Последние публикации

22 Авг 2017
На набережной острова Русский растут «Улицы Дальнего Востока»
22 Авг 2017
В Китае надеются, что «рыбное» место КНДР займут товары из Приморья
22 Авг 2017
Потерявший ход траулер «Хугинн» буксируют в порт Мурманска
22 Авг 2017
В Северо-Западном теруправлении Росрыболовства состоялось первое межведомственное совещание
22 Авг 2017
Сахалинские пограничники задержали членов двух браконьерских групп
22 Авг 2017
Сахалинские экологи: рыбоводный завод "Лесной" лишает Очепуху нерестового стада горбуши
22 Авг 2017
На Сахалине и Курилах добыто более 19 тысяч тонн лососей
22 Авг 2017
На Сахалине начинается кетовая путина
22 Авг 2017
«Ростех» прибило к берегу
22 Авг 2017
Уловы лосося на Камчатке превзошли все ожидания
22 Авг 2017
Гибель гребешка в Приморье из-за ЧС компенсируют из федерального бюджета
22 Авг 2017
Около 400 экспертов со всего мира соберутся на Тихоокеанской морской конференции в Приморье
22 Авг 2017
В Приморье после 15-летнего перерыва возобновится промысел крабов
22 Авг 2017
В Хабаровском крае у браконьеров изъято 170 кг лососевых рыб и 100 кг красной икры
22 Авг 2017
Между предприятиями рыбной отрасли Севастополя в августе распределены 20 млн рублей
22 Авг 2017
Шестаков: Обсуждаются контракты на строительство 40 рыбопромысловых судов
21 Авг 2017
На прибрежной полосе в Кроноцком заливе сотрудники ПУ ФСБ России обнаружили тайник
21 Авг 2017
Рыбаки Сахалина и Курил готовы к кетовой путине
21 Авг 2017
Кижуч на Сахалине возьмут в сентябре
21 Авг 2017
Курильские рыбаки будут работать в особом режиме
21 Авг 2017
Активистку Гринпис России задержали в Норвегии
21 Авг 2017
На выезде из Мурманска в лесу свалены мешки с остатками камчатских крабов
21 Авг 2017
Горбуша по 36 рублей появилась в магазинах Николаевского района
21 Авг 2017
Новые резиденты ТОР и СПВ займутся глубокой переработкой рыбы и «умной» утилизацией автомобилей
21 Авг 2017
В Сахалинской области разрешили вылавливать рыбу на единственном РУЗе
21 Авг 2017
Первое предупреждение
21 Авг 2017
Рыболовы не вернулись со встречи с пограничниками
21 Авг 2017
Илья Шестаков: На стадии обсуждения находятся контракты на строительство более 40 рыбопромысловых судов
21 Авг 2017
Замдиректора ВНИРО Олег Булатов назначен представителем России в нескольких международных организациях в области рыболовства
21 Авг 2017
Принята резолюция по итогам Всероссийской конференции по безопасности мореплавания рыбопромысловых судов
21 Авг 2017
Отрасль готовится к переходу на ЭПЖ и электронные разрешения
21 Авг 2017
Верховный суд РФ принял к рассмотрению иск об отмене принятой недавно нормы о минимальном ежегодном изъятии объектов аквакультуры в подзоне Приморье
18 Авг 2017
Россия и Япония провели консультации по совместной деятельности на Курилах
18 Авг 2017
Рыбе нужен холод
18 Авг 2017
Россельхознадзор обнаружил мышьяк в форели из Китая
18 Авг 2017
Китай отменил запрет на рыбную ловлю в спорных водах Южно-Китайского моря
18 Авг 2017
В Красноярском крае сотрудники транспортной полиции пресекли факты нарушений правил рыболовства
18 Авг 2017
Дальневосточные спасатели проводят учения по добыче осьминогов в Приморье?
18 Авг 2017
В Баренцевом море дрейфует судно «Хугинн»
18 Авг 2017
Водоемы Вологодской области зарыбили молодью стерляди
18 Авг 2017
В Сочи сожгли крупную партию рыбы из Армении
18 Авг 2017
Николай Фёдоров: после запрета дрифтерного лова экспортная стоимость рыбы выросла
18 Авг 2017
Горбуша хороша, да цена кусачая. Многим островитянам «доступная рыба» не по карману
18 Авг 2017
Глава Росрыболовства заявил об урегулировании конфликта с РПЦ из-за здания ВНИРО
18 Авг 2017
В Норвегии выразили готовность возобновить поставки семги в Россию
18 Авг 2017
Жители Бурятии выступили за запрет использования моторных лодок в период нереста омуля
18 Авг 2017
Утверждена деловая программа Международного рыбопромышленного форума
18 Авг 2017
Потребительские цены на рыбу с начала года выросли на 6%
18 Авг 2017
Илья Шестаков: Форум задаст новый формат общения в рыбной отрасли
18 Авг 2017
2016 год для норвежской аквакультуры оказался «золотым», однако на горизонте сгущаются тучи

