Последние публикации

24 Июл 2019
Рубеж в 140 тысяч тонн взят
24 Июл 2019
В России зафиксировали снижение цен на черную икру
24 Июл 2019
В Росрыболовстве
23 Июл 2019
Квислендские креветки избавились от болезни белых пятен
23 Июл 2019
Цены на чилийский лосось на 28 неделе 2019 года
23 Июл 2019
Цены на креветки на оптовом рынке Тойосу 19.07.2019
23 Июл 2019
Данные о ценах рыбного аукциона Портленда 12.07.2019 – 18.07.2019
23 Июл 2019
Япония предлагает ввести лимит на вылов сайры в 450 тысяч тонн
23 Июл 2019
Петр Савчук: Судно и экипаж должны быть готовы по всем параметрам на берегу, до выхода в море
23 Июл 2019
«Влюблять в море - через парусник!»
23 Июл 2019
Сколько стоит рыбная отрасль в России?
23 Июл 2019
В восточнокамчатских водах прибавилось трески и минтая
23 Июл 2019
Профильный комитет СФ рассмотрел проект постановления палаты к «правительственному часу»
23 Июл 2019
Пятеро сахалинских браконьеров предстанут перед судом
23 Июл 2019
Ученые РАН и ВНИРО проводят совместные исследования в Черном и Азовском морях на НИС «Профессор Водяницкий»
23 Июл 2019
Оборотень
23 Июл 2019
Рыбные ряды: на внутреннем рынке мороженой рыбы сохранилась тенденция к снижению оптовых цен
23 Июл 2019
Рыбоводы могут получить льготный кредит на развитие бизнеса
23 Июл 2019
За июль сахалинские пограничники предотвратили ущерб от действий браконьеров на 18 миллионов рублей
22 Июл 2019
"Рыбный Давос" в Санкт-Петербурге ввел рыбаков РФ в тренды мировой индустрии
22 Июл 2019
«Русская Рыбопромышленная Компания» расширяет розничные продажи
22 Июл 2019
Из Владивостока в Екатеринбург перевозили крупную партию минтая с нарушением ветеринарно-санитарных правил
22 Июл 2019
В проверенной специалистами лаборатории Россельхознадзора партии икры морского ежа из Сахалинской области обнаружены нарушения
22 Июл 2019
В Петербургском порту задержали 22 тонны лосося из Чили
22 Июл 2019
В Хакасии открылся новый цех по выращиванию ценных пород рыбы
22 Июл 2019
Новый завод ОСК в Ленобласти планирует выйти на рынок строительства рыболовецких судов
22 Июл 2019
РС подвёл итоги конференции по правилам для рыболовных судов
22 Июл 2019
Илья Шестаков посетил «Крузенштерн» в преддверии кругосветной экспедиции парусников Росрыболовства
22 Июл 2019
На «Балтийском Артеке» обсудили развитие рыбохозяйственной отрасли
22 Июл 2019
Боль, занозы, победы, семья и пенсия губернатора Камчатки
22 Июл 2019
«Крабовые аукционы» готовят новые сюрпризы для рыбаков
22 Июл 2019
Аквакультура и её развитие находятся во второсортных приоритетах Минэкономразвития
22 Июл 2019
О последствиях наводнения в Иркутской области для водных биоресурсов
22 Июл 2019
Прибытие делегации 17-го района береговой охраны США
22 Июл 2019
В Крыму с размахом отметили День рыбака
19 Июл 2019
Илья Шестаков посетил Балтийскую государственную академию рыбопромыслового флота
19 Июл 2019
Шантажом на Кожемяко
19 Июл 2019
Россия будет председательствовать в NPFC следующие четыре года
19 Июл 2019
На Камчатке четвертые сутки ищут мужчину, пропавшего на реке Палана
19 Июл 2019
Ученые впервые изучат растительность побережья Бухты Лаврова на севере Камчатки
19 Июл 2019
Камчатские экологи требуют придать Халактырскому пляжу статус рекреационной зоны
19 Июл 2019
Жителей и гостей Камчатки приглашают на фестиваль «Мой океан» на Халактырском пляже
19 Июл 2019
Предложение участков под аквакультуру на Дальнем Востоке возрастет на 25%
19 Июл 2019
ВАРПЭ и торговая сеть «Лента» планируют подписать соглашение о сотрудничестве
19 Июл 2019
Мониторинг цен на рыбу в Приморье
19 Июл 2019
В России резко выросло производство и потребление устриц
19 Июл 2019
Гидробиологи АзНИИРХ получили новые данные о развитии кормового и желетелого планктона в Азовском море
19 Июл 2019
Главрыбвод завершил первый этап реконструкции Белоярского рыбоводного завода
19 Июл 2019
Начался прием заявок на участие в аукционе по продаже долей квот сардины иваси и скумбрии в ИЭЗ Японии
18 Июл 2019
Цены на креветки на оптовом рынке Тойосу 16.07.2019

Подписка на новости

В Приморье целая отрасль может рухнуть на дно

Государственная экологическая экспертиза (ГЭЭ) тараном врезалась в аквакультуру. Отрасль, на которую возлагают большие надежды, вдруг оказалась в заблокированном состоянии.

