Последние публикации

17 Окт 2017
Проведены аукционы на пользование рыбоводными участками на Дальнем Востоке
17 Окт 2017
Открытое правительство предложило ввести риск-ориентированный подход при осуществлении контроля в сфере рыболовства
17 Окт 2017
Эксперт назвал спекулятивными попытки «повысить» цены на икру
17 Окт 2017
О запрете транзита итальянских кормов для рыб в Санкт-Петербург
17 Окт 2017
Лососевую путину в Хабаровском крае могут запретить на 5 лет
17 Окт 2017
В Комсомольске-на-Амуре изъяли тонну черной икры на 50 млн рублей
17 Окт 2017
"ФАС" на скрытых иностранцев
17 Окт 2017
Рыбный день: хабаровчане вышли на митинг против варварства на Амуре
17 Окт 2017
Директор ВНИРО принял участие в работе 47-й сессии Смешанной Российско-Норвежской комиссии по рыболовству
17 Окт 2017
Страсти по Амуру, красной икре и «черному» рыболовству
17 Окт 2017
В водохранилище Смоленской АЭС запускают растительноядную рыбу
17 Окт 2017
Сахалинские волонтеры провели первые учения по оказанию помощи морским животным
17 Окт 2017
В законную силу вступило постановление суда в отношении иностранной компании «Northcargoservice»
17 Окт 2017
Приморские рыбаки увеличили вылов иваси до 7,7 тыс. тонн
17 Окт 2017
Приморские рыбаки вышли в море на промысел иваси
17 Окт 2017
Экспорт норвежского лосося 02.10.17-08.10.17
17 Окт 2017
Данные о ценах на морепродукты на мировых оптовых рынках: 41-я неделя 2017 г
17 Окт 2017
До конца года на Дальнем Востоке рыбаки могут добыть ещё 894 тыс. тонн водных биоресурсов
17 Окт 2017
В Черногории начала работу очередная сессия Генеральной Комиссии по рыболовству в Средиземном море
16 Окт 2017
Митинг памяти погибших моряков и рыбаков пройдёт в Петропавловске-Камчатском
16 Окт 2017
В Хабаровске протестуют против массового вылова рыбы в Амуре
16 Окт 2017
На Камчатке могут ограничить применение жаберных сетей
16 Окт 2017
В северных районах Камчатки закрывается навигация маломерных судов
16 Окт 2017
Компания из Тоголезской республики лишится 27 млн. руб. и судна за браконьерство у берегов Камчатки
16 Окт 2017
Грузооборот Мурманского морского рыбного порта за 9 месяцев 2017 года вырос на 13 процентов
16 Окт 2017
Обзор ситуации на рынке рыбы (инфографика)
16 Окт 2017
"Восток-1" совершенствует технологии лова
16 Окт 2017
Экологи предложили в 2018 году закрыть промысел лососевых на юге Сахалина
16 Окт 2017
О запрете транзита замороженного лосося из Норвегии в Казахстан
16 Окт 2017
Производство креветок и раков в Астрахани вырастет до 80 тонн к 2020 году
16 Окт 2017
Цены на красную икру в России выросли на 54%
16 Окт 2017
Попались на крючок. Что нужно знать, чтобы вас не обманули на рыбном рынке?
16 Окт 2017
Норвежские ученые сочли возможным возобновление промысла мойвы в Баренцевом море
16 Окт 2017
Маркировка черной икры и осетровых может быть введена с 2019 года
16 Окт 2017
Осетровая икра и фуа-гра из Мордовии
16 Окт 2017
Минсельхоз опубликовал проект документа о переносе ЭВС на 1 июля 2018 года.
16 Окт 2017
Браконьеры в Усть-Большерецком районе начали охоту на краснокнижную семгу
16 Окт 2017
В реке Набиль начался активный браконьерский промысел краснокнижного сахалинского тайменя
16 Окт 2017
Прощай,горбуша?
16 Окт 2017
Сахалинской рыбе в 2018 году дадут "отдохнуть"
16 Окт 2017
В сети суда по делу Хорошавина заплыл очередной рыбный магнат
16 Окт 2017
Восстанавливать популяции лососевых Сахалин и Москва будут сообща
16 Окт 2017
Хабаровская компания, пытавшаяся скрыть от сахалинских пограничников 10 тонн краба, заплатит 5,1 миллиона рублей штрафа
16 Окт 2017
"Ситуация требует хирургического вмешательства" — на Сахалине выясняют, что не так с лососем
16 Окт 2017
SOS лосось. Часть 2
16 Окт 2017
Общественные слушания по заказнику "Северный" прошли с уникальной для Охи явкой
16 Окт 2017
Осетр, форель и карпы: в Томске в искусственное озеро выпустили рыбу ценных пород
16 Окт 2017
Россия и Норвегия утвердили лимиты вылова трески, пикши и морского окуня
16 Окт 2017
Институт пресноводного рыбного хозяйства Росрыболовства отмечает 85-летний юбилей
16 Окт 2017
Росрыбворовство: проверка на коррупционность чиновников Федерального агентства по рыболовству продолжается

