Последние публикации

13 Сен 2019
В ТГУ разработали термометки для определения свежести мороженой рыбы
13 Сен 2019
В Петербурге открылся центр химии материалов для судостроения
13 Сен 2019
Текущее состояние ресурсов промысловых беспозвоночных и водорослей обследовано у Южных Курил
13 Сен 2019
Аквакультура по науке и по правилам
13 Сен 2019
Рыбаки Кунашира начали промысел осенней кеты
13 Сен 2019
Горбушу нового улова продают по социальным ценам в магазинах Приморья
13 Сен 2019
Строим новый флот, запускаем береговые заводы
13 Сен 2019
Замороженную и свежевыловленную охлажденную горбушу реализуют в Южно-Сахалинске
13 Сен 2019
Факты незаконного оборота ВБР пресекли в Сахалинской области
13 Сен 2019
Рыбные пузыри: все выше и выше?
13 Сен 2019
В Роскачестве назвали продукты, которые лучше не мыть перед приготовлением
13 Сен 2019
Шеф-повар рассказал, какие блюда предпочитали гости ВЭФ
13 Сен 2019
Девайсы на страже здорового образа жизни
13 Сен 2019
Предприятия РХК Сахалинской области активно участвуют в обеспечении рыбопродукцией жителей островного региона
13 Сен 2019
В Павловское водохранилище запустили стерлядь
13 Сен 2019
Промысел горбуши на юго-востоке Сахалина продлен до 30 сентября
13 Сен 2019
В Астрахани продают черную икру из Италии
13 Сен 2019
7 рыбоперерабатывающих предприятий не соответствуют требованиям Таможенного союза
13 Сен 2019
Больше российских морепродуктов для Молдовы: аттестован еще один поставщик
13 Сен 2019
Ставка на скорость: как Приморье и Республика Корея развивают логистику
13 Сен 2019
Нацрыбресурс станет системообразующим предприятием рыбной отрасли
13 Сен 2019
Update: МРФ-2020 состоится в Санкт-Петербурге 21-23 сентября
13 Сен 2019
Илья Шестаков примет участие в церемонии спуска на воду второго траулера для мурманских рыбаков
13 Сен 2019
Освоение квотируемых объектов промысла опережает прошлогодний уровень
13 Сен 2019
Промысел сардины получит первую прибавку
13 Сен 2019
В Росрыболовстве обсудили ход заявочной кампании по переоформлению договоров на пользование рыболовными участками
13 Сен 2019
Крабовая аукционная ловушка: для Патрушева и Шестакова или рыбной отрасли?
12 Сен 2019
Сайровая катастрофа. Сможет ли Россия сохранить стратегический для себя промысел?
12 Сен 2019
Почти на 60 тысяч тонн увеличили вылов минтая рыбаки Приморья
12 Сен 2019
3,5 тонны кукумарии неподтвержденного качества уничтожено в Приморском крае
12 Сен 2019
На прошлой неделе из Приморья и Сахалина в КНР экспортировано 228 партий рыбной продукции
12 Сен 2019
Тюменская область: В Сладковском районе развивается товарное рыбоводство
12 Сен 2019
На Камчатке перед судом предстанут участники преступной группы, похищавшие у предпринимателей рыбопродукцию
12 Сен 2019
Замглавы Росрыболовства: РФ и Украина заинтересованы в работе рыбаков в Азовском море
12 Сен 2019
Новые данные мониторинга косаток
12 Сен 2019
8-9 сентября директор Всероссийского НИИ рыбного хозяйства и океанографии Кирилл Колончин посетил с рабочим визитом Тюменский филиал ВНИРО.
12 Сен 2019
Началась полномасштабная международная экспедиция в район Марокко на судне СТМ «Атлантниро»
12 Сен 2019
Завершился рейс научного наблюдателя АтлантНИРО в район морей Ирмингера и Лабрадор
12 Сен 2019
Более 63 тонн скумбрии поступили с признаками разморозки
12 Сен 2019
Почти 90 тонн рыбы из Камчатского края поступили с признаками разморозки
12 Сен 2019
В Южно-Сахалинск привезли «доступную» горбушу по 130 рублей за килограмм
12 Сен 2019
Более 30 соглашений заключило Приморье на ВЭФ-2019. АНАЛИТИКА
12 Сен 2019
Производство замороженной рыбы выросло на 20%
12 Сен 2019
Причины приостановления оформления партии рыбных консервов, поступившей из Тайланда
12 Сен 2019
У берегов Крыма сняли запрет на вылов мидий и креветок
12 Сен 2019
В России прогнозируется рост цен на продукты
12 Сен 2019
На аквафермах рыбу накачивают химикатами?
12 Сен 2019
Официально: у берегов Приморья находятся около 500 зарубежных рыболовецких шхун
12 Сен 2019
Курс на глубокую переработку рыбы
12 Сен 2019
Скумбрия «Доброфлот» признана лучшим товаром Приморья

