Последние публикации

23 Янв 2021
Дружба дружбой, а денежки врозь...
22 Янв 2021
Забудет ли минтай дорогу в Китай?
22 Янв 2021
В Байкальске планируется создать Международный центр водных ресурсов
22 Янв 2021
Псковский рыбопромысловый комплекс Залита продан за 1,99 млн рублей
22 Янв 2021
Суд обязал мэрию Новосибирска взять на баланс коллектор, из которого загрязнялась река
22 Янв 2021
Дальневосточные деликатесы представлены на выставке в Тюмени
22 Янв 2021
В 2020 году из Приморского края в 22 страны экспортировано более 1,5 млн тонн рыбы и морепродуктов
22 Янв 2021
В Краснодарском крае нарастили производство мидий и устриц
22 Янв 2021
Британская Benchmark Genetics стала поставщиком икринок на китайскую лососевую ферму
22 Янв 2021
Ущерб природе от действий «Липецкоблводоканала» рассчитают после 27 января
22 Янв 2021
За транспортировку партии мороженой рыбы и рыбной продукции с нарушением ветеринарного законодательства юридическому лицу вынесено предупреждение
22 Янв 2021
23 января во Владивостоке пройдёт фестиваль «Народная рыбалка»
22 Янв 2021
Китай стремится усилить свое влияние на прилегающих морях
22 Янв 2021
Китай выпустил «Белую книгу» о стратегии развития международного сотрудничества
22 Янв 2021
ГК «Русский Краб» сообщает об итогах производственной деятельности за 2020 год
22 Янв 2021
Росрыболовство: Поставки российской рыбы в Китай практически прекращены
22 Янв 2021
Обзор промысловой обстановки по состоянию на 17 января 2021 года
22 Янв 2021
Александр Козлов обсудил с главой Приморья меры по сохранению экологии края
22 Янв 2021
На Сахалине возможен рост поставок уловов из Охотского моря
22 Янв 2021
Производитель «альтернативных морепродуктов» BlueNalu привлёк $60 млн — компания готовится к выходу на рынок
22 Янв 2021
Сахалинские рыбаки испугались за судьбу нерпы-путешественника
22 Янв 2021
Инфляция в Сахалинской области по итогам 2020 года составила 5%
22 Янв 2021
На территории Усть-Большерецкого и Соболевского районов расширены границы ТОР «Камчатка»
22 Янв 2021
Судодостроительная корпорация
22 Янв 2021
Построить 14 заводов: Трутнев вернет рыбу дальневосточникам
22 Янв 2021
Шри-Ланка призывает к совместному патрулированию для решения рыболовных проблем с Индией
22 Янв 2021
48,5 тонны северной креветки добыто в Татарском проливе
22 Янв 2021
Опубликована программа международной научной конференция «Тихоокеанские лососи ХХI»
22 Янв 2021
За 2020 год российские рыбаки подали более 2,5 тысяч судовых суточных донесений в электронном виде
22 Янв 2021
Китайские запреты убивают российскую рыбную отрасль
22 Янв 2021
В День российского студенчества состоится открытие Регионального чемпионата Московской области «Молодые профессионалы» WorldSkills Russia
22 Янв 2021
На Камчатке в конце года заметно подорожали подсолнечное масло, икра и рыба
21 Янв 2021
В Невельске почтили память рыбаков, погибших в Беринговом море в 1965 году
21 Янв 2021
Губернатор Лимаренко в Невельске попробовал стать штурманом
21 Янв 2021
Под рыбную промышленность Мурмана снова подводят «мину»
21 Янв 2021
Россия и Япония обсуждают новую концепцию торгово-экономического сотрудничества на Дальнем Востоке и в Арктике
21 Янв 2021
Юрий Трутнев: большая часть рыбной продукции должна перерабатываться на территории нашей страны
21 Янв 2021
С начала 2021 года семь предпринимателей заключили договоры на промышленный вылов рыбы без выделения рыболовных участков
21 Янв 2021
Проведены исследования образцов икры форели
21 Янв 2021
Фестиваль «Народная рыбалка» соберет участников со всего Приморья
21 Янв 2021
Россельхознадзор реализовал возможность автоматического оформления электронных ветеринарных сертификато
21 Янв 2021
На Ямале увеличены квоты на традиционное рыболовство
21 Янв 2021
24,5 тыс. тонн рыбы и морепродуктов добыли сахалинские предприятия с начала года
21 Янв 2021
Резиденты ТОР запускают на Дальнем Востоке мощности для хранения более 4,7 тыс. тонн рыбы
21 Янв 2021
Показатели работы Северо-Восточного ТУ Росрыболовства за прошедшую неделю
21 Янв 2021
В Калининград собираются доставлять на переработку дальневосточного лосося
21 Янв 2021
Камбоджа вводит запрет на импорт ряда морепродуктов для поддержки отечественной аквакультуры
21 Янв 2021
Краболовы Калифорнии наконец договорились о ценах
21 Янв 2021
Мурманские рыбаки не освоили 5 тысяч тонн квоты
21 Янв 2021
Китайская девелоперская компания будет строить рыболовный порт в Брунее