Министерство природных ресурсов РФ настаивает на проведении государственной экологической экспертизы марикультурной деятельности. Все бы ничего, но, помимо оплаты в госказну за осуществление данной экспертизы, стоимость которой, к слову, варьируется от 140 до 270 тыс. руб. за один рыбоводный участок, для подготовки пакета документов марикультурщики должны будут заплатить и ученым.

Алгоритм действий здесь простой: научные рыбохозяйственные и экологические организации готовят проектную документацию марикультурной деятельности, а также проект оценки воздействия на окружающую среду. Затем марикультурным предприятиям будет необходимо получить госуслуги в виде согласований федеральных органов исполнительной власти, а также оплатить услуги местной администрации по проведению публичного обсуждения проекта, включая возможное участие в различных соцпроектах — ремонт дорог или мостов, уборка территорий и прочее.

Эксперты Ассоциации марикультурных организаций Приморского края (АМКОР) рассчитали, что марикультурным фермам на прохождение процедуры государственной экологической экспертизы одного рыбоводного участка, которых на ферме может быть от 5 до 10, придется потратить не менее 2,5–3 млн руб. «Для предприятий аквакультуры, которые в своем большинстве относятся к малому бизнесу, это очень серьезная сумма. И, к сожалению, на этом проблемы аквакультурщиков не заканчиваются. После прохождения ГЭЭ аквафермерам необходимо будет получать разрешения на установку гидробиотехнических сооружений (ГБТС), необходимых для сбора и получения молоди и посадочного материала, необходимых для производства товарной продукции. Без этого дальнейшее функционирование предприятий невозможно. Для получения этого разрешения придется пройти предварительное согласование еще в 14 госструктурах, включая Росатом. Какое отношение имеет Росатом к аквакультуре, можно только смутно предполагать», — отмечают в АМКОР.

Для большинства малых предприятий, специализирующихся на товарном производстве продукции аквакультуры, такая экспертиза будет не по карману. Существующие же меры государственной поддержки марикультурных хозяйств не смогут покрыть даже части этих издержек.

Владимир Мазанов, директор по аквакультуре ООО «Атлант»: «Единственная необходимая информация для пользователя рыбоводного участка — это координаты якорных устройств, которые удерживают выставленные в море конструкции в виде садков или носителей. Все остальное — это технологические расчеты. Используемые плавательные средства имеют собственные документы и сертификаты и не имеют отношения к элементам инфраструктуры. Так какие документы представлять на экспертизу? Может быть, описание технологий? В аквакультуре нет космических технологий — все земное и хорошо известно научным учреждениям и надзорным органам, контролирующим аквакультуру. Никакого воздействия на среду обитания не оказывает пастбищное рыболовство, поскольку гидробионты выращиваются в естественных условиях обитания, аквакультура моллюсков сейчас, напротив, усиленно пропагандируется во всем мире как механизм очищения водной среды от загрязнений, так как эти объекты являются фильтратами».

Игроки рынка считают, что государство само обязано проводить экологическую экспертизу и мониторинг окружающей среды. «Пользователи уже вложили деньги в получение права занятия рыбоводством на аукционе, приобретение оборудования, кормов, посадочного материала, вспомогательных судов, организацию береговой базы. Оплата госэкспертизы — это лишняя, нецелевая нагрузка на бизнес, требующая неоправданно больших затрат, от сотен тысяч до нескольких миллионов рублей», — отмечает совладелец компании аквакультуры «Дальстам» Александр Патрин.

Александр Платонов, президент Ассоциации прибрежного рыболовства и марикультуры: «Навязывание ГЭЭ — это еще один шаг на пути к развалу аквакультуры. Как она не развивалась, так и не дают возможности развивать. Если я покупаю участок под аквакультуру, то покупаю, очевидно, не просто «воду». Раньше на комиссиях мы определяли каждый участок с точки зрения его продуктивности: что можно на нем выращивать, а что нельзя. Сейчас творится полный беспредел. За бешеные деньги раздали людям уже около 70 тыс. га, из которых лишь процентов 30 годны под аквакультуру. Если даете участок, то давайте и паспорт с готовой экологической экспертизой. За что мы платим миллионы?»

Проблема заключается в том, что через четыре года по нынешним условиям нужно с каждого гектара сдать тонну продукции, иначе начнется обратный процесс по отъему участка. Получается, что из 300 выданных га, как выясняется впоследствии, только 70 га пригодно для выращивания аквакультуры.

