Последние публикации

22 Сен 2017
Ударим древесиной по безрыбью!
22 Сен 2017
Парламентарии о рыбе: и ловить сложно и купить негде
22 Сен 2017
Заместитель председателя Госдумы РФ Ольга Епифанова прокомментировала законопроект Правительства о прибрежном рыболовстве
22 Сен 2017
Пограничники, чиновники и рыбаки ДФО впервые провели совместное совещание во Владивостоке
22 Сен 2017
Более 20 тонн «доступной рыбы» привезут в хабаровские магазины до конца недели
22 Сен 2017
Сотрудника природного парка «Иремель» в Башкирии осудили за браконьерство
22 Сен 2017
Губернатор: любительское рыболовство может привлечь туристов в Архангельскую область
22 Сен 2017
Во Владивостоке на конгрессе рыбаков представят передовые технологии
22 Сен 2017
Чилийская делегация познакомилась с научными разработками ВНИРО
22 Сен 2017
Министр сельского хозяйства России Александр Ткачев провел рабочую встречу с избранным Главой Карелии Артуром Парфенчиковым
22 Сен 2017
Работник рыболовецкой фирмы подозревается в причинении смерти
22 Сен 2017
Сахалинского краба показали вице-премьеру
22 Сен 2017
Рыбаки-любители выйдут на кету в заливе Анива
22 Сен 2017
Иностранец пытался незаконно вывезти 2 кг трепанга с Сахалина
22 Сен 2017
Полиция и Росгвардия продолжают ловить браконьеров на Сахалине
22 Сен 2017
Сахалинские волонтеры обнаружили остатки ставных неводов в месте кормления серых китов на севере острова
22 Сен 2017
Более полумиллиона тонн водных биоресурсов добыли рыбаки Приморья
22 Сен 2017
Создание структуры селекционно-племенной базы для аквакультуры идет по плану
22 Сен 2017
Использование инвестквот для развития отрасли и внедрение электронной ветсертификации обсудили на заседании рыбохозяйственного совета
22 Сен 2017
Росрыболовство 1-3 ноября проведет аукцион по реализации квот в Дальневосточном бассейне и районах действия международных договоров
22 Сен 2017
В Новосибирской области начал работу новый рыбоперерабатывающий завод
22 Сен 2017
С 1 октября вводится запрет на промышленную добычу омуля на Байкале
21 Сен 2017
Наши шпроты лучше рижских
21 Сен 2017
В Лаишевском муниципальном районе РТ дали старт строительству первой очереди рыбоводного комплекса
21 Сен 2017
Кирилл Жаворонков: Безопасность проводимых лоцманами судов в Арктике напрямую влияет на экологическое благополучие региона
21 Сен 2017
Госдума приняла в первом чтении законопроект о прибрежном рыболовстве
21 Сен 2017
Деликатес с двойным гражданством
21 Сен 2017
Технологи ВНИРО приняли участие в ХI Международной научно-практической конференции
21 Сен 2017
Крутинский рыбозавод оснащается оборудованием мощностью переработки 1000 тонн рыбы в год
21 Сен 2017
Ученые: сахалинцы, собиравшие гребешок, могут быть наказаны
21 Сен 2017
На Сахалине тайфун «Талим» разогнал рыбопромысловые суда
21 Сен 2017
SOS лосось: Sakh.com спросил сахалинцев о рыбном кризисе на островах
21 Сен 2017
Выставка позволила увидеть отраслевую науку в новом свете
21 Сен 2017
В Юрге открылся завод по производству форели за 750 млн руб.
21 Сен 2017
Исследователи Северной Пацифики со всего мира соберутся на PICES-2017 во Владивостоке
21 Сен 2017
Вылов российских рыбаков приблизился к 3,7 млн тонн водных биоресурсов
21 Сен 2017
Госдумой в первом чтении приняты поправки в закон о рыболовстве
21 Сен 2017
В рамках Международного рыбопромышленного форума обсудили тему безопасности мореплавания
21 Сен 2017
Объявление о внесении изменений в приложение к приказу Федерального агентства по рыболовству от 28 октября 2016 г. № 676
21 Сен 2017
Чилийский кижуч подешевел в Японии, а семга – в Бразилии
20 Сен 2017
Камчатские полицейские пресекли деятельность группы местных жителей, занимавшихся незаконным рыбным промыслом
20 Сен 2017
В Калмыкии в этом году рыбаки планируют получить около пяти тысяч тонн рыбы
20 Сен 2017
Россия уступила Китаю мировое лидерство по производству черной икры
20 Сен 2017
Новый рыбоводческий завод станет местом прохождения практики профильной кафедры КГЭУ
20 Сен 2017
Карелия намерена увеличить объемы аквакультуры в 1,75 раза до 35 тыс. тонн рыбы в год
20 Сен 2017
Тульский Роспотребнадзор проверяет, сколько рыбы в рыбе
20 Сен 2017
Альтернатива бездушию, царящему в Стране Лососей
20 Сен 2017
Рыбу на Камчатке производят в антисанитарных условиях
20 Сен 2017
Владимир Галицын: инвестиционные квоты для Камчатки архиважны
20 Сен 2017
Эксперты обсудят экологические аспекты судоходства в акватории Севморпути

Подписка на новости

МИР РЕКИ

БУГАЕВ Виктор  
Библиотека
Мои родители - мать, Бугаева Ольга Савельевна, и отец, Бугаев Федор Иванович, приехали на Камчатку в 1949 году.
Первая моя встреча с рекой, ставшей моей научной судьбой, - рекой Камчатка - произошла в 1953 году. Отца перевели на работу из села Тиличики Олюторского района Камчатской области (где я родился 2 марта 1950 года) в Усть-Камчатск (старый райцентр, который сегодня чаще называют Деревней).
Усть-Камчатск располагался на правом берегу реки Камчатка, здесь же, прямо в поселке, располагался рабочий стан одной из рыбалок колхоза "Путь Ленина". До сих пор помню, как один из рыбаков подарил мне чавычу, такую здоровенную, что когда я ее, взвалив на плечо, тащил домой, рыбий хвост волочился по земле. Конечно, я и подумать тогда не мог о том, что лососи реки Камчатка станут в моей научной карьере главным и основным объектом исследований, что большую половину из нынешних своих пятидесяти лет я проработаю в Камчатском отделении ТИНРО, позже КамчатНИРО, в лаборатории динамики численности тихоокеанских лососей, начиная с должности младшего научного сотрудника, защитив затем сначала кандидатскую (1983 г.), а затем и докторскую (1994) диссертации, посвященные азиатской нерке, в том числе и родной моей реки Камчатка.
С 1957 по 1971 год я не был в здешних местах: учился в школах сел Паратунка и Елизово, расположенных на юге Камчатки, затем, в 1968 году, поступил в Дальрыбвтуз во Владивостоке, который закончил в 1973 г.
После третьего курса у нас была практика и меня направили в родные места - на Ушковский рыбоводный завод в долине реки Камчатка, где мы закладывали икру нерки на инкубацию. Это была судьба. Хотя пришлось преодолеть немало трудностей.

В 1972 г. я снова был на производственной практике на Камчатке, в КоТИНРО. Сразу попросился к "лососевикам". Но получил отказ, так как нужен был студент в помощь м. н. с. В. Г. Вершинину для изучения трески Анадырско-Наваринского района и поиска сайки в Анадырском заливе и Чукотском море. В июне-августе работал в море на СРТМ "Пограничник Змеев". Собрал материал по треске для дипломной работы. После этого мог ехать домой, но так как после практики оставались еще каникулы - напросился добровольно на озеро Курильское, где проработал сентябрь-октябрь.