Подписка на новости

Самонадеянность невежества: снова к вопросу о Курильских островах

Для Японии идея «совместной хозяйственной деятельности» была лишь предлогом для получения массового доступа на Курильские острова, развёртыванию там, а затем и к их поглощению.

Во времена Советского Союза была в ходу шутка: «Все мужчины страны разбираются в трёх областях: в медицине, сельском хозяйстве и во внешней политике». В наши времена эти рамки размыты, и каждый почему-то произвольно ещё больше расширяет свой диапазон и принимается судить о вещах, совершенно не давая себе труда подумать, а уж тем более изучить вопрос, по которому берётся высказывать своё «экспертное» мнение.

Неважно, происходит ли это в телевизионном формате или в письменном варианте, главное — обратить на себя внимание. Вот, к примеру, Михаил Иосифович Веллер, человек, положивший на бумагу несколько сочинений весьма странного характера, из категории «второй свежести», решил отклониться от амплуа рассказчика и удивить своими стратегическими и категоричными рассуждениями о том, почему Курильские острова следует отдать Японии. Казалось бы, принятая поправка в Конституцию РФ о нерушимости границ страны поставила точку в этом вопросе. Но привлечь к себе внимание согласием с этой поправкой вряд ли удастся, поскольку подавляющее большинство граждан её поддержало, а вот наоборот — можно попытаться.

Самоуверенное восприятие темы Курил частью наших несведущих, но любящих поучать граждан, застыло с начала 1990-х годов и полностью игнорирует всё, что произошло на островах с тех пор. Эти «знатоки» напоминает того японского солдата, который 20 лет провёл в одиночку в джунглях Юго-Восточной Азии, думая, что война ещё не закончена. Курилы, по избитому выражению, к которому прибегает М. Веллер и некоторые его идейные сторонники из числа вечно недовольных, это — «чемодан без ручки». Мол, ни жизни, ни работы там нет, рыбзаводов в частности — одна обуза. Привести эти мудрствования в соответствие с реальной действительностью не составляет труда. Вот как выглядит рыбоперерабатывающая отрасль одних только южных Курил на самом деле на сегодняшний день:

  • ООО ПКФ «Южно-Курильский рыбокомбинат» (о-в Кунашир), 10 промысловых судов;
  • ООО «Гидрострой» (о-в Итуруп), 19 промысловых судов, 10 транспортных судов;
  • ООО «Островной» (о-в Шикотан), 25 промысловых судов;
  • ЗАО «Курильский рыбак» (о-ва Итуруп и Шикотан), 26 промысловых судов;
  • Рыбоперерабатывающий завод «Ясный» (о-в Итуруп);
  • Рыбоперерабатывающий завод ООО «Дельта» (о-в Кунашир).

