Последние публикации

17 Сен 2019
Норвегия сократила в августе объемы экспорта соленой рыбы
17 Сен 2019
Импорт кеты в США за 7 месяцев 2019 г. (по видам продукции)
17 Сен 2019
В сахалинской рыбе снова нашли гельминтов
17 Сен 2019
Минтруд назвал самую высокооплачиваемую в России вакансию
17 Сен 2019
Росстат: Тульская область наращивает производство рыбных консервов
17 Сен 2019
Новый рейс «Севморпути» стал тревожным звонком РФ для норвежских рыбаков
17 Сен 2019
Мы защищаем наших рыбаков, и нам это удаётся – Андрей Чибис
17 Сен 2019
Губернатор Приморья Олег Кожемяко: "В крае уже есть успешные примеры сотрудничества с инвесторами"
17 Сен 2019
Минтай первой свежести: как работает самый современный рыбозавод в России
17 Сен 2019
Рыбакам Сахалина расширили зону промысла осенней кеты
17 Сен 2019
Первый атомный контейнеровоз пришвартовался в Санкт-Петербурге
17 Сен 2019
На прошлой неделе из Приморья и Сахалина в КНР экспортированоа 341 партия рыбной продукции
17 Сен 2019
Владельцы устричных ферм в Крыму заявили о надзорных «репрессиях»
17 Сен 2019
Рыбные ряды: в оптовом звене подешевели нерка, кета и горбуша
17 Сен 2019
Промразведка закончилась вместе с Союзом
17 Сен 2019
Обратная сторона аквакультуры: чего ждать приморцам от «морских огородов»
17 Сен 2019
X5 открыла логистический комплекс в Сибири
17 Сен 2019
Экологические барьеры объединяют аквакультуру Крыма и Дальнего Востока
16 Сен 2019
Импорт кижуча в США за 7 месяцев 2019 г. (по видам продукции)
16 Сен 2019
Экспорт норвежской сельди снизился
16 Сен 2019
Август стал рекордным месяцем для норвежского лосося
16 Сен 2019
Доходы норвежских экспортеров камчатского краба снизились
16 Сен 2019
Экспорт вяленой рыбы из Норвегии показывает рост
16 Сен 2019
Цены на креветки на оптовом рынке Тойосу 09.09.2019
16 Сен 2019
Данные о ценах рыбного аукциона Портленда 30.08.2019 – 05.09.2019
16 Сен 2019
Кожемяко назвал год открытия рыбного рынка во Владивостоке
16 Сен 2019
Китай с 17 сентября освободит от дополнительных пошлин 16 видов товаров из США
16 Сен 2019
Кремлю не понравились слова Зеленского о продолжении санкций против России
16 Сен 2019
Сенатор поддержал идею использования труда заключенных на рыбных заводах Камчатки
16 Сен 2019
Новый штраф для рыболовов
16 Сен 2019
Красноярские ученые: количество радиоактивных изотопов в биоте Енисея снижается
16 Сен 2019
ОАО «Пелла» спустит на воду первый серийный траулер «КАСТОР» проекта 03095
16 Сен 2019
На Камчатке продолжают убирать рыбные свалки после рекордной путины прошлого года
16 Сен 2019
Свыше 45 тонн горбуши нового улова приморцы приобрели по социальной цене
16 Сен 2019
Горковский рыбозавод наловил больше всех на Ямале
16 Сен 2019
Латвийские шпроты не вернутся в Россию даже после отмены запрета поставок
16 Сен 2019
Лососевая путина продолжается на западе Камчатки
16 Сен 2019
За нарушения при работе во ФГИС «Меркурий» назначены административные наказания государственным ветврачам
16 Сен 2019
РЕКОМЕНДАЦИИ ГРАЖДАНАМ: О выборе качественных рыбных консервов
16 Сен 2019
Валентин Балашов: на первое - крабы, на второе - рыбные замороженные аукционы
16 Сен 2019
Роспотребнадзор открыл горячую линию по вопросам качества и безопасности мясной и рыбной продукции и срокам годности
16 Сен 2019
Государственный интернет-канал «Россия»
16 Сен 2019
Мурманский морской рыбный порт планирует в этом году сработать на уровне показателей прошлого сезона
16 Сен 2019
Перспективы развития органической и пищевой «халал» продукции Казахстана
16 Сен 2019
Внесены изменения в порядок предоставления инвестиционных квот
16 Сен 2019
Число межведомственных рыбоохранных рейдов в период лососевой путины выросло в 4 раза
13 Сен 2019
В Дагестане началась реконструкция здания будущего завода по переработке рыбы
13 Сен 2019
Промразведка закончилась вместе с Союзом
13 Сен 2019
В ТГУ разработали термометки для определения свежести мороженой рыбы
13 Сен 2019
В Петербурге открылся центр химии материалов для судостроения

Подписка на новости

В Приморье целая отрасль может рухнуть на дно

Государственная экологическая экспертиза (ГЭЭ) тараном врезалась в аквакультуру. Отрасль, на которую возлагают большие надежды, вдруг оказалась в заблокированном состоянии.

