Последние публикации

21 Окт 2020
Прогноз WWF: как изменения климата скажутся на промысле на Камчатке
21 Окт 2020
Вокруг Камчатки плетутся сети
21 Окт 2020
Требуй от президента невозможного – получишь максимум!
21 Окт 2020
За прошедшую неделю из Приморья и Сахалина направлено на экспорт 456 партий рыбной продукции
21 Окт 2020
В Псковской области Россельхознадзор за сутки проконтролировал перемещение более одной тысячи тонн продукции
21 Окт 2020
Завершены экспедиционные исследования по изучению приемной емкости среды для тихоокеанских лососей в прибрежье юго-восточного Сахалина
21 Окт 2020
Ученые ВНИРО выполнили обширную программу исследований в комплексной экспедиции на НИС «Профессор Водяницкий»
21 Окт 2020
Курильский рыбокомбинат расторг через суд договор на строительство судна в рамках инвестквот
21 Окт 2020
Владимир Солодов: Программа инвестиционных квот дала серьёзный импульс развитию береговой переработки
21 Окт 2020
Верховный суд РФ подтвердил правоту ММРП в споре по причалам
21 Окт 2020
Эксперт назвал успешную бизнес-модель в сфере аквакультуры
21 Окт 2020
За колбасу из рогов и копыт производитель ответит по-крупному
21 Окт 2020
Вынесен приговор по уголовному делу о незаконной добыче водных биоресурсов
21 Окт 2020
Эксперты: влияние пандемии на АПК минимально
21 Окт 2020
РАН раскритиковала доклад Greenpeace о ситуации на Камчатке
21 Окт 2020
Рыбакам убрали излишние требования в промышленном и прибрежном рыболовстве
21 Окт 2020
Информация штаба по лососевой путине
21 Окт 2020
Илья Шестаков принял участие в открытии морской экспозиции музея истории рыбохозяйственной науки на Дальнем Востоке
21 Окт 2020
Илья Шестаков провел рабочее совещание по итогам лососевой путины 2020
21 Окт 2020
Оптовые цены на мороженую рыбу стабилизировались
21 Окт 2020
Объем добычи пелагических видов рыб превысил показатели прошлого года на 102%
20 Окт 2020
Производство морепродуктов во Вьетнаме выросло в третьем квартале
20 Окт 2020
Египет и Гана резко увеличили поставки на свои рынки норвежской ставриды
20 Окт 2020
Норвежский экспорт устриц не может догнать прошлогодний уровень
20 Окт 2020
Экспорт осетровой икры из США в Бразилию увеличился в 2,4 раза
20 Окт 2020
Новый антирекорд по улову сайры в Японии.
20 Окт 2020
Российский Greenpeace получил первые результаты проб с Камчатки
20 Окт 2020
Огород деликатесов: гигантскую ламинарию, трепанг и устрицы выращивают в Приморье
20 Окт 2020
Выращенная на Капчагае рыба пользуется спросом в России
20 Окт 2020
Выявлена транспортировка и хранение более 20 тонн мороженой рыбопродукции с нарушением температурного режима
20 Окт 2020
В Приморье выявлено нарушение, допущенное компанией при хранении мороженого гольца
20 Окт 2020
С начала 2020 года из Приморья на экспорт направлено около 800 т икры лососевых пород рыб
20 Окт 2020
Готовы ли российские производители к выпуску новых видов кормов для аквакультуры
20 Окт 2020
Химик оценила результаты взятых Greenpeace проб на Камчатке
20 Окт 2020
Калининградская область вошла в топ-5 по экспорту сельхозпродукции
20 Окт 2020
Рыбоводные хозяйства Нижегородской области произвели 203 тонны продукции
20 Окт 2020
Селенгинский экспериментальный рыбоводный завод готовится принять на инкубацию икру омуля
20 Окт 2020
Началась съемка оценки запасов промысловых объектов Белого моря на НИС «Профессор Бойко»
20 Окт 2020
Научные наблюдатели АтлантНИРО завершили работы в Северной и Центрально-Восточной Атлантике
20 Окт 2020
В лаборатории радиоэкологических исследований АтлантНИРО изучен радионуклидный состав донных осадков Балтийского моря
20 Окт 2020
Учётную траловую съемку в Азовском море для оценки запасов донных рыб проводят учёные ВНИРО
20 Окт 2020
Хабаровскому филиалу ВНИРО – 75 лет
20 Окт 2020
Илья Шестаков направил приветствие организаторам, участникам и гостям XXIII Всероссийского саммита рестораторов и отельеров
20 Окт 2020
Рабочая встреча Ильи Шестакова с Президентом Российской Федерации Владимиром Путиным
20 Окт 2020
Сиганули
19 Окт 2020
Ростовское «икряное дело»
19 Окт 2020
Омега-3 от "Тымлатского рыбокомбината"
19 Окт 2020
Китай запрещает импорт морепродуктов из стран, пострадавших от COVID
19 Окт 2020
Индонезия создает центр для пресечения незаконного рыболовства
19 Окт 2020
В 2019 году норвежские фермы по выращиванию лосося практически отказались от использования антибиотиков

