Последние публикации

21 Июл 2017
Скорость эволюции у самок и самцов живородящих рыб оказалась разной
21 Июл 2017
Китайский импорт морепродуктов по темпам роста опережает импорт мяса
21 Июл 2017
Комиссия Кодекса Алиментариус установит ПДК содержания метилртути для ряда рыб
21 Июл 2017
На Сахалине готовятся к конференции по безопасности рыбной продукции
21 Июл 2017
В СахНИРО состоялось заседание Ученого совета
21 Июл 2017
Вьетнам увеличил доходы от экспорта креветок
21 Июл 2017
Китай стимулирует создание осетровых ферм
21 Июл 2017
В островной области набирает темп главная путина года
21 Июл 2017
В России утвержден госконтроль за безопасностью рыбы
21 Июл 2017
Выращивание речной форели
21 Июл 2017
Таможенники ответили на претензии рыбаков
21 Июл 2017
Более 350 тысяч тонн минтая выловили рыбаки Приморья
21 Июл 2017
Внесены изменения в закон о морских портах в Российской Федерации
21 Июл 2017
Царской рыбе вновь нездоровится
20 Июл 2017
В Мурманской области полицейские приняли участие в масштабном рейде по выявлению нарушителей природоохранного законодательства
20 Июл 2017
Семга снова заболела?
20 Июл 2017
Россия добилась благоприятных условий ведения промысла в открытых тихоокеанских водах
20 Июл 2017
Крупная компания Китая готова инвестировать в строительство портовой инфраструктуры в Приморье
20 Июл 2017
Строительство рыболовных судов в России постепенно набирает обороты
20 Июл 2017
Рыбоводным хозяйствам Тверской области впервые за 5 лет предоставят субсидии из регионального бюджета
20 Июл 2017
Приостановлен оборот крупной партии рыбы из Санкт-Петербурга
20 Июл 2017
Без дешевой кеты и горбуши остались жители Хабаровского края
20 Июл 2017
Экспорт минтая Дальнего Востока не помешал росту поставок на внутренний рынок России
20 Июл 2017
Омский нефтезавод компенсировал нанесенный природе вред стерлядью
20 Июл 2017
Поронайские рыбопромышленники будут содействовать правоохранителям в борьбе с браконьерством
20 Июл 2017
Уменьшение размера китов свидетельствует об угасании популяции
20 Июл 2017
Численность осетровых помогает восстановить компания «Норникель»
20 Июл 2017
Купание царской рыбы. Лечебные ванны, как метод борьбы с дермальным некрозом
20 Июл 2017
На «Улице Дальнего Востока» откроется рыбный рынок
20 Июл 2017
14 июля 2017 года не стало Сергея Григорьевича Чепижко
20 Июл 2017
Приказом Росрыболовства внесены изменения в документацию аукциона по реализации квот в Дальневосточном и Северном бассейнах
20 Июл 2017
Вылов российских рыбаков с начала года вырос на 2,9% и достиг 2,7 млн тонн
20 Июл 2017
Россия добилась благоприятных условий промысла в открытых водах Тихого океана
20 Июл 2017
Лососёвая путина: объём вылова на 40% опережает показатель 2015 года - добыто 72 тыс. тонн
19 Июл 2017
"Меридиан" выпустила новинку - нерку горячего копчения
19 Июл 2017
Экскурсия в будущее
19 Июл 2017
Власти Камчатки просят расширить границы ТОР и Свободного порта
19 Июл 2017
В Охотском море обнаружено 60 крабовых ловушек
19 Июл 2017
Скользкие дорожки российского конфиската
19 Июл 2017
Только бизнес и ничего личного
19 Июл 2017
СК начал проверку информации о загрязнении водоема в Новой Москве и гибели в нем рыбы
19 Июл 2017
В 1-м полугодии импорт в РФ из дальних стран вырос на 27,1%
19 Июл 2017
Рекордные поставки минтая укрепили «рыбную корзину» в России
19 Июл 2017
Нелегальный лов камчатского краба в южной части подзоны Приморье может быть сопоставим с объемами ОДУ
19 Июл 2017
В ТИНРО-Центре состоялось заседание биологической секции Ученого совета
19 Июл 2017
Контракт стоимостью 2,2 млн рублей на организацию приема в Уфе
19 Июл 2017
Бывший губернатор Ленобласти будет разводить сомов
19 Июл 2017
Оказавшуюся на полях рыбу спасают в Жамбылской области
19 Июл 2017
Псковские рыбопереработчики заинтересовались иранской рыбой
19 Июл 2017
В Германии запретили причинять боль рыбе