Министерство природных ресурсов РФ настаивает на проведении государственной экологической экспертизы марикультурной деятельности. Все бы ничего, но, помимо оплаты в госказну за осуществление данной экспертизы, стоимость которой, к слову, варьируется от 140 до 270 тыс. руб. за один рыбоводный участок, для подготовки пакета документов марикультурщики должны будут заплатить и ученым.

Алгоритм действий здесь простой: научные рыбохозяйственные и экологические организации готовят проектную документацию марикультурной деятельности, а также проект оценки воздействия на окружающую среду. Затем марикультурным предприятиям будет необходимо получить госуслуги в виде согласований федеральных органов исполнительной власти, а также оплатить услуги местной администрации по проведению публичного обсуждения проекта, включая возможное участие в различных соцпроектах — ремонт дорог или мостов, уборка территорий и прочее.

Эксперты Ассоциации марикультурных организаций Приморского края (АМКОР) рассчитали, что марикультурным фермам на прохождение процедуры государственной экологической экспертизы одного рыбоводного участка, которых на ферме может быть от 5 до 10, придется потратить не менее 2,5–3 млн руб. «Для предприятий аквакультуры, которые в своем большинстве относятся к малому бизнесу, это очень серьезная сумма. И, к сожалению, на этом проблемы аквакультурщиков не заканчиваются. После прохождения ГЭЭ аквафермерам необходимо будет получать разрешения на установку гидробиотехнических сооружений (ГБТС), необходимых для сбора и получения молоди и посадочного материала, необходимых для производства товарной продукции. Без этого дальнейшее функционирование предприятий невозможно. Для получения этого разрешения придется пройти предварительное согласование еще в 14 госструктурах, включая Росатом. Какое отношение имеет Росатом к аквакультуре, можно только смутно предполагать», — отмечают в АМКОР.

Для большинства малых предприятий, специализирующихся на товарном производстве продукции аквакультуры, такая экспертиза будет не по карману. Существующие же меры государственной поддержки марикультурных хозяйств не смогут покрыть даже части этих издержек.

Владимир Мазанов, директор по аквакультуре ООО «Атлант»: «Единственная необходимая информация для пользователя рыбоводного участка — это координаты якорных устройств, которые удерживают выставленные в море конструкции в виде садков или носителей. Все остальное — это технологические расчеты. Используемые плавательные средства имеют собственные документы и сертификаты и не имеют отношения к элементам инфраструктуры. Так какие документы представлять на экспертизу? Может быть, описание технологий? В аквакультуре нет космических технологий — все земное и хорошо известно научным учреждениям и надзорным органам, контролирующим аквакультуру. Никакого воздействия на среду обитания не оказывает пастбищное рыболовство, поскольку гидробионты выращиваются в естественных условиях обитания, аквакультура моллюсков сейчас, напротив, усиленно пропагандируется во всем мире как механизм очищения водной среды от загрязнений, так как эти объекты являются фильтратами».

Игроки рынка считают, что государство само обязано проводить экологическую экспертизу и мониторинг окружающей среды. «Пользователи уже вложили деньги в получение права занятия рыбоводством на аукционе, приобретение оборудования, кормов, посадочного материала, вспомогательных судов, организацию береговой базы. Оплата госэкспертизы — это лишняя, нецелевая нагрузка на бизнес, требующая неоправданно больших затрат, от сотен тысяч до нескольких миллионов рублей», — отмечает совладелец компании аквакультуры «Дальстам» Александр Патрин.

Александр Платонов, президент Ассоциации прибрежного рыболовства и марикультуры: «Навязывание ГЭЭ — это еще один шаг на пути к развалу аквакультуры. Как она не развивалась, так и не дают возможности развивать. Если я покупаю участок под аквакультуру, то покупаю, очевидно, не просто «воду». Раньше на комиссиях мы определяли каждый участок с точки зрения его продуктивности: что можно на нем выращивать, а что нельзя. Сейчас творится полный беспредел. За бешеные деньги раздали людям уже около 70 тыс. га, из которых лишь процентов 30 годны под аквакультуру. Если даете участок, то давайте и паспорт с готовой экологической экспертизой. За что мы платим миллионы?»

Проблема заключается в том, что через четыре года по нынешним условиям нужно с каждого гектара сдать тонну продукции, иначе начнется обратный процесс по отъему участка. Получается, что из 300 выданных га, как выясняется впоследствии, только 70 га пригодно для выращивания аквакультуры.