Подписка на новости

Каланы — морские бобры

ВСТРЕЧЬ СОЛНЦУ
ВАХРИН Сергей   3350  
Сегодня эти сообщения великого Крашенинникова неожиданны и печальны:«…В Паратуне острожке у тойона Карымчи… один кошлока платит», — то есть в ительменском поселке на побережье Авачинской бухты один «ясашный плательщик» несет ежегодную дань в царскую казну шкурой молодого морского бобра.
«… в Купкином острожке… у тойона Тареи… один платит бобра, другой кошлока» — это уже в Тарьинской (ныне Крашенинникова) бухте, напротив Петропавловска-Камчатского. И даже в черте нынешнего города — «в острожке у тойона Ниаки двое платят по кошлоку» — в Ниакиной бухте, названной Берингом Петропавловской или Ковшом.
«В Колыхтырях у тойона Апауля один платит бобра» — это уже с океанской стороны. И далее по Восточной Камчатке на север:«…на Налачевой у тойона Мгата трое платят по бобру, двое по кошлоку».
Кроноцкий залив в бытность студента Степана Крашенинникова имел другое название — Бобровое море — из-за обилия этого морского зверя. И только здесь особо выделяются «ясашные плательщики» — то «бобровщики» (в отличие от «собольников» и «лисишников»).
В Кроноцком острожке таких было шестеро. В Усть-Кроноцком — один. В Кемше — пять. По одному в Шемячинском, Березовском, Калигарском и Шипунском острожках. Двое в Жупановском. Девять в Островном.
Сегодня можно представить по этим пунктам границы обитания удивительного морского зверя с ценнейшим на земле мехом — калана.
Севернее Бобрового моря камчатские казаки не брали ясак бобрами, но если вспомнить, что река Озерная (Восточная) называлась в ту пору Каланной, то, думается, что русские застали и здесь множество бобров. Вполне вероятно, что именно с этих мест — Каланной реки — и пошло первое сообщение в Якутск о необычном морском звере — калане, напоминающем по внешнему виду обычную русскую речную выдру или бобра. Сообщение, полученное якутским воеводой, было отправлено с Камчатки еще в восьмидесятых годах XVII столетия.
Но не прошло и полувека, как количество морских бобров на Камчатке стремительно сократилось. Это особенно хорошо можно проследить по ясачным книгам той поры: с каждым годом все больше и больше «бобровщиков» были не в состоянии выполнить этот «казенный план». В середине XVIII века морские бобры стали редкостью на камчатских побережьях.
Но в 1741 году члены экипажа пакетбота «Святой Петр» открыли бобровые лежбища на острове Беринга, и первая партия бобровых шкур — 700 штук — была доставлена с Командорских островов в Петропавловскую гавань.
В 1744 году первая промысловая экспедиция русских зверобоев во главе с передовщиком Е. С. Басовым добыла на острове Беринга 1200 бобровых шкур.
Далее события развивались совсем как на Камчатке, «…если в 1747 и 1749 гг. Басов убил на о. Беринга до 1350 бобров, то за зиму 1749–1750 гг. промышленники добыли уже 47, а в 1754–1755 гг. всего 5 бобров. В 1756 г. и 1757 г. промышленники на о. Беринга уже не видели ни одного бобра (увидели здесь каланов снова только через двести с лишним лет. — С.В.). Остров Медный посещался охотниками реже, и там бобер сохранился дольше. Еще в 1754 г. с него вывезли 790 штук; зато уже в 1762–1763 гг. добыто лишь 20 штук». (Зубкова З.Н. Алеутские острова. М., 1948. С. 15).
Но промысловый азарт, как мы уже говорили, никогда не падал вместе с численностью зверя, а, наоборот, только пуще разгорался: цены на шкуры росли тем быстрее, чем меньше оставалось на Земле редкого пушного зверя.
