Последние публикации

19 Сен 2017
Рыбная отрасль перестает быть «черной дырой»?
19 Сен 2017
Рыба просится на берег
19 Сен 2017
От рыбы уплывает прибыль
19 Сен 2017
В Усть-Большерецком районе объявили об официальном завершении лососевой путины
19 Сен 2017
Евгений Новоселов представил Камчатку на Первом международном рыбопромышленном форуме
19 Сен 2017
К заседанию рабочей группы Минсельхоза России подготовлены возражения на новый проект ветеринарных правил для аквакультуры
19 Сен 2017
В Махачкале прошел II фестиваль Каспийской рыбы
19 Сен 2017
Дворкович: правительство будет расширять поддержку экспорта российской рыбной продукции
19 Сен 2017
Древесную биомассу от отходов БЦБК попробуют переработать в корм для рыб
19 Сен 2017
В поисках отечественной «золотой рыбки»…
19 Сен 2017
Северо-Западный банк Сбербанка и ГК «Мурмансельдь 2» подписали соглашение о стратегическом сотрудничестве
19 Сен 2017
Первый в России завод по производству рыбной муки появится в Южно-Курильске
19 Сен 2017
Прогулка по Найбе
19 Сен 2017
Долинские полицейские пресекли незаконную скупку кеты и икры
19 Сен 2017
Фестиваль «Море жизни» начнется с шествия колонн в защиту морских млекопитающих
19 Сен 2017
Рыбопромышленный форум прошёл в Санкт-Петербурге
19 Сен 2017
При вузах Росрыболовства появятся тренажерные центры по работе на современнейшем рыбоперерабатывающем оборудовании
19 Сен 2017
Нацрыбресурс представил свои проекты на Международном рыбопромышленном форуме
19 Сен 2017
Как будет развиваться российское рыбное хозяйство до 2030 года: взгляд участников Форума
19 Сен 2017
Россия намерена стать полноправным членом ГКРС
19 Сен 2017
Исландия заинтересовалась обновлением российского рыбопромыслового флота
19 Сен 2017
Россия и Камбоджа заключили меморандум о взаимопонимании по вопросам закупок сельскохозяйственной продукции
19 Сен 2017
Данные о ценах на морепродукты на мировых оптовых рынках: 37-я неделя 2017 г
19 Сен 2017
Предприятия Дагестана представили свою продукцию на Международном рыбопромышленном форуме
18 Сен 2017
Владимир Путин: На фига вообще это все нужно было делать?
18 Сен 2017
Мурманские ученые проводят испытания экологичных орудий лова
18 Сен 2017
Галеры для крабов
18 Сен 2017
Нет разницы, что шапку ворованную купить, что рыбу «с колес»- заммэра Хабаровска Казаченко
18 Сен 2017
В России предложили создать международную группу для изучения рыболовства
18 Сен 2017
На рыбном форуме в Петербурге обсудили борьбу с браконьерами при помощи спутников
18 Сен 2017
Калининградская область в 2017 году выпустит на российский рынок свыше 40 млн банок шпрот
18 Сен 2017
На МРФ-2017 представили стратегию развития рыбохозяйственного комплекса России
18 Сен 2017
Россельхознадзор и AQSIQ обсудили возможность интеграции информационных систем в области электронной сертификации
18 Сен 2017
О состоявшейся видеоконференции по развитию экспорта сельскохозяйственной и перерабатывающей продукции Индии
18 Сен 2017
На трех РУЗах Сахалина разрешили ловить кету
18 Сен 2017
На Сахалине проверили на радиацию красную икру и горбушу
18 Сен 2017
Анивские рыбаки обратились за помощью к прокурору
18 Сен 2017
Сахалинские рыбаки смогут увеличить добычу сельди и мидий
18 Сен 2017
На реке Таранай закрыт промысел кеты
18 Сен 2017
В Татарском проливе добыто более 2400 тонн кальмара
18 Сен 2017
Правительство расширит поддержку экспорта российской рыбной продукции
18 Сен 2017
Экспертиза подтвердила, что пограничный инспектор пострадал от рук рыбаков
18 Сен 2017
Инвестквоты под киль будут расширены на суда-краболовы
18 Сен 2017
Правительством одобрен законопроект о предоставлении рыбоводных участков для воспроизводства анадромных видов без торгов
18 Сен 2017
Минсельхозом России внесены изменения в Порядок оснащения судов ТСК
18 Сен 2017
Россия и Марокко оценили преимущества сотрудничества стран в области рыболовства
18 Сен 2017
Представители рыбных держав высказались за совместное решение глобальных вызовов
18 Сен 2017
Две проблемы рыбной отрасли. Мнение эксперта и пример из практики
18 Сен 2017
Илья Шестаков и Александр Кержаков выпустили молодь ценного вида лососевых в Ладогу
18 Сен 2017
На Ленинградском судостроительном заводе «Пелла» заложили два рыбопромысловых судна