Подписка на новости

Банкиры на промысле. Как московские финансисты завладели крупнейшей рыбопромышленной компанией Сахалина

Двадцать восьмого марта 2017 года бывший совладелец и председатель правления Интерпромбанка Сергей Киреев был признан банкротом, а в конце апреля банкротом стала и его бывшая жена Лариса — вместе с ним она была созаемщиком по одному из кредитов. Все имущество Киреевых скоро будет описано и большей частью распродано. Бывший банкир пребывает в растерянности и пока не понимает, что делать дальше. До личного банкротства его довела рыбалка.

Семь лет назад он решил заняться реальным бизнесом и в два этапа стал собственником 100% крупной сахалинской рыбопромышленной компании «Тунайча». Основатель «Тунайчи» Анатолий Филиппов обвинил московского финансиста в рейдерском захвате, но судебные разбирательства закончились в пользу Киреева. Теперь сам Киреев обвиняет в незаконном захвате «Тунайчи» другого московского финансиста. Тем временем компания, которая считалась одной из самых современных и успешных в отрасли, идет ко дну.

Передовые технологии

Предложение, от которого трудно отказаться, Сергей Киреев получив в марте 2010 года. Анатолий Филиппов и его сын Сергей рассказали Кирееву на встрече в Москве, что ради расширения бизнеса готовы отдать половину семейной компании «Тунайча» новым партнерам. Филипповы кредитовались в Интерпромбанке и аккуратно возвращали кредиты, выручка компании составляла около 700 млн рублей, а рентабельность бизнеса достигала космические 40–50%. Киреев как раз продал свою долю в банке и искал, куда вложить деньги.

«В «Интерпроме» Филиппов все полностью и вовремя погасил. И у меня остались о нем положительные впечатления. Нормальное предприятие, хороший заемщик», — рассказывает Киреев в интервью Forbes. В одиночку вкладываться в рыбный бизнес он, правда, не рискнул и предложил поучаствовать в нем двум своим приятелям. За $35 млн инвесторы из Москвы получили 50% одного из самых передовых предприятий рыбопромышленного комплекса России.

Третье сентября 2000 года сахалинские чиновники запомнили надолго. На остров перед визитом в Японию всего на один день прилетел президент России Владимир Путин. Почти все мероприятия в Южно-Сахалинске прошли штатно: возложение венков к памятнику павшим в Великой отечественной войне, конференция по соглашениям о разделе продукции с иностранными инвесторами, посещение поселка, построенного для пострадавших при землетрясении 1995 года. И только поездку в Корсаковский район на берег Охотского моря испортила погода. Шторм и сильный ветер могли помешать местным властям показать Путину самый современный рыбоперерабатывающий завод в регионе. «Зря переживали, мы показали президенту завод, покормили рыбой, икрой, крабом, — рассказывает Анатолий Филиппов. — Поговорили откровенно, ему все понравилось». Цеха «Тунайчи», оснащенные американским и немецким оборудованием, стоят прямо на берегу Охотского моря, красная рыба идет в переработку практически сразу после вылова, поэтому по качеству продукция предприятия — мороженая рыба, филе, рыбные консервы и красная икра — считалась одной из лучших на рынке.