Подписка на новости

На безрыбье

Новая формула развития аквакультуры, предложенная Минвостокразвития, разбивается о старые проблемы. С ними отрасль, только-только начавшая показывать рост, может снова нырнуть в кризис.

Аквакультура, с точки зрения статистики, — успешнейшая отрасль экономики Приморья. В 2016 г. выращено 6859 тонн продукции, что на 2 тыс. больше, чем в позапрошлом году. «Все признают высокое качество выращиваемого в Приморье трепанга, — указывает совладелец компании «Дальстам» Александр Патрин. — Спрос на него в Китае колоссальный».

Но из примерно 200 тыс. тонн производства продукции аквакультуры в России на Приморский край приходится всего 6,5 тыс. С мировыми лидерами в аквакультуре сравнивать показатели пока не приходится. Александр Платонов, экс-президент Дальневосточной ассоциации «Аквакультура»: «Цифры, которыми оперируют в отчетах статистики, — объем гидробионтов в воде, а не товарной продукции. Разница та же, что с поголовьем скота и объемами мяса на прилавках. Допустим, в последние годы в Приморье широко расселяли молодь трепанга и теоретически объем поголовья должен увеличиться. Однако севернее залива Петра Великого трепанг плохо растет, на юге же хозяйничают браконьеры».

«На первый раз — два, на второй — пять»

«Как «работали» браконьеры, так и «работают». Стало даже хуже», — подтверждает Борис Атаманов, заместитель генерального директора НПКА «Нереида». По действующему закону, фермер не имеет права даже самостоятельно задержать браконьера, который залез на рыбовод­ный участок. Притом ни полиция, ни пограничники не прибудут своевременно в район незаконного лова, особенно в отдаленной труднодоступной местности, на островах. В случае, когда фермер самостоятельно охраняет свою территорию, то идет против закона.

В 2004 г. работникам фермы Геннадия Подкорытова на острове Рикорда пришлось с оружием в руках отбивать нападение «двуногих хищников». Однако с 1998 г., когда существует «Жилсоцсервис», ситуация не меняется к лучшему. «Ловят и на участках, и вокруг, все, что ты выращивал годами, могут выгрести за 2–3 дня, — говорит Геннадий Подкорытов. — В Славянке браконьерством заправляет криминал, там вообще ничего не боятся. Такое впечатление, что у государства просто нет желания нас защищать. И вы хотите, чтобы сюда приходили серьезные инвесторы и вкладывали деньги?»

«В октябре прошлого года были пойманы два водолаза на нашем участке, вместе с выловленным трепангом, — напоминает Александр Патрин. — Мы пытались привлечь нарушителей к ответственности за кражу, но следственные органы дело не возбуждают. В лучшем случае браконьер заплатит штраф за незаконных вылов биоресурсов. Ведь невозможно доказать, что выловленный трепанг — собственность фермера, а не «природный». Считаю, необходимо запретить свободное плавание и дайвинг на участках — только с разрешения фермера-собственника. Всего за час один водолаз может выловить до 100 кг трепанга».

