердых максимальных ставок сторожам за сезон и довело до сведения Консульства приведенные выше типовые подразделения этих ставок (письмо Агентства, приложение № 11).
Приложение № 11
Дипломатическое Агентство на Камчатке. 16 июля 1934 г. Господину Юхаси, и. д. консула Японии в Петропавловске-на-Камчатке. В ответ на Ваше письмо от 13 июля с. г., настоящим имею честь сообщить Вам, что в целях точного урегулирования вопроса ставок оплаты за охрану имущества японских промыслов, заводов и рыбалок, Дипломатическое Агентство НКИД на Камчатке условилось с местными властями об установлении твердых ставок за сезон в золотом исчислении по нижеследующим подразделениям:
1) консервные заводы от 3 до 6 линий - 1 800 руб.,
2) то же от 1 до 3 линий - 1 200 руб.,
3) отдельные базы от двух участков включительно - 700 руб.,
4) тоже от двух участков и выше - 1 000 руб.
Примите уверения в моем к Вам почтении.
Дипломатический агент НКИД Г. Тихонов
Япконсул, возражая против золотого исчисления ставок, просил согласия Дипагентства на производство расчета по этому виду платежей советскими рублями, приобретенными японскими рыбопромышленникам до ликвидации Чосен-банка во Владивостоке, числящихся в настоящее время на текущем счету в Госбанке. Дипагент ответил, что со стороны Дипагентства нет особых возражений против указанных консулом расчетов, но этот вопрос Дипагентство само решить не может и передает просьбу консула в центр.
Согласно указаний НКИД, Дипагентством 23 августа устно сообщено консульству о том, что расчеты со сторожами советскими рублями, оставшимися после ликвидации Чосен-банка, производиться не могут и, таким образом, рыбопромышленникам следует производить расчеты со сторожами путем перевода иен по существующему курсу на советские рубли.
Указания НКИД на целесообразность заключения японцами договоров на охрану их имущества не с сельсоветами и колхозами, как это практиковалось до настоящего времени, а с профсоюзами, на условиях кодексов законов о труде, практически осуществить сейчас не представляется возможным, ввиду того, что в большинстве районов первичные профсоюзные организации и рабочие зимой находятся на значительных расстояниях от японских баз и заводов (за исключением 1-го и 2-го японских заводов в Усть-Камчатске, расположенных рядом с нашими заводами). Поэтому и в текущем году, за исключением Усть-Камчатских заводов, договора на охрану японского имущества заключены японцами с колхозами на условиях прошлого года.

Письмо японского консула в Петропавловске дипломатическому агенту НКИД СССР на Камчатке от 5 июня 1935 г.

С целью наблюдения над ходом лосося, равно и над биологическими особенностями лососевых, плавучей ихтиологической станцией, имеющийся у шхун Минземлеса Японии ("Шункоцу-мару" и "Тэсио-мару"), во время рыболовного сезона 1935 г. будет производиться в водах открытого моря вдоль восточного и западного берега Камчатки выпуск живых кет и горбуш.
Каждая рыба будет носить привязанный к ее хвостовому плавнику с серебряным шнурочном целлулоидный номерок, как то показанный на приложенном при сем листочке.
Ставя Вас в известность о вышеизложенном, имею честь просить Вас, господин агент, не будите ли Вы любезны передать по этому поводу соответствующим советским государственным и колхозным рыбопромышленным предприятиям, а также местному ловецкому населению с просьбой в случае пойма таковых рыб, любезно сообщить в консульство или же через надлежащие советские органы в адрес Минземлеса Японии с изложением нижеследующих деталей, а именно:
1) № значка, 2) Число, месяц и год пойма, 3) Местоположение данного пойма, 4) Размер рыбы в см, 5) Вес рыбы в кг, 6) О степени порчи рыбы, причиненной понесением номерочка и 7) О породе рыбы, т. е. кета она, или горбуша.
Примите уверения в моем к Вам уважении.
Японский консул С. Огата

Циркулярное письмо Камчатского обкома ВКП(б), 1936 г.

Совершенно секретно
Секретарям райкомов ВКП(б). Копия: начальникам
политотделов рыбокомбинатов