Подписка на новости

Морская судьба Юрия Дьякова

1987
Камчатский край

«Я родился в степи, в сердце русской природы, где рассыпались редко лесов островки». 8 марта 1949 года на свет появился автор этих строк – Юрий Дьяков, посвятивший свою жизнь рыбам и лире. И хотя от села Байчурово Воронежской области, где он родился и окончил школу, до ближайшего моря сотни километров, непреодолимая тяга к нему появилась у героя нашей истории в самом раннем детстве

Вот сухие строки его биографии: «В 1971 году Юрий Дьяков окончил Астраханский институт рыбной промышленности и хозяйства по специальности «ихтиолог-рыбовод». Был направлен в камчатское отделение Тихоокеанского научно-исследовательского института рыбного хозяйства и океанографии (КоТИНРО, впоследствии – Камчатский НИИ рыбного хозяйства и океанографии, КамчатНИРО), где и работает по настоящее время.

Занимался исследованиями популяционной структуры черного палтуса, биологией трески, динамикой численности камбал. Многократно участвовал в морских экспедициях, отечественных и международных научных симпозиумах и конференциях. Был членом комитета по науке, культуре и образованию Камчатского областного совета народных депутатов. Опубликовал около 80 работ в России и за рубежом, подготовил к печати монографию.

С 1991 года – главный редактор журнала «Исследования водных биологических ресурсов Камчатки и северо-западной части Тихого океана», который включен в перечень ведущих рецензируемых научных журналов и изданий, в которых должны быть опубликованы основные научные результаты диссертаций на соискание ученых степеней доктора и кандидата наук.

В настоящее время основной сферой его деятельности является формирование прогнозов общего допустимого улова морских рыб и беспозвоночных в прикамчатских водах, включая западную часть Берингова моря. Кроме того, он продолжает исследования биологии и динамики численности массовых видов камбал Западно-Камчатского шельфа. Председатель Дальневосточного регионального совета по донным рыбам».

Что ж, оживим биографию рассказом самого Юрия Петровича.

Что ждет нас впереди за кромкою тумана?

– После школы я решил связать свою жизнь с морем. Сначала хотел поступать в военно-морское училище Севастополя – комиссия по здоровью не пропустила. А море звало. И тогда я выбрал Астраханский рыбвтуз, факультет ихтиологии и рыбоводства. Ведь биологию я очень любил еще в школе, а в институте увлекла ихтиология.

Пришло время определяться с практикой. Конечно, я рвался в загранплавание: из Севастополя к берегам Африки тогда отправлялся промысловик. Была возможность поработать на нем матросом. Но я снова не прошел медкомиссию – высокое давление. К каким только ухищрениям не прибегал: и таблетки пил, и санкнижку подделывал, и печати рисовал, но меня все равно задробили! В итоге поехал на практику в Мурманск.

Не зря народная мудрость гласит: «Все, что ни делается, – к лучшему». Как выяснилось, Юрию повезло. Он попал в Полярный научно-исследовательский институт морского рыбного хозяйства и океанографии имени Н.М. Книповича (ПИНРО) на научно-исследовательское судно. Участвовал в нескольких рейсах, в общей сложности в море провел долгие 7 месяцев. Избороздил Белое и Баренцево, Норвежское и Гренландское моря, Северный Ледовитый океан. Ученые даже заходили за Шпицберген, аж за 80-й градус. В море наш студент приступил к дипломной работе по черному палтусу. Вернулся с практики позже всех – в декабре, когда одногруппники уже вовсю учились. Диплом защитил на отлично. Тут-то и встал вопрос о распределении...

