Последние публикации

19 Янв 2018
Шторма минтаю не помеха
19 Янв 2018
Крабовая рвота
19 Янв 2018
В Новосибирской области на 20% вырос промышленный вылов рыбы
19 Янв 2018
Рыбаки предлагают рассмотреть вопрос о таможенной «амнистии»
19 Янв 2018
Об экспорте российской рыбопродукции в Федеративную Республику Бразилия
19 Янв 2018
Артур Парфенчиков вошел в состав комиссии Правительства России по вопросам развития рыбохозяйственного комплекса
19 Янв 2018
Архангельск ждет инвестквот
19 Янв 2018
Дочерняя структура «Норебо» выкупает рефсуда у "Карельской судоходной компании"
19 Янв 2018
За 2017 год Мурманский морской рыбный порт перевалил 333 тысячи тонн грузов
19 Янв 2018
В японском городе объявили тревогу после продажи рыбы фугу с неудаленной ядовитой печенью
19 Янв 2018
В 2018 году предприятия прибрежного промысла Сахалина и Курил могут добыть 20 тонн синего краба
19 Янв 2018
Пиво без водки – деньги на ветер
19 Янв 2018
Родовым общинам Ногликского района разрешено добыть около 60 тонн наваги
19 Янв 2018
В заливе Терпения нарастают уловы наваги
19 Янв 2018
В Московской области начинается строительство крупного предприятия по производству осетровых
19 Янв 2018
В Тамбовской области открылся комплекс по товарному производству осетра и форели
19 Янв 2018
В 2017 году рыбоперерабатывающие предприятия Томской области произвели более 3 тысяч тонн продукции
19 Янв 2018
В Томской области откроется новый рыбоперерабатывающий завод
19 Янв 2018
Не буди лихо — будем воровать тихо …
19 Янв 2018
Спасатели эвакуировали больного рыбака с траулера "Петр Первый" в Охотском море
19 Янв 2018
Рыбная отрасль Карелии демонстрирует лучшие результаты за последние 25 лет
19 Янв 2018
Фрегат «Паллада» будет участвовать в парусной регате в рамках ВЭФ-2018
18 Янв 2018
Председатель камчатского рыболовецкого колхоза - человек Путина
18 Янв 2018
Рыбоводство в Северной Осетии имеет большие перспективы
18 Янв 2018
Владельцы ПАО «Находкинский морской рыбный порт» в Приморье уходят в офшор
18 Янв 2018
Рыба ищет, где Путин
18 Янв 2018
Александр Ткачев: выставка «Продэкспо» с каждым годом поднимает свой статус
18 Янв 2018
Туристов в Тульскую область будут заманивать черной икрой и осетрами
18 Янв 2018
Не буди лихо. В чьих интересах защита камчатского лосося?
18 Янв 2018
Сахалинский фонд "Родные острова" 1 февраля запускает грантовую программу для физических лиц и НКО
18 Янв 2018
Евгений Новоселов: «Судьба предприятия зависит от коллектива»
18 Янв 2018
Одна река — один хозяин
18 Янв 2018
В Невельске вспомнят погибших 53 года назад моряков
18 Янв 2018
Купить навагу по доступной цене южносахалинцы смогут в 35 торговых точках
18 Янв 2018
Российские рыбаки с начала года добыли почти 172 тыс. тонн – на 39% больше прошлогоднего уровня
18 Янв 2018
Рыбная продукция на Ямале стала дешевле на 10-18%
18 Янв 2018
Магаданские рыбаки начали год двойным превышением вылова наваги, минтая и креветки
18 Янв 2018
Съезд рыбаков: как готовиться?
18 Янв 2018
В Китае проведена масштабная операция против контрабанды морепродуктов
18 Янв 2018
Потеря российского рынка повлияла на доходы норвежских экспортеров сельди
18 Янв 2018
Ветераны отрасли определились по Съезду
18 Янв 2018
Исландия увеличила объем рыбного промысла в 2017 году на 10%
18 Янв 2018
МКПП поможет развитию российско-корейского сотрудничества в рыбной отрасли
18 Янв 2018
Чили увеличила доходы от продаж лосося в США, Азию и Латинскую Америку
17 Янв 2018
"Такая база нужна нам самим"
17 Янв 2018
Перевалка в порту Мурманска частично приостановлена из-за сильного ветра
17 Янв 2018
Сахалинским детям предлагают поучаствовать в конкурсе рисунков на тему зимней любительской рыбалки
17 Янв 2018
Южносахалинцев зовут на первую в этом году сельхозярмарку
17 Янв 2018
В Аниве посредники продают навагу по 170 рублей
17 Янв 2018
Добычей наваги в заливе Терпения заняты 17 судов сахалинских компаний

