Последние публикации

17 Авг 2018
Американский импорт морепродуктов в январе-июне 2018 г
17 Авг 2018
Американский экспорт морепродуктов в январе-июне 2018 г
17 Авг 2018
Американский импорт атлантического лосося в январе-июне 2018 г
17 Авг 2018
Американский импорт креветок в январе-июне 2018 г
17 Авг 2018
У берегов Шикотана идет близнецовый лов сардины иваси и скумбрии
17 Авг 2018
300 килограммов свежей горбуши раздали рыбопромышленники Ноглик пожилым людям
17 Авг 2018
Камчатка с начала года продала за границу почти 20 тыс. тонн рыбопродукции
17 Авг 2018
Третья японская бизнес-миссия прибудет на Курилы с опозданием из-за погодных условий
17 Авг 2018
На Камчатке арестованы два жителя Приморья, вымогавшие у камчатского рыбопромышленника два миллиона рублей
17 Авг 2018
Сахалинцы и курильчане обсудят проект плана противодействия коррупции от агентства по рыболовству
17 Авг 2018
В Поронайском районе поймали браконьера, перекрывшего реку сетью
17 Авг 2018
Сахалинские депутаты вышли из отпуска, чтобы помочь рыбакам и семьям
17 Авг 2018
ВАРПЭ готовится к Международному рыбопромышленному форуму в Санкт-Петербурге
17 Авг 2018
Совет Магаданской областной Думы одобрил инициативу Михаила Котова о поддержке проекта федерального закона по запрету на установление в рыбной отрасли новых видов квот и сохранению «исторического» принципа закрепления долей квот на 15-летний период
16 Авг 2018
Владивостокский рыбный порт наращивает грузооборот
16 Авг 2018
Молодь хамсы приспособилась к Крымскому мосту
16 Авг 2018
В Магаданской области запретят добычу морских биоресурсов
16 Авг 2018
Росрыболовство планирует начать строительство серии НИС с 2020 года
16 Авг 2018
Вылов сардины иваси, скумбрии и сайры на Дальнем Востоке достиг 16 тыс. тонн – в 4 раза выше уровня 2017 года
16 Авг 2018
Росрыболовство предложило вывести из офшоров суда для перевозки рыбы
16 Авг 2018
Анонсирована программа Международного рыбопромышленного форума в Петербурге
16 Авг 2018
Почти 70 лодок лишились браконьеры в Усть-Большерецком районе
16 Авг 2018
Просроченная рыба едва не попала на столы владивостокцев
16 Авг 2018
На Камчатке рыбинспекторы за сутки изъяли у браконьеров около 600 кг лососевой икры
16 Авг 2018
«Смотри, губернатор! За эту рыбу нас давят катерами»
16 Авг 2018
В социальный магазин рыбокомбината "Островной" на Шикотане поступила горбуша для пенсионеров по цене 45 рублей за килограмм
16 Авг 2018
Росрыболовство планирует получить от крабовых аукционов 81,9 млрд. рублей
16 Авг 2018
Профессия – рыбак: как добывают шпрот у берегов Крымского полуострова
15 Авг 2018
Диковинное существо выбросило на берег в Олюторском районе Камчатки
15 Авг 2018
Фрегат «Паллада» из китайского Циндао взял курс в южнокорейский порт Йосу
15 Авг 2018
Азовский НИИ рыбного хозяйства стал национальным координатором международного проекта «Черное море для рыбы»
15 Авг 2018
Обращение Булатова С.А. к С.И. Вахрину
15 Авг 2018
На Камчатке рыбинспекторы за сутки изъяли у браконьеров около 14 тонн лосося
15 Авг 2018
Цены на отдельные виды рыбной продукции в Китае: 31-я неделя 2018 г
15 Авг 2018
Поставки чилийского лосося в Бразилию выросли в объеме, но уменьшились в стоимости
15 Авг 2018
Вьетнамский экспорт пангасиуса показывает уверенный рост
14 Авг 2018
Приносим свои извинения
14 Авг 2018
Конгресс рыбаков в Приморье проложит новый курс развития рыбной отрасли страны
14 Авг 2018
В Охинском районе обнаружили большое "кладбище" горбуши
14 Авг 2018
Вылов нерки на Северных Курилах превысил 700 тонн
14 Авг 2018
Объявление о внесении изменений в приложение к приказу Федерального агентства по рыболовству от 26 сентября 2017 г. № 648
14 Авг 2018
Общественный совет при Росрыболовстве одобрил проект ведомственного Плана противодействия коррупции
14 Авг 2018
Рыбные ряды: обзор оптовых цен на основные виды продукции по состоянию на 13 августа
14 Авг 2018
В Росрыболовстве прошло заседание рабочей группы по вопросам электронной ветсертификации
14 Авг 2018
С начала августа Росрыболовство распределило на торгах 9 участков под марикультуру в Приморском крае
14 Авг 2018
Данные о ценах рыбного аукциона Портленда 03.08.2018-09.08.2018
14 Авг 2018
Экспорт норвежского лосося 30.07.18-05.08.18
14 Авг 2018
На японском рынке значительно подорожали сардины
14 Авг 2018
Данные о ценах на морепродукты на мировых оптовых рынках: 32-я неделя 2018 г
14 Авг 2018
Руководители рыбохозяйственных предприятий Дальнего Востока могут подписать договоры пользования ВБР на 15 лет в территориальных управлениях

Подписка на новости

Дело «Дальнего Востока: У кого право на право

Не надо бояться принимать самостоятельные решения

…Все, что происходит по делу о крушении БАТМ «Дальний Восток», является следствием решения следственного комитета расследовать дело быстро и эффективно. Быстро, это значит всех сразу арестовать и заключить под стражу, эффективно, это значит, что все заключённые не должны быть освобождены до приговора суда, а качество в эту программу, никак не вписывалось. Именно поэтому можно смело заключить, что дело по крушению БАТМ «Дальний Восток» расследовалось только лишь «быстро и эффективно».

Возглавил такое быстрое и эффективное направление в расследовании, прибывший из Москвы заместитель руководителя следственного управления ГСУ СК РФ, генерал-майор Исканцев А.Г.

Можете соглашаться с такой позицией, либо нет, но я так считаю, и у меня есть для этого все основания.

Во-первых, о качестве работы центрального аппарата следственного комитета уже давно ходили разные легенды, но пока не столкнёшься сам, то воспринимаешь это, как весёлые истории. Но сегодня об этом заговорили громко и открыто люди высоких рангов, речь дошла даже до обсуждения темы с президентом Российской Федерации.

В феврале этого года в спор прокуратуры и СКР включился Владимир Путин. На коллегии Генпрокуратуры президент призвал надзорное ведомство «усилить контроль за следствием на всех его уровнях». Сразу после этого Чайка заявил о «деградации» российских следователей. По его словам, 20 лет назад следователь и преступник вступали в «борьбу интеллектов» и соревновались, кто кого переиграет, но сейчас дела обстоят по-другому. «К сожалению, для многих наших следователей сегодня уголовно-процессуальное законодательство, нормы материального права - это космос», - заявил Чайка.

В нашем же деле «весёлые истории» воплотились в реальность генералом Исканцевым.

Как я уже отмечал, обвинение было предъявлено всем фигурантам дела в первые дни после катастрофы, когда об истинных причинах крушения судна еще никому известно не было. Очень похоже, что следователь высокого ранга торопился объявить в СМИ о задержании виновных. И это было сделано, в эфире транслировали выступления Маркина о том, что все задержаны, а дело скоро будет расследовано. Далее уже просто необходимо было найти хоть какие-то показания, которые указывали на виновность арестованного. Если же в ходе следствия появлялась версия о том, что арестованный невиновен, ее тут же отодвигали в сторону (лично это наблюдал).

Просто представьте себе ситуацию, что следственный комитет отпустит тех, кого задержали по такому резонансному делу, поскольку разобрались в ситуации и выяснили их невиновность. В первую очередь понесет ответственность руководитель следственной группы, так как именно он запятнал честь мундира. То есть запятнал то один человек, но мундир при этом запятнан общий.

О справедливости моей версии свидетельствуют два обстоятельства.

Во-первых, при задержании подозреваемых по делу у следствия отсутствовала какая-нибудь вразумительная версия крушения, но людей всё равно задерживали и заключали под стражу. Думаю, что уже в тот момент официальные следственные органы отвернулись от правды, а возможно так пытались доказать быстроту и эффективность своей работы, продемонстрировать - приехал генерал и сразу нашёл виновных. Следственному комитету в последние годы нужны были громкие дела, в которых они добиваются успеха.

Вот как сказано об этом в vesti.ru - Следственные подразделения СКР продолжают оставаться неэффективными как на стадии приема обращений, так и при расследовании уголовных дел. Ещё в феврале 2018 года генеральный прокурор РФ обвинил российских следователей в профессиональной деградации. По его словам, 70% уголовных дел рассматривается в судах в особом порядке, без исследования доказательств. 

Ну и, во-вторых, по моему мнению, очень важно отметить, как следственный комитет поднимал свой авторитет и формировал мнение граждан с помощью медиаперсонажа Владимира Маркина. В данном случае я говорю не о каких-то абстрактных ситуациях, а о нашем деле. Ведь именно Владимир Маркин делал лживые заявления о причинах крушения на центральных каналах. Таким образом, он сформировал мнение о том, как внимательно следствие расследует обстоятельства крушения, и негативное мнение в отношении всех арестованных по делу. Его информацию на тот момент подхватили многие СМИ, которые писали о том, как жадные судовладельцы отправили на промысел дырявое судно, и чуть ли не с рабами на борту. И СМИ в этом случае не виноваты, ведь они доверяли Маркину, как официальному представителю СК РФ.

Вот конкретные слова Маркина. -   «И хозяин этого судна, судовладелец, и капитан знали, что в баках минимальное количество топлива, нарушена остойчивость траулера. 50 тонн топлива недостаточно для этого. Нужно было остановить лов и дозаправиться, или залить баки морской водой. Но шла путина, которую ни хозяин, ни капитан остановить не могли», - рассказывал Владимир Маркин. «Хозяин, сидя где-то в Южной Корее, команды отдавал: «пока трюмы не наполнили, я вас не отпускаю». (ТАСС,   телепрограмма «Специальный корреспондент»).

А ведь это полный вымысел. Такой команды - «пока трюмы не наполнили, я вас не отпускаю»! – судовладелец не отдавал. Дело изучено вдоль и поперек всеми сторонами, но нет ни одного свидетельства о том, что кто-то из руководства компании судовладельца не то, что отдавал указания осуществлять промысел до последнего, а вообще знал о том, что капитан Притоцкий продолжил промысел.

И вот теперь представьте себе….. Дело с такой нагнетённой обстановкой поступает на рассмотрение в обычный городской суд, а расследовало его главное следственное управление. Как на ваш взгляд уважаемые читатели, возможно-ли, что в городке на краю России, кто-то сможет официально заявить, что главное следственное управление следственного комитета расследовало дело плохо, не качественно, а вина подсудимых не доказана? Мне кажется, что это маловероятно.

Вот и получается, что вопрос в нашем деле рассматривается по принципу – изначально виновен и должен ответить, иначе, как иначе!

Я вместе со своими коллегами отстаиваю невиновность осужденных в рамках уголовного процесса, и мы делаем для этого всё возможное. Будем надеяться на торжество Закона и здравого смысла. На то, что если в деле отсутствуют доказательства вины подсудимых, то несмотря на статус Главного следственного управления, это не даёт никаких преференций для безусловного вынесения судом обвинительного приговора.

Отдельно приятно наблюдать за тем, что моряки дальневосточного региона не остаются равнодушными к судьбам людей, и морально поддерживают осужденных. Это важно. В России много было осужденных судами, но далеко не всегда они были осуждены обществом.