«Раздача «воды» за немалые деньги не предполагает развитие этой отрасли», — уверены марикультурщики. Каждое гидротехническое сооружение, которое предприятие должно поставить в зоне 1 га, обходится примерно в 1,5 млн руб. А если взяли 100 га? 150 млн — вот те средства, которые нужно найти и вложить.

«Окупить такие расходы не представляется возможным. А ведь мы не просим у государства субсидии, льгот или другой помощи. Снимите налоги, избавьте нас от ГЭЭ, а дальше мы сами справимся. Но нет. Никто на уступки не идет, в отличие, например, от сельскохозяйственной отрасли, которой оказывается поддержка», — сетует Платонов.

Заинтересованность государственных органов и их устойчивая позиция в проведении госэкспертизы рыбоводных участков понятна. За последние три года на аукционах было реализовано больше 3,5 тыс. рыбоводных участков. Затраты на экспертизу морских участков составят сотни миллионов рублей, а вместе с определением воздействия на окружающую среду — больше в разы. Впрочем, проблемы зависят не только от непрофессионального управления. Есть и вина реального сектора. В отличие от рыбодобывающей отрасли, аквакультура разрознена и не консолидирована. Каждый регион пытается решать свои местечковые проблемы, пытаясь «разрулить» их на месте и только изредка обращаясь в центральные органы законодательной и исполнительной власти.

Владимир Мазанов: «Большие непроизводственные затраты для пользователей рыбоводных участков — общая проблема во всех регионах России, но пока ее пытаются решить только объединения рыбоводов Приморского края. Нет эффективного взаимодействия между общественными организациями аквакультуры и на межрегиональном уровне. В основном контакты происходят на выставках, конференциях или на мероприятиях крупных рыбацких объединений. Нет прямого и профессионального диалога между властью и субъектами аквакультуры».

Александр Патрин: «Марикультура в России и так находится в зачаточном состоянии по сравнению с соседними странами. Так вместо того, чтобы помочь развивать это направление, нам ставят дополнительные административные барьеры. Только взял участок — и сразу вложи минимум 1,5 млн за экспертизу. Это необдуманное решение людей, которые, вероятно, просто реально оторваны от жизни. У нас аквакультура выращивается по четким технологиям, есть разработанные инструкции, утвержденные и применяемые десятилетиями. По-другому не дано. Понятно, что нужно проверять бизнес на соответствие этих технологий. Но зачем проводить экспертизу? На мой взгляд, все эти действия направлены на создание препон, которые мешают нам работать и создают дополнительные трудности».

Владимир Раков, доктор биологических наук, главный научный сотрудник Тихоокеанского океанологического института им. В. И. Ильичева ДВО РАН: «Государственную экологическую экспертизу проводит Росприроднадзор. Лет 25 назад ГЭЭ проходили все предприятия, связанные с марикультурной деятельностью. А последние 14 лет экспертиза не проводилась вообще. То, что ее сейчас возобновили, — очень хорошо.

По законодательству любое внедрение в природную экосистему должно проходить экологическую экспертизу. А при марикультурной деятельности ведь воздействие на природную экосистему неизбежно. При промышленной деятельности ставятся гидротехнические сооружения, на дно спускаются бетонные якоря, натягиваются канаты, ставятся искусственные рифы и многие другое. Поэтому здесь ГЭЭ должна быть обязательно.

По деньгам — вопрос странный. Раньше стоимость экспертизы зависела от масштабов участка. 3–5 экспертов, входящих в комиссию, за проведение экспертизы получают на руки 1,5–2 тыс. рублей. Значит, вопрос цены не должен превышать 20–30 тыс. рублей. Экспертиза проводится согласно федеральному закону. Смысл ее был в установлении соответствия документов, которые предоставляются экспертам, в разрезе намечающейся деятельности и четко в рамках законодательства в области охраны окружающей среды для предотвращения негативного на нее воздействия. Я входил в такие комиссии. Мы делали замечания по проектам, и люди просто убирали все то, что негативно воздействует на окружающую среду. Например, один предприниматель включил в проект искусственные рифы по опыту японцев. Собрался бросать на дно автопокрышки и прочий мусор, то есть устраивать на дне свалку. Решением комиссии ему это делать запретили. Искусственные рифы строго оговариваются в части размеров, места установки, контроля и так далее. Или были неувязки, когда аквакультурщик в разделе мелиорации прописал подчистку дна, собираясь перед посадкой гребешка избавляться от морских звезд и трепанга. Это тоже недопустимо, так как тот же трепанг — это ценный биоресурс. Те же принципы применяются и сегодня, на мой взгляд, это абсолютно правильные меры».

Конкурент 

Читайте также...

Благотворительные проекты

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10

Календарь публикаций

Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1 2 3 4 5 6 7
8 9 10 11 12 13 14
15 16 17 18 19 20 21
22 23 24 25 26 27 28
29 30 31 1 2 3 4
 <  Июль   <  2019 г.