Подписка на новости

Остаться в живых

497
Камчатский край

Камчатка, 1991 год. Здание УТРФ на улице Ленинской. У входа – огромные, черные, сияющие на солнце джипы с глухой тонировкой. Они не помещались на узких тротуарах, и пешеходам приходилось обходить их по проезжей части, но никто не возмущался: обладатели таких автомобилей казались простому человеку небожителями. В стране, которая в одночасье рухнула в пропасть нищеты и беззакония, население пребывало в состоянии шока и мало кто мог объективно оценить новую реальность

Роскошь и нищета соседствовали рядом. Теперь, спустя почти 30 лет, многое стало очевидным, в том числе происхождение этих джипов. Опытные моряки с большим рыбацким стажем объясняют все просто: государство шаталось из стороны в сторону, крупнейшие предприятия оказались ему не нужны, и огромный камчатский флот был брошен на произвол судьбы. Каждый выживал, как мог. В новых рыночных условиях, без привычной плановой экономики и государственной поддержки, с этой задачей справились немногие. Большинство крупнейших рыбопромышленных предприятий ушло с молотка. Бесконтрольно продавалось все – плавбазы, пароходы, здания, люди теряли рабочие места, инфраструктура портов и заводов постепенно разрушалась.

До начала 1990-х годов на Камчатке действовали 12 рыболовецких колхозов, занимавшихся добычей рыбы и морепродуктов на камчатском шельфе, и 12 государственных рыбоперерабатывающих заводов, ориентированных на переработку добытого колхозниками сырья. После перестройки большая часть заводов и колхозов прекратила существование, лишь некоторые были объединены и преобразованы.

Градообразующие рыбацкие предприятия постигла та же участь: БТФ (УТРФ) в период приватизации распалась на целую группу предприятий, не представлявших единое рыбопромышленное объединение, и, как следствие, разорено. БРХФ – перестала существовать. База океанического рыболовства (БОР, а ныне ПАО «Океанрыбфлот») – тоже была на грани выживания. К началу перестройки это крупное, развитое, успешное предприятие с огромной инфраструктурой насчитывало более 60 БАТМов, десятки судов вспомогательного флота, тысячи специалистов разных профессий и производило тонны рыбопродукции для нужд всего Советского Союза. Но в начале 1990-х годов перед компанией стояла только одна задача – выжить.

Новая команда

Сергей Анатольевич Кужилко в настоящее время работает в «Океанрыбфлоте» начальником службы безопасности мореплавания, но в конце 1980-х трудился капитан-директором: ходил в дальние промысловые экспедиции на больших морозильных рыболовных траулерах и застал самый расцвет компании. С горечью вспоминает, как предприятие стало разваливаться вместе со всей страной.