В условиях, когда возможности эффективно заниматься охраной своей собственности у аквакультурщиков нет, нужно ужесточить наказание за браконьерство. «Не штрафы надо назначать, а несколько лет реального срока, — предлагает Виталий Дудко, фермер-аквакультурщик. — На первый раз — два, на второй — пять. Уверяю вас, скоро браконьеров не станет».

Те же грабли

Но браконьерство — лишь маленькая деталь огромного пазла. Пока Минвостокразвития, решившее на себе вытянуть аквакультуру, не до этого. На кону — распределение лакомых участков по новому принципу, то бишь на аукционах. Предполагается раздать в аренду 33 участка площадью 4,8 тыс. га. Процесс проходит ни шатко ни валко (результаты декабрьских торгов отменены после вмешательства УФАС). На усилия полпредства и Минвостокразвития по созданию интерактивных карт, где можно будет «застолбить» участок, эксперты вообще без улыбки смотреть не могут.

Александр Платонов: «Возьмем один из участков на 250 гектаров, который был в декабре сдан в аренду за 50 млн рублей. На гектар плантаций гребешка надо вложить минимум миллион рублей. Если суммировать затраты «на воду» и на посадки, инвестиции себя никогда не окупят. Когда акватория распределяется по такой стоимости, это похоже на крабовые аукционы. Тонна краба продается по стоимости, которая выше его на мировом рынке. Что касается краба, то понятно, чем будут заниматься покупатели — браконьерством».

«Был выбран самый нерациональный способ распределения — аукционы на 25 лет, хуже могли быть только двойные аукционы и на 100 лет. Так не делается нигде, опять мы пошли своим, уникальным путем, без учета общемирового опыта. Уже был негативный опыт с аукционами на краба, на рыбу, который показал, что аукцион ведет только к появлению спекуляции и браконьерства, но опять мы наступаем на те же грабли», — отмечает руководитель Центра аквакультуры и прибрежных биоресурсов Института биологии моря ДВО РАН Сергей Масленников.

Виталий Дудко считает, что распределение участков без прилегающей прибрежной территории, как то делается в России, — нонсенс. Пляжная зона находится в ведении совершенно других чиновников, чем участки акватории, а для работы предприятия нужны и берег, и море, причем по соседству. «В Китае и Корее выделяют акваторию обязательно с береговым участком, где предприятие ставит склад, гараж для лодок, перерабатывающие мощности, — говорит предприниматель. — У нас же нужно выиграть один конкурс на воду, другой — на берег. Другая проблема — малые сроки аренды. В России 25 лет, за рубежом — 99. Специфика в том, что аквакультура требует серьезных вложений на протяжении 4–5 лет, никакой отдачи в это время не будет».

«До сих пор на островных территориях Владивостока земли в лесном фонде, их нельзя выделять под сельское хозяйство или марикультуру, — говорит Геннадий Подкорытов. — Около года как территории переданы в Росимущество. Что с землей делать, какая должна быть арендная плата, там не знают».

Оборонные нужды с лечебными грязями

Но не только на суше, но и в «родной стихии» аквакультурой заниматься проблематично. Во-первых, предоставляемые участки не были обследованы учеными на предмет того, что там можно (и можно ли в принципе) выращивать. Паспортизация участков не проведена. А это значит, что арендаторы приобретают кота в мешке. Во-вторых, обширные территории в южном Приморье, согласно 405-му постановлению правительства, отнесены к запретным зонам военных объектов — таковые могут устанавливаться на расстоянии до 3 км от периметра военного объекта.

Александр Колесников, генеральный директор ООО «Биобанк», рассказал, как амбиции военных похоронили инвестпроект резидента свободного порта: «На берегу залива Владимир у нас есть шесть гектаров земли. Мы получили статус резидента СПВ, планировали открыть цеха для выращивания молоди, для переработки. В пределах доступности предприятия, за заливом, находится участок, который хорошо подходит для выращивания гребешка в садках. В этом месте не будет происходить заиливания. С учеными провели исследования, заявили участок. Однако в мае на комиссии Теруправления Росрыболовства, где распределяются рыбоводные участки, представители Минобороны отказали в предоставлении акватории, поскольку некогда здесь находилась база подводных лодок и водное пространство требуется под какие-то оборонные нужды. Формально военные правы, пускай никаких субмарин здесь давно не появлялось».