Попытка фашистских групп японского империализма спровоцировать Советский Союз на войну особенно усилилась за последнее время. И эта попытка до сих пор не увенчалась успехом лишь благодаря правильно проводимой мирной политике нашей партии, всеми Дальне-Восточными организациями в своей повседневной практической работе. У нас здесь, на Камчатке, соприкосновение с японским империализмом осуществляется через рыболовные вопросы. Рыболовные же вопросы на Камчатке сейчас стоят в центре внимания наших взаимоотношений с Японией. И надо полагать, что и на этом участке фашистские группы Японского империализма будут всячески провоцировать нас в наступающем рыболовном сезоне. Учитывая это, нашим правительством даны директивы Дальне-Восточным организациям и намечен ряд конкретных мероприятий, сводящихся в основном к следующему:
а) свести к минимуму возникновение трений и конфликтов между советской стороной и японскими рыбопромышленниками, а так же японскими миноносцами (ежегодно плавающими у Камчатских берегов). И этим самым избежать поводов к осложнению напряженного положения с Японией, существующего сейчас на нашей Дальневосточной границе;
б) в рамках корректного и вежливoгo обращения ни в коем случае не допускать нарушения японскими рыбопромышленниками принятых на себя обязательств по рыболовной конвенции, а также нарушения законов и правил, действующих в камчатских водах.
Необходимо отметить, что 1935 г. прошел более гладко, чем предыдущие годы, но все же имели место случаи нехороших действий со стороны отдельных работников рыбпромнадзора, как-то: взятки, грубое поведение, незаконные требования, предъявляемые японским рыбопромышленникам и прочие "прелести". Эти факты показывают, что этому участку работы недостаточно было уделено внимания. Были такие случаи, когда отдельные директора комбинатов вступали по своей инициативе во взаимоотношения с японцами. Предупреждаем, что лица, не имеющие отношения к осуществлению рыболовной конвенции, вступать во взаимоотношения с японцами могут быть допущены лишь с особого разрешения специальных органов.
Органам и лицам, на обязанности которых лежит практическое осуществление рыболовной конвенции, даны соответствующие указания. Вам же сообщаем ряд общих положений.
1) Все взаимоотношения с японскими гражданами, а также проведение различных мероприятий на японских предприятиях осуществляются исключительно органами и лицами на то уполномоченными (Дипагентством НКИД, органам НКВД, Дальрыбой). Никаких взаимоотношений, встреч, разговоров и т. п. связей других лиц допускать не следует.
При разъездах чиновников японского консульства на Камчатке по своему округу, им следует, в случае обращения к представителям местной власти, оказывать необходимое законное содействие, как официальным чиновникам страны находящейся с нами в нормальных взаимоотношениях. При желании этих чиновников сделать визиты официальным представителям местных советских властей (председателю РИКа) отказывать в этом не следует.
Этим узким кругом взаимоотношений формального порядка и ограничиваются все функции отношений с японцами местных советских властей. Никакой инициативы, в смысле ведения со своей стороны сношений с японцами, местные власти проявлять не должны.
По вопросу о заключении колхозами договоров с японскими рыбопромышленниками, об охране зимой их имущества, остающегося на промыслах, ближайшее время будет разослан местам образец типового договора и даны соответствующие указания.
2) При появлении японских военных судов в наших водах местным властям категорически воспрещается во всех без исключения случаях вступать в какие-либо сношения с лицами с военных кораблей.
3) О всяких случившихся фактах немедленно сообщать соответствующим областным организациям.
4) Принимать самые строгие меры для предотвращения попыток и действий, могущих повести к конфликтам и осложнениям с японцами на Камчатке.
На лиц, не обеспечивших перечисленных выше указаний, будут наложены суровые взыскания по партийной и советской линии.
Начальникам политотделов рыбокомбинатов ознакомить с настоящей директивой коммунистов-директоров комбинатов и сообщить обкому ВКП(б).
По прочтении - письмо сожгите.

Секретарь обкома ВКП(б) В. Орлов,
И. о. дипагента Чужеземцев

Приговор народного суда Петропавловского района от 7 июля 1936 г.

Именем РСФСР
…В открытом судебном заседании рассмотрено уголовное дело по обвинению Хамада Асадзию, 37 лет, японский подданный и происходящий из Японии Тоямакан Симунии Кавагун Одзу Мару, грамотный, окончил 4 класса, по национальности японец, женат, имеет на иждивении ребенка 6 лет, по специальности капитан, обвиняется по ст. 86 ч. 1 УК.
Рассмотрев материал дела, выслушав показания обвиняемого Хамада Асадзиро с его последним словом через переводчика гр. Камша, Народный суд нашел установленным, что обвиняемый Хамада Асадзиро, капитан шхуны под названием "Хамадзам-мару", был замечен 26 июня 1936 г. в 14 час. 05 минут пограничным сторожевым кораблем "Воровский" в территориальных водах СССР в районе восточного побережья Камчатки в координатах: нордовой широты 51 гр. 14 мин., остовой долготы 157 гр. 19 мин.
На неоднократные сигналы, подаваемые с корабля "Воровский", шхуна не обращала внимания, продолжая движение на юг. В 15 час. 37 мин. японская шхуна "Хамадзам-мару" была задержана на расстоянии 150 саж. от берега вместе с орудиями лова и свежевыловленной треской в количестве 110 штук.
Имея в виду, что обвиняемый признает место задержания, указанное им на карте, что факт ловли рыбы трески в территориальных водах доказан обнаруженной рыбой и всеми обстоятельствами дела, что эти действия предусмотрены ст. 86 ч. 1 УК, поэтому на основании ст. 319-320 УПК, ст. 4 Уголовного Кодекса, Нарсуд приговорил:
Хамада Асадзиро на основании ст. 86 ч. 1 УК к штрафу в доход государства в сумме двухсот рублей без конфискации орудий лова и шхуны.
Все расходы, связанные с содержанием японских подданных на шхуне "Хамадзам-мару", отнести за счет обвиняемого Хамада Асадзиро. Приговор окончательный, но может быть обжалован в пятидневный срок в кассационном порядке в областной камчатский суд.