Но могут возразить, что просто перечня мало, а что за ним стоит? В этой отрасли на островах одних только рабочих (сезонных и постоянных) более 6 тысяч человек. Что же они все делают, если «рыбзаводов там давно нет»?! А кто же тогда извлекает из моря немалый улов, ведь акватория Курильских островов даёт одну треть рыбной добычи в стране — 160 тысяч тонн? А экспорт достигает 820 млн долларов в год. Для каких же нужд тогда модернизируется береговая инфраструктура Курил, например острова Шикотан: там за последние годы очищена и углублена бухта, построены новые причалы, очистные сооружения, модернизировано электроснабжение острова? Активно строит и ООО «Гидрострой» — вторая по объемам квот вылова компания во всей Российской Федерации. В перспективе на островах южной Курильской гряды эта компания планирует реализовать 22 проекта общей стоимостью 19,3 млрд рублей. Уже сейчас ей на эти нужды инвестировано 3 млрд рублей, закладываются дополнительно 4 рыбоперерабатывающих завода (три на Итурупе и один на Шикотане) суммарной мощностью переработки 150 тысяч тонн в год. В тот самый суперсовременный завод на Шикотане, сданный в эксплуатацию в сентябре 2019 г., по которому его владелец А. Верховский под камеры телевидения и на огромном экране провёл виртуальную экскурсию для всей страны и президента В. Путина во время пребывания того на Восточном экономическом форуме во Владивостоке, была вложена астрономическая сумма частных инвестиций — 6,5 млрд рублей, создано 500 новых рабочих мест. И действительно, на сегодняшний день — это мощнейший, не имеющий аналогов в России завод по переработке пелагической рыбы (скумбрия, сайра), оборудованный по самым передовым в мире стандартам. Его мощности и организация труда настолько внушительны, что позволяют перерабатывать не только свою продукцию, но и лососевые породы рыб, выловленных у побережья Сахалина. Ему «наступает на пятки» другой рыбоперерабатывающий комплекс — «Островной». По общему объёму переработки рыбы после модернизации и ввода в строй нового производства он планирует выйти на рубеж 650 тысяч тонн в год. ЗАО «Курильский рыбак» (три завода на о-ве Итуруп и один на о-ве Шикотан) и ООО Южно-Курильский рыбокомбинат (о-в Кунашир) получили 300 млн рублей из областного бюджета для возмещения части затрат на строительство новых комплексов и приобретения для них оборудования.

Но промысловики не только добывают ходовые виды рыб, но и на научной основе выращивают, восполняют популяцию. Только одно ООО «Гидрострой» имеет 13 рыбоводных заводов (в том числе 10 на о-ве Итуруп), выпускающих в плавание 411 млн мальков тихоокеанского лосося в год. Рачительные хозяева и других рыбзаводов сейчас уже понимают, что без «обратного потока» в море будущей рыбной продукции времена, когда ловить будет нечего, настанут довольно скоро. Никто не хочет возвращаться к концу ущербных 90-х годов, в которых в своих рассуждениях застрял незадачливый М. Веллер и другие нытики. Тогда и о немалой прибыли придётся забыть. Ведь рыболовством занимаются не только наши, но и японские, и корейские компании (и те, и другие грешат склонностью к браконьерству). Вот и приходится на регулярной основе выпускать в воду сотни миллионов мальков ради себя и «того парня».

Но «не мытьём, так катанием» — военное предназначение Курильских островов также объявляется ненужным, поскольку «спутниковая разведка лишила смысла острова как наблюдательный пункт». То есть, по этой недалёкой логике, следует вообще повсеместно избавиться от радаров и иных средств радиотехнической разведки, радиоэлектронной борьбы и предупреждения. Хотя США и страны НАТО, имеющие в постоянном режиме немало разведывательных спутников на орбите, даже и не думают от других средств отказываться, и более того — размещают их на своих многочисленных базах, теперь уже в непосредственной близости от границ Российской Федерации. Последний пример — станция радиоэлектронной разведки, которую Турция развернула на территории Азербайджана.

«Флот наш, — вещает М. Веллер, — к сожалению, не в том состоянии, да и все Вооружённые силы тоже, чтобы им такая база (Курильские острова — В.М.) сейчас требовалась». Непонятно, для чего понадобилось так по-обывательски примитивно нивелировать состояние и мощь Тихоокеанского флота России. Если это элементарное незнание состава флота, то от него нетрудно избавиться, заглянув на соответствующую страницу в интернете. Для ленивых можно бегло приоткрыть то, из чего сейчас состоит ударный морской кулак на наших дальневосточных границах: ракетные подводные крейсеры стратегического назначения, многоцелевые атомные и дизельные подводные лодки, тяжёлый авианесущий крейсер «Адмирал Кузнецов» (после сирийского похода сейчас проходит модернизацию и ремонт), тяжёлый атомный ракетный крейсер «Пётр Великий», гвардейский ракетный крейсер «Москва», эскадренные миноносцы «Настойчивый» и «Бесстрашный», морская ракетоносная, противолодочная и истребительная авиация, палубные истребители Су-33 и Миг-29К, вооружённые ракетным оружием, корабельные транспортные и боевые вертолёты. И с базированием флота всё в порядке, базы во Владивостоке и в Петропавловске-Камчатском считаются достаточными и без создания дополнительной полноценной базы на Курильских островах. Причём её уязвимость для противника была бы на порядок выше уже имеющихся на материке. Зато для военных нужд имеются аэродромы: на Итурупе «Буревестник», на Кунашире «Менделеево» (военно-гражданский, в процессе завершения модернизации).