Подписка на новости

На безрыбье. «И вы хотите, чтобы сюда приходили серьезные инвесторы и вкладывали деньги?»

Новая формула развития аквакультуры, предложенная Минвостокразвития, разбивается о старые проблемы. С ними отрасль, только-только начавшая показывать рост, может снова нырнуть в кризис.

Аквакультура, с точки зрения статистики, — успешнейшая отрасль экономики Приморья. В 2016 г. выращено 6859 тонн продукции, что на 2 тыс. больше, чем в позапрошлом году. «Все признают высокое качество выращиваемого в Приморье трепанга, — указывает совладелец компании «Дальстам» Александр Патрин. — Спрос на него в Китае колоссальный».

Но из примерно 200 тыс. тонн производства продукции аквакультуры в России на Приморский край приходится всего 6,5 тыс. С мировыми лидерами в аквакультуре сравнивать показатели пока не приходится. Александр Платонов, экс-президент Дальневосточной ассоциации «Аквакультура»: «Цифры, которыми оперируют в отчетах статистики, — объем гидробионтов в воде, а не товарной продукции. Разница та же, что с поголовьем скота и объемами мяса на прилавках. Допустим, в последние годы в Приморье широко расселяли молодь трепанга и теоретически объем поголовья должен увеличиться. Однако севернее залива Петра Великого трепанг плохо растет, на юге же хозяйничают браконьеры».

«На первый раз — два, на второй — пять»

«Как «работали» браконьеры, так и «работают». Стало даже хуже», — подтверждает Борис Атаманов, заместитель генерального директора НПКА «Нереида». По действующему закону, фермер не имеет права даже самостоятельно задержать браконьера, который залез на рыбовод­ный участок. Притом ни полиция, ни пограничники не прибудут своевременно в район незаконного лова, особенно в отдаленной труднодоступной местности, на островах. В случае, когда фермер самостоятельно охраняет свою территорию, то идет против закона.

В 2004 г. работникам фермы Геннадия Подкорытова на острове Рикорда пришлось с оружием в руках отбивать нападение «двуногих хищников». Однако с 1998 г., когда существует «Жилсоцсервис», ситуация не меняется к лучшему. «Ловят и на участках, и вокруг, все, что ты выращивал годами, могут выгрести за 2–3 дня, — говорит Геннадий Подкорытов. — В Славянке браконьерством заправляет криминал, там вообще ничего не боятся. Такое впечатление, что у государства просто нет желания нас защищать. И вы хотите, чтобы сюда приходили серьезные инвесторы и вкладывали деньги?»

«В октябре прошлого года были пойманы два водолаза на нашем участке, вместе с выловленным трепангом, — напоминает Александр Патрин. — Мы пытались привлечь нарушителей к ответственности за кражу, но следственные органы дело не возбуждают. В лучшем случае браконьер заплатит штраф за незаконных вылов биоресурсов. Ведь невозможно доказать, что выловленный трепанг — собственность фермера, а не «природный». Считаю, необходимо запретить свободное плавание и дайвинг на участках — только с разрешения фермера-собственника. Всего за час один водолаз может выловить до 100 кг трепанга».