На этой добровольной практике собрал научный материал по структуре чешуи нерки с отдельных нерестилищ озера, а затем написал и защитил дипломную работу.
Договорился в КоТИНРО, чтобы мне прислали индивидуальное официальное приглашение на работу в КоТИНРО. Но приглашения к моменту распределения не получил (в КоТИНРО забыли обо мне). Более того, накануне распределения меня с приступом аппендицита увезли в больницу. И, как говорится, "без меня меня женили" - распределили в ТУРНИФ, в промысловую разведку.
Пришлось добиваться перераспределения в КоТИНРО. Очень помог мне в этом заместитель директора КоТИНРО к. б. н. Иван Иванович Лагунов, ветеран камчатской науки, "лососевик", которого я всегда вспоминаю с большой благодарностью.
Но трудностей на пути к научной теме было еще немало: условие, которое мне поставил директор КоТИНРО А. К. Евдокимов, шло вразрез с моими интересами - мне поручили заниматься только авиаучетом лососей.
Я был принят в КоТИНРО на должность младшего научного сотрудника и прикреплен к старшему научному сотруднику (и одновременно пилоту-наблюдателю) А. Г. Остроумову, с которым в 1973-1975 гг. совершал совместные авиаучеты (на вертолетах МИ-4 и самолетах АН-2) отнерестившихся лососей на нерестилищах в водоемах практически всей Камчатской области. По замыслу директора А. К. Евдокимова я со временем должен был заменить А. Г. Остроумова.
Для меня это было трагедией - хотелось изучать живого лосося, в воде, а не с небес. Кроме того, на самолете меня сильно укачивало. Болело сердце.
Но, самое главное, все сильнее и сильнее тянуло к изучению биологии лососей. Факультативно стал заниматься западнокамчатской симой. Списался со специалистами по лососям с Сахалина, Владивостока, Хабаровска. Попросил архивные материалы. Через два года, в 1978 г., издал две статьи по биологии симы всего Дальнего Востока.


Летом 1975 г. объявил заведующему лабораторией тихоокеанских лососей КоТИНРО к. б. н. Б. Б. Вронскому, что не хочу заниматься авиаучетом лососей и хочу уйти из института. Вронский отнесся с пониманием к моему заявлению, сказал, что уладит назревающий конфликт с директором, к. э. н. А. К. Евдокимовым. Так с осени 1975 г. я стал уже официально заниматься дифференциацией локальных стад нерки в бассейне р. Камчатка.
К сожалению, прекращение работы по авиаучету отрицательно сказалось на взаимоотношениях с директором, который на каждом собрании, выступая с трибуны, вспоминал, что некоторые сотрудники вместо того, чтобы работать - заниматься авиаучетом - ударились в исследования чешуи.
Но жизнь продолжалась. В начале июня 1975 г. (авиаучеты начинались с 15 июля) впервые выехал на полевые работы в Усть-Камчатск. Побывал на озере Азабачье - красивейшем, а теперь и любимейшем из камчатских нерестовых озер. Много работал и в бассейне крупнейшего на Камчатке озера Нерпичьего. В помощь для первой поездки на оз. Нерпичье заведующий азабачинского пункта м. н. с. С. А. Горшков дал инженера П. В. Андриенко - одного из старейших работников КоТИНРО. Только благодаря ему в 1975 г. бассейне оз. Нерпичье был собран очень ценный материал по нерке. Поездка многому научила. Если бы не было помощи Петра Васильевича - первый сезон был бы провален.
В 1976 г. с лаборантом А. Н. Ходько (Б. Б. Вронский специально дал мне опытного полевика) приехали на теплоходе в п. Усть-Камчатск. С нами был студент-практикант 4 курса Ростовского государственного университета А. С. Повчун. На моторной лодке вслед за пришедшей на нерест рыбой мы должны были подниматься вверх по реке и из каждого крупного нерестового притока отлавливать по 100 шт. половозрелых особей нерки. Помимо этого, необходимо было выяснить места нагула молоди нерки в бассейне р. Камчатка (с помощью малькового невода обследовали практически все озера, старицы и притоки реки).
В 1976 г. в Усть-Камчатском районе был собран материал из оз. Азабачье, оз. Курсинка, р. Радуга, оз. Нерпичье, р. Еловка, р. Крерук, р. Крюки, р. Быстрая-Козыревка, р. Шехлун, лимнокрен оз. Ушковское. В Мильковском районе - материал из р. Кирганик, р. Кимитина, р. Кавыча. Плохо были обследованы водоемы среднего течения р. Камчатка, что явилось главной задачей исследований 1977 г. На лодке добрались до Мильковской инспекции рыбоохраны. Вместе с инспекторами Камчатрыбвода собрали материалы с ряда нерестилищ. Инспектора Мильковской инспекции рыбоохраны оказали очень большую помощь в сборе материалов, помогли с запасными частями для сломавшегося мотора. Из Мильково, в начале августа, наш студент-практикант уехал домой, и вниз по р. Камчатка мы возвращались вдвоем с А. Н. Ходько. Полевой сезон закончили 20 сентября в Усть-Камчатске.
В 1977 г. (с учетом опыта 1976 г.) был собран хороший материал из рек среднего и верхнего течения. Напарником у меня был студент Пермского государственного университета Б. Н. Штейников (Б. Б. Вронский лаборанта уже не дал, т. к. я стал опытным полевиком). На лодке поднялись до Мильково, там выезжали с рыбинспекторами на нерестилища и на лодке вернулись в Усть-Камчатск.
Всего за период с 1976 по 1995 гг. я поднимался в верх по реке Камчатка из Усть-Камчатска до Мильково (это более 600 км) 14 раз (9 раз в одиночку). Привычка путешествовать в одиночку была вынужденной, так как в лодку обычно загружал 300 литров бензина, а с двумя людьми, бензином и оборудованием лодка не выходила на редан. Основная цель одиночных путешествий - сбор молоди нерки из подконтрольных водоемов среднего и верхнего течения р. Камчатка, которые в течение лета-осени необходимо было посещать через каждые 20-30 дней. Ловил молодь обычно один 10-метровым мальковым неводом (трудно, но приспособился), спал в лодке под тентом (палатку не ставил). Пойманную молодь лососей фиксировал в формалине и доставлял в институт.
В 1978-1983 гг. основным местом работы для меня был определен Усть-Камчатский РКЗ (Б. Б. Вронский сказал, что хватит разъезжать по бассейну реки и пора работать на лабораторию), где я собирал биостатистику по нерке из уловов ставных неводов и плавных сетей (раз в 5 дней брали по 100 шт. половозрелой нерки, измеряли вес, длину тела, брали чешую, смотрели паразитов-индикаторов и т. д.). Работа на рыбоконсервном заводе занимала 2 дня, а 3 дня были свободными. В эти годы в летний период осуществлялись каждые три дня факультативные выезды в бассейн р. Камчатка. В основном приходилось работать на оз. Азабачье, где, начиная с 1989 г., мною был внедрен метод ночных близнецовых тралений (с двух лодок) для сбора молоди нерки. Такая методика на Камчатке была введена впервые, хотя на Аляске и в Канаде она использовалась с середины 1950-х годов. Решение проблемы отлова молоди нерки из оз. Азабачье в любых необходимых количествах сразу же позволило решить главную проблему - ежегодного отлова смолтов нерки, мигрировавших из озера - и начать систематическое изучение сезонного и межгодового роста молоди нерки.