Задачи, официально поставленные перед нашим Тихоокеанским флотом, достаточно внушительны: «обеспечение военной безопасности России, её морской деятельности, поддержание морских стратегических ядерных сил в постоянной готовности в интересах ядерного сдерживания, поддержание военно-политической стабильности на глобальном и региональном уровнях, отражение потенциальной агрессии с морских и океанских направлений, защита экономической зоны и районов производственной деятельности, обеспечение безопасности судоходства, выполнение внешнеполитических акций правительства РФ, демонстрация флага и военной силы». И всё, что мы имеем для этого на Курильских островах, — важный элемент архитектуры этих оборонных задач.

Кстати, Курилы никогда базой для наших военно-морских сил не были, в отличие от японцев. Именно из бухты Хитокаппу (ныне залив Касатки) на острове Итуруп 26 ноября 1941 г. втайне стартовала японская авианосная эскадра с кораблями сопровождения для неожиданной атаки на американский флот в Пёрл-Харборе на Гавайях. У нас же на островах Итуруп и Кунашир расквартирована так называемая 18-я пулемётно-артиллерийская дивизия, однако вооружена она отнюдь не пулемётами, как могут подумать дилетанты, а ракетными комплексами «Бастион». На острове Кунашир также несёт службу 72-я береговая ракетная бригада, оснащённая комплексом «Бал». Это нешуточный ракетный потенциал: «Бал» имеет дальность поражения 120 км, с интервалом пуска ракет не более чем в 3 секунды, «Бастион» — многоцелевой комплекс, предназначенный как для морских (вплоть до авианосных ударных групп), так и наземных целей с дальностью стрельбы в 600 км. Его ракеты — знаменитые высокоточные «Калибр» и «Уран», а в будущем планируется дополнить этот арсенал и гиперзвуковыми противокорабельными ракетами «Циркон». На фоне звучащих из Японии призывов горячих голов силой захватить Курилы, наращивания потомками самураев флота и отработки десантных операций, с таким мощным заслоном мы можем чувствовать себя относительно спокойно.

Одного только взгляда на карту конфигурации гряды Курильских островов достаточно, чтобы даже непрофессионалу понять, что это — своеобразный забор на огромном водном пространстве. Он отгораживает Охотское море от Тихого океана и превращает его во внутреннее «озеро» России, что является официальным международно признанным статусом. Его таковым объявила 10 марта 2014 г. комиссия ООН по континентальному шельфу, что дало нам право единолично распоряжаться всеми природными ресурсами этой обширной акватории. Передача Японии даже одного острова эту конструкцию сразу же разрушает.

Для нашего Тихоокеанского флота в южной части Курильских островов, по сути, есть только две широкие «двери» для выхода в Мировой океан — это глубоководные проливы Екатерины (между Кунаширом и Итурупом, ширина 22 км) и Фриза (между Итурупом и Урупом, ширина 40 км). Севернее — проливы «второй очереди»: Буссоль и Дианы. Достаточно широкий — 20 км — пролив Екатерины (между Кунаширом и Хоккайдо) для проходов боевых кораблей и подлодок не используется из-за относительной мелководности и близости к Японии. В любом случае развёртывание флота для выхода в Тихий океан не проходит легко, как прогулка — вначале производятся поисковые противолодочные операции. В состояние повышенной боевой готовности приводятся упомянутые средства ПВО и противоракетной обороны на Кунашире и Итурупе. Отдав поначалу остров Шикотан и группу Хабомаи (Плоские), а также позднее Кунашир и Итуруп, как того добиваются японцы с помощью некоторых наших сограждан, мы фактически вручаем Японии ключ от нашего беспрепятственного проникновения в Тихий океан, лишаем себя свободы мореплавания. Кроме того, создаём брешь в несении с островов боевого дежурства средствами ПВО и ПРО на не таком уж значительном удалении от материковой России. Нет никакого сомнения в том, что в случае попадания даже только этих южных островов в руки японцев (хотя они зарятся и на другие), что бы те клятвенно ни обещали ради обладания ими, появятся военные объекты разнопланового назначения. Ну, а вслед за этими объектами там объявятся и американцы, имеющие право по американо-японскому договору о безопасности размещать свои войска и военные объекты в любой части Японии даже без её согласия. И 130 военных объектов США с 47 тысячами военнослужащих на территории Японии об этом ярко свидетельствуют. Впрочем, в таком подобострастном согласии Токио со своим главнымвоенно-политическим и экономическим союзником, конечно же, сомневаться не приходится. О чём тут говорить, если Япония тратит 5 млрд долларов в год из своего бюджета на добровольное содержание американских военных объектов и их хозяев ?!