В условиях, когда возможности эффективно заниматься охраной своей собственности у аквакультурщиков нет, нужно ужесточить наказание за браконьерство. «Не штрафы надо назначать, а несколько лет реального срока, — предлагает Виталий Дудко, фермер-аквакультурщик. — На первый раз — два, на второй — пять. Уверяю вас, скоро браконьеров не станет».

Те же грабли

Но браконьерство — лишь маленькая деталь огромного пазла. Пока Минвостокразвития, решившее на себе вытянуть аквакультуру, не до этого. На кону — распределение лакомых участков по новому принципу, то бишь на аукционах. Предполагается раздать в аренду 33 участка площадью 4,8 тыс. га. Процесс проходит ни шатко ни валко (результаты декабрьских торгов отменены после вмешательства УФАС). На усилия полпредства и Минвостокразвития по созданию интерактивных карт, где можно будет «застолбить» участок, эксперты вообще без улыбки смотреть не могут.

Александр Платонов: «Возьмем один из участков на 250 гектаров, который был в декабре сдан в аренду за 50 млн рублей. На гектар плантаций гребешка надо вложить минимум миллион рублей. Если суммировать затраты «на воду» и на посадки, инвестиции себя никогда не окупят. Когда акватория распределяется по такой стоимости, это похоже на крабовые аукционы. Тонна краба продается по стоимости, которая выше его на мировом рынке. Что касается краба, то понятно, чем будут заниматься покупатели — браконьерством».

«Был выбран самый нерациональный способ распределения — аукционы на 25 лет, хуже могли быть только двойные аукционы и на 100 лет. Так не делается нигде, опять мы пошли своим, уникальным путем, без учета общемирового опыта. Уже был негативный опыт с аукционами на краба, на рыбу, который показал, что аукцион ведет только к появлению спекуляции и браконьерства, но опять мы наступаем на те же грабли», — отмечает руководитель Центра аквакультуры и прибрежных биоресурсов Института биологии моря ДВО РАН Сергей Масленников.

Виталий Дудко считает, что распределение участков без прилегающей прибрежной территории, как то делается в России, — нонсенс. Пляжная зона находится в ведении совершенно других чиновников, чем участки акватории, а для работы предприятия нужны и берег, и море, причем по соседству. «В Китае и Корее выделяют акваторию обязательно с береговым участком, где предприятие ставит склад, гараж для лодок, перерабатывающие мощности, — говорит предприниматель. — У нас же нужно выиграть один конкурс на воду, другой — на берег. Другая проблема — малые сроки аренды. В России 25 лет, за рубежом — 99. Специфика в том, что аквакультура требует серьезных вложений на протяжении 4–5 лет, никакой отдачи в это время не будет».

«До сих пор на островных территориях Владивостока земли в лесном фонде, их нельзя выделять под сельское хозяйство или марикультуру, — говорит Геннадий Подкорытов. — Около года как территории переданы в Росимущество. Что с землей делать, какая должна быть арендная плата, там не знают».

Оборонные нужды с лечебными грязями

Но не только на суше, но и в «родной стихии» аквакультурой заниматься проблематично. Во-первых, предоставляемые участки не были обследованы учеными на предмет того, что там можно (и можно ли в принципе) выращивать. Паспортизация участков не проведена. А это значит, что арендаторы приобретают кота в мешке. Во-вторых, обширные территории в южном Приморье, согласно 405-му постановлению правительства, отнесены к запретным зонам военных объектов — таковые могут устанавливаться на расстоянии до 3 км от периметра военного объекта.

Александр Колесников, генеральный директор ООО «Биобанк», рассказал, как амбиции военных похоронили инвестпроект резидента свободного порта: «На берегу залива Владимир у нас есть шесть гектаров земли. Мы получили статус резидента СПВ, планировали открыть цеха для выращивания молоди, для переработки. В пределах доступности предприятия, за заливом, находится участок, который хорошо подходит для выращивания гребешка в садках. В этом месте не будет происходить заиливания. С учеными провели исследования, заявили участок. Однако в мае на комиссии Теруправления Росрыболовства, где распределяются рыбоводные участки, представители Минобороны отказали в предоставлении акватории, поскольку некогда здесь находилась база подводных лодок и водное пространство требуется под какие-то оборонные нужды. Формально военные правы, пускай никаких субмарин здесь давно не появлялось».