К осени 1978 г. уже было получено первое представление о биологии нерки бассейна р. Камчатка. Результаты исследований были доложены в октябре 1978 г. в Южно-Сахалинске на первом Российско-Американо-Канадско-Японском международном совещании по биологии тихоокеанских лососей.
В результате изучения биологии нерки бассейна р. Камчатка было выяснено, что на данном этапе исследования в этом регионе целесообразна и возможна дифференциация и изучение динамики численности следующих основных локальных стад и группировок локальных стад 2-го порядка:
"С" - локальная группировка ранней сезонной расы нерки из притоков верхнего течения р. Камчатка, молодь из которых скатывается в море сеголетками;
"В" - локальная группировка поздней сезонной расы нерки из притоков верхнего течения р. Камчатка, молодь из которых первый год жизни нагуливается в районе нерестилищ и скатывается в море на следующий год;
"Е" - локальная группировка рыб из притоков нижнего течения р. Камчатка, молодь из которых сеголетками мигрирует в оз. Азабачье, там нагуливается и скатывается в море в возрасте одного года (ранняя и поздняя сезонные расы);
"А" - локальное стадо оз. Азабачье, подавляющая часть молоди нерки из которого скатывается в море в возрасте двух лет (ранняя и поздняя сезонные расы);
"Д" - локальное стадо оз. Двухюрточное, подавляющая часть молоди нерки из которого скатывается в море в возрасте двух лет (ранняя и поздняя сезонные расы);
Практически, в бассейне р. Камчатка район воспроизводства группировок "С" и "В" совпадает с территорией Мильковского района, а группировки "Е" - с территорией Усть-Камчатского района.
Нерка р. Камчатка в основном созревает после трех лет жизни в море. Поэтому возраст половозрелых рыб группировки "С" равен в основном 0.3 (пресноводный период менее года и три года в море), группировок "Е" и "В" - 1.3 (один год в пресной воде и три года в море), стад "А" и "Д" - 2.3 (два года в пресной воде и три года в море).

Был сделан вывод, что основную роль в воспроизводстве нерки р. Камчатка играет оз. Азабачье, где в общей сложности в отдельные годы нагуливается до 70 % всей молоди нерки р. Камчатка.
В 1981-1982 гг. я лишился покровительства директора ТИНРО (г. Владивосток) д. б. н. С. М. Коновалова, который был научным руководителем моей диссертации.
Дело в том, что мои исследования показали, что определение возраста нерки оз. Азабачье в докторской диссертационной работе С. М. Коновалова было проведено неверно. Когда я поступал в заочную аспирантуру ТИНРО, то я сразу сказал Б. Б. Вронскому, что у меня имеются разногласия с С. М. Коноваловым по определению возраста, и я предполагаю, что здесь могут быть осложнения. Но Борис Борисович сказал тогда, что Слава - демократ по натуре, и мне нечего опасаться. К сожалению, его прогноз не подтвердился. В феврале 1982 г. на отчетной сессии КоТИНРО я выступил с докладом, в котором прямо указал на методические ошибки своего руководителя - директора ТИНРО С. М. Коновалова. Тот в защиту своих научных взглядов сказал, что нечего меня слушать, т. к. я недоучка, ибо закончил Дальрыбвтуз. Он отказывается быть у меня руководителем. В мою защиту выступили Б. Б. Вронский и И. И. Куренков. Последний сказал: "Если Юпитер сердится, то он не прав". Все смотрели на меня, как на покойника. В те годы существовало неписанное правило: если руководитель отказывался, то соискатель не защищался.
Необходимо было что-то предпринимать. Я написал письмо в Институт биологии развития им. Н. К. Кольцова АН СССР (г. Москва) старшему научному сотруднику д. б. н. Михаилу Валентиновичу Мине с просьбой быть у меня руководителем и описал ситуацию. Дело в том, что я был под впечатлением от его книги "Рост животных" (в соавторстве с Г. А. Клевезаль), которую выменял у одного научного сотрудника на "Три мушкетера" А. Дюма.
Очень скоро я получил от него ответ, в котором он рекомендовал защищаться в Московском государственном университете им М. В. Ломоносова без руководителя. Работы он мои хорошо знал, так как неоднократно был рецензентом моих публикаций в журнале "Вопросы ихтиологии". Я выехал в МГУ, где в лаборатории ихтиологии прошел предзащиту. Там встретил полное взаимопонимание. У меня на всю жизнь остались самые теплые воспоминания о той моральной поддержке, которую мне оказали москвичи-ихтиологи: д. б. н. М. В. Мина (ИБР), д. б. н. О. Ф. Гриценко (ВНИРО), д. б. н Л. Б. Кляшторин (ВНИРО), д. б. н. И. Б. Бирман (ВНИРО), к. б. н. В. А. Максимов (МГУ), д. б. н. К. А. Савваитова (МГУ) и многие другие. В ноябре 1983 г. я без единого "черного шара" защитил кандидатскую диссертацию в МГУ.
После защиты диссертации, в 1984 г. вновь активизировал работы по тралениям молоди нерки в бассейне оз. Азабачье. Эти траления проводятся в настоящее время ежегодно, а собранные материалы о размерно-весовых характеристиках смолтов (покатников) нерки в настоящее время используются при прогнозировании в качестве одной из основных составляющих прогноза.
После ограничения японского дрифтерного промысла в море в 1977 г. и введения экономических зон в 1978 г. заметно возросли уловы и численность нерки на нерестилищах р. Камчатка.
В 1984-1985 гг. был сделан принципиально важный вывод об оптимальной численности производителей нерки в бассейне оз.Азабачье, численность которых желательно было удерживать на уровне 40-60 (в среднем - 50) тыс. шт. До этого существовало представление, что оптимальная численность производителей нерки в бассейне оз. Азабачье составляет 300 тыс. шт. Старое традиционное представление было основано на анализе нерестовых площадей для нерки в бассейне озера, а наше новое представление - на анализе роста молоди нерки в зависимости от численности производителей.
Обстоятельства сложились так, что в бассейне оз. Азабачье многие годы сосуществуют две научные биологические станции. Одна станция, расположенная в озере, с 1959 г. принадлежит КамчатНИРО, а другая - станция "Радуга", основанная в 1970 г. заместителем директора Института биологии моря ДВНЦ АН СССР (г. Владивосток) С. М. Коноваловым, - расположена в нижнем течении протоки Азабачьей. Сотрудники биологической станции КамчатНИРО в основном изучают температурный режим в озере и кормовую базу молоди нерки, ее рост в озере, динамику численности и, в меньшей степени, биологические показатели производителей. Сотрудники станции "Радуга", наоборот, свои исследования сконцентрировали на биологических показателях производителей нерки, нерестовом поведении, генетике и динамике численности рыб отдельных нерестилищ.
Как ни странно, близость хорошо оснащенной академической станции отрицательно сказывалась на работе сотрудников азабачинского пункта КамчатНИРО. Некоторые его сотрудники много времени проводили на станции в гостях. В результате, например, практически полностью не собирался зоопланктон и не измерялись температуры воды в озере в 1975-1976 гг. Хотя на пункте в эти годы жили научные сотрудники, занимающиеся остеологией и генетикой нерки.