Сын погибшего отца

Они были оба моряки. Оба ходили в море. Теперь он один возле этого моря. Можно часами смотреть на него, но оно не вернёт никогда того, кого навечно забрало.

Продолжая серию своих постов на тему крушения БАТМ «Дальний Восток», хотел бы рассказать о человеке, которого трагедия поразила на всю жизнь. О том, который наравне с многими родственниками погибших в катастрофе, столкнулся с утратой близкого, и живет с этим по сей день. Прежде чем написать этот пост, я спросил его разрешения, потому, что не хочется тревожить раненую человеческую душу.

Это Константин Пантюхин. В крушении он потерял отца. В своих темах я много рассказывал о потерпевших, которые выжили и давали в суде показания. Они многого натерпелись, но всё в этом мире поправимо, всё, кроме смерти.

Я не возьмусь судить, кто больше пострадал из выживших - Алиев, который 4 часа в гидрокостюме находился в холодной воде, или Куденко, который покидал судно без гидрокостюма, понимая, что остается в одном шаге от смерти. Либо другие моряки, истории которых тоже заслуживают внимания.

Во время суда первой инстанции Константин Пантюхин следил за процессом. Я неоднократно видел его в суде. У него не было представителя, свои интересы он защищал сам. Он не заявлял исковых требований, просто наблюдал за ситуацией и сложно было понять, что творится в душе этого молчаливого человека, каковы его мысли и взгляды, но ведь просто так не подойдешь и не спросишь. Не корректно лезть в и без того растерзанную душу.

Не берусь судить кому из потерпевших тяжелее всего далось пережить утрату своих близких, но Константин Пантюхин рассказывал о своём отце со слезами на глазах. У них были очень тесные семейные отношения. Они действительно ходили вместе в море, а с 2008 года его отец занимался ремонтами судов на берегу в порту Пусан. Отец был профессиональный судовой сварщик, механик и обладатель еще очень большого ряда судовых профессий. Как рассказал сам Константин, отец всё делал очень качественно, был требователен к своей работе и работе других.  

Для меня позиция Пантюхина в процессе была не понятна, с одной стороны он никого не обвинял в случившемся, но и не защищал. Финансовой компенсации не требовал, но в процесс продолжал ходить. Уже после приговора мне стало известно его мнение о решении суда. Он посчитал приговор незаконным, а осужденных невиновными. Он не писал самостоятельных жалоб, но он подал в суд возражение на жалобу представителя потерпевшей, которая считала приговор законным в части наказания всех подсудимых.

Вот тогда в этом представлении Пантюхин и раскрыл свою позицию в письменном виде.

В своём возражении он указал:

«Мой отец отработал 14 лет в ООО «Магеллан», начал работать в этой компании с 2001 года, когда было еще другое название. Я сам работал на судах и знаю со слов отца, что условия на его судне были хорошие. В компании его все уважали, на судне тоже, претензий к судовладельцу у него никогда не было. Сам отец был механиком и сварщиком, занимался ремонтом и любил делать все очень качественно. Он никогда бы не пошел на судне в море, если бы оно было дырявым, как это озвучивалось в суде, либо если бы на нем были вырезаны водонепроницаемые перегородки. Я сам иногда присутствовал в судебных заседаниях по рассмотрению данного дела, присутствовал я и на оглашении приговора.

Мне самому было важно понять, по каким причинам произошла трагедия и почему погиб мой отец, но я истинных причин в приговоре суда не услышал. Если бы на судне было все так плохо, как суд указал в приговоре, то отец обязательно рассказал бы об этом мне или моей маме, его жене. Мы разговаривали с ним в то время, когда он ремонтировал БАТМ «Дальний Восток» в п. Пусан, и когда был на данном судне во Владивостоке перед новым годом с 2014-2015 год. Так же отец звонил по спутниковому телефону домой 8 марта 2015 года, менее месяца до гибели, но никогда за весь период общения он не жаловался на качество судна и его ремонта, на нарушение его конструкции. А я точно знаю, что, если бы там что-то было плохо, отец обязательно бы об этом рассказал кому-либо из нас».

Так считает сын погибшего морского сварщика Пантюхина и это подтверждается показаниями его коллег сварщиков, которые работали с ним бок о бок и остались живы. Например свидетель Кузьменко жил с погибшим Пантюхиным в одной каюте. В суде он даже рассказал, что во время рейса именно Пантюхин-старший переваривал тамбур на входе в ПХМ, то есть тамбур возле той двери в рефотделение, которую суд так и не заметил, и указал в приговоре, как отсутствующую.

По отношению к осужденным Константин Пантюхин выразил свою позицию так: «Я понимаю, что никто из осужденных не виноват в трагедии и поэтому просто не честно взыскивать с них деньги, они и так пострадали не за что, получили реальные сроки наказания, хотя не виноваты в том, что произошло на судне в то время, когда они были на берегу. По этой причине я отказался от исковых требований к подсудимым. Претензии к Притоцкому и Желомееву невозможны, они хоть и виноваты, но и так уже наказаны, а их семьи страдают» – пояснил суду Пантюхин в своём возражении.

По указанному в возражении мнению Пантюхина, он считает, что справедливо будет отменить приговор и признать подсудимых невиновными. «И так уже слишком много бед связано с данной трагедией, не надо искать виновных там, где их нет», добавил он в конце документа.

Однако такие слова Пантюхина в суде апелляционной инстанции не прозвучали. Суд просто констатировал, что Пантюхин подал возражение, ну а суть возражения не раскрывал. Как-то неправильно всё произошло. Человек очень много пережил потрясений в связи с утратой отца, обратился в суд со своим возражением, а о нём просто упомянули, но даже не раскрыли суть его мнения.

Вот такой опасный паспорт

Или о чём никогда не расскажут следователи.

Они не расскажут о том, какую роль сыграл первый заместитель генерального директора ООО «Магеллан» Алексей Васин в первые дни трагедии, случившейся с БАТМ «Дальний Восток», насколько важна была его помощь следственной группе, возглавляемой генералом СК РФ Исканцевым А.Г., и как потом с ним поступили.

Я хочу рассказать в данной публикации о реальных действиях и поступках, которые происходили до трагедии, и непосредственно после неё. Я расскажу о необоснованности претензий к Васину.

Ни в суде, ни после суда никто не смог сформулировать, в чём виноват Васин. Сторона обвинения и суд не смогли обосновать, откуда ему должно быть известно, какой ремонт проведен на судне, о том, когда заканчивается диплом у капитана Притоцкого, почему он должен был знать информацию о количестве топлива, спасательных средств и членов экипажа на судне. При такой позиции, как минимум, несправедливо делать неаргументированные заявления такого плана, как «Васин всё равно виноват».

Для краткой справки повторю, БАТМ «Дальний Восток» ремонтировали в Корее в декабре 2014. На промысел судно вышло 4 января 2015 года и больше ни в один порт не заходило, после чего затонуло. Васин устроился в ООО «Магеллан» 27 января 2015 года, когда судно отремонтировали и выпустили на промысел, до этого он 8 лет работал на Камчатке. Он никогда не видел БАТМ «Дальний Восток», капитана Притоцкого и не знал членов экипажа.

Хочу рассказать вам сейчас не о том, что происходило на судне во время крушения, а о том, что происходило на Сахалине после того, как стало известно о крушении.

2 апреля утром была информация о том, что судно затонуло в определенных координатах, а в остальном информационный вакуум. Во время крушения капитан ничего не сообщил в эфир о причинах бедствия, не связался с диспетчером компании во время развития аварийной ситуации, не вышел на связь с находившимися неподалёку судами компании-судовладельца: «Андромеда» и «Млечный Путь», или другими находящимися там судами.

Не был произведен капитаном БАТМ «Дальний Восток» звонок генеральному директору компании-судовладельца, не позвонил капитан Притоцкий и заместителю генерального директора по безопасности мореплавания Кудрицкому А.И., хотя возможность выйти на связь у капитана была круглосуточно. Но факт остаётся фактом, 2 апреля капитан затонувшего судна на связь не выходил и утром никто ничего не знал об истинных причинах крушения судна и реальной судьбе членов экипажа. О том, что судно затонуло, в ООО «Магеллан» сообщили капитаны других судов.

Первыми в офис компании прибыли сотрудники МЧС, и Кудрицкий, согласно занимаемой должности, полностью прогрузился вместе с ними в проведение спасательной операции.

Одновременно с МЧС в офис компании «Магеллан» приехали представители транспортной прокуратуры и спросили «кто в компании старший»? В этот момент Кудрицкий был занят с МЧС, остальные сотрудники офиса – это женщины, главный бухгалтер, начальник отдела кадров и их подчинённые. Генеральный директор находился за пределами Сахалинской области. Васин оставался единственным представителем руководства, да еще с громкой должностью – первый заместитель генерального директора. Конечно, он представился, как представитель руководства компании, и кратко поделился имевшейся информацией.

Спустя час приехали следователи СК на транспорте и стали проводить изъятие документов. Затем в офис прибыла инспекция по труду. Во второй половине дня позвонил вице-губернатор по рыболовству и сельскому хозяйству и попросил, чтобы от лица компании на всех совещаниях во время спасательной операции был представитель. Другой кандидатуры, кроме Васина, на тот момент в офисе не было, и вот так он стал «ответственным от компании за всё происходящее».

Далее заседания штаба по спасению людей проходили три раза в сутки с 3 по 7 апреля, и на всех Васин присутствовал как официальный представитель компании. В этот период к Васину, именно как к представителю компании, обращались журналисты, следователи, родственники членов экипажа, которым оказывалась помощь по приезду на Сахалин, и по размещению на проживание, и т.д.

На всех заседаниях штаба по спасению Васин сидел рядом с генералом СК РФ Исканцевым. После прибытия 7 апреля в порт Корсаков т/р «Андромеда» с выжившими потерпевшими и телами погибших членов экипажа, Васин организовывал расселение выживших в гостиницах города, решал вопросы о выделении им денежных средств на первые необходимые расходы, и т.д. То есть по всем вопросам, которые возникали в адрес ООО «Магеллан», обращались к Васину.

Вот так искусственно был создан образ Васина, как действующего руководителя ООО «Магеллан», который несет ответственность за всё, что произошло. Хотя в действительности, полномочия Васина сводились к контролю юридических и коммерческих вопросов. А его должность первого заместителя генерального директора не числилась в списке ответственных лиц СУБ (системы управления безопасностью). Другими словами, первый заместитель генерального директора не отвечал за соблюдение и выполнение системы безопасности в ООО «Магеллан».

После того, как спасательная операция подошла к концу, оказалось, что никто из руководителей ООО «Магеллан» арестован не был, следователи не могут заявить, что виновные заключены под стражу. Хотели арестовать Кудрицкого, но ему был избран домашний арест в связи с наличием тяжёлых заболеваний. В отношение Борисова тоже был избран домашний арест, хотя до сих пор людям не понятно, что вообще он делает в этом деле? Генерального директора объявили в розыск. Вот и сложилось так, что при ужасной катастрофе нет ни одного обвиняемого, заключённого под стражу.

И тут опять, 9 апреля 2015 года вспомнили, что есть такой Васин, молодой парень 34 лет от роду, закончивший юрфак, которого еще толком никто из персонала ООО «Магеллан» не успел узнать в офисе, которому никто и никогда не доверял, и не собирался доверять управление флотом компании.

Основанием для заключения Васина под стражу послужили сведения о том, что он имеет заграничный паспорт и может скрыться от правосудия. Вот так! Все 7 дней он в спасательном штабе был радом с генералом и был очень нужен ему. Васин оказывал всю возможную помощь, и, представьте себе, не воспользовался своим заграничным паспортом, никуда не уехал. И именно этот же генерал инициировал его арест, подозревая, что Васин сбежит.