Из стенограммы совещания с политотдельцами по подготовке к путине от 9-10 мая 1937 г.

Вольский: …Партией давно выдвинут лозунг: "Догнать и перегнать технически и экономически капиталистические страны". Это ведь не вообще лозунг, а лозунг для действия… Я считаю, что это большая политическая ошибка… опыт, методы, практика работы японской рыбной промышленности, в той части, в которой мы соприкасаемся - мы не учитываем, не применяем, не используем и не собираемся не только перегнать, то и даже догнать. Не зная, как они работают, трудно догнать, а еще труднее перегнать…
Здесь сидит уполномоченный НКИД, призванный осуществлять, проводить линию партии в вопросах политических, дипломат, здесь сидит представитель НКВД и пограничной охраны - они не запрещали изучать, перенимать все хорошее, нужное для нас, что имеется в японской рыбной промышленности здесь на Камчатке. Был приказ самый категорический, самый суровый: прекратить банкетоманию, общение с японскими рыбопромышленниками, прекратить пьянку, которая была на нашей территории на японских заводах…
Но нельзя смешивать то, что вчера говорил Щепин (Иван Петрович Щепин - начальник политотдела Микояновского рыбокомбината. - Ред.), что я точно установил и заявляю, что когда он обратился ко мне с заявлением направить засольщика-икрянщика на японский завод, этому икрянщику было разрешено, но не знаю, применял или нет на своем заводе.
…Так что мы здесь лозунг партии и правительства об овладении иностранной техникой не проводим… Одно сравнение я приведу. Японские промышленники приезжают за пять дней до начала рунного хода, не готовясь в течение зимы, как мы, и через день у них работает все, как часы. Что это, особенные люди, из другого теста сделанные?
…Группа товарищей, нами проверенная, с разрешения органов НКВД, с соблюдением известного порядка, может быть отпущена для ознакомления с этой техникой. Но я предупреждаю, что надо отчитываться, не превращая это в прогулку по японскому заводу, посмотрел и все. Надо, чтобы был толк, результаты, а там есть, чему поучиться…
Мы имеем право по конвенции договора посылать людей на практику, и места АКО представлены, и места не используются… Почему вы не побывали и не посмотрели на постановку дела? Во время работы на завод ходить было запрещено… У меня есть письменное распоряжение Адамовича и Орлинского (бывшего начальника АКО и начальника политуправления АКО. - Ред.), где категорически запрещается всякое общение… Я заявляю совершенно конкретно: студентов рыбного техникума я приказывал посылать на японские заводы…

Выдержки из отчета дипломатического агента НКИД СССР на Камчатке А. Савельева о поездке на западное побережье Камчатки. 30 июля - 26 августа 1942 г.