После размолвки с С. М. Коноваловым, мои отношения с сотрудниками биостанции "Радуга" резко ухудшились. Одной из причин явилось то, что практически все сотрудники на станции определяли возраст по методике С. М. Коновалова. Полученные же мной по другой методике результаты явно не вписывались в имевшиеся научные концепции и опубликованные статьи. Поэтому "в отношении В. Ф. Бугаева" в 1982-1986 гг. сотрудники биостанции "Радуга" придерживались активно распространяемой версии, что я - "нехороший человек". С таким ярлыком я работал на оз. Азабачье многие годы. В конце 1980-х гг. некоторые сотрудники станции "Радуга" начали проводить определение возраста нерки аналогично тому, как это делал я, но, правда, без ссылок на то, что таким образом КамчатНИРО определяет возраст нерки оз.Азабачье уже почти 10 лет.
В 1985 г. впервые был начат научно-производственный эксперимент по снижению численности производителей нерки в бассейне оз. Азабачье. В 1985 г. рыбаками колхоза "Путь Ленина" было добыто 375 т нерки в устье протоки Азабачьей.
Эксперимент встретил большое непонимание в глазах общественности, так как в умах людей существовал определенный стереотип: чем больше нерки на нерестилищах, тем лучше. Более того, эксперимент мог бы быть более удачным, если бы не вмешались сотрудники биологической станции "Радуга", которую курировал д. б. н. С. М. Коновалов. Дело в том, что устье протоки было перегорожено отбойной сетью, натянутой на тросе поперек протоки и препятствовавшей проходу рыбы в озеро. В результате, рыба накапливалась в устье протоки, а затем вылавливалась закидным неводом.
В самый ответственный момент, 24 июня, когда уловы в устье протоки были максимальными, к рыбакам подъехал водитель катера-водомета со станции "Радуга" и сказал: "Бугаев передал, чтобы сеть быстро сняли". Это была провокация со стороны научных сотрудников Института биологии моря. Сеть быстро сняли и двое суток в озеро валом валила нерка, уловы резко снизились и эксперимент остался незавершенным. В озеро в тот год было пропущено 284 тыс. шт., что в 5 раз выше оптимума. Если бы не было этого инцидента, то успехи регуляции в 1985 г. были бы гораздо лучше - тот год по уровням воды в р. Камчатка был идеальным для работы закидным неводом.
В 1986 г. также проводился эксперимент, но в связи с подходом к устью протоки Азабачьей нерки на уровне ненамного превышающем оптимальный, вылов был небольшим - всего 40 т.
В последующие годы, из-за того, что в 1987-1991 гг. численность нерки оз .Азабачье была на оптимальном уровне, до 1993 г. специализированного вылова нерки в протоке Азабачьей не проводили. В 1992 г. в бассейне оз. Азабачье вновь отнерестилось большое количество нерки - 351 тысяч штук, и проблема отлова "лишней" рыбы в озере вновь стала очевидной. Резкое снижение численности нерки р. Камчатка, наблюдавшееся в 1986-1991 гг., явилось следствием хронического превышения оптимальной численности нерки в бассейне оз. Азабачье в 1977-1985 гг. С 1992 г. наступил новый этап в динамике численности нерки р. Камчатка.
В 1985 г. мы вместе с директором КоТИНРО к. б. н. М. М. Селифоновым - прогнозистом-исследователем нерки р. Озерная, - были приглашены на международный симпозиум "Нерка-95", который в ноябре 1995 г. состоялся в г. Нанаймо (Британская Колумбия, Канада). Поездка была очень удачной. Мы оба выступили, каждый сделал по два доклада, которые имели большой успех. Мы стали первыми (после многих лет перерыва) русскими, которые были представлены на международном симпозиуме по биологии нерки. До этого, англоязычные исследователи были знакомы только с трудами д. б. н. Ф. В. Крогиус и д. б. н. Е. М. Крохина, посвященных нерке оз. Дальнего (небольшого модельного стада, имеющего местное промысловое значение). Нерка же рек Озерная и Камчатка для исследователей США, Канады, Японии была интересна, прежде всего, тем, что в этих реках в отдельные годы воспроизводится до 90 % всей азиатской нерки. Впоследствии доклады были опубликованы на английском языке в трудах симпозиума. Это был первый выезд за рубеж.
В 1989 г. я получил частное приглашение от доктора Дональда Роджерса из Вашингтонского университета - основного прогнозиста нерки Бристольского залива - с предложением посетить некоторые водоемы на Аляске: бассейн р. Вуд и р. Квичак (вытекает из оз. Илиамна, где воспроизводится порядка 25 % всех мировых запасов нерки). К этому приглашению присоединился Департамент охоты и рыболовства штата Аляска в лице доктора Дагласа Эггерса. В общей сложности я должен был провести на Аляске два месяца, все расходы по передвижению и проживанию на территории США взяла на себя американская сторона.
После окончания хода нерки в Усть-Камчатске я взял трудовой отпуск, вылетел в Москву, откуда за свой счет долетел до Нью-Йорка. На следующий день из Сиэтла вместе с Д. Роджерсом вылетел на Аляску. Около 20 дней провел в бассейне р. Вуд, частично пройдя пешком и проехав со студентами на лодке всю систему озер этой реки от оз. Алегнагик до оз. Кьюлик. Затем 10 дней провел на оз. Илиамна, откуда вытекает р. Квичак. Последующие 10 дней провел в г. Анкоридж (с выездом на полуостров Кенай на оз. Тастамена), еще 10 дней - в г. Джуно (с выездом в г. Ситка), затем 5 дней - г. Сиэтл и 5 дней - г. Ванкувер (Канада). В Канаду был приглашен по частному приглашению Эдварда Зиблата, менеджера лова донных рыб в Британской Колумбии, с которым познакомился в 1978 г. в Южно-Сахалинске, когда тот занимался лососями. За время поездки посетил несколько университетов, более десятка рыбоводных заводов, более десятка лабораторий, привез чемодан научной литературы.
Именно эта поездка послужила причиной того, что мои исследования вышли на новый уровень. Все познается в сравнении. В Азии воспроизводится только 10-15 % мировых запасов нерки, 55-60 % воспроизводится на Аляске и 20-30 % - в Британской Колумбии.
Через несколько месяцев после возвращения, зимой 1990 г., получил телеграмму от директора Биологической станции в г. Нанаймо (Британская Колумбия, Канада) доктора Ричарда Бимиша, который советовал написать книгу любого объема о нерке, с предложением издать эту книгу на английском языке в Канаде.
Это окончательно решило мою дальнейшую судьбу. К тому же заведующий лабораторией динамики численности лососевых рыб к. б. н. Л. Е. Грачев доверил мне первый в моей жизни компьютер, который я и освоил, прежде всего, как прекрасную пишущую машинку. Через два года, к середине 1992 г., книга была закончена и переправлена в Канаду, где ее начали переводить. Одновременно директор КамчатНИРО (ранее КоТИНРО) к. б. н. М. М. Селифонов предложил издать книгу на русском языке. В 1995 г. она вышла в Москве тиражом 1000 экз. в издательстве "Колос". В 1995 г. для редакции английского варианта будущей книги я выехал в Канаду. Но книга так и не была опубликована - у канадских ученых не хватило на нее средств (и так бывает). В настоящее время английский вариант рукописи хранится в библиотеке Биологической станции Нанаймо. Ждет своего часа.