«Это было роскошное предприятие, очень современное, — не жалеет эпитетов руководитель Информационного агентства по рыболовству Александр Савельев, побывавший на «Тунайче» в середине 2000-х. — Рыба сразу из моря, что чрезвычайно важно для качества, подавалась конвейером в разделочный цех с импортным оборудованием. Красная икра шла наисвежайшая и тут же перерабатывалась и упаковывалась в банки, которые на рынке пользовались сумасшедшим спросом». Официальные делегации нередко приезжали на «Тунайчу». Предприятие показывали губернаторам, министрам, в 2006 году с производством ознакомился первый вице-премьер Дмитрий Медведев. Сахалин с начала 1990-х считался непобедимой браконьерской вольницей — местные рыбаки предпочитали в обход налогов, пошлин и квот сбывать улов в Японию. «Тунайча» на этом фоне являла собой пример патриотичного и ответственного ведения бизнеса.

Научный подход

Анатолий Филиппов впервые вышел на вылов в 1974 году, решив подработать на каникулах, он тогда преподавал сопромат в сахалинском филиале Хабаровского института железнодорожного транспорта. И вернулся домой без копейки. Его «шабашку», как он говорит, «рыбколхоз засунул в плохое место, с отвратительными неводами и сильно пьющими наставниками». «Я начал изучать все процессы, что влияет на вылов, в какой год рыба приходит, в какой — нет, как ветер сказывается, погода, изобрел собственные невода, как у японцев», — рассказывает Филиппов. Через десять лет он собрал свою бригаду и заработал за сезон несколько тысяч рублей, его личный рекорд советского времени — 9000 рублей за сезон в 1987 году и премия в виде права на приобретение автомобиля «Волга» без очереди.

В 1990 году он создал компанию «Тунайча». К путине 1991 года начинающий предприниматель договорился с руководством Сахалинрыбпрома о переработке и разделе будущего улова на одной из плавбаз. «Вместо того чтобы по морю бегать за рыбой и топливо жечь, он встал рядом с нами и перерабатывал нашу рыбу и икру, за это получил половину улова», — говорит Анатолий Филиппов. За два месяца 40 рыбаков «Тунайчи» выловили 8500 т рыбы, на переработку такого огромного даже по меркам советских рыболовецких хозяйств объема в район вылова стянулось семь плавбаз. После раздела продукции и ее реализации Филиппов с компаньонами заработал около $5 млн.

В 1993 году он решил разорвать партнерство с плавбазами и построить собственное производство. В 1995 году он нашел партнеров в США, они согласились за часть будущих доходов поставить и наладить оборудование. «Их технологии меня поразили уже тем, что консервы, сделанные в американских цехах, могли храниться без консервантов восемь лет, в четыре раза дольше, чем наши», — признается Анатолий Филиппов. Завод в 70 м от моря открыли 30 июля 1996 года. Конвейер работал с невероятной скоростью — 200 банок в минуту, в сутки завод перерабатывал около 500 т рыбы и 20 т красной икры. Растущие доходы позволяли расширять бизнес, увеличивать флот для прибрежного вылова.

По словам сына Анатолия Филиппова Сергея, отвечавшего в компании за финансы, годовая выручка всей группы, в которую входили компании по вылову краба, рыбы, перерабатывающий завод и торговый дом, достигала на пике $200 млн. В середине 2000-х в «Тунайче» серьезно задумались об IPO.

В клешнях

Компанию загнал в тупик амбициозный план Филиппова-старшего — отец-основатель решил захватить 40% рынка камчатского краба. В 2004 году в России был открыт новый район для промысла камчатского краба — в Баренцевом море. На север краб был завезен с Дальнего Востока специальными литерными поездами в начале 1960-х годов. К началу 2000-х его запасы достигли промыслового уровня. Филиппов давно присматривался к северным морям и в 2005 году начал решительно действовать. За $50 млн он приобрел пятилетнюю квоту на 60% от всего разрешенного к вылову в Баренцевом море объема и купил четыре судна ледового класса американской постройки, которые должны были уже в первый сезон (для краба в северных морях это октябрь — декабрь) заработать для компании $35–40 млн.