Стоит обратить внимание и на формулировку одной из задач Тихоокеанского флота: «Защита экономической зоны и районов производственной деятельности». В соответствии с нормами международного морского права, эксклюзивная экономическая зона — 200 морских миль (1 морская миля = 1,8 км) от побережья, и неважно, материкового или островного. В этой зоне иные государства и их компании не могут вести экономической деятельности без разрешения соответствующего государства-сюзерена. Но экономическая зона вокруг Курил отсчитывается не от материка, а именно от береговой линии островов. Так что призывы отдать острова равнозначны и призывам пожертвовать огромными пространствами экономической зоны со всеми её запасами природного газа и морепродуктов. Например, если мы с 2020 г., видимо, в качестве очередного жеста «доброй воли», бесплатно предоставляем японцам квоты на ловлю рыбы (в целом 90 тысяч тонн) и других даров моря, вплоть до морской капусты (в 2019 г. японские выплаты по квоте составили около 400 млн рублей), то при вручении им экономической зоны сами можем оказаться в положении просящего с протянутой рукой. Сомнительно, что Токио будет делать нам такие же щедрые и расточительные подарки. Ведь промысел в наших водах разрешён 592 японским судам, а в японских водах — лишь 89 нашим судам. По оценкам, объём потенциальной добычи сайры, скумбрии, трески, сардины-иваси в акватории южной группы Курильских островов составляет 2 млн тонн. Это ли будет не абсурд — платить деньги чужестранцам за вылов нашей же нынешней морской живности?!

Но не только о морских ресурсах стоит вести речь. На Итурупе возможно извлечение висмута, индия, германия, серебра, золота, селена, одни только залежи самородной серы оцениваются в 4 млн тонн. Но есть ещё и «вишенка на торте» — редкоземельный металл рений, эквивалент понятиям надёжности, прочности, качества. Он используется в электронной, аэрокосмической промышленности, и любые его количества могут быть поглощены внутри нашей страны, не говоря уже об экспорте по рыночной цене не менее 3,5 тысячи долларов за килограмм. Ежегодная добыча во всём мире этого уникального и редчайшего минерала составляет всего 40 тонн, а на Итурупе вулкан Кудрявый ежегодно выбрасывает около 20 тонн! До промышленной разработки всех этих минеральных ресурсов пока руки не дошли, но нельзя же жить только сегодняшним днём!

В рекомендациях избавиться от Курил звучит и апокалипсический прогноз грядущей демографической катастрофы: мол, население стабильно съёживается, люди бегут, скоро там никого не останется.

Статистика в целом по Сахалинской области отражает положение и во всей стране: смертность превышает рождаемость. В 2019 г. естественная убыль там составила 324 человека. Рождаемость снизилась с 5 982 до 5802 детей, то есть на 180 детей появилось на свет меньше. Но, во-первых, это данные по всей области в целом, а во-вторых, они никак не говорят о массовой эмиграции с островов. На самом деле численность островного населения достаточно стабильна, какого-то критического оттока не наблюдается, хотя движение в ту или обратную сторону, конечно же, происходит. По всей Сахалинской области, по официальной статистике за 2019 г., миграционная убыль составила 1057 человек, а в Южно-Курильском районе, наоборот, — прирост на 42 человека. Свою долгоиграющую роль в качестве стимула ещё сыграет и принятое в марте 2020 г. правительством Сахалинской области постановление «Об утверждении порядка выплат квалифицированным специалистам, прибывающим на Курильские острова». И в чём же драма, где основания для утверждений рефлексирующих наших персонажей о том, что «население Южных Курил с каждым годом становится всё меньше»?!

Конечно, в первую очередь, молодые люди по окончании школы рвутся на более широкие просторы нашей страны. Это свойственно, впрочем, не только молодым обитателям Курил, приток рабочей силы в мегаполисы из сёл, городов малого и среднего масштаба очевиден по всей стране. Непомерно разбухшая Москва, где перегружено всё — от дорог и метро до экологии — яркий пример отсутствия здравого смысла и недалёкой демографической политики, точнее, её отсутствия.