Научную редакцию английского варианта рукописи книги осуществлял самый известный в лососевых кругах Канады, США и Японии, канадский ученый доктор Вильям Риккер, который впервые в 1950-х годах разработал представление об оптимальной численности родителей у лососей и теорию взаимосвязи между численностью родителей и численностью потомства. Его модель в настоящее время служит основой прогнозирования всех видов лососей во всех регионах мира.
В книге "Азиатская нерка" рассмотрена биология нерки 38 локальных стад нерки в Азии - от о. Итуруп до Чукотки. Естественно, наиболее подробно исследована биология нерки р. Озерная (оз. Курильское) и р. Камчатка. Эта монография дает наиболее полное представление о нерке в Азии. Книга особенно ценна тем, что в ней много архивных и статистических материалов, носящих справочный характер. Как показало время, книга оказалась интересной не только для узкого круга специалистов - ее читают и изучают студенты, краеведы, инспектора рыбоохраны.
После завершения работы над книгой встал вопрос о защите докторской диссертации. И опять помог компьютер - буквально за две недели на основе рукописи книги была сделан вариант докторской диссертации, состоящей из двух увесистых томов. Рукопись была направлена председателю совета по защите докторских диссертаций д. б. н. О. Ф. Гриценко во Всероссийский научно-исследовательский институт рыбного хозяйства и океанографии (ВНИРО), где получила одобрение и в конце мая 1994 г. была успешно (без "черных шаров") защищена. При этом совет особо подчеркнул важное практическое значение данной диссертации.
В начале 1993 г. благодаря стараниям нового заведующего лабораторией д. б. н. М. К. Глубоковского отношения двух станций ("Радуга" и КамчатНИРО) начали меняться в лучшую сторону. В 1995 г. на совместном совещании в департаменте по рыболовству администрации Камчатской области наконец-то было принято решение об отлове в 1995-м и в последующие годы "лишней" рыбы в озере Азабачье под совместным контролем сотрудников КамчатНИРО и Института биологии моря.
К сожалению (может быть, не получив инструкций от М. К. Глубоковского, который в это время был уже депутатом Государственной Думы, а может быть по своей инициативе), в период путины сотрудники ИБМ, приехавшие на станцию "Радуга", начали препятствовать проведению лова в бассейне оз. Азабачье и пытались дезорганизовать лов поздней нерки р. Камчатка, мотивируя тем, что в 1995 г. наблюдается слабый ход нерки. Было написано коллективное письмо в администрацию Усть-Камчатского района, где доказывали, что в 1995 г. ход нерки р. Камчатка очень слабый и необходимо закрыть невода.
На самом деле, что я подчеркивал еще в период путины, оказалось, что впервые за последние 50-55 лет не было такого мощного подхода нерки р. Камчатка, какой был в 1995 г. Было поймано 5,1 тыс. т нерки - последний раз такие уловы наблюдались только в начале 1940-х гг. В бассейн оз. Азабачье прошло 690 тыс. шт. производителей нерки - случилось почти 14-кратное превышение оптимальной численности. Пришлось снова разрывать все отношения с сотрудниками биостанции "Радуга".
Надо отдать должное администрации Усть-Камчатского района (прежде всего, заместителю главы администрации Ю. Б. Ковтуну), что на оперативном совещании, где рассматривали рекомендацию ИБМ о необходимости полного закрытия ставных неводов в Камчатском заливе, была выбрана стратегия КамчатНИРО, которая, как показали результаты путины, была единственно правильной.
В период написания книги и защиты диссертации я не снижал интенсивность исследований. В 1992, 1996 гг. выезжал на полевые работы по нерке в Бристольский залив в бассейны рек Вуд и Квичак; в 1995, 1997 гг. - в Вашингтонский университет (Сиэтл) и Тихоокеанскую биологическую станцию г. Нанаймо; в 1996 г. - в Японию на оз. Тойя (остров Хоккайдо), где обитают кокани (жилая форма нерки).
В последние годы имел тесные контакты с доктором Дональдом Роджерсом, доктором Крисом Футом, доктором Оле Матиссеном (США), - лидирующими исследователями и прогнозистами - бристолькой нерки.
Неоднократно встречался и обсуждал проблемы с доктором Девидом Велчем (Канада) по вопросам влияния численности горбуши на численность нерки и влияния потепления климата на численность лососей Северной Пацифики. В 1998 г. предполагал совместные с Девидом Велчем полевые работы в бассейне р. Фрейзер, где в отдельные годы добывают до 30 тыс. т нерки, но из-за болезни отказался от поездки. С Девидом Велчем имеется совместная статья о влиянии численности горбуши на численность нерки.
Ведется переписка с японскими исследователями доктором Юкимазой Исидой и доктором Масашиде Кариямой, которые занимаются вопросами биологии нерки в Японии, дифференциации и роста нерки в море.
Поддерживаются регулярные отношения с доктором Катериной Майерс и исследователем Робертом Валкером из Вашингтонского университета. Эти исследователи занимаются дифференциацией и ростом лососей в море.
После окончания в 1993 г. Дальрыбвтуза мой сын Александр был принят на работу в КамчатНИРО, и по договоренности с Катериной Майерс прошел стажировку в Вашингтонском университете. Александр быстро освоил методику инструментальной дифференциации лососей в море и в настоящее время довольно успешно проводит запланированные исследования.
Свои научные исследования я часто проводил совместно с коллегами. Уже многие годы моим хорошим другом и помощником в исследованиях нерки является Владимир Александрович Дубынин, с которым мы вместе написали более десятка статей.
Сотрудничество сложилось очень удачное, и с каждым годом его эффективность растет. В 1985-1995 гг. наши главные усилия были направлены на изучение влияния факторов среды на рост молоди нерки в озерах Азабачье и Курильское в зависимости от уровня развития кормовой базы, температур воды, численности молоди. Эти исследования очень важны, т. к. в зависимости от размеров (массы) тела смолтов нерки в дальнейшем различны результаты выживаемости нерки в море. До определенного момента с увеличение длины (массы) тела покатников возврат рыб увеличивается, а затем начинает падать. Таким образом, для каждого водоема существуют свои оптимальные размеры смолтов. И эти размеры в принципе можно, в известной мере, регулировать, контролируя численность рыб на нерестилищах и в некоторых случаях проводя искусственную фертилизацию водоемов.
В 1995-1999 гг. центр моих научных и В. А. Дубынина интересов перемещается в область динамики численности нерки в зависимости от колебаний численности других видов, прежде всего горбуши западной и северо-восточной Камчатки. Исследования показали, что после переполнения нерестилищ производителями западнокамчатской горбуши в 1983 г., начиная с 1985 г. численность горбуши западной и северо-восточной Камчатки начала колебаться в противофазе: по четным годам было много горбуши на западной Камчатке, а по нечетным - на северо-восточной Камчатке. В море нерка и горбуша являются пищевыми конкурентами. До 1983 г. включительно высокая численность горбуши на Камчатке одновременно наблюдалась на обоих побережьях. В результате ската молоди горбуши в море регулярно через год происходил подрыв кормовой базы, что отрицательно сказывалось на численности нерки как р. Озерная, так и р. Камчатка.