В 1760 году шкура бобра стоила 15 рублей. Через столетие — 400. В начале ХХ века — 2000. В двадцатых годах — 5600 рублей (1400 долларов).
Поэтому морской бобр выбивался беспощадно и повсеместно: на Камчатке, Командорских, Курильских, Алеутских островах, у берегов Аляски и Калифорнии.
«…Только с 1853 по 1877 годы компания Гудзонова залива (одна из крупнейших в мире пушных организаций) продала на международном пушном рынке свыше трех миллионов бобровых шкурок» (Дежкин В.В., Мараков С.В. Каланы возвращаются на берег. М., 1973. С. 9).
Доля камчатских и командорских каланов в общем промысле была, конечно, невелика: за 1814–1822 годы, например, у берегов полуострова было добыто всего 49 морских бобров (преимущественно в районе мыса Камчатского).
В фондах Центрального государственного архива Дальнего Востока РСФСР(ф. 1044, оп.1, д.104, л.9) есть документ, в котором сообщается о состоянии запасов этого ценнейшего морского пушного зверя: «Ранее бобры водились на Курильских островах, где в 1871 г. добывалось у одного только острова Шумшу до 400 бобров (с 1875 г. Курильские острова отошли к Японии в обмен на Южный Сахалин — С.В.). У Лопатки же заметили появление бобров, как видно из донесения Петропавловского исправника 1880 года, только в этом, 1880 году, и по отзывам аборигенов Камчатки, не видели бобров перед тем более 20 лет».
Каланы возвращались к древним местам обитания: видимо, в это время зверя по какой-то причине (скорее всего, случайной) не тревожили. В 1895 году Н. В. Слюнин выяснил, что «теперь предполагается два лежбища: одно — между Камчатским и Столбовым мысами (севернее п. Усть-Камчатск — С.В.), второе — на Желтом мысе близ камней «Три сестры» (ближе к мысу Лопатка — С.В.).Первое лежбище никто не обследовал, второе — больше известно… Все лежбище состояло из 20 бобров. Позже появилось до 10 бобров в б. Гавриловской» (Слюнин Н. В. Промысловыя богатства Камчатки, Сахалина и Командорских островов. С. 102).
В наше время в «Вопросах географии Камчатки» (Петропавловск-Камчатский, 1977. Вып.7 С. 19) появились сногсшибательные данные: в 1896 году у берегов Камчатки учтено 596, в 1901 г. — 704 калана. Если это правда, то камчаткий калан должен был чувствовать себя превосходно — иначе откуда такая численность.
Но посмотрим, что говорят по этому поводу архивы.
Вот справка начальника Петропавловского уезда (ЦГА ДВ РСФСР, ф.1044, оп.1, д.122,л.86):
«На южной оконечности Камчатского полуострова на мысе Лопатка водятся морские бобры, промысел на которые до 1892 года был совершенно свободен для всех, но главным образом промышляли бобров жившие в то время на мысе Желтом алеуты, впоследствии переселенные на Командорские острова. В 1892 году г. Петропавловск посещает бывший военный губернатор генерал Унтербергер, ныне Приамурский генерал-губернатор, и по ознакомлении с промыслом бобров, предписанием № 10643 дает распоряжение о посылке в 1893 г. на мыс Лопатку охраны из 7 человек, во-первых, для воспрепятствования хищническому промыслу этого ценного и редкого зверя, а во-вторых, для того, чтобы более подробно выяснить условия промысла и жизни бобра, причем, этим предписанием разрешена добыча его в количестве 14 штук, от продажи которых вырученная сумма делится поровну: одна часть выдается промышленникам, а другая зачисляется в депозиты военного губернатора».