В миграционных потоках с Курил и обратно сказываются и особенности возраста: молодому поколению свойственно желание окунуться в более динамичную, подвижную и разнообразную среду, а люди постарше больше ценят спокойствие, ровную эмоциональную и доброжелательную «человеческую» обстановку (в населённых пунктах Курил люди знают друг друга в лицо), преимущества экологии. И вряд ли на просторах нашей страны можно найти аналогичные по живописности места с более чистым, свежим, да к тому же целебным морским воздухом, чем на Курилах.

Кстати, возникает вопрос: а надо ли вообще стремиться к массовому заселению островов? В чём состоит такая необходимость? Вообще почему ценность той или иной российской территории должна измеряться количеством её населения? Рабочих рук на Курилах сейчас хватает для существующей инфраструктуры. При этом далеко не все оптимальные социально-экономические условия для проживающих на Курилах уже достигнуты. Этим территориям свойственны все те же бытовые неурядицы, что и по всей стране. Что же теперь — раз есть проблемы, то чтобы от них избавиться, надо избавиться от самих территорий ?! На Курилах действительно ещё предстоит сделать очень многое: завершить обновление жилого фонда, в первую очередь выселить людей из ветхого жилья (только на одном острове Шикотан аварийным признано 15 610 кв. метров), заасфальтировать дороги, обновить инженерные сети и системы тепло‑ и водоснабжения, расширить возможности здравоохранения, соцкультбыта, организовать мусоросжигание, в целом облагородить жилую среду. Разуверившиеся в воле государства и его граждан считают, что с колен с таким грузом уже не подняться. Приходится их разочаровывать, поскольку движение к переобустройству Курил за последние годы налицо.

По данным проверки контрольно-счетной палаты Сахалинской области, с 2018 г. на развитие Курильских островов было выделено 14 млрд 241 млн рублей из федерального и регионального бюджета. Почти половина — 7 312 433 руб. — пришлась на 2020 г. В реализации различных программ участвовали Министерство экономического развития, здравоохранения, транспорта, строительства. В 2019 г. практически все выделенные средства — 99,7% — были освоены.

Однако за голыми цифрами стоят и реальные сдвиги. Строится новое, на замену ветхого, жильё. Это сейсмоустойчивые монолитные многоквартирные 3-этажные дома, в которых квартиры получают уже с финишной внутренней отделкой. На острове Итуруп это проявляется особенно наглядно: первая очередь из двух домов на 54 квартиры в 2020 г. вступила в строй (вместе с трансформаторной подстанцией и локальным очистным сооружением), вторая очередь подразумевает строительство ещё двух домов на 57 и 69 квартир. В целом там будет проживать 180 семей. В поселке Рейдово в октябре 2019 г. заселили два новых дома на 39 семей (в 2020 г. идёт строительство ещё одного дома на 27 квартир). В посёлке Китовый готовится к сдаче в эксплуатацию первый из четырех запланированных жилых домов. В Курильске залит фундамент для четырех из 16 будущих домов. В Малокурильском (остров Шикотан) в феврале 2020 г. сдали новые дома на 47 квартир и приступают к строительству ещё шести домов. В Крабозаводском (остров Шикотан) построены два дома на 21 квартиру и закладываются ещё два. В Южно-Курильске (остров Кунашир) в 2020 г. появился дом на 18 квартир. Считается, что при сохранении таких темпов стройки к 2024 г. жилищная проблема на островах Малой Курильской гряды будет в основном снята. Тогда можно будет думать и о новой стадии — расширении жилого фонда для новых переселенцев, но в увязке и сообразуясь с допустимой нагрузкой на инженерные сети. А многие из них (например, котельные), требуют не только модернизации, но и тотальной реновации.

Так что не стоит «ставить телегу впереди лошади»: сначала надо создать необходимую инфраструктуру для комфортной жизни коренных жителей и бюджетников, причем хотя бы с небольшим резервом, а потом уж зазывать новых переселенцев на острова.

Помимо жилья модернизируется и инфраструктура: на острове Шикотан построен Дом культуры, создан новый водозабор. В планах развития острова на 2022−2025 гг. строительство ещё одной школы, двух детсадов, амбулатории, Школы искусств и даже бассейна. На острове Кунашир идёт ремонт водной лечебницы «Горячий ключ» (название говорит само за себя). На острове Итуруп в Курильске оборудуют зону отдыха «Пиратская гавань».