«В ноябре 2006 года я был на переговорах по разделу квот на вылов краба в Баренцевом море между Россией и Норвегией, — рассказывает Филиппов. — Позвонила жена: на «Тунайче» «маски-шоу». В сахалинском офисе и на заводе компании сотрудники МВД провели обыски, опечатали склад, где была обнаружена продукция «заведомо добытая незаконным путем». На руководство компании завели уголовное дело, экологический ущерб был оценен в 900 млн рублей. Дело было прекращено в августе 2007 года, потом снова возобновлено и окончательно закрыто только в октябре 2007 года «за отсутствием события преступления». Филиппов уверен, что уголовные дела стали следствием конкурентной борьбы за краба в Баренцевом море.

Он три года боролся за компанию, почти полностью расплатился с кредиторами, ради этого пришлось расстаться с крабовым бизнесом в Баренцевом море, который в итоге достался конкурентам. На встрече с Киреевым отец и сын Филипповы представляли «Тунайчу» как лучшую и ведущую компанию в рыбной отрасли с блестящими перспективами. На деле все обстояло несколько иначе. По словам бывшего банкира, позже выяснилось, что долги «Тунайчи» превышали $30 млн, за имуществом охотились кредиторы, была задолженность по зарплате за 2009 год. Филиппов уверяет, что долг был всего $6 млн, о чем он честно рассказал будущим партнерам. По его версии, при продаже 50% «Тунайчи» была договоренность, что $5 млн получит семья Филипповых, чтобы рассчитаться с долгами, а $30 млн пойдут на создание будущего холдинга и скупку компаний с промысловыми участками на Сахалине. Шесть купленных компаний оформили на московских партнеров Киреева, позже эти предприятия должны были войти в создаваемый холдинг, но, по версии Филиппова, они стали частью «Тунайчи», за счет чего его доля снизилась до 25%. «Затем меня сместили с должности генерального директора, а потом уволили якобы за прогулы», — рассказывает Филиппов. По версии Киреева, Филиппов не захотел отдавать в новый холдинг «Тунайчу» и потребовал у новых партнеров выкупить долю его семьи. «Что мы и сделали за 382 млн рублей», — говорит Киреев.

В апреле 2011 года Киреев впервые приехал на «Тунайчу». Увиденное его не очень обрадовало: ржавые причалы, 70 единиц разваливающейся техники, завод с импортным, но устаревшим оборудованием, требовавшим ремонта. При мощности переработки 400 т в сутки из-за частых поломок в путину 2011 года суточная переработка не превышала 200 т. Киреев с энтузиазмом взялся за дело: модернизировал цеха и ремонтировал технику, наводил порядок в бухгалтерии. «Мы хотели сделать крупный холдинг с прозрачной отчетностью, чтобы продать его какому-нибудь московскому или местному инвестору», — говорит Киреев. Но после того как Анатолий Филиппов начал судиться с новыми владельцами и обвинять их в рейдерском захвате «Тунайчи», из проекта в 2012 году решили выйти партнеры Киреева и потребовали вернуть вложенные деньги с доходностью 30% годовых. «Формально я ничем не владел. Чтобы все наконец оформить, я был вынужден согласиться на их условия», — разводит он руками. По словам Киреева, развод с партнерами обошелся ему в сумму более $37 млн.

Собственных средств у Киреева на выкуп долей не хватало, выручили банковские кредиты и новый знакомый — первый вице-президент Газпромбанка Андрей Зокин. За 10% «Тунайчи» он был готов заплатить $6,5 млн и обещал помочь в получении кредита в Газпромбанке. Киреев с радостью согласился. В 2012 году он расплатился и окончательно расстался с бывшими партнерами, в марте 2013 года компания под личное поручительство Сергея и Ларисы Киреевых получила от Газпромбанка кредит на 850 млн рублей под 13% годовых, большая часть денег пошла на погашение долгов, накопленных еще при Анатолии Филиппове. Новый хозяин «Тунайчи» планировал через год отдать деньги Зокину и вернуть себе 10%, но, как говорят на Сахалине, «рыба не пришла», и рассчитаться полностью не удалось. Конвертация долга увеличила долю Зокина в «Тунайче» до 25%, теперь он был уже полноценным партнером. В 2014 году Киреев и Зокин вместе вкладывались в приобретение новых участков, что увеличило долю топ-менеджера Газпромбанка до 35%. «А потом случилось непоправимое, — признается Сергей Киреев. — У меня умерла мать. И я запил».