Примечательна история индивидуального предпринимателя Яниса Самаричева, который пытался оформить в аренду участок в бухте Угловой для выращивания медузы. У бизнесмена имеются наработки по выращиванию, добыче, переработке этого экзотического продукта. Установлены тесные связи с Далянем на поставку соленой медузы. Есть даже свое собственное изобретение — изотонические напитки из медузы в ассортименте. Которые весьма интересуют китайских партнеров — продукт более полезный, поскольку не содержит солей.

«Если бы нам удалось получить участок в бухте Угловой, то мы могли бы и производство расширить, и ассортимент производимого продукта, на экспорт и для внутреннего рынка, — говорит Янис Самаричев. — Конечно же, это новые рабочие места. Но, к сожалению, очень тяжело выделяются участки, уже не первый год мы пытаемся оформить его. А причина, по которой отказывают, — наличие в акватории лечебной грязи. Хотя, по моим данным, в Угловой грязи уже давно не лечебные из-за промышленного загрязнения».

А мест-то нет…

В процессе распределения акватории многие натыкаются и на конфликт с прибрежными рыболовами. Добытчикам анадары, корбикулы, спизулы и других разрешенных к промыслу моллюсков тесно рядом с плантациями. Вычесть бы частное из общей практики «решения вопросов» и поддержать марикультурщиков. Но Дальневосточный научно-промысловый совет встал на сторону рыбаков, которые выступают против предоставления под аквакультуру участков с запасами морских биоресурсов.

По сведениям врио директора ТИНРО-Центра Алексея Байталюка, ученые провели большую работу по определению границ естественных поселений. В подзоне Приморье севернее мыса Поворотного оказалось около восьми участков с плотными поселениями промысловых объектов. То есть уже после выделения рыбоводных участков в Приморье сложилась ситуация, что на примыкающих к региону акваториях, к примеру, в заливе Петра Великого, практически не осталось подходящих мест для разведения морепродуктов. Что будет дальше?

Сергей Масленников: «В силу неразберихи отрасль, в которую в настоящее время готовы вложить инвестиции очень многие, не развивается, или развивается, но очень медленно. Построено уже больше десятка частных трепанговых заводов, есть небольшой оборот с малых участков. Но объем продукции с 2010 г. практически не вырос. В Приморском крае распределено около 200 участков под марикультуру, но все они небольшие, и из них работает не больше сорока, которые были организованы еще в 90-е. Что можно сделать? Прекратить межведомственные противоречия, отдать все вопросы на местный, региональный уровень. Тогда, может, дело сдвинется».

Александр Патрин: «Когда в конце года приходит письмо, что в бюджете нет средств, о каком планировании может идти речь? Перестаешь рассчитывать на государственную поддержку, и нет возможности выделить больше средств на развитие, чтобы выйти на уровень, при котором эта поддержка уже не требуется. Все затраты, которые можно было бы покрыть кредитами в расчете на государственные субсидии, приходится перекрывать собственными средствами, и свободных остается недостаточно. И из источника финансирования государственная поддержка превращается еще в один фактор неопределенности. И включение ее в планы становится рискованным.

Но самая главная проблема — отсутствие единого центра, который отвечал бы за координацию действий различных ведомств в области аквакультуры. У Росрыболовства же в настоящее время просто не хватает полномочий для решения подобных вопросов. А пока есть только планы и благие намерения. Хотя и прогресс тоже вроде наметился, но совсем маленький».

Константин СЕРГЕЕВ

«КОНКУРЕНТ»


Читайте также...

Благотворительные проекты

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10

Календарь публикаций

Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1 2 3 4 5 6 7
8 9 10 11 12 13 14
15 16 17 18 19 20 21
22 23 24 25 26 27 28
29 30 31 1 2 3 4
 <  Январь   <  2018 г.