Последние публикации

19 Апр 2021
В Оренбургской области начали проверку после обнаружения мертвой рыбы на берегу озера
19 Апр 2021
Валентин Балашов: открытое письмо рыбаков Севера Министерству Арктики
19 Апр 2021
В Росрыболовстве рассказали о новых правилах любительской рыбалки
19 Апр 2021
Эксперты ФГБУ «НЦБРП» и ВГНКИ обсудили вопросы контроля эпизоотической обстановки на аквакультурных предприятиях
19 Апр 2021
Дальневосточные рыбаки (не)поделили улов
19 Апр 2021
Навигация маломерных судов открылась на юге Камчатки
19 Апр 2021
В Приморье производители трепанга и гребешка отказались от субсидий
19 Апр 2021
В заливах Анива и Терпения на Сахалине рекомендовали запретить промысел горбуши
19 Апр 2021
Правительство РФ профинансирует ремонт парусников «Седов» и «Крузенштерн»
19 Апр 2021
Итоги работы рыбоохраны Югры за 1 квартал 2021 года
19 Апр 2021
Инспекторы рыбоохраны в Нижегородской области спасли утопающих
19 Апр 2021
Европейская аквакультура в ближайшие годы может пополниться новым объектом
19 Апр 2021
Власти США дополнительно поддержат рыбаков
19 Апр 2021
Камчатские специалисты следят за ситуацией из-за сброса воды с "Фукусимы-1"
19 Апр 2021
Результаты исследований и прогнозы по вылову
19 Апр 2021
"Гидрострой" в честь своего 30-тилетнего юбилея подвел экономические итоги своей работы.
19 Апр 2021
Общероссийские объемы производства продукции товарной аквакультуры в 2020 году составили 328,6 тысяч тонн
19 Апр 2021
«Мэй-дэй» с «Порта Мэй»
19 Апр 2021
На Камчатских лососевых рыбоводных заводах начались «выпускные»
18 Апр 2021
Караул! Белые пришли – грабют… Красные пришли – грабют…
16 Апр 2021
Кому рыбу, кому льготы
16 Апр 2021
Илья Шестаков: приморская рыба пойдет в обход Китая
16 Апр 2021
Корейцы построят рыбный порт в Приморье за 11,8 миллиардов рублей
16 Апр 2021
Общественный совет при Росрыболовстве утвердил доклад о деятельности агентства в 2020 году
16 Апр 2021
Без бумажной волокиты: В Приморье намерены разрешить реализацию любительского улова
16 Апр 2021
Заседание Правительства (2021 год, №10)
16 Апр 2021
Глава Хабаровского края просит Росрыболовство разрешить любителям ловить рыбу в Амуре
16 Апр 2021
Росрыболовство: ограничение экспорта рыбы в КНР позволило развить новые маршруты поставок
16 Апр 2021
Завершился рейс научного наблюдателя АтлантНИРО на промысле путассу в Северо-Восточной Атлантике
16 Апр 2021
Пограничники изъяли у браконьеров в Приморье более 4 тонн морепродуктов
16 Апр 2021
Рыбаки Дальнего Востока получат 20% инвестиционных квот с 2023 года
16 Апр 2021
Росрыболовство и бизнес-сообщество обсудили трудовой потенциал рыбохозяйственного комплекса
16 Апр 2021
В Москве изъято 320 кг икры осетровых пород
16 Апр 2021
Склады металлолома в Аваче не будут мешать краснокнижным сивучам - губернатор
16 Апр 2021
Илья Шестаков: региональные стратегии по проведению лососевой путины показали свою эффективность
16 Апр 2021
Шаг назад...
15 Апр 2021
По факту выявленного нарушения в отношении судовладельца – АО «СКБСФ» возбуждено дело
15 Апр 2021
Объявление о внесении изменений в приложение к приказу Росрыболовства от 25 июня 2020 года № 321
15 Апр 2021
Инвестиционным квотам быть: Долговременную стратегию промысла минтая обсудили в Приморье
15 Апр 2021
Илья Шестаков: Назрела стратегическая потребность отрасли в новых кадрах и новых компетенциях
15 Апр 2021
Наша цель – рациональное природопользование
15 Апр 2021
Камско-Волжский филиал Главрыбвода активно готовится к нерестовой кампании 2021
15 Апр 2021
Карельский филиал Главрыбвода приступил к выпуску молоди лососевых
15 Апр 2021
Обзор промысловой обстановки по состоянию на 11 апреля 2021 года
15 Апр 2021
Сертификат QR-код
15 Апр 2021
Американская компания BlueNalu планирует в 2022 году вывести на рынок рыбное филе
15 Апр 2021
Что же касается публичных целей и задач Росрыболовства
15 Апр 2021
Сахалинский рыбзавод увеличил мощность благодаря новому морозильному оборудованию
15 Апр 2021
"Преображенская база тралового флота" в 2020 году получила 1,9 млрд рублей прибыли
15 Апр 2021
Росрыболовство заявило о втором этапе программы инвестквот для переработки минтая

Подписка на новости

Тайны рыболовной дипломатии: от Ишкова до Шестакова. Подставился

2863
Эксклюзив

С этим явлением – «подставился» – в моей практике рыболовной дипломатии, да и в коридорах «рыбной московской власти», приходилось встречаться ни один раз. Они давали свой «эффект», как правило, почти моментально. Порой узнавал об этом спустя многие годы, после их происшествия. Вспоминаются наиболее яркие. Некоторые из них обидные: «Как же я так подставился при моем-то опыте?». Но то, что произошло, уже не вернешь!