Приводятся в должный вид и дороги — повсеместная «грунтовка» накрывается асфальтом. Так, на острове Кунашир открыли участок в 23 км от Южно-Курильска до аэропорта Менделеево. В прошлом каждая поездка туда или обратно превращалась в запоминающееся путешествие с «приключениями». На острове Шикотан весной 2020 г. появился асфальтовый завод, с помощью которого к 2023 г. должны быть заасфальтированы дороги, связывающие все посёлки друг с другом. В планах даже создание в рекреационно-туристических целях дороги с твёрдым покрытием до бухты «Звёздная» длиной в 11,6 км.

Отдельная тема — это островное здравоохранение. На острове Шикотан успешно работает новая современная больница, на острове Кунашир появилась телемедицина, увеличивается количество врачей узких специальностей, начинается строительство нового комплекса районной больницы, завершается монтаж нового томографа. АО «Гидрострой» дважды в год проводит диагностику здоровья всех желающих посредством «десанта» экспедиций врачей с материка (программа «Рубежи России»).

Жизнь на Курилах отнюдь не замерла и в сфере бытовых услуг и розничной торговли. Так, за полгода только по Южно-Курильскому округу оборот розничной торговли составил 676,3 млн рублей, а объём реализации платных услуг — 146,2 млн рублей. На островах работают аптеки, парикмахерские, швейные мастерские, фотоателье, мини-гостиницы, продуктовые магазины, пекарни. Только на острове Кунашир оказывается 14 видов бытовых услуг, функционируют три общественные бани.

Все эти начинания подразумевают не только финансовые средства, но и транспортное сообщение с «Большой землёй», доставку всего необходимого для того, чтобы вдохнуть свежую струю в жизнь островов. Поэтому к бессменному «такси» — единственному пассажирско-грузовому судну «Игорь Фарахутдинов», постоянно курсирующему между островами и материком, к 2022 году должны быть спущены на воду ещё два парохода, строящиеся сейчас на верфях Санкт-Петербурга. Для пассажирского авиасообщения на острове Шикотан готовят взлётно-посадочную полосу длиной в 1200 м, к 2024 г. регулярную связь острова с Сахалином по воздуху должны обслуживать два 19-местных самолёта.

Все эти позитивные и энергичные сдвиги, к счастью, пришли на смену общим и бесплодным разговорам среди политиков о «совместной хозяйственной деятельности» с японцами на островах. Оказалось, что и без их палочки-выручалочки нормальную жизнь можно налаживать с опорой на собственные силы. И деньги нашлись, да и чтобы отремонтировать котельную или построить детский сад, высокие технологии не так уж и нужны, и своих знаний и опыта вполне хватает. Все проекты, с которыми выступал Токио, вовсе не были нацелены на совершенствование бытовой инфраструктуры на островах, что и понятно. Для Японии идея «совместной хозяйственной деятельности» была лишь предлогом для получения массового доступа на Курильские острова, развёртыванию там, а затем и к их поглощению.

Обращает на себя внимание то, что во всех залихватских рассуждениях о том, что острова следует отдать Японии, как-то не проявляется беспокойство о нынешнем населении Курил. В представление доморощенных стратегов с материка не укладывается, что большинство островитян, как показал проведённый в 2019 г. опрос, вовсе не собираются уезжать и предпочитают оставаться в составе Российской Федерации, российскими гражданами, говорить на русском языке и руководствоваться российскими законами и нормами жизни. А силовое выселение, которое задумывалось при президентстве Б. Ельцина, во-первых, в принципе не свидетельствует об этике государства по отношению к своим гражданам, но и предполагает обязательства государства по обустройству людей на новых местах обитания без снижения их уровня жизни: жильё, работа, образование детей. Откуда такая уверенность в том, что государство на это готово? Или, может быть, советчиками руководит банальное безразличие к нашим гражданам, зато заботит то, как бы угодить японцам?