Поведение японцев. В поведении японцев пограничники не отмечают ничего отличного от прошлого года. Внешне вежливы и предупредительны. Часто справлялись о последних политических и военных новостях, интересовались работой советских рыбокомбинатов и т. п.
Два момента следует отметить в поведении японцев. Во-первых. Японцы почти на всех заводах проводили военные занятия и игры. Установлено, что более или менее регулярно занятия велись на 27, 29, 30 и 34 заводах. Японцы старались строевые занятия вести скрытно, используя соответствующую обстановку и выбирая подходящее время.
К военным занятиям японцы привлекали не весь контингент рабочих, а только определенную часть, годную к строевой службе, которая, однако, в среднем составит не менее 60-70 % от общего количества рабочих.
Что же касается общезаводских занятий, то в этом отношении замечено лишь проведение учебных воздушных тревог. В этих случаях, по наблюдениям пограничников, по сигналу тревоги все рабочие разбегаются от своих мест или в жилые помещения. Некоторые из них остаются на местах или занимают другие, условно выполняя заданные функции, связанные с работой по противовоздушной обороне. Через некоторое время рабочие освобождают помещения и вновь возвращаются на свои рабочие места.
Из военных занятий, зафиксированных, например, на 34 заводе, отмечалось проведение тактических занятий по штыковому бою с употреблением бамбуковых палок, бросание гранат с использованием связок камней и пр.
Во-вторых. Установлено также, что японцы более или менее регулярно проводили политбеседы среди рабочих. На некоторых заводах (27, 29 и др.) эти беседы проводили в определенное время по три раза в неделю и, видимо, по определенной программе.
Инспектора Дальрыбы передавали мне, что на заводе № 29 занятия проводились по изучению устава молодежно-патриотической организаций. Вел эти занятия переводчик Ямахата и конторщик Ито. Некоторые беседы проводил доверенный завода Като.
На заводе № 27 занятия велись по брошюре "О необходимости расширения священной войны на Востоке". На этом и других заводах использовался также журнал "Информационный еженедельник" по вопросам текущей политики. Занятия проводились в помещениях. При появлении наших работников немедленно прекращались.
Не подлежит сомнению, что среди рабочих велась работа "Патриотической Лиги Тихоокеанского Бассейна" и молодежно-патриотической организации, но подробных сведений о деятельности этих организаций на промыслах я не получил.
Нарушения пограничного pежимa. Пограничный режим в Большерецком районе японцами, в общем, соблюдался.
О побеге японца Като Фуми уже ранее было сообщено НКИД. Других более или менее серьезных нарушений погранвластями не отмечалось.
Следует лишь упомянуть о случае с сумасшедшим японцем на заводе № 30. Этот больной 11 августа ушел за пределы территории завода и находился некоторое время в поле на расстоянии примерно 5 клм. от завода, придерживаясь линии берега. Там он вел себя спокойно. Собирал цветы, вел бессвязную речь и т. п. Затем он вернулся на завод. За ним велось наблюдение, и поэтому со стороны было заметно, что он лишился здравого рассудка.
Администрация завода немедленно сообщила погранвластям, что по состоянию здоровья он (по фамилии Ямада) будет отправлен в Японию с ближайшим пароходом. Этим вопрос и был исчерпан.
Японцы из года в год добиваются получения постоянных пропусков на передвижение по участкам. Погранвласти в этом им отказывают, и это правильно. Но отдельные исключения все же имеют место (завод № 34). Полагаю, что следует этих исключений не допускать и категорически воспретить выдачу японцам сезонных пропусков.
Здесь я также должен отметить относительно просьбы японцев разрешить им во время внезапного шторма заходить и отстаиваться в небольшой бухточке, что в 2,5 клм. южнее 34 завода. Эту бухточку здесь называют "Явино".
Чтобы выяснить, что из себя представляет эта бухточка (на картах она не обозначается), я ее специально посетил. С катера, на котором я зашел в бухточку, представилось возможным детально с ней познакомиться и выяснить ее значение для укрытия в штормовую погоду. Это место бухтой или даже бухточкой, строго говоря, назвать нельзя, но так как ничего более удобного в этом районе нет, то эта бухточка является убежищем на случай шторма.
Ее достоинство заключается в том, что она находится под защитой подводных камней, опоясывающих ее с моря. Камней здесь много. Тесным полукругом они обхватывают бухточку, образуя прекрасный волнорез, который и защищает от наката волн расположенное за ними береговое пространство.
Весь берег бухточки крутой и упирается с трех сторон в высокий увал, который защищает бухточку от ветра с суши.
Бухточка "Явино" на случай шторма может принять 5-6 катеров. В ней обычно отстаиваются наши плавединицы.
Если принять во внимание это обстоятельство и учесть ее незначительные размеры, то следует японцев сюда не пускать.
Однако совершенно напрасно затягивается разрешением другой вопрос, уже не раз ставившийся японцами. Речь идет о выдаче им разрешения на устройство крепления берега и на расчистку дна у пристанской площадки 34 завода. Насколько я заметил, глубина моря у берега 34 завода совсем незначительная. Берег покатый, а дно усеяно подводными камнями. Половина площадки перед пристанью расчищена, а на второй половине расчистку камней японцам не разрешают.
Полагаю, что расчистку дна на этой площадке японцам можно было бы разрешить.