Подписка на новости

Индустриальный «апокалипсис» Авачинской губы

101
Камчатский край

Пожалуй, никогда заброшенные корабли на пирсе в районе ЖБФ не были объектом такого пристального внимания, как этим летом. Я говорю, к сожалению, не о ведомствах, которые должны держать на контроле этот вопрос, а о туристических организациях и их клиентах

Стоянка забытых кораблей

В этом году к брошенным судам стали водить всех желающих на специальных надувных досках с веслом – сапах. Серфинг на сапах – это популярный во всем мире вид спорта. На Камчатке он появился всего пару лет назад.

Kite Ride – одна из организаций, которая предлагает несколько экскурсионных туров на этих досках по живописным местам полуострова. Наравне с такими маршрутами, как сплав по реке Паратунка и катание на волнах Тихого океана, туристам и жителям города предлагают взглянуть на одну из местных достопримечательностей с воды. «Стоянка забытых кораблей» – именно так называется эта программа. Организатор туров Алексей Лоншаков признается, что это место оказалось настоящей находкой. В летний сезон практически каждый день на встречу с железными портовыми старожилами ЖБФ стабильно собиралась группа туристов.

«Нам это место понравилось тем, что пространство закрыто от ветра, можно кататься практически в любую погоду, и находится оно в черте города. Для вечерней экскурсии – идеальный вариант. Кроме того, Камчатка – это не только живописные пейзажи. Все это тоже Камчатка. Здесь непередаваемая атмосфера такого жесткого индастриала», – говорит мой собеседник.

Вечерняя экскурсия длится в среднем 2,5–3 часа. Организаторы туров не ожидали, что подобные объекты будут настолько интересны не только приезжим, но и самим горожанам. Удивительно, но стоит сменить лишь точку наблюдения с берега на воду, как ужасное и недосягаемое вдруг становится таким близким и прекрасным.

«На самом деле найти по-настоящему интересные места для экскурсий в будний день не так просто. И когда мы начали более глубоко изучать это место, поразились, насколько здесь здорово. Эти огромные ремонтные доки, брошенные корабли, и тут же нерпы плавают, и вид на сопки просто шикарный», – говорит Алексей.

Своими эмоциями от первого посещения стоянки забытых кораблей поделилась и супруга Алексея Лоншакова Евгения, которая вместе с ним разрабатывала новую экскурсию. «Первое впечатление – «вау!». Можно рукой дотронуться до этих махин. Чувствуется их мощь и сила. Интересно было их изучать. Мы залезали на корабли, бродили внутри. Здесь стоят не только старые суда, но и новые японские, и они совершенно другие. Кстати, когда позволяют условия, мы проводим маршрут между кораблями. Это вызывает огромный восторг у людей. Эти двадцать метров между ними проплываешь на одном дыхании. Дух захватывает!» – рассказывает Евгения.