Вот такой опасный паспорт.

Прямо как в песне Макаревича – «если даже кто-то холит и нежит, так это только тот, кто потом зарежет».

Я пишу общую краткую историю о том, как Васин оказался «крайним» потому что мы на протяжении трёх лет устали отбиваться от обвинений, построенных на всяческих догадках, на предположительных логических цепочках. И хочу сказать, что за предположения о виновности людей осуждать не должны. А вот на конкретные факты, якобы совершенной преступной деятельности Васина, если вы такие готовы озвучить, Васин готов ответить лично из стен следственного изолятора. Ему тоже хотелось бы услышать, за что его осудили.

Как он поможет, если не нужен?

В критической ситуации вам может помочь очень многое, если только вы хоть чем-то из этого многообразия воспользуетесь. Если для вас горит спасительный маяк, но вы не вглядываетесь вдаль, маяк вам тоже не поможет.

В приговоре по делу о крушении БАТМ «Дальний Восток» суд фактически обвинил заместителя генерального директора по безопасности Кудрицкого А.И., в том, что он допустил гибель судна, хотя должен иметь круглосуточную связь с судами независимо от их местонахождения, контролировать их безопасность и оказывать им береговую поддержку, требуемую для обеспечения безопасной эксплуатации. Но давайте посмотрим на всё это реально.

Представьте себе диспетчера скорой помощи, который добросовестно всю ночь дежурит возле телефона, готов принять звонки и оказать помощь, но ему никто не звонит. Может ли его потом кто-то обвинить в неоказании вовремя помощи нуждавшемуся больному? Обвинят ли его в том, что он не обзванивал ночью больных и не спрашивал, всё ли у них в порядке?

В случае с признанием Кудрицкого виновным, так и произошло. Фактически, его обвинили в том, что он не был на связи с капитаном Притоцким во время крушения. Или, иными словами, не обзванивал сам ночью все суда компании-судовладельца и не спрашивал, всё ли у них в порядке. То есть, имея круглосуточную связь с судами компании, не обеспечил контроль за безопасностью мореплавания. И суд ни на секунду не задумался, что роковой трал был выбран на палубу судна в 03 часа 40 минут. Абсурд, но так следует по смыслу приговора.

В кодексе торгового мореплавания Российской Федерации, на капитана судна возложены неограниченные обязанности по управлению судном и принятию мер по обеспечению безопасности эксплуатации судна.

Используя возможность круглосуточной связи, заместитель по безопасности мореплавания, по своей инициативе периодически выходит на связь с судами, в тот момент, который определяет, как необходимый. В остальных случаях, капитаны сами должны сообщать о серьёзных проблемах на судне заместителю генерального директора по безопасности. Иначе, никакой зам по безопасности не сможет помочь капитану ни советом, ни реальным действием.  

Во время крушения капитан ничего не сообщил в эфир о причинах бедствия. Не связался с диспетчером компании во время развития аварийной ситуации, не вышел на связь с находившимися неподалёку судами компании-судовладельца: «Андромеда» и «Млечный Путь», или другими находившимися там судами.

Не был произведен капитаном БАТМ «Дальний Восток» звонок генеральному директору компании-судовладельца, не позвонил капитан Притоцкий и заместителю генерального директора по безопасности мореплавания Кудрицкому А.И., хотя возможность выйти на связь у капитана была круглосуточно. Но факт остаётся фактом, 2 апреля 2015 года капитан затонувшего судна на связь не выходил.

Ещё раз пытаясь убедиться в правильности своих суждений, я обратился к специалисту в этой отрасли, судоводителю с большим стажем – 25 лет, и 14-летним стажем работы заместителем генерального директора по безопасности мореплавания, Владимиру Шестерикову.

Оценивая ситуацию профессионально, он высказал свое собственное мнение о том, что виновным в гибели БАТМ «Дальний Восток» является капитан, управлявший судном. Береговой управленческий персонал - заложники неправосудного приговора.

- Я работаю заместителем директора по безопасности 14 лет (до этого, как и все «безопасники» в компаниях прошел стандартный путь - мореходка, затем от 3-го штурмана до капитана). Для тех, кто не работал в сфере рыболовства, морского судоходства, хочу сообщить ключевые моменты в работе капитана и «безопасника»:

Только капитан несет ответственность за всё, что происходит на судне. Директор компании и его заместители не могут контролировать действия капитана на мостике, а тем более нести ответственность за его действия или бездействие. В уставе службы на судах ФРП РФ нет таких должностей! Только капитан, команда и пассажиры.

Одна из основных обязанностей «безопасника» проконтролировать, чтобы судно было обеспечено аварийно-спасательным, пожарным имуществом в соответствии с требованиями РМРС, НБЖР, НШС и ПТЭ.

Проконтролировать квалифицированность командного состава, осуществлять контроль суточных донесений, проведение тревог и многое другое.

В аварийных ситуация в море «безопасник» обязан дать рекомендации капитану и контролировать развитие ситуации. НО КАПИТАН ИМЕЕТ ПОЛНОЕ ПРАВО ВСЁ СДЕЛАТЬ НАОБОРОТ ИЛИ ПРОСТО ПОСТУПИТЬ КАК ПОСЧИТАЕТ НУЖНЫМ! Это ключевой момент.

В судебном заседании апелляционной инстанции Кудрицкий заявил - «Я поддерживаю мнение своего адвоката (А. Кремнева) о том, что я не виновен. Я ежемесячно получал от капитана и старшего помощника постоянные отчеты о проведение тревог и отчеты по судну. Также имеется последний документ от 31 марта 2015 года, на который никто не обратил внимания: ни следствие, ни суд. Там есть подписи капитана, старпома. Все доводы о том, что с экипажем проводят тревоги и занятия, я получал как заместитель по безопасности».

И вот теперь возникает резонный вопрос о законности вообще каких-либо претензий к Кудрицкому, как в плане контроля подготовки экипажа, в частности контроля проведения аварийных тревог, так и в соответствии с развитием событий в момент крушения судна. Если бы Кудрицкий даже был на связи с судном, то не факт, что капитан стал бы выполнять его распоряжения, как, например, он не стал реагировать на предложения третьего штурмана и трал мастера Капуза отрезать зацепившейся трал.

В деле есть показания единственно выжившего штурмана о том, что капитан в рубке только отдавал команды по маневрированию, и ничего более. Что происходило с ним в тот момент, уже никто не узнает, но его поступки были хаотичны и непонятны.

Возможно, что Кудрицкий смог бы вывести его из ступора и направить действия по спасению судна в нужное русло, но мы опять возвращаемся к замкнутому кругу. Капитан не только не позвонил Кудрицкому по круглосуточной линии связи, он вообще никому не звонил, пока судно не затонуло, а он не погиб с остальными 68 членами команды.

Вот и получается, что не мог Кудрицкий никак помочь в исправлении наступившей на судне аварийной ситуации, а значит, не должен нести за это ответственность. Ну а обвинения Кудрицкого, впрочем, как и всех остальных осужденных, в том, что на судне были сделаны вырезы в борту, абсолютно не состоятельны и опровергнуты документально, с помощью фото и видео. О том, что спасательных средств на судне было в избытке, писалось уже довольно много в моих постах, и другие источники СМИ также публиковали данную информацию со ссылкой на показания выживших потерпевших.

В ближайшей теме одного из следующих постов, я предложу вашему вниманию большое количество фотографий судна, сделанных перед его последним выходом в рейс. Фото БАТМ «Дальний Восток» будут представлены с разных ракурсов.

Команда за – команда против

Где правда проступает сквозь туман, там терпит поражение обман…. Интересная цитата неизвестного автора, но актуальна к нашей теме. Если изначально тему вынесенного приговора по БАТМ «Дальний Восток» начинали с прогрессией обсуждать капитаны, то теперь выводы делают целыми экипажами.

Достаточно много информации по делу о крушении БАТМ «Дальний Восток» вы можете прочесть в данных постах, но очень многого не найдёте в материалах уголовного дела. Если вы думаете, что уголовное дело в том качестве, в котором оно расследовано, достаточно прочесть и всё станет ясно, то глубоко заблуждаетесь.

Основная проблема данного дела заключается в недостатке информации внутри него, поскольку даже неверные выводы экспертов связаны именно с этим. А теперь, когда информации стало во много крат больше, проводить дополнительные экспертные исследования пока никто не собирается.

Оно и понятно, зачем рушить такой «большой труд», пусть не совсем качественный, или совсем не качественный, не знаю даже, как правильнее будет выразить в данном случае моё собственное мнение. Но к какому-то итогу мы всё равно придём.

Либо всё останется так, как есть, и пятеро наших сограждан останутся осужденными судом, но не виновными в глазах своих соратников по работе и многих простых граждан. Либо на какой-то стадии судопроизводства на ситуацию всё-таки посмотрят объективно.

В воду попадёшь – сухим не вылезешь, но высохнешь. Так говорят моряки, и желают осужденным добиться справедливости.

Информация о том, как тонул БАТМ «Дальний Восток» уже давно основательно распространилась среди моряков, работающих на судах в Охотском море, и наверняка намного дальше. Моряки получают её напрямую от выживших членов экипажа, которые продолжают свою работу на рыбодобывающих судах. Они анализируют полученную информацию с публикациями в СМИ, подвергают всё детальной критике и оценивают согласно своему опыту работы в море.

Необходимо понимать, что моряков не обманешь, они профессионалы в своём деле. Не смогу я, будучи профессиональным защитником, убедить их в невиновности осужденных, если моряки будут точно знать и понимать, что все фигуранты дела должны ответить за случившееся. Но сегодня мне не требуется их убеждать в очевидном. Более 2045 капитанов и простых моряков выразили поддержку осужденным, заявляя об их невиновности.

Я стал получать письма от капитанов, которые выражают своё личное мнение о непричастности осужденных к трагедии. Иногда приходят письма от капитанов, которые передают мнение всего экипажа судна. Вот о такой команде я и хотел бы рассказать.

Капитан Симаков Валерий Александрович:

«Весь экипаж т/р «Пётр Рикорд» принимал участие в обсуждениях решения Южно-Сахалинского городского суда по данному делу, и все подписали обращение в защиту незаконно осужденных по затонувшему БАТМ «Дальний Восток».

Вины осужденных и находящихся на расстоянии 2500 км от места    трагедии людей НЕТ. Это очевидно для членов экипажа, даже с малым опытом работы в море. Обсуждение данной трагедии на судне происходит постоянно, при отработке ежемесячных учебных тревог, дабы не повторить ошибки, допущенные капитаном БАТМ «Дальний Восток».

Вся команда ЗА. Подписав обращение в защиту осужденных, экипаж единогласно заявляет об их невиновности.

Вся команда ПРОТИВ того, что осудили людей, непричастных к крушению судна.

По мнению капитана Симакова, вырисовывается ясная картина происходящего на борту до наступления, и в сам момент катастрофы:

«Недопустимая безответственность со стороны старшего комсостава: капитана, старшего помощника, старшего механика по использованию балластно-топливных емкостей, производственных технологических насосов и помп;

- Неиспользование судовой авральной сигнализации;

- Неиспользование радиооборудования для подачи сигналов бедствия в аварийных ситуациях.

Отсутствие ориентации и полноты информации в происходящем на борту судна в момент развивающейся катастрофы, говорит об отсутствии слаженности в действиях старшего комсостава.

Полностью вся тяжесть ответственности за данную катастрофу лежит как на погибших, так и живых: капитане, старшем помощнике капитана, старшем механике, командирах аварийных групп.

Имея опыт работы на флоте в разных должностях с 1980 года при составлении данного обращения полностью даю отчёт своим высказываниям и словам.