– Я очень надеялся попасть в промразведку на предприятие «ТУРНИФ» (г. Владивосток), тем более что с ним у института была договоренность об устройстве 5 выпускников, – вспоминает Юрий Дьяков, – но перед самым распределением пришел отказ. Теперь надо было выбирать между Баку, Киевом и Туркменией (Каспийское море). Остановился на Киеве: там требовался ихтиолог в рыбинспекцию, да и друзья меня звали. На комиссии выяснилось, что в украинскую столицу мечтает попасть и моя одногруппница. А место только одно! Та девушка была замужем за ихтиологом, который в то время работал на Камчатке в лаборатории пелагических рыб КоТИНРО у Татьяны Фёдоровны Качиной. Он тоже окончил Астраханский рыбвтуз, но раньше. И вот комиссия сообщает одногруппнице, что ей пришел вызов из КоТИНРО – муж подсуетился. «Поедете на Камчатку?» – спрашивают девушку. Та испугалась, растерялась, оперативной связи, чтобы с мужем посоветоваться, тогда не было, а решение нужно принимать немедленно. В общем, отказалась она от далекого полуострова.

– Ну вот же парень хочет в море, – вспомнил ректор про Дьякова. – Пусть он и едет на Камчатку!

Бьет растрепанный край океана по Камчатке тяжелой волной

Естественно, Юрий ухватился за такую возможность обеими руками.

– Ехал я на Камчатку долго. Из села на машине до райцентра. Оттуда на кукурузнике до Москвы. На Ту-114 с многочисленными посадками прилетел-таки на полуостров. Был июль 1971 года. Вышел в аэропорту, получил багаж. Куда ехать? Не знаю. Сел на автобус до Петропавловска-Камчатского. Еду, смотрю по сторонам, а сам думаю, где же мне выходить-то? Вот остановка – «Драмтеатр». Ну, думаю, раз театр, значит центр. Вышел. Уже вечереет, в институте навряд ли кого-то застану. Надо хоть вокзал найти, ночь перекантоваться. «А где здесь железнодорожный вокзал?» – спрашиваю у прохожего. Тот хитро так на меня посмотрел и говорит: «У нас только морской есть». Пришел туда. После такой тяжелой дороги в сон клонит невозможно, а на откидных деревянных стульях особо не поспишь. Смотрю, какие-то товарищи принесли дощатый щит, положили на пол и ложатся спать. Я к ним и притулился. В шесть утра подошел к нам мужчина в форме и как закричит: «Подъем!» Ну, думаю, еще заберут… Потихоньку вещи свои забрал и сбежал.

Нашел улицу Партизанскую, а на ней деревянное зеленое здание с надписью «Камчатрыбвод». «Ну ничего себе, – думаю, – надули меня, распределяли в КоТИНРО, а попал вон куда...» Пришел в кадры: «Так и так, прислали к вам на работу по распределению». Кадровик обрадовалась: «Наконец-то молодой специалист». Но не тут-то было. Оказывается, в направлении указали старый адрес института, а не то новое здание, которое построили в 1970 году на улице Набережной.

Вот и институт! Здесь меня встретил заместитель директора Иван Иванович Лагунов. В тот же день выделили общежитие. Всё, можно приступать к работе.

И стали тут ученые за рыбами гоняться…

Примерно через месяц Дьякова отправили в рейс. Правда, само судно находилось на Чукотке. Добирался на перекладных и везде застревал. Долетел до Магадана, а там задержка рейса на сутки по погодным условиям. Прибыл в Анадырь – на двое суток, потому что в поселке Беринговском «взлетка» раскисла, ждали, пока подсохнет.

– Наконец добрался в порт, а мне говорят: «Ваше судно ушло». Правда, спустя несколько часов рыболовный траулер все же за мной вернулся. И отправились мы к Алеутским островам (тогда еще не было 200-мильной зоны) изучать терпуга.