Первой отреагировала на улучшение кормовых условий в море нерка р. Озерная, которая уже с 1984-1985 гг. значительно увеличила свою численность. Надо заметить, что этот период восстановления и подъема численности у нерки р. Озерная совпал с естественной фертилизацией вулканическим пеплом вулкана Алаид бассейна оз. Курильское весной 1981 г. и последующим систематическим проведением искусственной фертилизации в 1981-1989 гг. Совпадение всех событий привело к увеличению численности нерки р.Озерная. Первые годы наблюдавшийся эффект полностью относили к успеху фертилизации. Однако последующие годы наблюдений привели к пониманию того факта, что здесь главную роль в увеличении численности нерки сыграла не фертилизация, а улучшение выживаемости нерки в море - приблизительно в два раза. И связано это с горбушей. Данные результаты были доложены в начале ноября 1999 г. на Международном симпозиуме по анадромным рыбам в г. Джуно (Аляска, США) в научном докладе, который сразу же после представления был сдан в печать.
Что касается нерки р. Камчатка, то здесь ситуация отличается от озерновской, т. к. это стадо стало заметно реагировать на изменение условий в море, только начиная с возвратов нерки в 1992-1995 гг. (практически почти на 10 лет позже, чем нерка р. Озерная). Это прежде всего было связано с систематическими переполнениями нерестилищ в бассейне оз. Азабачье, наблюдавшимися в 1977-1985 гг. Картину очень сильно затушевала естественная фертилизация бассейна озера вулканическим пеплом в результате извержения вулкана Ключевская сопка в апреле 1990 г. Нерка оз. Азабачье очень чутко реагирует на фертилизацию. Первые высокие возвраты нерки р. Камчатка 1992-1997 гг. связывали в основном с естественной фертилизацией. Но после 1998-1999 гг. стало окончательно ясно, что основной причиной, приведшей к стабильному вылову нерки р. Камчатка в 1995-1999 гг. на уровнь 4,0-6,0 тыс. т, является все же улучшение выживаемости нерки в море. И это улучшение прежде всего связывается с особенностями динамики численности горбуши.
Очень добрые научные отношения сложились у меня с одним из старейших сотрудников КамчатНИРО, старшим научным сотрудником А. Г. Остроумовым, с которым уже написано несколько совместных работ.
Плодотворные научные отношения сложились и с Л. А. Ржаниковой (Базаркиной), Л. В. Миловской, к. б. н. Т. Л. Введенской, д. б. н. В. И. Карпенко, к. б. н. С. И. Куренковым, к. б. н. А. М. Токрановым, Е. А. Лепской, А. В. Масловым, К. Ю. Непомнящим и многими другими.
Начиная с 1975 г. и по настоящее время я ежегодно выезжаю на полевые работы в бассейн р. Камчатка и в п. Усть-Камчатск, где в июне-июле традиционно занимаюсь регуляцией промысла нерки. Для этого нужно постоянно бывать на рыбалках, разговаривать с рыбаками и руководителями предприятий, давать оперативные краткосрочные прогнозы по ожидающимся объемам вылова. Одновременно с этим необходимо постоянно выезжать в бассейн оз. Азабачье и проводить экспертную оценку численности зашедшей на нерест нерки.
Если до 1995 г. большее количестве времени проводил на оз. Азабачье, то с 1995 г. все больше и больше времени приходится находиться в Усть-Камчатке. Раньше здесь были рыболовецкий колхоз и рыбоконсервный завод, а теперь образовалось большое количество новых рыбодобывающих предприятий, и, начиная с 1996-1997 гг., ситуация с добычей лососей в р. Камчатка сильно изменилась.
В 1995 г. при администрации Усть-Камчатского района была организована специальная рабочая группа, занимающаяся вопросами регулирования промысла лососей р. Камчатка. Все годы ее возглавляет заместитель главы администрации Ю. Б. Ковтун со своим бессменным помощником к. б. н. Л. В. Ильиной. В группу входят народные депутаты, представители Камчатрыбвода, Камчатоблкомэкологии, КамчатНИРО, милиции и других органов. Обычно заседания группы проходят 1-2 раза в неделю, но бывают ситуации, что решать оперативные вопросы приходится каждый день. Решения рабочей группы утверждаются в департаменте по рыболовству администрации Камчатской области, куда также входят депутаты, представители администрации, науки и рыбоохраны.
Поэтому в июне-июле нужно участвововать в работе Усть-Камчатской рабочей группы, а в августе-сентябре - областной, руководят которой начальник департамента Е. И. Кабанов и ведущий специалист А. Г. Урнышев.
Все вопросы регуляции промысла лососей предварительно обсуждаются в КамчатНИРО, где формулируется точка зрения института. Обычно вопросы решаются на совещании у заведующего лабораторией, а сложные - в присутствии директора КамчатНИРО к. г. н. С. А. Синякова. Многие годы по вопросам регуляции промысла лососей я работал в контакте с заместителем директора по науке к. б. н. Б. Б. Вронским, который в свое время сыграл важную роль в моей судьбе - тогда еще молодого ученого. В настоящее время Б.Б.Вронский ушел на пенсию, и его заменил к. б. н. Н. Б. Маркевич, с которым у нас также сложились прекрасные творческие и деловые взаимоотношения.
Помимо вопросов естественного воспроизводства нерки на Камчатке, я занимался и вопросами ее искусственного воспроизводства. Так, например, при моем непосредственном участии и инициативе специалистами КамчатНИРО было разработано биологическое обоснование на постройку рыбоводного завода по воспроизводству нерки в бассейне р. Малая Хапица для предприятия "Роял Стейт Компани". Молодь нерки, выпущенная из этого рыбоводного завода, должна мигрировать на нагул в оз. Азабачье и до ската в море использовать естественные кормовые ресурсы этого водоема.
В настоящее время по поручению генерального директора предприятия "Устькамчатскрыба" Б. А. Невзорова я работаю над биологическим обоснованием постройки рыбоводного завода на р.Солдатская, расположенной в бассейне оз.Нерпичье. В этой реке по многолетним данным воспроизводится более 90% всей нерки оз. Нерпичье. В прошлом в р. Солдатская заходило до 50 тыс. шт. производителей нерки. В последние годы из-за браконьерства нерка практически перестала заходить в этот водоем. Б. А. Невзоров загорелся желанием спасти такой ценный нерестовый водоем и предложил здесь построить рыбоводный завод на деньги "Устькамчатскрыбы".
Одним из наиболее сложных вопросов, с которым приходится сталкиваться и мне, и другим специалистам КамчатНИРО, является вопрос о кете бассейна р. Камчатка, добыча которой уже несколько лет, в связи с падением запасов, строго лимитирована.
Сложность ситуации в том, что промысел кеты частично совпадает с промыслом нерки (в июле), а частично (в августе) - с промыслом кижуча. Имеющийся запрет на промысел кеты р. Камчатка был дан без учета того, что этот запрет приведет к дезорганизации промысла нерки и кижуча.
В бассейне р. Камчатка, если исходить из имеющихся данных, добывается в отдельные годы до 90 % чавычи, 40 % нерки, 50 % кижуча и 40 % кеты от всего улова этих видов лососей на Камчатке. При регуляции промысла лососей р. Камчатка ученые КамчатНИРО, по аналогии, как это обычно делают ученые США и Канады, отдают приоритет рациональному использованию наиболее ценных видов лососей - нерки и кижуча. Парадокс ситуации заключается в том, что если усиливать рыбоохранные меры по сохранению кеты, то, в итоге, будут подорваны запасы нерки оз. Азабачье, которая имеет низкий уровень оптимальной численности. Не будут в необходимой мере использоваться и запасы кижуча. В результате, р. Камчатка из нерковой и кижучевой может превратиться в кетовую. Нужно нам это? Подобная ситуация возникает и в других лососевых странах. Там - в США, Канаде, Японии - эту проблему решают на основе приоритета охраны популяций наиболее ценных видов рыб.