19 апреля 2018 года, капитан т/р «ПЁТР РИКОРД» Симаков В.А.»

Мне кажется, что комментировать такое высказанное капитаном мнение, с моей стороны, будет излишним.

Я в данном случае могу лишь дополнительно сослаться на слова заместителя генерального директора по безопасности Владимира Шестерикова, который выражал своё мнение о невиновности Кудрицкого А.И. в теме прошлого поста.

Он утверждал, что директор компании и его заместители не могут контролировать действия капитана на мостике, а тем более нести ответственность за его действия или бездействие. Я просил его более глубоко раскрыть данный вопрос, и вот что могу вам пересказать.

В уставе службы на судах нет должностей Кудрицкого, Харченко, Васина и списанного на берег капитана Борисова. Владимир Шестериков пояснил, что даже в практике СССР нет прецедента, чтобы за неправильные действия капитана в море ответил руководитель организации, которой принадлежало судно.

А вот ещё одно мнение капитана со стажем работы в море 17 лет, Титенок Сергея Евгеньевича:

«С первого дня слежу за расследованием гибели БАТМ «Дальний Восток». В тот день на нём погибли знакомые мне люди. Наши друзья и коллеги. Вскоре, из рассказов выживших, стала складываться картина произошедшего, а по окончании суда была поставлена точка в расследовании трагедии. Но! С огромным удивлением и недоумением я узнал о том, кого назначили виновными. В тюрьму посадили людей, совершенно непричастных к причинам произошедшего.

Моё мнение - причиной гибели судна стало роковое стечение обстоятельств, к которому привели самоуверенность и рыбацкий азарт капитана, а также отсутствие собственной инициативы у старшего помощника капитана, у которого кроме команд сверху должно быть собственное понимание ситуации, основанное на хорошей морской практике. А также всеобщая паника комсостава. В столь опасной ситуации на судне не оказалось лидера, БАТМ можно было спасти, или хотя бы экипаж.

Я присоединяюсь к мнению десятков своих коллег, которые выступают против неоправданно жёсткого наказания невиновных людей, которые лишь формально имеют отношение к судну и не имеют ни малейшего отношения к причинам трагедии», - С.Е. Титенок....

Вот такие письма поступают от капитанов. Я их читаю, а потом обращаюсь к приговору суда, и в очередной раз пытаюсь найти способ акцентировать внимание суда следующей инстанции на то, что расследование дела не было проведено добросовестно на предварительном следствии, и не было оно рассмотрено внимательно и объективно в суде первой инстанции.

Два капитана

«Бороться и искать, найти и не сдаваться». «Два капитана», по словам самого Каверина, это «роман о неизбежности правды», а еще о том, что «интереснее быть честным и смелым, чем трусом и лжецом».

- Кто изменит этому честному слову – не получит пощады, пока не сосчитает, сколько в море песку, сколько деревьев в лесу, сколько с неба падает дождевых капель. Захочет идти вперёд - посылай назад, захочет идти налево – посылай направо. Как я ударю шапкой о землю, так гром поразит того, кто нарушит это честное слово. Бороться и искать, найти и не сдаваться.

Или - как будущий капитан по службе, сделал виновным бывшего капитана, и не только его одного. Но может оказаться, что наравне с незаконно осужденными есть те, кто незаконно избегает заслуженной ответственности.

Какое отношение имеют приведенные цитаты к людям, осужденным по делу БАТМ «Дальний Восток»?

Ну, во-первых, прямое, в том плане, что какие бы обстоятельства не вуалировали ситуацию, правда остаётся всегда только одна. И на её поиски не жалко тратить время, а даже очень нужно и почётно.

Во-вторых, останавливая ваше внимание на цитате «интереснее быть честным и смелым, чем трусом и лжецом», я имею в виду то, что перед всеми осужденными изначально стоял точно такой же выбор.

С первых дней задержания им предлагали признать вину в предъявленных обвинениях, что по логике, должно было повлечь за собой минимальное наказание, возможно амнистию по приговору суда. Но для этого надо было вступить в сделку со своей совестью, оговорить себя, и бросить несуществующую тень на своих товарищей. Никто из них не пошёл на это.

Два капитана, один действующий капитан Борисов, другой старший лейтенант, но капитан в будущей перспективе. Один хотел стать капитаном, другой давно им был.

В материалах дела зафиксирована очень серьёзное обстоятельство, искажение следователем существенных показаний свидетелей-очевидцев. Эти искаженные показания положены судом в основу приговора, и никто до настоящего времени не желает обратить на это внимание. Никто, кроме защиты, не хочет выяснить, каким образом это произошло. Выяснить, явилось это каким-то случайным казусом, или мы имеем дело с фальсификацией доказательств.

В ходе своего первоначального допроса потерпевший Не…..вец сообщил на вопрос следователя, что о техническом состоянии судна не может судить, так как не обращал на него внимание, ему казалось, что всё нормально и судно соответствует техническим условиям.

Спустя почти год, он был допрошен другим следователем, старшим лейтенантом Тен. В этом допросе со слов Не…..вец указывается о вырезах в корпусе судна. «В нижней палубе был проделан вырез для сброса рыбных отходов, размерами примерно 30х30 см. Никаким запорным устройством данное отверстие оборудовано не было».

Ещё о других вырезах, «вдоль правого и левого бортов, прямо в борту были сделаны вырезы, размерами примерно 15 х 30 см., для сброса крупных рыбных отходов за борт судна. Данные отверстия в борту судна никакими запорными устройствами оборудованы не были. Через эти отверстия было видно море».

В судебном заседании суд и участники процесса допросили потерпевшего Не…..вец, и выяснили весьма существенные обстоятельства. На вопрос о том, что это были за вырезы, потерпевший ответил, что он в первый раз об этих вырезах слышит в суде.

Всё, о чём я сейчас пишу, зафиксировано в протоколах допросов и протоколе судебного заседания. О том, как такое могло произойти, я думаю, каждый из вас может выдвинуть, как минимум, несколько версий. Но факт остаётся фактом. На показаниях потерпевшего о том, что в бортах и палубе судна были сделаны незаконные вырезы, построен приговор и осуждены пятеро людей. У меня даже рука не поднялась написать – пятеро фигурантов дела, поскольку это люди, со своими надломленными судьбами, и связано это с данным делом и приговором.

Очень интересна для вас должна быть информация о том, что при первоначальном допросе, когда потерпевший сообщал, о хорошем состоянии судна, допрос проводился при участии специалиста, главного государственного инспектора СЛО ДВУ Госморнадзора. Поэтому следователь не мог ошибиться, и записал всё правильно, для этого и присутствовал специалист на допросе.

Этот первый допрос происходил на следующий день, когда спасенные потерпевшие после крушения судна прибыли на Сахалин, 8 апреля, то есть спустя 6 дней от трагедии. Тогда в памяти всё было свежо, да и специалиста пригласили для того, чтобы как можно больше выяснить у потерпевших о возможных изменениях конструкции судна.

Аналогичная ситуация, прям как близнец, повторилась с другим потерпевшим, но при таких же обстоятельствах, и с тем же следователем. В судебном заседании потерпевший недоумевал, когда огласили его показания. Из них следовало, что он прибыл на БАТМ «Дальний Восток» в Корею, и там познакомился с Алиевым. Услышав это, потерпевший возмутился, что никогда в Корее не был, и в его паспорте нет об этом отметки.

Не согласен потерпевший был и с другой частью своих показаний, но они также, как и в случае с Не…..вец, все-равно легли в основу приговора. Что это, случайность, нелепость или целенаправленные действия - должны разбираться компетентные органы, но опять факт остаётся фактом. На основании этих показаний люди осуждены.

Сторона защиты заявляет об этом давно и везде, но пока никого эти обстоятельства не заинтересовали. Даже следователя отказано вызвать для выяснения причин таких разногласий. Не хочет суд апелляционной инстанции выяснять у следователя почему в протоколах допросов появились сведения, которые потерпевшие на допросе не сообщали, хотя эти сведения лишили пятерых свободы.

Здесь получается, как в сказке, чем дальше, тем страшнее. Если идти по цепочке в самую глубину, то можно очень много неудобных вопросов задать людям, которые принимали ответственные решения. Может быть поэтому никто и не хочет так глубоко во всём разбираться. Ведь может оказаться, что наравне с незаконно осужденными есть те, кто незаконно избегает заслуженной ответственности. А такой подход может не всем нравиться.

Сторона защиты предлагает разобраться, а нам говорят – не надо. Далее происходит так - нет следователя, значит не можем проверить, фальсификация это или нет. А если не можем проверить, значит нет фальсификации. Если же вызвать следователя в суд, то ему придётся ответить на вопрос, а где на фотографиях те вырезы в бортах, на которые он указал в протоколе?

В общем получается вполне простой принцип, если у вас есть сомнения, придумайте сами себе объяснения, вы же такие умные, ну придумайте что-нибудь.

Действительно, что актуально в нашей ситуации, так это бороться и не сдаваться.

Совесть

…Сегодня, в канун дня победы над фашизмом, в день великого подвига нашего народа, важно не забывать о той силе духа, которая ему присуща. Я хочу рассказать об одном скромном, но очень сильном человеке. Он не воевал, родился в 1946 году. Его отец – герой войны. О таких детях говорят – ребенок Победы.

Этот рассказ о том, кто сознательно принял тяжёлую ношу на свои плечи, но не поступился ни на секунду со своей совестью. Ведь так он был воспитан своими фронтовыми родителями, и по таким глубоким принципам чести и достоинства прожил всю свою жизнь, и продолжает им не изменять. Это Николай Антонович Харченко, который осужден по делу о крушении БАТМ «Дальний Восток».

В прошлом посте я приводил цитату из книги «Два капитана» - «интереснее быть честным и смелым, чем трусом и лжецом». Тогда я говорил обобщенно, но сегодня хочу сказать, что это все, в первую очередь, о нём. Перед ним изначально стоял выбор, пойти на сделку со своей совестью и обеспечить себе тихую пенсионную жизнь, либо быть честным и смелым и подвергнуть себя в преклонном возрасте вынужденным испытаниям.

Ему предлагали признать вину в предъявленных обвинениях, что по логике, должно было повлечь за собой минимальное наказание, возможно даже амнистию по приговору суда. Кому, как ни ему можно было бы заявить – карайте жадных судовладельцев, не досмотрел я, простите, что выдал им документы, не предполагал, что они продырявили судно. Но не мог он пойти на сделку с совестью.

Если бы такие показания Харченко дал на предварительном следствии и в суде, то уже давно бы отдыхал на заслуженной пенсии в свой 71 год в каком-нибудь тихом курортном городке нашей Родины, возле домика у моря. Ведь он достаточно ходил капитаном, чтобы позволить себе заслуженно отдохнуть на берегу уже возле тёплого моря.

- Просили его следователи о таком признании, предлагали большие преференции за это, но не учли важный момент. Есть такое понятие, как совесть, и остались люди, которые её не меняют на своё благополучие, – рассказал защитник Н. Харченко адвокат Братеньков И.И. Ведь в таком случае надо было оговорить самого себя и бросить тень на людей, которые ни в чём не виновны.

С первого дня следствия и до настоящего времени Н. Харченко, как и все осужденные, никогда не признавал себя виновным, и защищал своё честное имя. Он обязан был выдать временное свидетельство на БАТМ «Дальний Восток» в связи со сменой флага и владельца, поэтому он его и выдал, а не потому, что отнесся халатно к своим обязанностям.

Его обвиняют в том, что на судне не было документации по системе безопасности мореплавания, но это не так. Харченко лично проверял данное положение (наставление) по безопасности и согласовал его в конце ноября 2014 года. Ну а поскольку он сам это положение проверял и согласовывал, то, как можно его убедить в том, что такая документация отсутствует. Тем более, что имеется журнал с отметкой о передаче положения по системе управления безопасностью на судно 8 декабря 2014 года.