Это тоже Камчатка

Я надела гидрокостюм (и обязательно спасательный жилет), забралась на сап и в составе группы отправилась знакомиться с железными великанами. Вечер выдался достаточно теплым и маловетреным. В нашей группе была шумная и веселая компания девушек и две пары. После несложного инструктажа мы по очереди спускались на воду. От места старта группа стала отплывать вправо. Осваиваясь на воде, мы не спеша добрались до заброшенного судоремонтного дока. Взяли еще правее и оказались у первой стоянки судов. В свете начавшегося заката эти корабли выглядят еще свежо. Скорее всего, здесь стоят пароходы, которые их хозяева пытаются латать своими силами. А возможно, некоторые из них недавно конфискованы.

С берега нас приветствуют громким лаем местные псы. Девушки собираются по двое и фотографируют друг друга на фоне кораблей. Не побоялись взять с собой на прогулку «мобильники». Я же побоялась. Алексей предупредил, что практически на каждой экскурсии у кого-то тонет телефон, пополняя и без того богатую местную «флору» и «фауну».

Возвращаемся обратно и пересекаем бухту. Здесь уже приходится грести активнее: идем против ветра. Сзади раздается плеск воды и внезапный крик – кто-то упал с сапа. Даже в гидрокостюме можно в полной мере прочувствовать, что вода уже не прогревается. Алексей, добираясь до пострадавшей, шутит: «Вылезай скорее, а то нерпа укусит». Стараюсь быть внимательнее, чтобы не пополнить сегодняшнюю статистику пловцов. На середине бухты аккуратно смотрю назад. Теперь уже маленькие и темные фигурки кораблей контрастируют на фоне природного пейзажа. Зеленые сопки аккуратно укрываются пуховым одеялом из тумана. Солнце аккуратно опускается к горизонту и красит небо в розовый. Тут я резко теряю равновесие, но успеваю удержаться на ногах. Дошла волна от катера береговой охраны, который снует туда-сюда по бухте.

Подходим к другому ремонтному доку. Фотографируемся на его фоне. Пока инструктор просит нас замереть для фото, еще один член нашей группы плюхается в воду. Забравшись на доску, девушка смеется, добрым смехом ее поддерживают подруги. Мы улыбаемся. Это общее фото получилось более живым, чем все предыдущие.

Двигаемся дальше. Проплываем мимо кораблей береговой охраны. С них на нас с интересом смотрят сотрудники в форме, улыбаются, желают хорошей прогулки. Теперь заворачиваем вправо. Я высматриваю «ветеранов» этой стоянки – особенно старые экземпляры, которые уже стали звездами в соцсетях, но не нахожу. Алексей видит мою растерянность. «Они чуть дальше, сейчас дойдем», – успокаивает он.

С каждым метром суда сильнее кренятся на бок, их сильнее съедает ржавчина. К этому времени уже спустились сумерки, еще больше омрачая атмосферу индустриального «апокалипсиса». Наконец, мы доходим до места. Рыжие глыбы практически полностью торчат из воды, один корабль лежит на боку. Свою историю они уже не расскажут, их названия и какие-либо опознавательные знаки съело временем. Пройти между ними не удается – прилив. Алексей Лоншаков с некоторым огорчением рассказывает, что здесь буквально неделю назад стоял большой красивый корабль, тоже старый. Сейчас его распилили и вытащили.

Как камчатцы, так и туристы по-разному воспринимают эту картину: кого-то она восхищает, кого-то огорчает, но никто не остается равнодушным. Да, это тоже Камчатка – та ее сторона, о которой было не принято рассказывать и уж тем более показывать. Стыдились.