Что же касается крепления берега, то, пожалуй, здесь нет особой необходимости итти навстречу японцам. До сих пор они без крепления обходились, обойдутся и далее.
Нарушение условий арендных договоров. По август месяц включительно серьезных нарушений договорных условий за японцами не отмечалось. Сезон прошел спокойно. В этом году на Западном побережье имел место и был вскрыт впервые факт обезглавливания кеты при посоле арамаки. Это мероприятие, по объяснению доверенных, проведено на основании указаний руководства Ничиро и имеет целью достигнуть экономии соли, тары и увеличить за этот счет вывоз продукции. Сама по себе голова кеты ценности не представляет, поэтому для фирмы выгоднее реализовать кету приготовленную без голов. Рыбинспектора за приготовление кеты таким способом составляли акты со ссылкой на нарушение ст. 15 арендного договора и квалифицировали эти действия японцев как "неправильный учет продукции" или, в других случаях, "неустановленный способ приготовления кеты".
Для нас это нововведение невыгодно. За счет общего веса всех отрезанных голов кеты японцы могут искусственно увеличить норму улова.
Из других зафиксированных нарушений укажу на следующее: на 34 заводе японцы без предварительного разрешения Дальрыбы перестроили помещение конторы под жилой барак, такое же нарушение отмечено и на 31 заводе. На 30 заводе составлен акт за рассыпку шлака в место, не согласованное с рыбинспектором. Кроме этого, японцами были сделаны другие замечания, не отраженные в актах или протоколах.
Рыбинспекторский состав и таможенные работники в этом году почти все были размещены на японских предприятиях. Поэтому контроль за японцами был более действенным.
Кроме того, в этом году на Западном побережье находились старшие инспектора Дальрыбы и Таможенного Управления. Районный инспектор т. Рубинский тоже постоянно находился на промыслах.
Т. Рубинским после проведенного обмера было установлено, что участок № 856 оказался в предустьевом пространстве, и поэтому им был составлен акт о его закрытии в 1943 г. Доверенный завода № 31, к которому прикреплен участок, извещение о предстоящем закрытии участка отказался принять.
Вопрос о норме улова. Как считать, что принять за критерий для исчисления нормы улова - готовую продукцию или сырец?
По условиям арендных договоров норма улова недвусмысленно определена в сырце.
Параграф 6 договора гласит: "В сезон 19__ г. на предоставляемом участке арендатор имеет право выловить не более__ центнеров лососевых проходных пород. Для последующих лет аренды норма будет определяться Дальрыбой до начала сезона каждого года с принятием во внимание прежде всего действительного количества рыбы, пойманной на этом участке и т. д.".
В то же время в рыбопромысловых журналах, которые ведутся на каждом японском промысле, норма учитывается и исчисляется в готовой продукции. Специалисты утверждают, что при таком способе исчисления нормы улова японцы могут выловить рыбы процентов на 25-30 больше, чем обусловлено по договору.
Вопрос остался для меня открытым. Он будет выяснен после подведения итогов сезона во Владивостоке. Однако практика работы показывает, что учет уловленной рыбы следовало бы вести в сырце. Это несложное дело, зато порядку было бы больше.
Порядок оформления японских пароходов при посещении рыбопромысловых предприятий. Удобнее всего существующий порядок оформления японских пароходов проследить по первым рейсам пароходов, прибывающих на промысла в начале рыболовного сезона.
Согласно действующих директивных указаний, погранвласти должны оформление японских пароходов производить на рейде. Но с начала сезона этот порядок в жизнь не проводился. Наши погранвласти, ограниченные плавсредствами, не имели возможности выезжать на рейд к месту стоянки судов, а японскими плавсредствами они не пользовались. Поэтому вся процедура оформления происходила на берегу. Нужную документацию на берег доставляли японцы.
Конечно, такой порядок проще и меньше занимал времени на оформление, так как судно не осматривалось, команда не проверялась, радиорубка не опечатывалась и т. д.
Японцы к установившемуся порядку привыкли и особых неудобств в нем не испытывали, если не считать их неудовлетворенности по поводу очередности оформления при прибытии на промысел двух или более пароходов. По этому вопросу ко мне обращался даже японский консул. Он просил допустить к таможенному досмотру рыбинспекторов, дабы ускорить оформление. С нашей стороны, как известно, никакого изменения в существующий порядок не было внесено.
При подходе к промыслу японский пароход подает позывной сигнал, так как телеграфного извещения о времени прибытия того или иного японского парохода погранвласти заблаговременно не получают. Поэтому сигнал с японского парохода является первым признаком, указывающим на прибытие японцев в назначенный пункт.
По мере того, как погранвласти окажутся готовыми принять пароход, с берега подается отзывной сигнал. Вслед за этим с парохода высаживаются и прибывают на берег доверенный завода, переводчик и 5-6 человек рабочих.
При встрече с погранвластями доверенный вручает им судовые и грузовые документы, паспорта, визированные списки на рабочих, почту и предъявляет свою доверенность. Затем доверенный производит внешний осмотр промысловых помещений, принимает их и выдает расписку. Иногда расписка о приеме промысла видается доверенным только после того, как он вместе с Начальником Таможенного Поста сличит наличие промыслового имущества по спискам. В большинстве случаев наличие имущества со списками арендатора и таможенника сходятся, так как таможенники еще до прибытия японцев проводят проверку имущества самостоятельно.