Смелое, особенно по нашим современным оценкам, решение — материально зависеть от того, что охраняешь. Мы в настоящее время до такой смелости еще не доросли. И силы на охрану бобров Унтербергер бросил немалые (даже по нашим современным, повторяю, представлениям) — семь вооруженных казаков. Сейчас один инспектор охраняет все морское зверье Северных Курил. Три ихтиолога изучают жизнь каланов Южной Камчатки.
Правда, и времена были другие.
В 1892 году казаки не подпустили к бобровым лежбищам две хищнические шхуны. В 1894 году — одну, поднявшую американский флаг, и две, оставшиеся неизвестными. В 1896 году — уже пять парусных шхун в районе мыса Три сестры.
Вроде бы, немного. Но редкость появления браконьерских шхун на Лопатке была мнимой. В документах той поры находим: «…хищники не забыли о бобрах на Лопатке и, видимо, узнали о времени отправления охраны на Лопатку, потому стараются побывать там до прихода промышленников» (ЦГА ДВ РСФСР,ф.1044, оп.1, д.22, л.13 об.).
Дело в том, что охрана на Лопатке выставлялась только весной, когда освобождалась ото льда Авачинская бухта и можно было свободно выйти на шлюпке в море. Позже, поняв хитрость браконьеров, казаки изменили маршрут и добирались теперь до мыса Лопатка по западному побережью — через Большерецк и Явино.
Не имея доступа к Лопатке, хищнические шхуны шли на север — к мысу Столбовому, где не было никакой охраны. В 1897 году некий Сноу добыл здесь 60 бобров. Он, видимо, выбил всех, потому что с началом русско-японской войны и позже предпринимаются неоднократные попытки браконьеров высадиться в районе лежбищ Южной Камчатки. Охрана переходит на военное положение.
И снова обращаемся к документам. 5 июля 1904 года охрана уничтожила отряд японских браконьеров. Кроме того, «…замечено: 6 июля на мысу Лопатки(так в тексте —С.В.) свежие следы японцев, приходивших в юрту… 24 июля на берегу Старой или Американской пристани, где были убиты 18 японцев, снова свежие следы… и 12 августа на оконечности Лопатки следы одной шлюпки и очага» (ЦГА ДВ РСФСР, ф.1044, оп.1, д.104, л. 49).
В 1905 году охране пришлось несладко: 27 мая подошла первая шхуна, 28 мая — еще четыре, 30 мая две шхуны подошли к мысу Бараньему.
Всего с 26 мая по 15 июня в районе мыса Лопатка побывало 12 японских шхун. 22 июня японская шхуна появилась у острова Гаврюшкин Камень; 9 августа три шхуны подошли к мысу Сопочному; 12 августа появились еще три шхуны; 14 августа было совершено нападение на бобровое лежбище в районе Гаврюшкина Камня (ЦГА ДВ РСФСР, ф.1044, оп.1, д.255, л.14,17,20,21).
Нападения на лежбища продолжались и после подписания мирного договора с Японией: 17 и 18 мая 1907 года японские шхуны появились у Гаврюшкина Камня и у южной оконечности мыса Лопатка. Охрана отразила эти нападения, как и предотвратила высадку браконьеров 17, 18, 27 и 28 мая 1908 года в районе мыса Три Сестры (ЦГА ДВ РСФСР, ф.1044, оп.1, д.122, л.99, 131; ф.702, оп.2, д.229, л.202).
Так что трудно поверить в благополучие камчатского калана в период с 1896 года по начало двадцатого столетия.
Что же происходило на Командорских островах, точнее, только на одном из них — острове Медном (на остров Беринга тогда еще морские бобры не возвратились)?
Здесь «…еще в 1901–1909 гг. в среднем добывалось по 289 бобров в год, в 1910 году добыто 86 бобров; а в текущем (1911 — С.В.) году только 41» (ЦГА ДВ РСФСР, ф.702, оп.1, д.668, л.18 об.).