Для людей, не имеющих отношения к морю, совсем непонятно что это за документация, поэтому поясню. Это типовое положение, которое практически одинаково для судов одного типа, например таких, как РТМС «Млечный Путь» и БАТМ «Дальний Восток». Предназначено данное положение для капитана и командного состава и должно храниться на судне. Поэтому любой капитан, много лет работающий на судах одинакового типа, знает это положение наизусть.

В данном случае речь идёт о том, что капитан Притоцкий принял командование на БАТМ «Дальний Восток», пересев в Охотском море с РТМС «Млечный Путь», которым он командовал до этого годами. Поэтому выводы суда первой инстанции о том, что капитан Притоцкий не знал, как действовать в аварийной ситуации из-за отсутствия на судне положения по управлению безопасностью, абсолютно беспочвенны. Это положение на судне было, и Притоцкий отлично знал, как необходимо действовать в аварийной ситуации.

Прочтите, как пишут о Н. Харченко люди, которым довелось когда-то с ним работать. Многие уже давно не проживают на Сахалине, но сейчас присылают мне письма с различных уголков страны, и которые не понимают почему так не справедлива изменяется судьба заслуженного человека, когда она оказывается в руках конкретных должностных лиц.

Бывший подчинённый по службе, Мартынов Василий Владимирович:

- «Я работал капитан - наставником в компании ООО «БИНОМ» в 2001 году, и мы предъявляли ему суда на предмет соответствия МКУБ. В работе он был принципиален, но всегда помогал советом и делом. С 2015 года я работал в службе безопасности мореплавания и сертификации при ФГБУ «Сахалинрыбвод» капитаном- наставником, а Харченко в должности начальника службы. Как руководитель службы он был честным, требовательным и справедливым».

Капитан дальнего плавания Золотарёв Анатолий Георгиевич, у которого Николай Антонович работал около 3 лет в прямом подчинении ещё в ту пору, когда сам был действующим капитаном, так рассказывает о нём:

- «Знающий, грамотный специалист. Его в работе не надо было плотно контролировать, на судне всегда был порядок и дисциплина. Вопросам безопасности уделял пристальное внимание, умел настоять на своём, если это касалось требований безопасности. За ним, как за каменной стеной. Не его вина, что капитан БАТМ «Дальний Восток» загубил судно и экипаж. Если бы капитан и старпом выполнили свои прямые обязанности, то судно бы не утонуло».

Черешнев Валерий Викторович, капитан дальнего плавания с 1996 года, возглавлял службу безопасности мореплавания Корсаковской базы океанического рыболовства (БОР) Сахалинрыбпрома:

- «при проверках компаний-судовладельца Харченко Н.А. всегда проявлял принципиальность, педантичность, бескомпромиссность. Он честно выставлял замечания, и требовал их устранения в строго установленные сроки, давал нужные советы и наставления».

И в данной ситуации предлагаю всем задуматься над очень существенным вопросом, а какая связь между выдачей документации на судно, и его дальнейшем крушением? Ведь судно вышло в море после всех проверок. Очевидно, что наличие или отсутствие какого-то документа на судне не может повлиять на то, потерпит это судно крушение или нет.

Если рассуждать так, что не выдай Харченко документацию, судно не могло бы выйти в рейс и не затонуло бы, то это заблуждение. Во-первых, Харченко был обязан выдать такую документацию, поскольку судно проверил его заместитель, и не нашёл каких-либо нарушений, которые этому бы препятствовали. Во-вторых, с такой логикой можно дойти до самой начальной точки – если бы судно не построили, оно бы позже не затонуло.

Невинно осужденные просят помощи

Всё было предсказуемо. Не дождавшись ответа от председателя Сахалинского областного суда на открытое письмо, капитаны–дальневосточники начали сбор подписей под

обращением к президенту России в защиту пятерых невиновно осужденных по делу крушения БАТМ «Дальний Восток» и гибели членов экипажа.

Почему я пишу о том, что такая ситуация была предсказуема? Да потому что после 20 апреля 2018 года об этом говорили в местных телевизионных новостных эфирах, сначала капитан Диденко И.Е., а затем сын осужденного Борисова А.М. Тогда речь шла о том, что все ждут ответа на открытое письмо капитанов, под которым поставлено более 2000 подписей. Инициаторы открытого письма выражали свою озабоченность молчанием судебной власти, поэтому итог, как обращение к президенту России, не является ошеломляющей новостью.

Видео обращение капитанов появилось в сети интернет и в новостных интернет-изданиях 8 мая 2018 года, на следующий день после инаугурации президента России. В этот день видеообращение показали в новостях АСТВ, РИА «Сахалин и Курилы», федеральном информационном агентстве  Regnum, и многих иных интернет издательствах. Озвучили событие и на местном телевидении. Сегодня, 10 мая, тему продолжают поддерживать не только на площадках интернета, но и в газетах.

Удивительно и приятно одновременно, что так много людей небезразлично относятся к судьбе Борисова А.М., Васина, А.В., Кудрицкого А.И., Харченко Н.А., Никодименко А.О. В их поддержку выступили люди различного возраста, от состоявшихся уже давно капитанов, до молодых моряков. Значит нет безразличия в обществе, а граждане не потеряли веру в справедливость, если обращаются открыто с просьбой о её восстановлении.

Я полагаю, что все, кто является нередким гостем на АСТВ, уже посмотрели данное обращение в рубрике новостей, но можно просмотреть его и здесь.

Если вы считаете возможным поддержать инициаторов обращения, то можете отправить своё сообщение на указанный в обращении адрес электронной почты.

Вот он: help@sudba-kapitanov.ru

От осужденных я могу передать только слова благодарности всем откликнувшимся гражданам за моральную поддержку. Сторона защиты будет продолжать доказывать их невиновность в суде, соблюдая все предусмотренные законом процедуры, поскольку только окончательное решение суда может поставить точку в этом весьма сложном и неординарном деле.   

Нельзя игнорировать мнения специалистов


Помимо того, что капитаны–дальневосточники уже во второй раз инициируют сбор подписей, но теперь уже на имя президента России, от конкретных капитанов мне продолжают поступать письма с личными мнениями о причинах крушения судна.

Эти мнения мы не имеем права игнорировать. Точно так же, как мы не можем игнорировать мнения врачей о причинах болезни, поскольку не имеем медицинского образования, мы так же не имеем права игнорировать мнения инженеров-судоводителей о причинах крушения судна.

Своё видение причин крушения высказал Милко Руслан Александрович, инженер-судоводитель со стажем работы по специальности 19 лет, из них 13 - капитаном дальнего плавания: «Основываясь на той информации, которая имеется от различных источников, относительно гибели БАТМ «Дальний Восток», можно сделать определенный выводы:

1. Основной причиной трагедии стала потеря судном остойчивости. Не были учтены факторы загрузки судна, погоды, а также производимых промысловых операций. При таких условиях необходимо было принять балласт, хотя бы в минимальных количествах, а при невозможности принятия балласта, прекратить промысловые операции, чтобы уменьшить тоннаж палубного груза.

2. Виновным в трагедии я считаю капитана судна, который своевременно не учел все факторы, не дал соответствующие указания, и не предпринял никаких действий для нормализации остойчивости судна. Так же считаю виновным старшего помощника капитана, который, со своей стороны, видя сложившуюся ситуацию, понимая, что капитан не предпринимает никаких действий, не предпринял ничего для обеспечения безопасности на судне.

3. Те люди, которые в данное время осуждены, никакого отношения к трагедии не имеют. Они не могут отвечать за неправильные действия капитана и старшего помощника, которые в тот момент находились на борту и принимали решения.

4. На момент трагедий судно было в исправном состоянии. Причина гибели судна только одна: неправильные действия, точнее бездействия капитана и старшего помощника, которые в момент крушения находились на борту. Других виновных в этой трагедии нет!

18.04.18 г. Капитан дальнего плавания Милко Р.А.»

Обратите внимания, что все опубликованные мною мнения разных инженеров-судоводителей о причинах крушения судна, ни разу не вступили между собой в противоречия. Они либо похожи по выводам, либо более расширены в перечне тех ошибок, которые были допущены на судне командным составом. Но суть всех мнений опытных капитанов сводится к одному – вина в крушении судна лежит на капитане и старшем помощнике, которые им управляли, а осужденные невиновны.

Но что удивительно, именно это мнение инженеров-судоводителей прямо противоположно мнению двух других инженеров. Инженера по гидроаэродинамике и инженера-судостроителя, которые выполнили на предварительном следствии судоводительскую экспертизу и возложили вину в крушении судна на Борисова, Васина и Кудрицкого.

В данном случае получается так, что работу инженеров-судоводителей выполнили инженеры иной специальности, с их выводами не согласны сами инженеры-судоводители. Последние, конечно, лучше разбираются в своей специфике, но это уже никого сегодня не волнует. Я по данному поводу писал пост «Дипломированный травматолог лечит почки, печень, травмы глаз».

С таким недоразумением мы пытались бороться в суде первой инстанции, боремся и сейчас. В качестве специалиста в первом судебном процессе был допрошен Александр Седунов, входивший в состав группы экспертов института «Гипрорыбфлот».

Вот выдержка из оценки причин крушения судна, которую дал в интервью журналистам ГТРК Камчатки капитан дальнего плавания, сюрвейер, эксперт в деле о крушении БАТМ «Дальний Восток» А. Седунов:

«Ну, вытащили они этот трал, ну, перегрузили судно, ну так приведите вы это судно в такое состояние, которое бы минимизировало все эти риски. А то мало того, что они этот трал вытащили всё-таки, так они ещё сделали попытку поставить трал правого борта. А это был тот момент, когда была сделана совсем непростительная ошибка. А дальше уже пошло катастрофическое развитие событий потому, что они ещё и не предпринимали никаких действий по борьбе за живучесть судна».

С таким мнением невозможно не согласиться, но в нашем деле виновными признаны люди, которые не ставили ни первый, ни второй тралы. Которые на отдавали приказов на постановку данных тралов. И которым вообще не было известно, что капитан принял решение продолжить траление. Всё это похоже на ответственность родителей за воспитание ребёнка. Только вот погибший капитан был далеко не глупый ребёнок, и на осужденных никто не возлагал обязанностей нести ответственность за его необдуманные поступки. Никто не возлагал, по крайней мере, до приговора суда.

Капитан транспортного судна «Андромеда» Новосад Александр Романович, стаж работы по специальности инженере-судоводителя 36 лет, из них 25 - капитаном дальнего плавания, был очень подробно допрошен обо всех обстоятельствах в судебном заседании суда первой инстанции. Только вот в приговоре объём его показаний составляет три небольших абзаца. Все это по той же причине, что не интересует суд мнение специалистов, высказанное о причинах крушения, вопреки версии о виновности осужденных.

Показания всех свидетелей, которые заявляли о невиновности подсудимых, суд сократил до такого минимального размера в приговоре, что, читая их, становится непонятным, зачем этих свидетелей вообще допрашивали в суде. Если же прочесть истинные их показания, которые указаны в протоколе судебного заседания, то вырисовывается картина, противоречащая позиции обвинения. Вот поэтому мнение специалистов такого уровня суд не интересует.

Кратко своё мнение капитан Новосад А.Р. выразил так:

«Капитан переоценил возможности судна по части остойчивости и непотопляемости. Бездействовал при случившейся аварийной ситуации, допустив накопление и совпадение всех негативных факторов в одной точке. В крушении судна считаю виновными капитана и старшего помощника. Осужденных по делу назначили виновными, не разобравшись в полной мере, не положившись на мнение экспертов».

Вот такие мнения высказывают инженеры-судоводители, единственные специалисты по эксплуатации морских судов.