Примечательна история индивидуального предпринимателя Яниса Самаричева, который пытался оформить в аренду участок в бухте Угловой для выращивания медузы. У бизнесмена имеются наработки по выращиванию, добыче, переработке этого экзотического продукта. Установлены тесные связи с Далянем на поставку соленой медузы. Есть даже свое собственное изобретение — изотонические напитки из медузы в ассортименте. Которые весьма интересуют китайских партнеров — продукт более полезный, поскольку не содержит солей.

«Если бы нам удалось получить участок в бухте Угловой, то мы могли бы и производство расширить, и ассортимент производимого продукта, на экспорт и для внутреннего рынка, — говорит Янис Самаричев. — Конечно же, это новые рабочие места. Но, к сожалению, очень тяжело выделяются участки, уже не первый год мы пытаемся оформить его. А причина, по которой отказывают, — наличие в акватории лечебной грязи. Хотя, по моим данным, в Угловой грязи уже давно не лечебные из-за промышленного загрязнения».

А мест-то нет…

В процессе распределения акватории многие натыкаются и на конфликт с прибрежными рыболовами. Добытчикам анадары, корбикулы, спизулы и других разрешенных к промыслу моллюсков тесно рядом с плантациями. Вычесть бы частное из общей практики «решения вопросов» и поддержать марикультурщиков. Но Дальневосточный научно-промысловый совет встал на сторону рыбаков, которые выступают против предоставления под аквакультуру участков с запасами морских биоресурсов.

По сведениям врио директора ТИНРО-Центра Алексея Байталюка, ученые провели большую работу по определению границ естественных поселений. В подзоне Приморье севернее мыса Поворотного оказалось около восьми участков с плотными поселениями промысловых объектов. То есть уже после выделения рыбоводных участков в Приморье сложилась ситуация, что на примыкающих к региону акваториях, к примеру, в заливе Петра Великого, практически не осталось подходящих мест для разведения морепродуктов. Что будет дальше?

Сергей Масленников: «В силу неразберихи отрасль, в которую в настоящее время готовы вложить инвестиции очень многие, не развивается, или развивается, но очень медленно. Построено уже больше десятка частных трепанговых заводов, есть небольшой оборот с малых участков. Но объем продукции с 2010 г. практически не вырос. В Приморском крае распределено около 200 участков под марикультуру, но все они небольшие, и из них работает не больше сорока, которые были организованы еще в 90-е. Что можно сделать? Прекратить межведомственные противоречия, отдать все вопросы на местный, региональный уровень. Тогда, может, дело сдвинется».

Александр Патрин: «Когда в конце года приходит письмо, что в бюджете нет средств, о каком планировании может идти речь? Перестаешь рассчитывать на государственную поддержку, и нет возможности выделить больше средств на развитие, чтобы выйти на уровень, при котором эта поддержка уже не требуется. Все затраты, которые можно было бы покрыть кредитами в расчете на государственные субсидии, приходится перекрывать собственными средствами, и свободных остается недостаточно. И из источника финансирования государственная поддержка превращается еще в один фактор неопределенности. И включение ее в планы становится рискованным.

Но самая главная проблема — отсутствие единого центра, который отвечал бы за координацию действий различных ведомств в области аквакультуры. У Росрыболовства же в настоящее время просто не хватает полномочий для решения подобных вопросов. А пока есть только планы и благие намерения. Хотя и прогресс тоже вроде наметился, но совсем маленький».

Константин СЕРГЕЕВ

Конкурент


Читайте также...

Благотворительные проекты

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10

Календарь публикаций

Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
31 1 2 3 4 5 6
7 8 9 10 11 12 13
14 15 16 17 18 19 20
21 22 23 24 25 26 27
28 29 30 31 1 2 3
 <  Август   <  2017 г.