Один из наиболее важных вопросов, который мешает рациональному использованию запасов нерки и других лососей р. Камчатка, является слишком большое количество рыбодобывающих предприятий, работающих в бассейне р. Камчатка. Ситуацию пока спасает только то, что в 1995-1999 гг. численность нерки р. Камчатка находилась на высоком уровне.
Современная ситуация с добычей нерки р. Камчатка, сложившаяся в 1996-1999 гг. и сохраняющаяся по настоящее время, значительно отличается от той, которая многие годы существовала ранее. Это связано с тем, что до 1995 г. включительно, в Усть-Камчатском районе существовал добытчик-монополист - колхоз "Путь Ленина" (с 1993 г. - "Истен Стар Кам"), выставлявший в Камчатском заливе в разные годы по рекомендациям КамчатНИРО от 1-2 до 10 ставных неводов (в отдельные годы невода вообще не устанавливали).
В настоящее время в Усть-Камчатском районе существует новая экономическая реальность - сложился стабильный круг пользователей, осуществляющих промысел нерки в Камчатском заливе с помощью ставных неводов. Это "Устькамчатскрыба" (преемник "Истен Стар Кам"), "Стиль", "Соболь", "Ничира" и рыбоводно-рыбодобывающее предприятие "Роял Стейт Компани" (на их долю приходится порядка 70 % всей добычи нерки р. Камчатка). В дополнение в этому существует еще около трех десятков мелких предприятий, осуществляющих лов нерки сетями в бассейне р. Камчатка.
Если в период монополизма колхоза "Путь Ленина" ("Истен Стар Кам") изменение числа неводов происходило в пределах одного предприятия, то это было приемлемо. Но сейчас многие предприятия в Усть-Камчатске имеют по одному неводу. Если произойдет снижение запасов нерки, то по какому принципу сокращать невода? Некоторые предприятия могут быть разорены.
Анализ промысловой обстановки и пропуска нерки на нерестилища за 1995-1999 гг. показал, что в Камчатском заливе в новых экономических условиях (когда предельно интенсифицирован промысел) максимально можно устанавливать не более 8 ставных неводов. Наблюдающееся увеличение численности нерки р. Камчатка произошло в основном за счет поздней формы нерки, которая перед заходом в реку совершает довольно сложные и продолжительные миграции по Камчатскому заливу и хорошо облавливается ставными неводами. В случае, если, вопреки рекомендациям науки, на нерку р. Камчатка будет устанавливаться более 8 неводов, то в период с 1 по 10 июля КамчатНИРО будет рекомендовать для неводов пропускные дни.
В сложившейся новой экономической ситуации, в течение последних лет значительно возросла роль оперативной регуляции промысла нерки р. Камчатка. Мониторинг промысла осуществляется сроками работы ставных неводов, опираясь на лимиты вылова и фактические подходы половозрелых рыб (с учетом популяционной и пространственной структуры нерки р. Камчатка).
В принципе, осуществляемая департаментом по рыболовству с помощью КамчатНИРО, Камчатрыбвода и Камчатоблкомэкологии стратегия приоритета оперативной регуляции лова лососей далеко не нова. С некоторыми модификациями (в зависимости от вида) приоритет оперативной регуляции промысла лососей в условиях рыночной экономики применяется в США и Канаде уже многие десятилетия. Можно считать, что он оправдал себя, так как запасы лососей в этих странах, в том числе и нерки, находятся в целом на высоком уровне.
Концепция рационального использования запасов нерки р. Камчатка заключается в следующем. Нерка из разных районов бассейна р. Камчатка имеет разную эффективность воспроизводства. Так, нерка стад "А" и "Д" имеет эффективность воспроизводства выше почти на порядок, чем особи группировок "С" и "Е". Практически, создание оптимальной численности производителей на всех нерестилищах - дело нереальное. Именно по этой причине нужно попытаться достигнуть оптимума прежде всего для нерки стада "А", которое в отдельные годы составляет до 65 % в уловах отечественного промысла и имеет наивысшую эффективность воспроизводства.
В связи с начавшимся с 1992 г. и продолжающимся по настоящее время систематическим переполнением нерестилищ в бассейне оз. Азабачье (от 5 до 14 раз) в последние годы применяется (и в ближайшие годы это будет продолжено) стратегия перелова всего стада из-за того, что в настоящее время нет гарантий оптимального пропуска на нерестилища нерки оз. Азабачье, где нагуливается до 70% всей молоди нерки р. Камчатка.
В 1993-1998 гг., пытаясь повысить уровень воспроизводства всего стада нерки р. Камчатка путем снижения численности нерки стада "А" на нерестилищах, КамчатНИРО рекомендовало специализированный лов нерки в бассейне оз. Азабачье и некоторый перелов всего стада нерки р. Камчатка. Последнее предложение согласовывалось с ведущими учеными США, Канады, России.
Материалы моих исследований, накопленные за многие годы, показали, что оз. Азабачье играет ключевую роль в динамике численности всей нерки бассейна р. Камчатка. Молодь стада "А" и группировки "Е" в период совместного нагула в озере находятся в конкурентных пищевых отношениях между собой. В результате, высокая численность молоди нерки стада "А" отрицательно сказывается на численности нерки группировки "Е".
Проведенный после путины 1999 г. анализ еще раз подтвердил, что оптимальная численность производителей нерки на нерестилищах оз. Азабачье составляет 40-60 тыс. шт. (предельно допустимая - 100 тыс. шт.). Оптимальная же численность группировки "Е", на настоящем уровне исследований, представляется равной 300-400 тыс. шт. и в последнее время ежегодно составляет порядка 70-100 % от оптимальной. В целом переполнение нерестилищ в бассейне оз. Азабачье, помимо снижения эффективности воспроизводства самого стада "А", препятствует восстановлению численности всего стада нерки р. Камчатка, т. к. существенную ее часть традиционно составляют особи группировки "Е".
Как свидетельствуют данные авиаучетов КамчатНИРО (1957-1998 гг.) в бассейне оз. Азабачье периодически наблюдается переполнение нерестилищ. В целом, за 42 года наблюдений переполнение нерестилищ (более 100 тыс. шт.) в бассейне оз. Азабачье наблюдалось в 54,8 % случаев. То есть более чем в 50 % случаев из-за переполнения нерестилищ в бассейне оз. Азабачье воспроизводству нерки р. Камчатка наносился прямой ущерб.
Первые научно доказанные выводы о превышении оптимальной численности производителей нерки (переполнении нерестилищ) в бассейне оз. Азабачье я сделал еще в 1984-1985 гг. Численность нерки в оз. Азабачье и во всем бассейне р. Камчатка периодически колеблется от очень высокой до очень низкой, что невыгодно для промышленного освоения запасов этого вида.
Положение усугубляется еще тем, что бассейн оз. Азабачье периодически подвергается фертилизации (удобрению) вулканическим пеплом вулканов Ключевской группы, что нередко приводит к случайным и неконтролируемым вспышкам численности нерки оз. Азабачье и последующему переполнению нерестилищ.