И ещё раз с уверенностью заявляю, эти мнения мы не имеем права игнорировать.

Не можем мы, юристы, гидроаэродинамики, судостроители, игнорировать мнение инженеров-судоводителей, поскольку не имеем диплома по этой специальности. А сегодня происходит именно такая ситуация.

Для тех, кто поддерживает обращение капитанов по сбору подписей на имя президента России, адрес электронной почты указан в конце текста. Можете отправить на данный адрес слово – поддерживаю, и указать свою фамилию, имя, отчество, год рождения и город проживания.

20 дней, которые изменили жизнь капитана Борисова

Мы говорим не «штормы», а «шторма»

Слова выходят коротки и смачны:

«Ветра», - не «ветры» сводят нас с ума

Из палуб выкорчёвывая мачты

В этом четверостишье Владимира Высоцкого речь идёт о стихии, о том, чему часто подвергаются моряки, и чему так часто им предстоит противостоять. Но в случае с траулером «Дальний Восток» всё было по-иному. Он смог противостоять стихии под управлением капитана Борисова А.М., но при небольшой волне потерпел крушение под управлением капитана Притоцкого А.Н.

«Тот шторм был сильный, выбило 3 иллюминатора в каютах левого борта, и мне пришлось прятать судно под берегом. Но кроме кают, в которых были выбиты иллюминаторы, все остальные помещения были сухими. Ни один человек не сказал в суде, что во время шторма нас залило водой», - так рассказывал в своем интервью из стен следственного изолятора капитан Борисов А.М.

И ведь действительно, он провёл судно в район промысла через сильнейший шторм, который длился двое суток. Привел его в район промысла целым и невредимым и передал по акту капитану Притоцкому.

«Многое сейчас прокручиваю в голове, не пойму, как можно было суду не обратить внимание на такие обстоятельства. Сильный шторм, это тест на прочность судна и БАТМ «Дальний Восток» прошёл его без нареканий в январе 2015 года. С вырезами в борту не прошёл бы». Но эти слова Борисова не слышат те, кто решает его судьбу.

Так в чём же обвиняют капитана Борисова, если его не было во время крушения на судне? Суд в приговоре указал: капитан Борисов A.M. не довел до сведения капитана-директора Притоцкого А.Н. информацию о конструктивных изменениях БАТМ «Дальний Восток».

И сразу возникает вопрос, а как же быть тогда с актом передачи суда, который подписали оба капитана? Этот акт был изучен в суде и свидетельствует о том, что судно передано Борисовым и принято капитаном Притоцким. Акт подписан без замечаний, а значит судно передано в полном порядке, без каких-либо недостатков и конструктивных изменений.

Весьма абсурдная ситуация получается. Капитана обвиняют в совершении определенного бездействия – не довёл информацию. Он в ответ ссылается на документ, согласно которому судно принято без замечаний, но этого недостаточно, ни следствию, ни суду.

Вопреки наличию акта передачи, суд делает вывод, что на судне были вырезы в бортах. Тогда капитан Притоцкий, следуя логике, ходил мимо них и ничего этого не замечал. Либо он просто не выходил из своей каюты на судне все три месяца. И то, что Притоцкий не видел никаких вырезов и отсутствующих дверей, не означает, что судно было в полном порядке и не имело изменений конструкции, а означает, что Борисов ему просто об этом не сказал. Вот такая сложная логика.

Я в полной мере понимаю возмущение тех капитанов, которые выступили с видеообращением по сбору подписей на имя президента в защиту незаконно осужденных. Если ранее они понимали, что, соблюдая все процедуры передачи, капитан снимает с себя ответственность за судно и экипаж, а значит может спокойно пойти на отдых, то теперь суд фактически создал уникальный прецедент – документальные отчёты не спасают от обвинений. После передачи судна другому капитану по акту, за Борисовым пришли домой спустя три месяца, а затем он оказался в следственном изоляторе.

«Я передал БАТМ «Дальний Восток» в море капитану Притоцкому 11 января 2015 года, а потом списался на берег. Судно Притоцкий принял у меня без каких-либо замечаний, об этом был составлен акт приёмки-передачи, который изучали в суде. После передачи судна я больше не был обязан соблюдать правила безопасности его эксплуатации. Я всегда говорил об этом, но меня никто так и не услышал», - продолжает защищаться капитан Борисов, но пока безрезультатно. А ведь другие капитаны продолжают верить, что при правильном документальном оформлении передачи судна, они защищены законом.

Вот как описывает своё видение ситуации капитан дальнего плавания Егоров О.В.

«… при приеме-передаче дел капитанами составляется акт технического состояния, в котором подробно указывается состояние палубных конструкций, механизмов, радио, навигационного и электрооборудования. Если и были какие-то нарушения по конструкции судна, принимающий дела капитан, должен был поставить в известность соответствующие инстанции и вывести судно из эксплуатации. Если ничего этого не произошло, значит судно соответствовало всем требованиям Регистра РФ.

Если капитан продолжил эксплуатацию судна после приёмки-передачи дел, ответственность за судно и экипаж всецело лежит на капитане, принявшем судно. Это прописано в нормативно-правовых документах. Если предыдущий капитан сдал судно, подписал акты технического состояния, копии были направлены в отдел флота, никаких несоответствий выявлено не было, в чем его вина?».

Капитан Егоров прав, так всегда было и есть на флоте. Однако в деле о крушении БАТМ «Дальний Восток» всё происходит ровно наоборот. Именно после приёма судна капитаном Притоцким, капитан Борисов продолжил нести за это судно и его экипаж полную ответственностью, и ответил по всей строгости закона.

Это, на мой взгляд, основная причина, по которой капитаны-дальневосточники дошли до той черты, когда выступили открыто с обращением по сбору подписей. Ничего так не возмущает людей, как несправедливость, вот и высказывают капитаны свою поддержку Борисову, жизнь которого так внезапно перевернулась. Одновременно они понимают, что завтра могут разделить участь капитана Борисова, ответив за некомпетентные действия своего сменщика.

В обвинении капитана Борисова было указано: «Борисов A.M., с 22 декабря 2014 по 11 января 2015, являлся капитаном БАТМ «Дальний Восток», и на него были возложены обязанности по соблюдению правил безопасности эксплуатации судна. 11 января 2015 в акватории Охотского моря произошла смена капитана судна Борисова A.M. на капитана-директора Притоцкого А.Н….»

Вот эти 20 дней, которые изменили жизнь капитана Борисова.

Ни следователи, ни суд далее не указали, что с 11 января обязанности по соблюдению безопасности эксплуатации судна уже были возложены не на Борисова, а на капитана Притоцкого. Не указано это потому, что к ответу за действия капитана Притоцкого, призвали капитана Борисова. Хотя всем известно, что капитан Притоцкий командовал судном после Борисова три месяца, и ни о каких нарушениях конструкции не заявлял.

Поэтому капитаны - дальневосточники просят вех, кто разделяет их позицию, отправить на электронный адрес help@sudba-kapitanov.ru слово – поддерживаю, и указать свою фамилию, имя, отчество, год рождения и город проживания.

Кто ответит, если привлекли заведомо невиновных?

Есть обстоятельства, над которыми можно спорить и рассуждать, но есть факты, которые просто шокируют, особенно людей, далеких от расследования уголовных дел. Именно об этом я хочу рассказать в сегодняшнем посте.

Владея достаточными знаниями об обстоятельствах крушения БАТМ «Дальний Восток», я много рассказал в своих постах о невиновности осужденных. Есть все основания полагать, что о их невиновности следователям было заранее известно. Очень похоже, что, привлекая капитана Борисова к уголовной ответственности еще на стадии расследования уголовного дела, следователи знали о его непричастности к крушению, однако это никого не остановило.

В уголовном кодексе Российской Федерации существует статья, которая предусматривает ответственность должностных лиц за подобные действия. Ст. 299 УК РФ, привлечение заведомо невиновного к уголовной ответственности - наказывается лишением свободы на срок до семи лет.

Из стен следственного изолятора капитан Борисов сделал весьма громкое заявление, которое очень похоже на правду - «Ещё в самом начале расследования этого уголовного дела генерал-майор, руководивший этим расследованием, заявил мне, что не было бы ко мне ровно никаких претензий, если бы остались в живых люди, командовавшие судном в момент трагедии».

Полагаю, что настала пора рассказать о документе, который подтверждает данное заявление Борисова и доказывает, что следствие изначально понимало необоснованность претензий к нему.

О том, что Борисов осужден по надуманному обвинению должно быть хорошо известно руководителю следственной группы генерал-майору Исканцеву А.Г.

Именно генерал Исканцев вынес постановление, которое подтверждает незаконность привлечения Борисова к уголовной ответственности, и оно долго хранилось в тайне от обвиняемых, на то были веские причины. Этот документ хранился в материалах другого уголовного дела, выделенного из основного.

Такая схема похожа на коммерческие фирмы – двойники, когда названия практически одинаковы, за исключением точки или запятой. Но при этом невозможно сходу разобраться с какой фирмой был заключён договор, и кто должен нести ответственность. Так было и с нашим делом, из которого выделили несколько других уголовных дел, документы перемешали и потом попробуй разберись, где и что искать. Но под конец следствия нашли, и этот документ существует по сей день.

В данном случае речь идёт о постановлении о прекращении уголовного преследования капитана Притоцкого в связи с его смертью. То есть, в ходе следствия Притоцкого все-таки признали виновным, но поскольку он погиб при крушении судна, то и его уголовное преследование было прекращено. Сейчас это постановление играет очень важную роль в судьбе Борисова, а вернее информация, которую генерал Исканцев указал в этом постановлении за своей подписью.

В нём указано, что капитан Притоцкий знал о конструктивных изменениях на судне уже в момент его приёмки у капитана Борисова и сознательно допустил его эксплуатацию. Именно так написал в постановлении генерал Исканцев и это кардинально всё меняет, поскольку, как минимум, снимает с Борисова ответственность за сокрытие от Притоцкого указанных сведений.

Следует отметить, что это постановление действующее, его никто не отменял, оно было исследовано в суде, то есть о нём известно прокурору и суду. Но несмотря на это, Борисова обвинили в том, что он не довел до капитана-директора Притоцкого А.Н. информацию о конструктивных изменениях БАТМ «Дальний Восток». Суд указал в приговоре. 

И вот теперь Борисов осужден почти на шесть лет лишили свободы.

Но получается обвинение Борисова о том, что он скрыл от капитана Притоцкого недостатки судна, это ложь и вымысел следователя! Но никто не спешит оправдывать Борисова или для начала хотя-бы освободить его из-под стражи. Хотя суду достоверно известно обо всем, о чем я сейчас написал, а если неизвестно, то значит в дело опять никто не вникал.

С первых дней осужденные отрицают информацию о конструктивных изменениях на судне и подтверждают свои заявления документально. Но даже без учета этих обстоятельств очевидно, что Борисова обвинили в бездействии, которого он не совершал, и это достоверно было известно следствию в момент привлечения Борисова к уголовной ответственности.

Чтобы не быть голословным, я приведу вам выдержку из постановления о прекращении уголовного преследования Притоцкого А.Н.

«Москва, 29 февраля 2016 года, генерал- майор юстиции Исканцев А.Г., …. 11.01.2015 года в акватории Охотского моря произошла смена капитана судна Борисова А.М. на капитана-директора Притоцкого А.Н.

Капитан-директор БАТМ «Дальний Восток» Притоцкий А.Н., приняв от ка¬питана Борисова А.М. судно БАТМ «Дальний Восток» в период с 11.01.2015 по 02.04.2015 и <…>, достоверно зная о произведенных конструк¬тивных изменениях, влияющих на остойчивость и непотопляемость судна, предвидя последствия в виде гибели БАТМ «Дальний Восток» и членов экипажа, имея полно¬мочия капитана не продолжать рейс, допустил дальнейшую эксплуата¬цию БАТМ «Дальний Восток».