«Более 30 лет прочно стояли на ногах, успешно ловили рыбу, выполняли план, строили детские сады, жилье работникам… и вдруг все посыпалось, – говорит Сергей Анатольевич. – Страшные времена: топлива нет, квоты нужно было покупать, на них денег не было, и весь флот стоял у пирса. Помню, я 33 дня стоял без топлива в бухте. Суда просто ржавели, рыбная отрасль фактически прекратила существование. И мы не одни такие были. Образовывались другие предприятия, кто-то выживал, кто-то нет.

Когда появилась компания «Поллукс», стало понятно, что пришли новые люди, такие как Валерий Андреевич Пономарёв, – руководители нового поколения, которые знали, как строить бизнес и могли ориентироваться в новых экономических условиях. Компания была небольшая, но пароходы были в отменном состоянии. Технической составляющей занимался Игорь Петрович Евтушок, он знал про ремонт абсолютно все, сам контролировал все процессы. Чтобы компания успешно работала, учредители на свой страх и риск вложили в нее все свои средства: брали огромные кредиты, продавали собственные квартиры и сумели сделать компанию преуспевающей.

А в 2002 эта команда приобрела «Океанрыбфлот», и началась резкая мощная реорганизация. Усекалась структура, которая не несла доходы. Ужимались, экономили и с первого дня занялись восстановлением флота. Первым в 2003 году модернизировали БМРТ «Хотин», и весь Владивосток сбежался на пирс посмотреть на пароход. Все уже забыли, что промысловые суда могут быть белоснежными. Опять же всеми ремонтными работами занимался Игорь Петрович Евтушок. Он знал пароходы, знал, что и как нужно делать. Лично контролировал работы на каждом судне, приходил к капитанам, спрашивал, какая помощь нужна. Помогал очень много, видно было его желание сделать суда «Океанрыбфлота» образцовыми.

За десять лет вложили огромнейшие деньги в судоремонт, и вскоре у нас был эффективно работающий флот. Тогда перспективы казались туманными, но теперь видим, что отличная была бизнес-идея: лишнее отсечь, необходимое оставить, капитально вложиться в судоремонт. Кто этого не сделал – уже нет, все распродали по цене металлолома, поделили прибыль… а государство уже ничего не контролировало и ни с кого не спрашивало. У нас же сразу стояла задача – сохранить предприятие.

Сегодня мы снова крепко стоим на ногах, у нас есть квоты, мы ежегодно успешно осваиваем почти 250 тысяч тонн квот. Работаем совершенно легально, прозрачно, и в будущем планируем, насколько мне известно, строить флот. В принципе, еще по работе «Поллукса» было понятно, что новые руководители умеют достойно и успешно вести бизнес, потому за будущее «Океанрыбфлота» мы не опасались – учредители рисковали больше.

Огромное спасибо бывшему генеральному директору «Океанрыбфлота» Валерию Викторовичу Топчему, который удержал предприятие, сохранил его и передал в надежные руки. Иначе и это предприятие сейчас значилось бы в списке выбывших».

«Как страшный сон вспоминаются годы разрухи»

Более 40 лет в «Океанрыбфлоте» трудится Сергей Владимирович Кислов. Опытный и успешный капитан-директор, в зимний рейс 2017 года был начальником промысловой экспедиции.

В 1976 году курсант камчатской «мореходки» пришел на практику в Управление океанического рыболовства (УОР, предшественник БОРа), с тех пор верен своей профессии и своей компании.

Сергей Владимирович помнит, как ловили пристипому на Гавайях, минтая у берегов Японии, как ремонтировали суда в Сингапуре. Помнит, как новоиспеченные курсанты, прошедшие строгий конкурс в УОР, гордились, что работают на больших судах в белых воротничках.

В 1992 году ушел работать в управление: в море трудно было заработать на достойную жизнь. Только спустя 16 лет с приходом нового руководства вновь отправился в море.