Чутье на рыбу

Сергей Киреев и Андрей Зокин довольно быстро подружились — вместе охотились, ездили на рыбалку. Понимая, что в состоянии запоя он для компании скорее вреден, Киреев спокойно согласился на предложение Зокина оставить пост генерального директора «Тунайчи». «Это выглядело как помощь друга, который говорит: тебе сейчас тяжело, я управление на себя возьму, а потом в должности восстановим, — рассказывает Киреев. — Но кончилось все тем, что должность он мне не вернул. А в 2015 году как физическое лицо выкупил права требования по кредиту в Газпромбанке с залогом моей доли и стал, по сути, хозяином всей компании». Сейчас, согласно данным базы «Контур.Фокус», Андрей Зокин напрямую владеет 35% компании «Тунайча», 65% находится у него в залоге. Общие инвестиции Киреева в «Тунайчу», по его подсчетам, составили $57 млн, а Зокин потратил $22 млн. Что новый хозяин «Тунайчи» будет делать с рыбопромышленной компанией?

Вылов красной рыбы на Сахалине начинается в августе и заканчивается 1 ноября, но к сезону начинают готовиться уже весной — делают ремонт, налаживают снабжение, выставляют охрану, набирают сезонных рабочих. «Тунайче» нужно минимум 200 млн рублей, чтобы подойти к путине во всеоружии. В 2014 году выручка компании, по словам Киреева, составила 1,3 млрд рублей, в 2015 году — 500 млн рублей (данных за 2016 год нет).

Шестого апреля Андрей Зокин встретился с корреспондентом Forbes в лобби московского отеля «Арарат Парк Хаятт». Внимательно выслушал вопросы, но отвечать на них под запись отказался. Позже в переписке по WhatsApp Зокин утверждал, что слова Киреева о том, что он отнял у него «Тунайчу», не соответствуют действительности.

В начале апреля 2017 года на сайте Газпромбанка Андрей Зокин был представлен первым вице-президентом, в конце того же месяца в списке топ-менеджеров его уже не было. Запрос Forbes в банк о причине увольнения Зокина остался без ответа.

Сергей Киреев надеется вернуть себе «Тунайчу» через суд и готовит соответствующий иск. Анатолий Филиппов тоже намерен доказать в суде, что Киреев незаконно отнял у него компанию.

При этом Филиппов уже встречался с Андреем Зокиным и предлагал ему восстановить работу компании. «Его все равно там обманут, все воруют по-черному, — уверен основатель «Тунайчи». —  Сейчас «Тунайча» стоит не больше $30–40 млн, только мое возвращение увеличит ее стоимость сразу на $10 млн».

По оценке Александра Савельева из Информационного агентства по рыболовству, рыбный промысел и переработка — «фантастический по рентабельности бизнес», но он полностью зависит от человеческого фактора, опыта и мотивации управляющего. «У Филиппова чутье на рыбу, он делает точные прогнозы исходя из каких-то народных примет, ветра, течений, температур, весь Сахалин у него консультировался. Инвесторы из Москвы не смогли найти с ним общий язык, это их и погубило», — уверен Савельев.

Игорь Попов

Forbes


Читайте также...

Благотворительные проекты

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10

Календарь публикаций

Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
26 27 28 29 30 1 2
3 4 5 6 7 8 9
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29 30
31 1 2 3 4 5 6
 <  Июль   <  2017 г.