Через две недели после возвращения – новый рейс с Вадимом Полутовым. Теперь вдоль Восточной Камчатки – камбалу ловить. Пришли в ноябре, а тут ждет повестка в армию. Отслужив год под Находкой в отдельном железнодорожном батальоне, Юрий заехал в гости к родителям, которые в то время уже жили в Севастополе.

– Они принялись уговаривали меня остаться, – вспоминает Юрий Петрович, – но я вернулся на Камчатку и ни разу не пожалел о своем решении. В моей трудовой книжке лишь одна запись.

Не с помощью хитрых приборов, которых в помине и нет, а лишь в результате отбора явился генетик на свет

В январе 1973-го Юрий Дьяков вернулся в КоТИНРО. Его определили в лабораторию донных рыб, которой тогда заведовал Вениамин Иванович Тихонов.

– Решили, что я буду и дальше изучать черного палтуса, тем более что на Камчатке специалистов по этому сложному для исследований глубоководному объекту не было, – рассказывает Юрий Петрович. – Перед каждым выходом в море приходилось бегать по порту, искать и выбивать ваер-тросы. Поэтому я старался уйти в рейс на больших судах из Владивостока, которые проводят глубоководные исследования. Мне посчастливилось принять участие в экспедиции, которую возглавлял всемирно известный систематик Владимир Владимирович Фёдоров. За 5 месяцев я многому у него научился, узнал практически всю глубоководную фауну. Здесь же определился и с темой для кандидатской диссертации – «Популяционная структура черного палтуса». Владимир Владимирович посоветовал мне поработать вместе с популяционной лабораторией генетики, которая создавалась в то время в ТИНРО. Можно сказать, что я первый генетик в КоТИНРО. О ДНК в то время еще не думали. Был другой метод, ныне он считается допотопным. С 1977 года по 1984-й я накапливал и обрабатывал материал, а в 1985-м защитил кандидатскую диссертацию в Институте биологии моря, где трудились очень сильные генетики. Годом ранее на предзащите они раскритиковали мою работу. Пришлось дорабатывать. Зато после защиты пригласили на работу в свой институт. Но Камчатке я не изменил.

Но греет нас огонь науки, и ждет нас юный институт

В 1986 году Юрий Дьяков стал заместителем директора КамчатНИРО. Отработал в этой должности 22 года, но науку не бросил. К тому времени Тихонов, основной темой которого были камбалы, ушел на пенсию. Юрий Петрович продолжил работу в этом направлении. В 2001-м он приступил к написанию докторской диссертации под названием «Камбалообразные рыбы дальневосточных морей России: пространственная организация фауны, сезоны и продолжительность нереста, популяционная структура вида, динамика популяций». Успешно защитив работу, 1 января 2009 года Дьяков получил должность главного научного сотрудника.

– По сравнению с нашими временами сегодня многое изменилось, – рассуждает Юрий Дьяков. – Печально, что молодые ученые катастрофически мало читают. Не знать теории все равно что быть слепым. Придя на работу после вуза, я учился заново. Часами сидел в библиотеке. В море брал кучу книг, читал и переводил в перерывах между тралениями или во время шторма. Даже в больнице со мной «лежала» стопка литературы. Здесь написал две статьи, за что получил нагоняй от медперсонала. Чтобы чего-то достичь, нужно быть целеустремленным и постоянно заниматься саморазвитием. Всю жизнь учиться – это ведь так интересно!

«Кто же такой ученый? Это человек любознательный, подглядывающий в замочную скважину природы, пытаясь понять, что же там происходит», – писал Жак-Ив Кусто.

– Вслед за любимым французским исследователем я всегда старался освоить что-то новое, – вспоминает Дьяков. – Прочитав в детстве его книгу «В мире безмолвия», просто заболел подводным плаванием. В нашем селе был пруд, в котором я нырял, приспособив противогаз вместо маски. Позже дядя прислал мне из Севастополя в подарок маску, ласты и трубку. Все местные жители приходили поглазеть, как я познаю подводный мир сельского пруда.