Как раз в этом году на 24 заводе при предварительной проверке оказалось, что при отъезде осенью 1941 г. японцы оставили часть имущества (инструмент, перчатки, консервы), не внесенного в списки. Эти предметы таможенник изъял и не предъявил их после прибытия японцев.
После приемки промысловых помещений и имущества погранвласти разрешают японцам доставить на завод или базу на растопку печей уголь и продукты на пропитание рабочих на один - два дня.
Вслед за этой операцией на берег доставляются люди.
Проверка людей происходит по визированным спискам, а администрации - по паспортам. Одновременно досматриваются и личные вещи. На паспортах и на визированных списках делаются отметки о времени прибытия. Этим и заканчивается оформление людей. Списки погранвласти оставляют у себя, а паспорта возвращаются владельцам. Прописка японцев не производится и поэтому прописочного сбора не взимается.
В последнюю очередь с парохода снимается прибывший на промысел груз: снасти, заводское оборудование, продукция, уголь, горючее и прочее. Таможенный досмотр производится по мере доставки груза на берег.
При отъезде японцев с промысла происходит примерно то же самое, что и при въезде. Первоначально доверенный подает погранвластям заявление о выбытии с указанием ориентировочного срока выезда. Затем по прибытии парохода начинается погрузка в следующем порядке: сперва грузится рыбопродукция, оборудование и прочее заводское имущество, плавсредства и уже в последнюю очередь люди. Так же как и при въезде, люди проверяются по спискам пограничниками, а личные вещи таможенниками. О выбытии на списках и паспортах делаются соответствующие отметки.
В Большерецкий район японцы ежегодно прибывают за несколько дней до начала рыболовного сезона, т. е. в конце мая или в начале июня месяца, а выезд происходит в начале сентября. Так, например, в текущем году первые партии рабочих прибыли 14 июня на завод № 27, а последняя партия выбыла 20 сентября с завода № 31.
В течение сезона заход японских пароходов на промыслы происходит довольно часто. Они доставляют тару, соль, уголь и прочее, а вывозят готовую рыбопродукцию. По данным погранкомендатуры, Большерецкий район с начала сезона до 15 августа посетило всего 13 японских пароходов. Некоторые из них делали заходы на отдельные промыслы по несколько раз. На каждом заводе или базе японские пароходы задерживаются не более одних - двух суток, если не препятствует состояние погоды и моря.
Необходимо отметить, что все японские пароходы останавливаются на рейде в расстоянии 1-1,5 клм. от берега. Перегрузка судов происходит на кунгасы, и то только в относительно спокойную погоду. Малейший шторм заставляет судно уходить в море, чтобы не подвергаться риску быть выброшенным на мель или на берег. Поэтому задержка судов в штормовую погоду у японских промыслов - явление совершенно неизбежное.
Вопрос о навигационном свидетельстве. Японским судам основанием для захода на тот или иной участок рыбопромысла служит навигационное свидетельство.
Ознакомившись с подлинниками отдельных экземпляров навигационных свидетельств и получив соответствующее подтверждение таможенников и пограничников, должен указать на следующее.
1) В навигационных свидетельствах весьма часто консулом в Хакодате дается разрешение посетить отдельному японскому судну целый ряд рыболовных участков. Неизвестно, какими основаниями руководствуется консул, но определенно установлено, что большинство участков, внесенных в навигационное свидетельство, японскими пароходами в заданный рейс не посещаются. Замечено, что чем больше перечислено в навигационном свидетельстве участков, тем меньшее число из них посещает японское судно.
В качестве примера можно было бы сослаться на десятки подобных ежегодно повторяющихся случаев. Я сошлюсь на один из них и для иллюстрации прилагаю к отчету навигационное свидетельство № 36 от 16 июня 1941 г. В свидетельстве перечислено 11 рыболовных участков и 9 рыбоконсервных заводов, которые разрешалось посетить японскому судну "Синто-мару". На самом деле, из соответствующих отметок видно, что судно посетило только три участка (№№ 834, 837 и 848) и выбыло в Петропавловск. На участках №№ 834 и 837 судно разгружалось, а с какой целью посетило оно участок № 848, в навигационном свидетельстве не указано. 26 июля 1941 г. таможенник на участке № 848 сделал отметку о выбытии судна в Петропавловск, что, очевидно, означало, что на заход в Петропавловск судно имело отдельное разрешение.
2) В навигационном свидетельстве указано, что "судно может заходить и стоять только в тех пунктах побережья СССР, которые указали выше". Если этот пункт толковать в том смысле, что судно может зайти на указанные в свидетельстве рыболовные участки по несколько раз, как это практикуется в настоящее время, то порядка ради и по практическим соображениям полезно было бы учинять в свидетельстве соответствующую оговорку.
3) В навигационном свидетельстве указываются то №№ участков, то №№ заводов, на которые разрешается заходить японским судам. Было бы, пожалуй, целесообразнее придерживаться более постоянной и точной терминологии, причем разрешать японским судам заходить и стоять только на заводах или базах, а не вообще на каком-то рыболовном участке.