«Океанрыбфлот» не погиб, это главное, и он даже в самые тяжелые времена работал, этот огромный раскачанный механизм. Новые люди вдохнули в него новую жизнь. Как оживает предприятие, я видел лично, – рассказывает Сергей Владимирович. – Первый же рейс через 16 лет – и сразу в ремонт во Владивосток. Тогда пришла очередь модернизировать БМРТ «ХХVII Съезд КПСС». Игорь Петрович Евтушок пришел на траулер, мы долго обсуждали все стадии ремонта, что делать в первую очередь. Это было непривычно: живое, активное, непосредственное участие руководства во всех процессах. Видно было, что люди знают свою работу.

Финансовыми вопросами занимался Валерий Андреевич Пономарёв. Он сразу предложил не просто восстановить былую мощь компании, но и сделать ее лучшей на Дальнем Востоке. Он же с отличием окончил Всероссийскую академию внешней торговли, проходил практику в Германии, учился вести бизнес. К тому же у него уже была своя фирма. Он знал, как сохранить предприятие, сделать его успешным. Признаться, тогда мало кто верил в такую возможность. А они верили, и не просто верили, а делали. И мы потянулись за ними.

Как видите, у них все получилось, и сегодня мы все гордимся, что работаем в «Океанрыбфлоте». Хорошее предприятие, надежное, коллектив замечательный, руководство грамотное. Спокойно стало работать. Суда все в хорошей форме.

Но вспоминаю ремонт БМРТ «Александр Ксенофонтов»: это был ужас. Он много лет стоял, ржавел у пирса, не работал, а длительный перерыв – гибель для судна. У меня, если честно, руки опускались. Столько нужно было сделать, что казалось – это просто невозможно. Но отложили эмоции в долгий ящик и приступили. Сегодня траулер оснащен современным оборудованием, успешно трудится на промысле.

У нас все 14 БМРТ в хорошей технической форме, потому мы и показываем такие прекрасные результаты. Теперь как страшный сон вспоминаются годы разрухи. Когда моряки уходили в рейс, инфляция тут же съедала их деньги, и они приходили домой с пустыми руками. Это был шок. Я помню, как наш генеральный директор лихорадочно пытался спасти все, что можно. Если бы не бешеная инфляция, может, больше бы флота сохранили.

Все проблемы тогда легли на плечи руководства рыбопромышленных компаний, которые еще вчера были государственными, работали в режиме плановой экономики – и вдруг государство отказалось от флота, он оказался не нужен никому. В.В. Топчий тогда поставил цель – не допустить гибели предприятия, оставить хотя бы дееспособный флот. О ремонте тогда и не мечтали и много судов потеряли, но все же не допустили развала такого прославленного предприятия.

А взять УТРФ – такой огромный флот, столько плавбаз, судов. Все распродали по цене металлолома… и где теперь УТРФ? Очень тяжело все это вспоминать. А аукционы? У нас не было средств покупать квоты, откуда такие деньги, если флот стоит у стенки? Платные квоты больно ударили по нам, и Топчий собрал всех нас и сказал: «Нам не выжить. У нас огромные долги, наши суда арестовывают в счет каких-то платежей. Нужны руководители нового толка. Что мог, я сделал». Так мы узнали, что в компании новые владельцы.

Я помню первый совет капитанов. Меня поразило, что в такой нищете первое решение, которое принимают новые руководители, – это увеличение котлового довольствия. Отныне на столах моряков обязательно должны были быть такие продукты, как колбаса, сыр, молоко, кетчупы-майонезы. Раньше не было такого разнообразия, и сумма была поменьше, да и не принято так было.

Да многие решения, которые были приняты на том историческом совещании, работают и сейчас. Так, с тех времен руководство всегда учитывает инфляцию и с ее учетом оплачивает труд моряков. 2 года назад зарплату значительно увеличили, и сразу произошел явный прогресс с набором экипажа. Еще в 2008 году собирали народ со всей страны. Были такие интересные персонажи: и пили в море, и дрались, списывали многих за такое поведение. Сегодня этого нет. К нам идет молодежь, которая знает, чего она хочет, пришли нормальные люди, которые хотят заработать.