В 50 лет он решил осуществить детскую мечту. Увидев объявление о наборе в клуб дайверов, пришел, не задумываясь, став самым старшим учеником в группе. Сначала погружались в бассейне, затем в Авачинской губе. Вскоре Юрий Петрович стал выбирать место для отпуска всей семьи по принципу, где можно понырять от души: Мальта, Кипр, Египет, Вьетнам. Впрочем, подводный мир Камчатки нисколько не уступает им по красоте. Возле острова Старичков, к примеру, множество «живых камней» – асцидий. Эти оболочниковые – переходное звено от беспозвоночных. Колышутся заросли морских анемонов, прекрасных, как георгины или астры. Неторопливо проплывают камбалы, бычки.

Затем неугомонный ученый увлекся фотографией, да так, что стал членом фотоклуба «Камчатка» и вовсю участвует в фотовыставках.

Да, я поэт, но в месяц – раз

«Литературный дар проявился в стихах, раскрывающих внутренний мир ученого-биолога, своеобразное ощущение пульса природы», – эти строки читаем в аннотации к первому сборнику Юрия Дьякова «В мгновениях счастья жизни смысл…», который вышел в 2009 году. «Лиричность его строк трогает читателя чистотой и грустью, – пишет о нем известный камчатский писатель Евгений Гропянов, – можно с уверенностью сказать, что на Камчатке есть поэт Юрий Дьяков».

– Стихи я начал писать примерно в 90-х годах, – вспоминает Юрий Петрович. – Ходил в «Светелку», где собиралось много хороших людей – Николай Васильевич Санеев (мы дружили семьями), Жора Аввакумов – сосед по подъезду. Может, это повлияло на мое творчество?

Иногда долго-долго ничего в голову не приходит, но вдруг либо фраза, либо слово какое-то зацепится, и вокруг будто водоворот начинает закручиваться. Фразы присоединяются друг к другу. И вот уже вырисовывается мысль, идея. Тогда я начинаю целенаправленно работать над стихотворением. Стараюсь отшлифовывать рифму, слог, размер. Есть много произведений, которые называются стихами, но чаще это рифмованная проза. Для меня стихотворение – не просто информация, а кружево из слов, звучащих как музыка, полное эмоций и чувств. Бывает, что недели три кручу его в голове, даю отлежаться, переставляю местами слова. Публикую, когда полностью созревает.

Любимое:

Мы – водяная пыль, летящая по ветру,

И нас, в конце концов, опять проглотит море,

Мы в глубину уйдем на много километров

И растворимся вновь в бушующем просторе.

Жизнь – капелька воды, возникшая случайно,

Рожденная во тьме, под штормовые взвизги,

Смерть – это Океан, огромный и печальный,

Но только он один рождает эти брызги.

Что ждет нас впереди, за кромкою тумана?

Лишь мрак морских глубин иль в небе облака?

Прольемся ли дождем, как слезы Океана,

Опять во тьме времен исчезнув на века?

И может, никогда на этом белом свете

Не будем больше мы метаться над водой,

И мертвый Океан на умершей планете

Останется опять наедине с собой.

Мы водяная пыль над сумрачной пучиной,

Мы – дождь и облака, нас кружит ураган,

Но только мы одни являемся причиной

Того, что на Земле родился Океан.

Однако перу Юрия Дьякова покоряется не только философская и пейзажная лирика. Как искрометны его вирши, полные юмора и доброты. Чего стоит «Баллада о популяционных генетиках» или «Тост в честь окончания заседаний Дальневосточного совета по донным рыбам»! На позапрошлой неделе коллеги – «науки верные служаки» – дружно поздравили Юрия Петровича с 70-летием. Наверняка на торжестве прозвучали и эти слова:

«Давайте ж выпьем, чтобы люди

Налюбоваться не могли б

И в синем море, и на блюде

Разнообразьем донных рыб!»

«Рыбак Камчатки» присоединяется к поздравлениям и желает юбиляру крепкого здоровья, потрясающих открытий и неиссякаемого оптимизма!

Дарья КОЖЕМЯКА (она же – автор шаржа)

Рыбак Камчатки


Читайте также...

Благотворительные проекты

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10

Календарь публикаций

Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
26 27 28 29 30 31 1
2 3 4 5 6 7 8
9 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 20 21 22
23 24 25 26 27 28 29
30 1 2 3 4 5 6
 <  Сентябрь   <  2019 г.