Спасите Камчатку от железного хлама

Пока, кроме любопытных туристов, этих запустелых громадин больше никто тревожить не спешит. По имеющимся данным, в Авачинской губе находится около 70 затопленных (притопленных) кораблей, судов, других плавсредств и их фрагментов, 30 арестованных рыболовецких судов, а также судов, отработавших свой ресурс и выведенных из эксплуатации, которые находятся на ответственном хранении у коммерческих организаций. К слову, суда последней категории являются потенциальными объектами для пополнения списка «затопленников». Кроме того, специалисты нашли примерно 28 мест концентрации судового лома.

По предварительным оценкам, в Авачинской губе может находиться около 250 тысяч тонн металлолома, в том числе в акватории ЗАТО Вилючинск. Поскольку целенаправленного и полного обследования Авачинской губы никто не проводил, эти цифры могут оказаться лишь верхушкой айсберга.

Самое большое скопление затопленных кораблей находится в бухтах Южная, Крашенинникова, Сельдевая и в районе мыса Санникова. На затонувших судах может находиться остаток невыработанного топлива (мертвый запас). Нефтепродукты могут быть в главном и вспомогательных двигателях судов, в грузовых механических устройствах и в топливных магистралях. Кроме того, корпусы морских судов покрыты антиобрастающими красками, в состав которых входят ртуть, свинец, сурьма и другие компоненты. Нетрудно догадаться, что все эти компоненты создают немалую угрозу загрязнения акватории и причинения экологического вреда.

Здесь стоит вспомнить, что Авачинская губа является объектом федерального экологического надзора и считается рыбохозяйственным водоемом высшей и первой категории. А еще в городской черте Петропавловска-Камчатского находится сезонная залежка сивучей – краснокнижных млекопитающих.

Кроме экологического ущерба, брошенные корабли и залежи металлолома сказываются на безопасности судоходства, особенно в местах якорной стоянки и маневрирования судов, а также у причалов.

Ржавые «граждане» Авачинской губы

Проблема забытых кораблей остается нерешенной много лет. Львиная доля ржавых жителей Авачинской губы – это конфискованные за незаконный промысел суда. Еще часть – пароходы, просто брошенные своими хозяевами из-за неумелого управления и, как следствие, банкротства.

Что касается брошенных судов, то управление Росприроднадзора по Камчатскому краю совместно с Камчатской транспортной прокуратурой министерством природных ресурсов и экологии края занималось поиском их владельцев. В 2011 году дело, казалось, сдвинулось с мертвой точки. Практически все собственники затопленных судов были установлены. Отдельным собственникам выдали предписания о подъеме пароходов. В этом же году суды Камчатского края удовлетворили первые заявления природоохранной прокуратуры по подъему 18 затопленных судов, в 2010–2014 годах – удовлетворены заявления прокуратуры по подъему 7 судов. В 2014 году по искам природоохранной прокуратуры в судебном порядке найденных хозяев обязали поднять со дна 40 «затопленников».

Однако то, как исполняются эти предписания, судебные приставы отслеживать уже не стали. Кроме того, штрафы, которые применяются к собственникам при этом административном нарушении, можно назвать смешными: от 3 до 10 тысяч рублей – для ИП и от 30 до 100 – для юридических лиц. Можно ли считать такие меры эффективными – большой вопрос.

Другая категория ржавых «граждан» Авачинской губы – это конфискованные суда, которые долгие годы находятся в распоряжении Росимущества. У такого судна есть лишь один законный сценарий будущей жизни: его продажа на аукционе с зачислением выручки в федеральный бюджет. Если же аукцион не состоялся, судно подлежит уничтожению. Звучит, в принципе, вполне логично. Но на деле конфискату приказано бесконечно вращаться по кругам ада. Сначала государство пять лет оплачивает стоянку такой шхуны, а когда ее, наконец, включают в план приватизации, отдают в аренду или продают, возвращая в рабство браконьерам. А потом снова задерживают. Некоторые суда в ожидании торгов ржавеют и тонут, а федеральный бюджет при этом несет сотни миллионов расходов, связанных с их содержанием и «обслуживанием». В минприроды считают, что упрощение процедур реализации конфискованных судов помогло бы решить эту проблему.