Таким образом, Притоцкий А.Н. своим бездействием нарушил требования <…>, и допустил движение и эксплуатацию БАТМ «Дальний Восток», повлекшее гибель судна и 69 членов экипажа 02.04.2015».

Мне кажется комментировать далее указанную информацию, бессмысленно. По аналогии с капитаном Борисовым на следствии поступали со всеми остальными четверыми обвиняемыми в большей или меньшей степени. Васина А.В., например, обвинили в принятие на себя должностных обязанностей в тот период, когда его вообще не было на Сахалине. Он доказал документально своё алиби, но в приговоре о нём забыли, и т.д.

Дело о крушении БАТМ «Дальний Восток» покрыто сплошными «тайнами» о мифических вырезах в бортах, взятках, которые никто не видел, нехватке спасательных средств, которых на судне было в избытке, и многом другом. Но эти тайны очень упорно не хотят раскрывать те, кто обязан установить истинные обстоятельства дела.

Поэтому капитаны - дальневосточники просят помощи, просят вех, кто разделяет их позицию, отправить в поддержку пятерых осужденных на электронный адрес help@sudba-kapitanov.ru слово – поддерживаю, и указать свою фамилию, имя, отчество, год рождения и город проживания.

Критерии справедливости

Данный пост является неким отступлением от темы прямых причин незаконного осуждения невиновных по делу крушения траулера «Дальний Восток» и установления по итогу расследования ложных причин катастрофы. Фактически, это информация к размышлению о том, что правильно, а что несправедливо в целом, с некоторым интересным погружением в историю.

Безусловно, существуют определенные причины, по которым высказанная мною позиция невиновности осуждённых не нашла поддержки ни на одной официальной стадии уголовного производства. Я понимаю, что далеко не все читатели захотят погружаться в такие глубокие размышления, но возможно кому-то эта статья покажется интересной. Конечно есть простые готовые ответы на данный вопрос, мол виновата система и т.д., но это всё слишком просто.

В любой «системе» существуют исключения из правил, когда определенные доводы становятся весьма убедительными и их уже не разумно игнорировать. Либо вопреки общим негласным правилам, конкретные личности берут на себя смелость принять непопулярное решение, но законное и справедливое. Но в любом случае всё упирается в человеческий фактор, в людей, которые на каждой стадии принимают определенные решения.

Сегодня мы еще не в конце нашего пути за справедливостью, и его длительность зависит от существа конкретных решений по делу, которые будут приниматься в будущем уполномоченными на это лицами. Тем не менее, на сегодняшний день уже сложился определенный багаж незаконных, с нашей точки зрения, решений, хотя есть и отдельный положительный эпизод, но о нем я как-нибудь расскажу в отдельной теме.

Весьма часто перед нами встаёт ситуация, в которой надо делать выбор в соответствии с законом, совестью и здравым смыслом. Для любого юриста на любой должности преимущество должно иметь верховенство закона, но вот его применение должно происходить при участии справедливости и здравого смысла, поскольку ошибочное толкование, либо заведомо неверное, может привести к весьма серьёзным негативным последствиям. Ну а когда мы начинаем говорить о справедливости, то и понятие совести находится неразрывно рядом.

В данном посте я предлагаю вам небольшое путешествие в нашу собственную историю.

Хочу рассказать о Сергее Аркадьевиче Андреевском, - юристе, прокуроре, адвокате.

В молодости судьба свела Сергея Андреевского с Анатолием Фёдоровичем Кони, будущим знаменитым юристом, в 1869-70 годах он работал под его непосредственным началом.

По воспоминаниям А.Ф. Кони, Андреевский как обвинитель был, что называется, на своем месте. «Его сдержанное по форме, спокойное обвинение, однако, почти всегда достигало своей цели - защиты общественного порядка против его нарушителей, и он считался одним из сильных, по результатам, обвинителей, вызывавших особое внимание присяжных к своим доводам, чуждым красивых фраз и излишней полемики с защитником». Сам Андреевский, однако, тяготился ролью обвинителя. «Когда я был в прокурорском надзоре, - вспоминал он, - то чувствовал себя очень странно. Часто отказывался от обвинений. Но когда обвинял, то делал это с таким беспристрастием, что защитнику ничего не оставалось говорить. 24 января 1878 г. случилось событие, которое вскоре радикально перевернуло служебную карьеру Сергея Аркадьевича.

В тот день активная участница народнических кружков Вера Засулич стреляла в петербургского градоначальника генерал-адъютанта Ф.Ф. Трепова, ранила его и была схвачена на месте преступления. Политический смысл теракта Засулич был очевиден: она мстила Трепову за надругательство над политическим узником А.С. Емельяновым (Боголюбовым), который по приказу Трепова был высечен розгами во дворе Дома предварительного заключения за то, что не захотел (или забыл) снять шапку перед градоначальником. Однако правящие «верхи» решили судить Засулич как уголовницу судом присяжных, чтобы заклеймить революционную «крамолу» печатью уголовщины. Министр юстиции граф К.И. Пален и прокурор Петербургской судебной палаты А.А. Лопухин в поисках надежного обвинителя для такого процесса остановились на кандидатуре Андреевского. Много лет спустя, в письме к министру юстиции И.Г. Щегловитову от 14 сентября 1914 г., Сергей Аркадьевич подробно и живописно рассказал о том, как это было и чем закончилось.

«Как-то утром» временно исполнявший обязанности прокурора Петербургского окружного суда В.И. Жуковский, «не то посмеиваясь, не то сострадая», сказал Андреевскому: «Тебя ждет Лопухин. Он тебя решительно избрал обвинителем Веры Засулич. Конечно, ради приличия он предложил эту обязанность и мне как исправляющему должность прокурора, но мечтает он именно о тебе. Я же ускользнул, сославшись на то, что мой брат «эмигрант» и поэтому в уважение моих родственных чувств меня всегда освобождали от дел политических...»

Андреевский пошел к Лопухину. Тот встретил Сергея Аркадьевича «с распростертыми объятиями» и сообщил: «Когда я настаивал на передаче дела Засулич в суд присяжных, имел в виду именно вас. Я часто слушал ваши речи и увлекался. Вы один сумеете своею искренностью спасти обвинение».

Андреевский, к удивлению Лопухина, категорически заявил: «Обвинять Веру Засулич я ни в коем случае не стану, и прежде всего потому, что, кто бы ни обвинял ее, присяжные ее оправдают. <...> Трепов совершил возмутительное превышение власти. Он выпорол «политического» Боголюбова во дворе тюрьмы и заставил всех арестантов из своих окон смотреть на эту порку. И все мы, представители юстиции, прекрасно знаем, что Трепову за это ничего не будет. Поймут это и присяжные. Так вот, они и подумают, каждый про себя: «Значит, при нынешних порядках, и нас можно пороть безнаказанно, если кому вздумается? Нет! Молодец Вера Засулич! Спасибо ей!» И они ее всегда оправдают».

Раздосадованный Лопухин «пожал плечами и сказал: «Ну, что же делать! Придется обратиться к товарищу прокурора Кесселю».

В день суда над Засулич Андреевский и Жуковский вместе были в судебном зале, где и стали свидетелями фиаско прокурора К.И. Кесселя, триумфа защитника П.А. Александрова и оправдания обвиняемой. А после суда, возвращаясь домой, Жуковский сказал Андреев¬скому: «Ну, брат, теперь нас с тобой прогонят со службы. Найдут, что, если бы ты или я обвиняли, этого бы не случилось».

Жуковский как в воду глядел. Граф Пален затребовал у обоих «отказников» объяснений, почему они отказались обвинять Засулич, и к обоим применил административные санкции. «Жуковский, - читаем в заключении письма Андреевского к Щегловитову, - был переведен товарищем прокурора в Пензу, а я уволен от должности. Осенью мы оба были приняты в адвокатуру».

Н.А. Троицкий, из книги «Корифеи российской адвокатуры»

Полагаю, что сегодня весьма мало найдётся личностей на официальных должностях, готовых открыто выступить за восстановление справедливости, при условии, что это идёт в разрез позиции руководства. По закону прокурор может отказаться от обвинения, судья может высказать своё особое мнение вопреки остального состава коллегии судей, но за последние 20 лет я таких чудес не встречал… Видимо административные санкции Графа Пален до сих пор пугают тех, кто этого боится, и находятся в приоритете у справедливости. Такие критерии, к сожалению, преобладают.

Удивительное рядом

Уважаемые читатели. Сегодня я представляю вашему вниманию последний, тридцатый пост, из серии непрерывных публикаций на тему причин крушения БАТМ «Дальний Восток» и осуждения по данному поводу непричастных по моему мнению к этой трагедии людей.

Начиная со 2 апреля 2018 года я публиковал посты на данную тему каждый день, за исключением праздников и выходных. Полагаю, вы получили достаточно информации для того, чтобы тема не перестала быть интересной и не показалась слишком назойливой. Те же из вас, кто не всё прочёл, имеют возможность получить её в достаточном объёме в данном блоге.

Это не означает, что я перестану публиковать свои посты вовсе, но делать буду это гораздо реже, в виде разовых тем по определенным поводам. Завтра, 18 мая 2018 года, будут опубликованы дополнительно фотографии БАТМ «Дальний Восток» перед его выходом из порта Владивосток в свой последний рейс, поскольку об этом я обещал в своих более ранних публикациях.

В данной теме я представлю вам уникальную информацию по затоплению самого большого непотопляемого отсека БАТМ «Дальний Восток», машинно-котельного отделения (МКО). Я думаю многие будут удивлены широте фантазии авторов теории о том, как он был затоплен.

Почему я говорю о теории затопления, да потому, что в действительности этот процесс наблюдали лишь два человека, это выживший в крушении второй механик и моторист, но их показания по этому поводу никто так и не учёл. Зато в основу обвинения и приговора суда положена другая занимательная версия.

По мнению следствия и суда МКО (машинно-котельное отделение) было затоплено через не загерметизированный переборочный стакан в водонепроницаемой перегородке между рефрижераторным отделение и МКО.

В основу обвинения, а затем и приговора суда, легло заключение комплексной судоводительской, технико-эксплуатационной судебной экспертизы. Я уже писал о составе экспертов, проводивших данную экспертизу в одном из прошлых постов.

В экспертизе указано следующее:

«После начала затопления рефрижераторного отделения началось затопление МКО через открытое отверстие для кабелей в водонепроницаемой переборке (переборочный стакан). После затоплении МКО судно потеряло продольную остойчивость и ушло под воду кормой вперед».

Очень интересная версия, поэтому давайте рассмотрим, что такое переборочный стакан в теории и посмотрим его на фотографии.

Водонепроницаемые переборки, делящие судно на непотопляемые отсеки, находятся ниже палубы рыбного цеха и должны быть полностью герметичны, чтобы при затоплении одного отсека, вода не могла распространяться далее. Действительно суда типа БАТМ строились в советские времена с двойным назначением, которое подразумевало использовать их в военное время в качестве минных тральщиков. Поэтому конструкторы предусмотрели, что на случай получения пробоины корпуса, должен затапливаться только лишь поврежденный отсек, но судно при этом должно оставаться на плаву.

В связи с этим, согласно классу непотопляемости судна, не допускается нарушение герметичности водонепроницаемых переборок. Но поскольку через эти переборки на судне протянуто множество электрических кабелей и трубопроводов, они группируются и проходят чрез специальные переборочные стаканы. То есть, стакан, это фактически отверстие в переборке, заполненное пучком кабелей, щели между которыми герметизируются специальным герметиком.