В чем причина падения промысла? При отсутствии серьезной охраны бобровых лежбищ и сюда, к берегам маленького скалистого островка, устремлялись, получив отпор на Лопатке, зверобойные браконьерские шхуны.
И снова свидетельствуют документы.
В июне 1906 года «бобровые караулы» алеутов ежедневно замечали в море 4 японских браконьерских шхуны; восемь раз — с 9 по 16 июня шла перестрелка караульных с браконьерами (ЦГА ДВ РСФСР, ф.1044, оп.1, д.253, л.18).
«…1907 г. первая шхуна пришла к острову Медному 27 апреля, за все лето было шесть шхун до 19 июля, которые только и нападали на бобровые местообитания и крейсировали в Северо-Западной оконечности и Юго-Западного берега, в самых главных местообитаниях. Военно-морская же охрана транспорт «Шилка» прибыла к острову Медному только в конце июля месяца и лодка(канонерская — С.В.) «Манджур» — в августе, когда уже шхун не было.
Шхунам благоприятствовали погоды для охоты на бобров в море, когда в тихие погоды бобры уходят. Было несколько перестрелок со шхунами и шлюпками, 19 мая арестовано 3 шлюпки с 12 вооруженными лицами. Что касается береговой охраны, то на Медном числится 37 человек, это количество не достаточно для исполнения караульной службы, если не будет надежной морской охраны, так как в последние 4 года пришлось вызывать все взрослое население для защиты островов и звериных лежбищ…
…были моменты, когда с 12 до 10-летнего возраста все население мужского пола по несколько суток были в карауле без смены…» (ЦГА ДВ РСФСР, ф.1005, оп.1, д.40, л.18-18 об.).
В 1908 г. первая японская шхуна появляется у Бобровых Камней 4 апреля, 15 апреля — вторая (ЦГА ДВ РСФСР, ф.702, оп.1, д.229, л.199).
В 1909 году первая шхуна пришла уже 26 февраля. За последующие несколько февральских дней алеуты видели в море более 20 шхун. Вооруженные нападения на лежбища были отражены 8 марта, 9 апреля, 28 мая (в тот день объединились экипажи трех браконьерских шхун), 9, 12, 19, 21, 25 июня — всего действовали против островитян 15 экипажей промысловых шхун на 22 шлюпках (ЦГА ДВ РСФСР, ф.1005, оп.1, д.40, л.312, 313, 315, 320).
Не сумев силою пробиться к лежбищам, браконьеры идут на другую подлость:
«Пользуясь благоприятным направлением волн, хищники выбрасывают в море вблизи бобровых лежбищ… банки с керосином, сделав в них большие дырочки. Почуяв керосиновый запах, бобры идут в море и попадают в руки хищников»(ЦГА ДВ РСФСР, ф.1005, оп.1, д.40, л.48 об.).
Можно ли было в таких условиях сохранить этот вид?
В начале нашего века морские бобры оказались на грани уничтожения. И мы вспоминали бы о них, быть может, как о морской корове, если бы в 1911 году между США, Россией, Японией и Англией (за Канаду) не была подписана международная конвенция об охране морских бобров.
Каланы были занесены в Международную Красную книгу.
За последующие годы камчатские и командорские бобры появились снова в местах своего прежнего обитания. Так, в семидесятых годах они вернулись на остров Беринга. Примерно в это же время первые каланы появляются в Бобровом море — Кроноцком заливе. В середине восьмидесятых — южнее реки Каланной-Озерной у мыса Камчатского и мыса Столбового.

Читайте также...

Благотворительные проекты

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10

Календарь публикаций

Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
28 29 30 1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30 31 1
 <  Октябрь   <  2020 г.