Козырной аргумент «патриотов наоборот», почему надо «ради усиления России» избавиться от Курил, содержится в холодном рационализме. Дескать, Япония в ответ облагодетельствует нас некими внушительными инвестициями и недоступными нам технологиями. «Нужно отдать за деньги, за кредиты, за концессии, за выгодные условия нашего экспорта». Да и вообще «мы сможем получить с них всё, что захотим». Начать с того, что Япония ничего конкретно не обещает, нас из Токио до сих пор уверяли лишь в том, что «Япония умеет благодарить». Эти общие посулы, как понимают трезвомыслящие люди, не более чем «художественный свист». Реальность в том, что наши торгово-экономические отношения имеют естественные ограничители и находятся на стабильном уровне 20 млрд долларов в год. Да, Япония — самый крупный в мире покупатель сжиженного газа. Но как бы мы ни рассчитывали на благодарность в виде нашего экспортного прорыва, но Токио не будет закупать у нас сжиженный газ больше, чем там считают нужным, чтобы не впасть в зависимость, да ещё и в пику другому поставщику — США. То же самое относится и к другим менее значимым позициям нашего экспорта. Что же касается присутствия Японии на рынке России, то прагматичные японские бизнесмены уже проникли в те сектора российской экономики, где видели для себя выгоду — изобилие японских автомашин на дорогах России (и даже сборочные автозаводы) наглядное тому подтверждение.

Для примера таких естественных ограничителей можно взять другую восточную страну, с которой у нас нет территориальных споров — Южную Корею. Товарооборот с ней сопоставим с японским — 19 млрд долларов в год, а вот инвестиции в Россию составляют менее 1% от всех её иностранных инвестиций. И вложения Южной Кореи в нашей стране вовсе не в прорывные технологии. Это ли не пища для размышлений?

Все эти умозрительные расчёты в пользу Японии свидетельствует об элементарном непонимании, как работает зарубежный частный бизнес и как строится его связка с государственной властью. Нет нужды доказывать, что японская экономика опирается исключительно на частный капитал с высокой долей и иностранного участия. Ему, а не японской государственной власти, и решать, во что и в каких масштабах ввязываться в то или иное начинание, чтобы извлекать максимальные доходы. Ни о какой щедрой благотворительности Японии на благо России или инвестиций без устраивающей японцев нормы прибыли, на что наивно и подобострастно рассчитывают наши доморощенные мудрецы, не может быть и речи. Реальный зарубежный бизнес всегда действовал и будет действовать жёстко, прагматично, с оглядкой на свои интересы, тщательно всё просчитывая. Но даже при большом желании, у него на годы вперёд есть барьер в виде антироссийских санкций, к которым с готовностью присоединилась Япония. Достаточно прислушаться к экспертному мнению бывшего торгпреда РФ в Японии С. Егорова: «В условиях санкций прямого вложения японского капитала в крупные инфраструктурные проекты в РФ быть не может». Надежды на то, что Токио в обмен на Курилы взбунтуется и пойдёт против воли США в этом, да и в других военно-политических и экономических вопросах, настолько фантастичны, что даже не заслуживают серьёзной контраргументации. Нет никаких оснований в целом считать Японию некоей особо дружественной к нам державой (если не ориентироваться на чисто формальную, к тому же сдержанную вежливость), в поведении Токио как в двусторонних отношениях, так и на мировой арене нет абсолютно никаких предпосылок к такому успокаивающему и обманчивому статусу. И уж совершенно точно не стоит изображать Японию союзником России в «предстоящем противоборстве» с Китаем, которое мерещится нашим любителям поупражняться в моделировании внешнеполитических хитросплетений и прогнозов.

«Умная отдача Курил усилит Россию, упрямое удержание ослабит» — это стержень «глубокомысленных» рассуждений М. Веллера и подобных ему диванных сочинителей государственных рецептов. Лишая саму себя таких стратегически важных во многих отношениях территорий, тем более возвращенных немалой кровью во Второй мировой войне, Россия по определению не может от этого выиграть ни по каким статьям. Если бы это произошло, то означало бы, что Россия не в состоянии удержать свои территории под напором внешних, отнюдь не дружественных сил, неспособна ими самостоятельно заниматься, обустраивать, готова ими и живущими на них людьми жертвовать за подачки, а точнее, за несбыточные мечты, то есть на самом деле стала неизмеримо слабой, беспомощной и жалкой, с обвисшей волей. Именно так это было бы расценено за границей, нанесло бы и колоссальный моральный удар у нас в стране. Одним словом, произошло бы грандиозное государственное фиаско на весь мир на радость нашим «партнёрам». Но в распевании мантры о том, что всё равно «эти острова перестанут быть нашими чуть раньше или чуть позже» пускай наши отечественные предсказатели сливаются в едином заунывном хоре с японцами. У подавляющего большинства граждан России и её руководства, к счастью, совсем иная песня.

Владимир Микоян

regnum.ru


Читайте также...

Благотворительные проекты

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10

Календарь публикаций

Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
28 29 30 31 1 2 3
4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 29 30 31
 <  Январь   <  2021 г.