Без привлечения финансирования из федерального центра самостоятельно справиться с проблемой заброшенных кораблей Камчатский край не в силах. Хотя попытки разделаться с неугодными громадинами были и даже приносили свои плоды. За 2011–2015 годы из акватории Авачинской губы были удалены и разделаны на металлолом более 40 судов (плавсредств и их фрагментов), а это около 25 тыс. тонн. Этим занимались разные предприятия: ООО «Сангар», ООО «Паланская промышленно-транспортная компания», группировка Войск и Сил на Северо-Востоке России, ООО «Чистый город» и другие.

Как эффективно ликвидировать накопленный экологический ущерб, неоднократно обсуждали на всевозможных совещаниях. В 2013 году министерство природных ресурсов края подготовило программу по очистке акватории Авачинской губы. На первом этапе сумма федерального финансирования составляла 50 млн рублей. В декабре 2015 года и январе 2016 объявлялся конкурс на выполнение работ по этому проекту. Однако ни одной заявки на него подано так и не было. Этой суммы недостаточно для выполнения такого огромного объема работ. Судоподъем, даже при использовании самых современных технологий, экономически невыгоден и требует комплексного подхода. Затраты на утилизацию некоторых судов оказываются выше, чем доход от продажи металлолома. Кроме того, в силу климатических условий работать в акватории возможно только с апреля по ноябрь.

Другая трудность заключается в том, что значительная часть акватории бухты является территорией военно-морской базы, нахождение на которой требует специального уровня допуска к государственной тайне. Из-за чего организации, занимающиеся подъемом затонувших судов, просто не могут попасть к месту проведения работ. Более того, часть судов принадлежит Министерству обороны РФ, и их подъем требует специальных дополнительных согласований. По данным специалистов минприроды, без федеральной поддержки работы по очистке Авачинской губы от скопившегося металлолома могут занять от 30 до 50 лет.

Такие «достопримечательности» нам не нужны

Пока региональные власти пытаются включить программу реабилитации Авачинской губы в федеральные экологические проекты, на заброшенных кораблях успешно строится туристический бизнес. В программе Kite Ride есть еще два маршрута подобного рода. На одном из них встречается полузатонувшая подводная лодка, на другом группа идет по воде от поселка Авача до места, где стоит огромный заброшенный корабль. Однако Алексей Лоншаков считает, что экология должна быть в приоритете и бухту давно пора чистить.

«Да, с туристической точки зрения – это привлекательный объект, но с экологической – он уже нанес столько вреда. Мы, камчатцы, должны прежде всего сохранить природу. Я люблю землю, на которой живу, и хочу, чтобы наша Авачинская губа была чистой», – считает мой собеседник.

Сейчас в районе бывшего судоремонтного завода «Фреза», где АО «Корпорация развития Камчатского края» создает яхтенный порт, вплотную занялись проблемой брошенных и затонувших кораблей. Пока удалось поднять только РС «Снегирёво». Со вторым судном «Монерон» пока остаются трудности из-за позиции его владельца. Но есть уверенность, что проблема вскоре решится.

Что касается пирса в районе ЖБФ, здесь тоже началось облагораживание – пока только береговой территории. Хочется верить, что «железные старожилы» навсегда покинут это место и туристы будут приезжать сюда ради других достопримечательностей.

Яна ГАПОНЮК

Рыбак Камчатки

Индустриальный «апокалипсис» Авачинской губы

Читайте также...

Благотворительные проекты

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10

Календарь публикаций

Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
25 26 27 28 29 30 1
2 3 4 5 6 7 8
9 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 20 21 22
23 24 25 26 27 28 29
30 31 1 2 3 4 5
 <  Октябрь   <  2017 г.