Идеальным вариантом для снижения численности нерки оз. Азабачье до оптимальной мог бы быть ее отлов в протоке Азабачьей. Но имевший место в 1985-1986 и 1993-1995 гг. специализированный промысел нерки оз. Азабачье в устье протоки Азабачьей в силу ряда объективных и субъективных причин в районе промысла не дал желаемых результатов, изымая только 10-15% (максимально - 25%) от рекомендованного вылова.
Только в случае разрешения лова на акватории озера (у устьев рек и ручьев) может быть освоена основная часть рекомендованных объемов вылова и достижение поставленной цели - реального снижения численности нерки оз. Азабачье до оптимальной. Это подтвердил лов на акватории оз. Азабачье в 1996 г., когда впервые после многолетних неудач было освоено около 65 % от рекомендованного лимита вылова.
После решения проблемы регуляции численности нерки оз. Азабачье, можно будет переходить ко второй фазе рационального использования запасов - искусственной, широкомасштабной фертилизации оз. Азабачье и доведение стабильных уловов нерки р. Камчатка до 5-6 тыс. тонн ежегодно. В случае, если фертилизацию не производить, уловы нерки р. Камчатка будут значительно меньше и в отдельные периоды будут снижаться до 1,0-2,0 тыс. т и менее.
К сожалению, инициативы КамчатНИРО по проведению специализированного лова в протоке Азабачьей и на акватории оз. Азабачье наталкиваются на противодействие Камчатоблкомэкологии, которая, мотивируя тем, что оз. Азабачье является памятником природы, не разрешает там проведение данных работ, хотя в паспорте "Памятник природы - оз. Азабачье" записано, что там разрешается проведение экспериментов рыбохозяйственного характера.
Если отвлечься от всего и взять только математические расчеты, в результате превышения оптимальной численности нерки в бассейне оз. Азабачье и снижения эффективности воспроизводства нерки этого стада, рыбаки Усть-Камчатска ежегодно до 1995 г. теряли 1,5-2,0 тыс. т нерки. В современный период, который начался с 1995 г. и продолжается в настоящее время, рыбаки Усть-Камчатска теряли и будут терять 3,0-4,0 тыс. т нерки.
Например, в 1999 г. рыбаки Усть-Камчатска взяли 5,5 тыс. т нерки (в оз. Азабачье в 1993 г. отнерестилось 394 тыс. шт. производителей нерки). Но если бы в 1993 г. в оз. Азабачье отнерестилось только 50 тыс. шт. нерки, то реальный улов в Усть-Камчатске в 1999 г. составил бы 8,0-9,0 тыс. т нерки. Комментарии, как говорится, излишни.
Рассматривая перспективы естественного воспроизводства нерки на Камчатке, нужно, прежде всего, исходить из того, что условия воспроизводства для нерки в этом регионе менее благоприятны, чем на тихоокеанском побережье Северной Америки.
Численность стад проходной нерки в общем прямо пропорциональна размерам (площади) водоемов и глубине зоны интенсивного фотосинтеза, которая часто зависит от общей глубины в водоеме.
По данным к. б. н. И. И. Куренкова, средняя глубина озер, благоприятных для воспроизводства нерки, должна быть не менее 13-18 м. Последнее объясняется необходимостью наличия устойчивой кормовой базы зоопланктона для молоди нерки в течение всего года.
На Камчатке существуют только три водоема, полностью удовлетворяющих поставленным условиям и способным воспроизводить нерку в больших объемах, - это озера Кроноцкое, Курильское и Азабачье. Все остальные могут иметь только местное промысловое значение.
Принципиально изменить ситуацию с увеличением численности нерки на Камчатке могло бы создание на базе оз. Кроноцкое стада проходной нерки, в бассейне которого сейчас воспроизводится популяция кокани (жилой формы нерки). В свое время, еще в 1964 г., эту идею предложили д. б. н. Е. М. Крохин и к. б. н. И. И. Куренков. Многие годы своей жизни проблеме кроноцкой нерки посвятил к. б. н. С. И. Куренков. Им было доказано, что небольшая часть кокани из оз. Кроноцкое скатывается в море в возрасте двух лет.
Вероятно, даже создание рыбоходов через пороги р. Кроноцкая со временем могло бы инициировать массовый скат молоди кокани в море, тем самым превратив часть жилой формы в проходную нерку. В совокупности с интродукцией в озеро оплодотворенной икры или производителей проходной нерки и рыбоходами, создание на базе оз. Кроноцкое стада проходной нерки было бы серьезным успехом в увеличении численности нерки на Камчатке.
Однако эта проблема в настоящее время и даже в перспективе не может быть решена из-за того, что оз. Кроноцкое и вытекающая из него р. Кроноцкая находятся на территории Кроноцкого заповедника, имеющего статус биосферного, где запрещена хозяйственная деятельность.
На мой взгляд, если учесть отсутствие озер, подходящих для воспроизводства нерки на Камчатке и в целом в Азии, то сложившаяся ситуация явно абсурдна, так как она начисто отвергает значительные экономические выгоды. Вновь сформировавшееся в оз. Кроноцкое стадо нерки могло бы быть по численности равным общей численности нерки рек Камчатка и Озерная. Популяция кокани в оз. Кроноцкое после создания стада проходной нерки, безусловно, уменьшилась бы по численности, но не утратила своего существования. Так, во многих озерах Тихоокеанского побережья Северной Америки наряду с популяциями проходной нерки обитают и популяции кокани.

Я был и остаюсь противником тех, кто ратует за развитие дрифтерного российско-японского промысла лососей в море в российской экономической зоне, который наносит большой ущерб добыче и воспроизводству нерки на Камчатке. Многие годы при любой имеющейся возможности я выступаю против эскалации этого вида промысла. Конечно, я понимаю, что традиции морского дрифтерного промысла велики и он имеет межгосударственное значение. Тем не менее, предлагаю лимитировать вылов нерки пределами ежегодной ее добычи в море не более 5,0 тыс. т. Такой уровень вылова нерки в море позволит обеспечить достаточно высокие береговые уловы и расширенное воспроизводство нерки на Камчатке.

Сейчас, когда я встречаю свое пятидесятилетие, многие, достаточно сложные жизненные ситуации, воспринимаются уже не так остро, как прежде. Время берет свое. Самое главное - благодаря помощи многих окружающих меня людей и счастливому стечению обстоятельств мне удалось реализовать все задуманное в ранней научной юности. Какой ценой это далось, сможет понять только тот - неизвестный пока еще мне самому исследователь, который будет работать на моем месте.
Имея полное представление о биологии нерки в Северной Пацифике и изучая нерку Азии, могу авторитетно и без колебаний заявить, что нерка реки Камчатка - одно из самых сложных стад нерки в мире. Биология нерки р. Камчатка - это детектив из жизни рыб. И уровень, на котором сейчас находятся исследования по биологии нерки, позволяют мне гордиться проделанной работой.
К сожалению, в последние годы стало хуже со здоровьем. И все чаще вспоминается один эпизод из жизни:14-летним парнишкой возвращался с друзьями из похода в бассейн реки Быстрой и в окрестностях села Паратунка мы наткнулись на старый лагерь геологов, где на геодезическом знаке кто-то написал краской "Шли годы - росли и мы".
Я родился и хочу умереть на Камчатке. Это тоже моя судьба. Буду работать до последнего дня своей жизни. Потому что это чертовски интересно.

Благотворительные проекты

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10

Календарь публикаций

Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
28 29 30 31 1 2 3
4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 29 30 1
 <  Сентябрь   <  2017 г.