На БАТМ «Дальний Восток» действительно не был загерметизирован переборочный стакан в водонепроницаемой переборке МКО. Это единственное нарушение, или, вернее сказать, упущение (не относится к изменению конструкции), доставшееся в наследие поле ремонта, и его наличие никто никогда не оспаривал. Категорически оспаривали всегда саму возможность затопления МКО через этот переборочный стакан во время крушения. Вот как этот переборочный стакан описан обвинением:

«…через негерметичное отверстие размерами примерно 20x50 см, в водонепроницаемой переборке, через которое проходили силовые кабели для питания дополнительного компрессорного оборудования, вода стала поступать в машинно-котельное отделение (МКО)».

А теперь представьте себе короб, указанных размеров, заполненный электрокабелями. Это уже будет не отверстие 20х50, а лишь многочисленные щели в этом отверстии, через которые будет поступать вода при условии отсутствия герметизации. И в этом очень большая разница с пустым отверстием, поскольку оно уже перестаёт быть отверстием именно такого размера из-за почти полного заполнения кабелями.

А теперь посмотрите для примера на фотоснимок переборочного стакана. Фото сделано на судне типа БАТМ.

Этот переборочный стакан возможно немного меньше по размерам, чем 20х50, но суть заполнения его кабелями не меняется, он всегда заполнен почти полностью. Переборочный стакан специально монтируется под объем кабелей. Если их мало, значит и он меньше по размерам, если их много, то и стакан больше.

В судебном заседании второй механик пояснил, что «… через данный переборочный стакан вода не могла затопить машинное отделение. При увеличении крена судна затопление МКО происходило вне зависимости от переборочного стакана. Вода заливалась через вентиляцию на палубе, которая там расположена в очень большом количестве, и не была задраена из-за отсутствия команды на герметизацию судна».

Для более детального разъяснения ситуации мы обратились к специалисту, который участвовал совместно с экспертами института «Гипрорыбфлот» в экспертном исследовании, проводимом по просьбе стороны защиты. Он пояснил нам, а затем и в суде, что для затопления МКО через указанное отверстие понадобились бы не часы, а несколько суток. Мотивировал специалист свои выводы расчётами, приведя, в том числе, и скорость потока поступаемой воды при заданных условиях.

Я не буду вас загружать объёмными расчётами, но посудите сами. Помещение МКО является самым большим отсеком на БАТМ, объёмом 1654 м.куб. Шириной от левого до правого борта судна b = 16,0 м., длинной l = 17,5 м., и высотой в две палубы не менее h = 6,0 м.

По мнению следствия и суда (указано в официальной версии) такое помещение начало затапливаться через переборочный стакан в 05 часов 15 минут, а в 05 часов 45 минут БАТМ «Дальний Восток», получив крен на левый борт более 50°, начал погружаться в воду кормой вниз и впоследствии затонул. То есть, через переборочный стакан, МКО таких размеров, было затоплено за 30 минут.

Я назвал данную публикацию – удивительное рядом потому, что именно так по моему мнению можно охарактеризовать то, что происходит в плане выяснения истинных причин катастрофы БАТМ «Дальний Восток» официальными органами.

Обвинение и суд почему-то посчитали недостоверными показания второго механика о том, что вода полилась на его глазах в МКО через шахты вентиляции. Не приняты были сведения о том, что два насоса общей производительностью 150 м. куб в час, за два часа работы подали во внутрь судна 300 тонн забортной воды. Но зато для всех оказалась удобной и правдоподобной другая версия затопления судна, о которой я сейчас вам рассказал.

И дело не только в том, что в итоге неверно установлены причины крушения. Речь идёт о судьбе незаконно осужденных людей.

Фотографии БАТМ «Дальний Восток», сделанные перед его выходом в последний рейс

Вашему вниманию предлагаются фото судна для визуальной оценки его внешнего состояния. К большинству фотографий прилагается ссылка, по которой можно получить доступ к фотографиям в хорошем качестве, по 27-29 Мб. Так у вас появится возможность увеличить фото и рассмотреть корпус судна буквально по сантиметрам.

Именно эти фото сторона защиты предоставила в суд и продемонстрировала, что в корпусе судна отсутствуют какие-либо дополнительные вырезы. Мы были уверены, что подобную информацию невозможно опровергнуть, поскольку снимки подлинные, сделанные на профессиональную фотокамеру, и являются неопровержимыми доказательствами целостности корпуса.

Мы тоже люди

…Недавно в блоге я выпустил 31 публикацию на тему причин крушения БАТМ «Дальний Восток» и осуждения по этому поводу невиновных, по моему мнению, людей.

Эти посты, опубликованные впоследствии в других источниках, вызвали неоднозначную реакцию граждан и должностных лиц, и это вполне нормально. Конституции Российской Федерации каждому гарантируется свобода мысли и слова. Я и не рассчитывал, что моё мнение будет всеми поддержано, поэтому заранее был согласен с существованием иной позиции по моим доводам, и готов был ее опровергнуть. Но при этом я категорически не согласен с мнением определенных лиц о том, что своими публикациями я каким-то образом оказываю давление на суд.

Такая позиция имела бы право на существование, если обсуждаемое мною дело рассматривалось судом присяжных. Тогда да, мои публичные комментарии можно было бы расценить, как способ формирования мнения коллегии присяжных заседателей. Но в нашем случае, дело рассматривается коллегией из трёх профессиональных судей, поэтому говорить о восприятии моего публичного мнения, как способа давления на суд, абсолютно беспочвенно.

В своих публикациях я пытаюсь поделиться собственными знаниями об обстоятельствах случившейся трагедии, и собственным мнением о том, как за последствия данной катастрофы ответили непричастные люди. В связи с этим вполне понятно, почему обсуждение на открытой площадке несправедливых, на мой взгляд, действий официальных лиц, воспринимается в некоторых случаях весьма болезненно.

Тема возможности публичного обсуждения судебных решение в нашей стране поднималась уже не раз на уровне высшего руководства судебной власти, и была признана не только допустимым, а даже необходимым явлением.  

По мнению председателя Верховного суда РФ В. Лебедева, «… Было бы целесообразно публичное обсуждение судебных решений, а также подробный анализ причин совершения преступлений. В. Лебедев считает, что деятельность судов должна быть прозрачной и публичной. «Такой подход будет способствовать самосовершенствованию институтов судебной власти».

В другом интервью, председателю Верховного суда РФ Вячеславу Лебедеву, был задан такой вопрос: «Вы недавно поддержали инициативу Совета по правам человека при Президенте, касающуюся независимой экспертизы ряда резонансных дел. Почему?»

«Я по-другому и не думал никогда, уверяю вас. И верховные судьи по-другому никогда не думали», – ответил глава ВС.

Тогда такой вопрос обсуждался потому, что Президиум Совета судей РФ обратился к главе Конституционного суда Валерию Зорькину с просьбой «проинформировать судейское сообщество о том, насколько согласуется с конституционными нормами» публичное обсуждение судебных решений. Не является ли это «публичной формой влияния на суд при рассмотрении конкретных дел».

Председатель КС опасения коллег отверг. Он написал в ответ, что «независимость судей, будучи фундаментальной ценностью любого демократического государства, не предполагает полной закрытости судейского корпуса», а «полномочия судей непосредственно связаны с их ответственностью, которая подразумевает в первую очередь подотчетность судейского корпуса обществу». «Общественная реакция как на судебные решения по конкретным делам, так и на сложившуюся практику по отдельным категориям дел не может быть ограничена», - считает председатель Конституционного суда.

Лебедев тоже не видит в общественной экспертизе уголовных дел ничего опасного. «Иначе суд может стать закрытым, чего никак нельзя допускать, потому что суд - это, наверное, самый публичный институт власти, – сказал глава ВС. – И наша задача сделать так, чтобы его деятельность была максимально прозрачной». Лебедев считает, что «не надо бояться» того, что «говорят судьи, граждане, обсуждая то или иное решение суда».

В пятницу, 18 мая 2018 года, судебный процесс по делу о крушении БАТМ «Дальний Восток» и гибели 69 членов экипажа был поставлен на длительную паузу. Суд объявил перерыв на два месяца, под предлогом необходимости ознакомления адвоката капитана Анатолия Борисова - Степана Сорокина, с материалами уголовного дела. Само по себе развитие таких событий выглядит, как минимум странно, если не сказать прямо – незаконно.

Принятию такого решения предшествовало судебное заседание, состоявшееся 03 мая 2018 года. Именно тогда Анатолию Борисову был назначен защитник в лице адвоката Сорокина С.Н. Безусловно, вновь вступившему защитнику требовалось время на ознакомление с материалами уголовного дела, и адвокат Сорокин попросил предоставить ему один месяц, разумный, по его мнению, срок, для ознакомления почти с 200 томами уголовного дела.

То судебное заседание хорошо запомнилось всем осужденным, защитникам и присутствующим в зале журналистам. Суд предоставил защитнику Сорокину вместо требуемого месяца, всего две недели, мотивируя своё решение приоритетом права осужденных на своевременное (без волокиты) судебное разбирательство. Казалось, что такое планирование работы действительно направлено на обеспечение всем осужденным своевременного доступа к правосудию. Ведь не секрет ни для кого, что все из них заявляют о своей невиновности, а, следовательно, рассчитывают на своё освобождение   по итогу судебного решения. Однако радоваться было рано.

В судебном заседании 18 мая позиция суда изменилась кардинально в противоположную сторону. Как будто и не было ранее высказано позиции о необходимости быстро рассматривать уголовное дело, дабы обеспечить своевременный доступ осужденных к правосудию. Адвокат С. Сорокин заявил, что ознакомился в 90% материалов уголовного дела и ему необходимо всего 5 суток, чтобы быть готовым к эффективной защите. Поддержал его и сам Анатолий Борисов, рассчитывая, что возможно суд и не предоставит 5 суток, но хотя бы несколько дней для завершения ознакомления будет выделено. Решение суда вызвало изумление всех присутствующих, когда вместо требуемых пяти дней, суд предоставил 60 суток.

Перерыв в судебном заседании был объявлен до 18 июля 2018 года. В этом случае уже не велось речи о необходимости своевременного доступа осужденных к правосудию. Суд сам решил предоставить защитнику Сорокину и капитану Борисову дополнительно 55 суток, которые они не просили и которые им для ознакомления абсолютно не нужны.

Такая двойственная позиция суда абсолютно не естественна. Невозможно логически и на основании закона объяснить, почему на заседании 03 мая суд отказал предоставить адвокату один месяц, сократив его вдвое, а 18 мая вопреки всему увеличил требуемый дополнительный срок для ознакомления в 12 раз.

Сегодня никто не вправе обжаловать такое решение суда в порядке отдельной процедуры обжалования, все это можно оспорить только после окончательного вынесения решения судом апелляционной инстанции. А значит, все обязаны исполнять вынесенное решение и ближайшие два месяца осужденные проведут в следственном изоляторе, а адвокат С. Сорокин займётся каким-то другим делом, поскольку не нуждается в таком длительном сроке для ознакомления с материалами дела.

Есть предположение, что право осужденных на своевременное судебное разбирательство не выдержало конкуренции с правом суда на запланированный отпуск. Последнее право оказалось приоритетнее. Вот так, всё может быть очень просто. Но тогда беспокойство о правах осужденных выглядят очевидно наигранным и не правдоподобным. Про право пятерых защитников на отпуск я уже даже не упоминаю, все адвокаты согласны были работать продуктивно без перерывов.

В такой ситуации хочется сказать единственное – мы все остальные тоже люди, и не надо об этом забывать, пользуясь своими приоритетами.

Евгений Ефимчук


Читайте также...

Благотворительные проекты

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10

Календарь публикаций

Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
30 31 1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30 31 1 2
 <  Август   <  2018 г.