«Раздача «воды» за немалые деньги не предполагает развитие этой отрасли», — уверены марикультурщики. Каждое гидротехническое сооружение, которое предприятие должно поставить в зоне 1 га, обходится примерно в 1,5 млн руб. А если взяли 100 га? 150 млн — вот те средства, которые нужно найти и вложить.

«Окупить такие расходы не представляется возможным. А ведь мы не просим у государства субсидии, льгот или другой помощи. Снимите налоги, избавьте нас от ГЭЭ, а дальше мы сами справимся. Но нет. Никто на уступки не идет, в отличие, например, от сельскохозяйственной отрасли, которой оказывается поддержка», — сетует Платонов.

Заинтересованность государственных органов и их устойчивая позиция в проведении госэкспертизы рыбоводных участков понятна. За последние три года на аукционах было реализовано больше 3,5 тыс. рыбоводных участков. Затраты на экспертизу морских участков составят сотни миллионов рублей, а вместе с определением воздействия на окружающую среду — больше в разы. Впрочем, проблемы зависят не только от непрофессионального управления. Есть и вина реального сектора. В отличие от рыбодобывающей отрасли, аквакультура разрознена и не консолидирована. Каждый регион пытается решать свои местечковые проблемы, пытаясь «разрулить» их на месте и только изредка обращаясь в центральные органы законодательной и исполнительной власти.

Владимир Мазанов: «Большие непроизводственные затраты для пользователей рыбоводных участков — общая проблема во всех регионах России, но пока ее пытаются решить только объединения рыбоводов Приморского края. Нет эффективного взаимодействия между общественными организациями аквакультуры и на межрегиональном уровне. В основном контакты происходят на выставках, конференциях или на мероприятиях крупных рыбацких объединений. Нет прямого и профессионального диалога между властью и субъектами аквакультуры».

Александр Патрин: «Марикультура в России и так находится в зачаточном состоянии по сравнению с соседними странами. Так вместо того, чтобы помочь развивать это направление, нам ставят дополнительные административные барьеры. Только взял участок — и сразу вложи минимум 1,5 млн за экспертизу. Это необдуманное решение людей, которые, вероятно, просто реально оторваны от жизни. У нас аквакультура выращивается по четким технологиям, есть разработанные инструкции, утвержденные и применяемые десятилетиями. По-другому не дано. Понятно, что нужно проверять бизнес на соответствие этих технологий. Но зачем проводить экспертизу? На мой взгляд, все эти действия направлены на создание препон, которые мешают нам работать и создают дополнительные трудности».

Владимир Раков, доктор биологических наук, главный научный сотрудник Тихоокеанского океанологического института им. В. И. Ильичева ДВО РАН: «Государственную экологическую экспертизу проводит Росприроднадзор. Лет 25 назад ГЭЭ проходили все предприятия, связанные с марикультурной деятельностью. А последние 14 лет экспертиза не проводилась вообще. То, что ее сейчас возобновили, — очень хорошо.

По законодательству любое внедрение в природную экосистему должно проходить экологическую экспертизу. А при марикультурной деятельности ведь воздействие на природную экосистему неизбежно. При промышленной деятельности ставятся гидротехнические сооружения, на дно спускаются бетонные якоря, натягиваются канаты, ставятся искусственные рифы и многие другое. Поэтому здесь ГЭЭ должна быть обязательно.

По деньгам — вопрос странный. Раньше стоимость экспертизы зависела от масштабов участка. 3–5 экспертов, входящих в комиссию, за проведение экспертизы получают на руки 1,5–2 тыс. рублей. Значит, вопрос цены не должен превышать 20–30 тыс. рублей. Экспертиза проводится согласно федеральному закону. Смысл ее был в установлении соответствия документов, которые предоставляются экспертам, в разрезе намечающейся деятельности и четко в рамках законодательства в области охраны окружающей среды для предотвращения негативного на нее воздействия. Я входил в такие комиссии. Мы делали замечания по проектам, и люди просто убирали все то, что негативно воздействует на окружающую среду. Например, один предприниматель включил в проект искусственные рифы по опыту японцев. Собрался бросать на дно автопокрышки и прочий мусор, то есть устраивать на дне свалку. Решением комиссии ему это делать запретили. Искусственные рифы строго оговариваются в части размеров, места установки, контроля и так далее. Или были неувязки, когда аквакультурщик в разделе мелиорации прописал подчистку дна, собираясь перед посадкой гребешка избавляться от морских звезд и трепанга. Это тоже недопустимо, так как тот же трепанг — это ценный биоресурс. Те же принципы применяются и сегодня, на мой взгляд, это абсолютно правильные меры».

Конкурент 

Читайте также...

Благотворительные проекты

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10

Календарь публикаций

Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
26 27 28 29 30 31 1
2 3 4 5 6 7 8
9 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 20 21 22
23 24 25 26 27 28 29
30 1 2 3 4 5 6
 <  Сентябрь   <  2019 г.