Поэтому соответствующий пункт навигационного свидетельства следовало бы сформулировать примерно следующим образом: "Консул СССР в Хакодате настоящим свидетельствует, что вышеупомянутому судну_____ разрешается посетить Дальне-Восточные воды СССР с правом захода и стоянки на рыболовных участках за №№ __, и далее следует перечисление участков, например: № 848 (завод № 30), № 834 (базовый участок), 837 (завод № 28) - Большерецкого района; № 985 (завод № 39), № 984 (завод № 37), № 975 (завод № 36) - Восточно-Камчатского района и т. д.
4) Навигационное свидетельство, если Вы обратите внимание, требует поправок и в других пунктах, и, возможно, некоторых дополнений. На обороте навигационного свидетельства я бы предложил типографским способом напечатать трафареты для отметок: "Прибыл на участок № __ " " __ 194_ г. Снял груз по спискам №№ __. Отбыл на участок № __ " " __ 194_ г. М. п. Подпись".
В настоящее время эти отметки делаются нашими таможенниками от руки, часто небрежно, и неграмотно, а порядок в этом деле тоже необходим. Четкая формулировка текста навигационного свидетельства позволила бы пограничникам совершенно точно ориентироваться в назначении судна и курсе его следования, если вообще придается какое-либо значение навигационному свидетельству.
5) Следующий вопрос касается извещений о времени предполагаемого прибытия японских пароходов на рыболовные участки. По соображениям военного характера, сами японцы этих сведений не дают. Но, насколько я себе представляю, консул в Хакодате или Посольство в Токио все же по телеграфу о дне предполагаемого выхода того или иного японского парохода ставят в известность Дипагента НКИД во Владивостоке, который, в свою очередь, информирует Штаб погранвойск, а последний передает ориентировки Камчатскому погранотряду.
Эту информацию следовало бы непосредственно и в первую очередь передавать в Петропавловск. Так было бы практичнее, ибо в этом деле нужна оперативность.
6) Наконец, чтобы закончить с этим вопросом, я бы хотел обратить Ваше внимание на следующий момент. Я подозреваю, что Ничиро представляет нашему консулу в Хакодате заранее заполненные бланки навигационных свидетельств. Консулу остается проверить правильность записей, внести при надобности поправки, взыскать консульский сбор, поставить печать и учинить подпись. Процедура выдачи и оформления навигационного свидетельства, таким образом, происходит, по моим предположениям, механически.
Если так обстоит на самом деле, то такой порядок выдачи навигационных свидетельств вряд ли возможно признать правильным. Разумеется, бланки навигационных свидетельств должны быть на учете консульства, и там от начала до конца заполняться на основании соответствующей документации. Я бы просил Вас этот вопрос проверить, так как он имеет свое значение.
Порядок завоза и вывоза японской почты. Относительно почтовой корреспонденции японцев я наводил справки у пограничников и таможенных работников. Они мне сообщили, что почта поступает на промысла и отправляется в Японию в течение всего сезона. С первой почтой прибывают, главным образом, печатные произведения: газеты и журналы. С последующими же пароходами доставляется и частная корреспонденция.
Почту с пароходов снимают доверенные заводов или переводчики, и вместе с остальными судовыми документами передают на контроль погранвластям. Во многих случаях почта поступает в постакетах или в отдельных связках. После досмотра почта возвращается доверенному или переводчику для распределения по назначению. Поступившая почта в сезон 1942 г. была вся пропущена погранвластями без каких-либо изъятий или предупреждений.
Почтовых посылок, как правило, из Японии не поступает. В прошлом году японский консул во Владивостоке отправил на некоторые заводы небольшие посылки с огородными семенами. Но эти посылки японцам своевременно не были вручены. В этом году японцы привезли семена с coбой.
В Японию почта отправляется также с каждым пароходом, прибывающим на промыслы. Перед отправкой почты доверенный представляет ее на досмотр погранвластям, и по получении разрешения доверенный передает почту на японский пароход.
Нарушение тервод СССР. В течение летнего сезона погранвласти Большерецкой комендатуры отметили один случай нарушения японским военным судном тервод СССР в пределах трехмильной зоны и несколько случаев 12-мильной зоны…
Случай нарушения трехмильной зоны падает на август месяц, зафиксированный на траверзе мыс Лопатка.
Кроме того, в июне и в июле отмечены четыре случая захода в наши воды рыболовных шхун.
Об активном японском лове в открытом море. Японские суда активного морского лова работали у Западного побережья Камчатки непрерывно весь сезон. Из Озерной, Кошегочка, Опалы, Митоги и других пунктов можно было постоянно наблюдать скопление японских рыболовных судов в море на расстоянии 6-8 миль от берега.
Местные работники отмечают, что в прошлом году здесь было меньше японцев. Возможно, что их заявления правдоподобны, так как следовало ожидать, что японцы перехватывают в море значительное количество лососевых. В этом сезоне перехват рыбы в море был особенно заметен. Часто в советские невода попадала рыба помятая, порезанная сетями, измученная.
О количестве японских судов морского лова в этом районе определенных сведений или сколько-нибудь достоверных данных я не получил.
По приблизительным подсчетам, которые я произвел сам и сверил с наблюдениями пограничников, я определил, что количество судов, проводивших лов в Большерецком районе на расстоянии 6-8 миль от берега, должно было быть не менее 150 единиц. Среди них были суда-матки, сейнера, тральщики, кавасаки, моторно-парусные судна и т. п.
Лов в море продолжался до сентября месяца…