Пьющих уже не берут, смотрим по характеристикам. Отказываем – они злобой дышат на форумах. Ну а кто виноват? В море либо работают все, либо твою работу приходится делать другим. Это совершенно недопустимо. Труд в море крайне тяжел, потому в экспедиции нужно помогать друг другу, а не тормозить весь процесс».

«Заходим в бухту при параде»

Капитан-директор ПАО «Океанрыбфлот» Виктор Сергеевич Орлов работает в компании ровно 35 лет. Тоже хорошо помнит и ее взлеты, и падения. Стал капитаном в 1995 году, в 2000-м по рекомендации (это было очень важно!) попал в новую фирму «Поллукс» на БМРТ «Анатолий Пономарёв».

Через два года вместе с пароходом вернулся в «Океанрыбфлот», который приобрели владельцы «Поллукса». Вот так удивительно тасуется колода карт. Теперь траулер «Анатолий Пономарёв» – его второй дом.

«Из «Океанрыбфлота» многие стали уходить в конце 1990-х, – делится Виктор Сергеевич. – Зарплаты маленькие, еще и не вовремя, суда запущенные… Вот, кстати, на днях встретил бывшего коллегу. Он говорит: «Да у вас в «Океанрыбфлоте» суда плохие». Я его спрашиваю: «А когда ты их видел последний раз?» Он: «Когда работал, в 1996 году». Сравнил, это 20 лет назад было. Сейчас сами видите, какие у нас чистые, ухоженные суда с современным оборудованием.

Мы из рейса идем в порт и в порядок траулер приводим по пути: моем, чистим, красим и заходим в бухту уже при параде. Это уже норма для нас. И как-то не хочется уже вспоминать тяжелые времена, ведь чуть не потеряли компанию.

Прежде чем приобрести «Океанрыбфлот», новые руководители все очень серьезно обдумывали: надо ли покупать такое нерентабельное предприятие со ржавым флотом, без квот, денег нет, надо вкладывать свои, и много, а что будет завтра со страной и рыбной отраслью – неизвестно. Все так стремительно менялось. В общем, риски были большие, ничего не скажешь.

Для сравнения: БМРТ «Анатолий Пономарёв» мы серьезно ремонтировали в 2001, 2006, 2011 и в 2016 годах, деньги вложены колоссальные. Меняли завод, полностью убрали устаревшее оборудование, поставили филейные линии, заменили туковарку.

Я лично не знаю других компаний, которые бы реально миллиарды в модернизацию вкладывали. И знаете, что особенно обидно? Когда многие предприятия оказались разорены и проданы, оставшиеся не сумели объединиться для очень важной цели – возродить на Камчатке судоремонт. Игорь Петрович Евтушок уже строил планы, предлагал вложиться, объединить усилия и финансы во имя общей пользы. Но никто не поддержал эту прекрасную идею, а один «Океанрыбфлот» такой масштабный проект не потянул бы. Вот мы и пришли к судоремонту в Корее и Китае. Потеряв свой».

* * *

История «Океанрыбфлота» – не просто страничка из общей летописи страны. В его судьбе отражены трагедии и потери, разрушения и падения, которые пережила Россия после распада СССР. Предприятие сумело выжить, выстоять и окрепнуть. Благодаря усилиям неравнодушных людей, трудовому героизму коллектива, благородному патриотизму его новых руководителей, крупнейшая рыбодобывающая компания «Океанрыбфлот» не повторила судьбу многих предприятий, чьи названия сохранились только в архиве. На его примере можно сказать, что сегодня есть надежда на возвращение рыбопромышленному комплексу гордого статуса ведущей отрасли Камчатки.

Валентина БОКОВИКОВА

Рыбак Камчатки


Читайте также...

Благотворительные проекты

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10

Календарь публикаций

Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
28 29 30 31 1 2 3
4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 29 30 1
 <  Сентябрь   <  2017 г.