Докладная записка Камчатскому обкому ВКП(б) от 20 октября 1943 г.

…В районе р. Паланы до самого недавнего времени работало два рыбоконсервных завода. Кроме этого было еще две японских рыболовных базы. Один рыбоконсервный завод - японский, другой, в четырех километрах от устья - Люри (фирмы "Торговый дом бр. Люри". - Ред.). Консервный завод Люри, основанный в 1929 г., давал рыбопродукции в таких количествах: 1929 г. - 30 000 ящиков, 1930 г. - 35 000 ящиков, 1931 г. - 48 000 и затем, благодаря козням японцев, отбивших на торгах лучшие участки, сумевших отпугнуть рыбу от реки, завод стал хиреть и в 1935 г. прекратил деятельность. Японский завод, по словам т. Юркина (долго работавшего в органах рыбнадзора), давал, в среднем, 40 000 ящиков в год. Юркин говорит, что такие же цифры называл ему начальник производственного отдела фирмы Ничиро некий Сиидо и его заместитель некий Оми.
Все эти рыбные предприятия добывали рыбу из 10 рыболовных участков (114, 115, 115а, 117, 118, 119, 121, 121а, 124а, 125) по нормам вылова Дальрыбы, установленным в количестве 2 050 000 шт. В 1939 г. наше правительство по особым соображениям выдворило японцев с этих участков. А так как завод Люри с 1935 г. стоял законсервированный, то вся рыбная промышленность в этом районе прекратила свое существование.
Японцы, сжатые сроками ухода, не успели даже вывезти свое имущество, и оно так частично и осталось. Если бы все элементы рыбоконсервного завода Люри были сохранены, то сейчас можно было бы его расконсервировать и начать работу. Но не тут то было. Местные власти с заводскими зданиям поступили иначе.
Громадный склад для хранения готовой продукции, больница, общежитие для рабочих, многочисленные дома администрации, специалистов и технического персонала в количестве 30 новых, исправных строений - были разломаны, частью перенесены в Палану, частью уничтожены. Это дикая вакханалия безнаказанно продолжалась с благословения… окружкома партии (по словам работников Окружкома, при полном их неведении) до 1942 г.
Даже помещения завода не находили. От этого громадного корпуса осталась только часть крыши, которая и прикрывает забитые в ящики агрегаты. Даже стены как-то умудрились вытянуть так, что крыша просто легла на землю. А четыре громадных котла и другое ценное оборудование оставалось без крыши. Однако сердце завода - основные механизмы - законсервированы по всем правилам и пригодны к работе, как говориться, на все 100 %…
Говорят, что это сделано (некоторые второстепенные работники) из боязни, что Всекопромрыбаксоюз заберет все эти помещения вместе со станками и перевезет их, кажется, в Сопочную…
Еще в 1941 г. две бывших японских рыболовных базы стояли целехонькие. Директор рыббазы Юркин в то время ставил вопрос о передаче всего этого имущества рыббазе. Но президиум Окрисполкома… отклонил эту просьбу и передал это помещение Окркомунхозу - на слом. Даже в это время на первой рыббазе еще стояли несколько рабочих бараков, здание конторы, сторожка, лебедка и т. п. Все они были покрыты гофрированным железом. Стоял паровой котел с лебедкой, стяжным тросом, а также промснаряжение для трех ставных неводов. На второй базе также стоял барак для общежития рабочих, здание лебедки…
Здесь даже Всекомпромрыбаксоюз не грозил увезти это имущество. Его просто сломали и в 1941-1942 гг. растащили по щепочкам. Надо полагать, что это семилетнее расхищение государственной собственности отнюдь не воспитывает в людях стремления помочь государству, не воспитывало уважения к производству, желания у молодежи коренного населения овладевать производственными профессиями.
Наоборот - культивировалось чувство совершенно недопустимого отношения к промышленности и к государственной собственности. Психология - взять у государства побольше и не дать ему ничего…
Надо, прежде всего, добиться, чтобы НКРП восстановил паланский завод. Если правительство пошло на то, чтобы в Корф привезти завод с САСШ и платить за это громадные деньги, то почему должен гнить уже готовый привезенный завод? Зачем его увозить отсюда, если здесь такая богатая рыбная база? Конечно, АКО с точки зрения текущего года не выгодно этот завод восстанавливать. Нужно привезти лес, нужно привезти рабочих да еще кое-чего. А прибыль от этого предприятия будет только в последующем году. АКО живет результатами предыдущих лет. Ему не нужно завозить рабочих, предыдущие поколения работников закрепились, ему не нужно осваивать новые участки - это сделано раньше, ему не нужно строить заводы - они построены.
Так пусть же расширяют. Нельзя терпеть, чтоб гнил завод, АКОвские мудрецы, хотели отдать Охотско-Аянскому тресту или Главамуррыбпрому. А если бы принудили какого-нибудь капитана, то у него не найдется на корабле таких стрел, чтобы поднять некоторые части завода, и они будут потоплены.

Степанов. Палана


Читайте также...

Благотворительные проекты

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10

Календарь публикаций

Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
25 26 27 28 29 30 1
2 3 4 5 6 7 8
9 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 20 21 22
23 24 25 26 27 28 29
30 31 1 2 3 4 5
 <  Май   <  2022 г.