Восток - дело тонкое

Японское рыбное хозяйство и, прежде всего, морское рыболовство всегда привлекало внимание российских рыбопромышленников и тех, кто стоял у штурвала рыбной отрасли Советского Союза. Министр рыбного хозяйства СССР А.А. Ишков был инициатором установления устойчивого, долгосрочного советско-японского сотрудничества в области рыболовства в послевоенный период. И это обуславливалось, прежде всего, стремлением к рациональному использованию совместных рыбных запасов, которые рыбаки российского Дальнего Востока и Японии вели промысел в одних и тех же районах Японского, Охотского, Берингова морей и в северной части Тихого океана.

Большое значение имело и то, что японское рыболовство в то время было мировым лидером по целому ряду показателей. Так по общему улову в 70-80 годах прошлого века Япония занимала первое место в мире, добывала 10-12 млн тонн ежегодно, а потребление рыбы населением страны превышало 50 кг/чел/год. Чем не пример для Советского Союза? И А.А. Ишков наставлял всех, а я этому свидетель, кто вел переговоры с японскими представителями, внимательно изучать японский опыт и бережно относиться к взаимному сотрудничеству в области рыбного хозяйства между нашими соседними странами.

Были у нас и такие «политики» высшего звена, которые считали, что надо использовать заинтересованность японцев в промысле рыбы в наших дальневосточных вода и побуждать их выступать с требованием к своему правительства о выводе военных баз США с японской территории. Министр А.А. Ишков не разделял такой подход. Он считал, что этот подход не даст ожидаемого эффекта, а вот разрушить рыболовное сотрудничество между нашими странами может. Помню, на одной из встреч с японским Министром иностранных дел, он подчеркнул, что «…рыболовные отношения между нашими странами -- это тот единственный «канат», который держит-скрепляет рыбаков двух соседних стран. И мы не должны ему позволить разорваться». И в этом министр был прав.

В конце ХХ начале ХХI века российско-японские отношения постепенно дрейфовали в направлении рыночной конкуренции – каждый сам за себя и в сторону преобладания политическими амбициями, что и привело наши взаимоотношения к самой низшей точке общего уровня за весь послевоенный период. В этих условиях надо вновь совместно искать новые точки соприкосновения взаимных интересов. Пока же все сотрудничество сосредоточено на бесперспективном «территориальном» направлении - только на островах южных Курил и заключении мифического «мирного договора». Вопрос, как говорят рыбаки, с бородой. И о нем ниже.

В конце 80-х годов прошлого века мне пришлось участвовать, как представителю от Министерства рыбного хозяйства СССР, в составе советской делегации на IV Дружеской встрече представителей общественности Дальнего Востока и Хоккайдо, которая проходила в Саппоро. Нашу делегацию возглавлял бывший Министр морского флота Гуженко Т.Б. В неё входил и Посол СССР в Токио Соловьев Н.Н. и ряд других, как тогда величали, «ответственных работников разных министерств, ведомств и представителей общественности». Команда была солидная и ответственная. Тем не менее, принимая во внимание, что встреча проходила на Хоккайдо, и что это неизбежно вызовет с японской стороны повышенные претензии к нам по так называемому «территориальному» вопросу, всем членам делегации было рекомендовано не втягиваться, в обсуждение этой «горячей» темы и твердо отвергать подобные японские претензии, направляя их за дополнительными разъяснениями к руководству советской делегации. Так все члены делегаций и руководители секций по направлениям и поступали, включая и меня, как представителя советской рыбной отрасли. Внимание японцев к нам, рыбникам, было повышенное, поскольку Хоккайдо - это передовое лицо рыболовства Японии. И вот в один из рабочих дней неожиданно, утром, как помню, в 8.30, позвонили в номер гостиницы, где я проживал, из приемной Губернатора Хоккайдо и сообщили, что Губернатор готов принять меня в 9.15, как заместителя Министра рыбного хозяйства СССР для обмена мнениями по сотрудничеству в области рыболовства, а машина уже ждет меня у подъезда гостиницы. В моем графике пребывания такого мероприятия не было. А мои попытки связаться с руководством делегации и запросить их «как поступать в подобном случае?» не увенчались успехом. Все были уже в дороге, каждый на своем мероприятии. Принимаю решение все же ехать на встречу с Губернатором.

По дороге помощник Губернатора разъяснил мне, что встреча чисто протокольная, её продолжительность до 15 минут и что она весьма нужна Губернатору для того, чтобы подчеркнуть своим рыбакам-избирателям, что он занимается советско-японским сотрудничеством в области рыболовства. Действительно, как только мы вошли в приемную Губернатора, он вышел, предупредительно приветствуя нас. Провел в кабинет, предложил чай и высказался, что «…несмотря на имеющиеся территориальные проблемы между нашими странами он, как Губернатор Хоккайдо, выступает за развитие советско-японских отношений в области рыболовства, включая и в районе южных Курил. Здесь, дескать большие возможности по наращиванию сотрудничества». В свою очередь мною была подтверждена заинтересованность советской стороны в сотрудничестве в области рыболовства по самым разным направлениям и отвергнуто наличие «территориальной проблемы». Далее беседа приобрела житейский характер и закончилась, как только помощник вошел в кабинет и поставил в известность, что очередные посетители уже пришли. Мы попрощались с Губернатором и направились к выходу, откуда и входили. Нас вежливо развернули в противоположную сторону, где был еще один выход. Быстро соображаю, что японцы, видимо, не желали, чтобы я встретился с теми, кто пришел вслед за нами. И это подтвердилось, когда на выходе из здания я увидел машину Посла СССР с флагом нашей страны. Вывод был ясен – Губернатор, вслед за мной, принимал руководителя нашей делегации и посла. Вроде ничего особенного. Но… в новостях, вышедших в этот же день в прессе, подчеркивалось, что Губернатор принял зам. министра по рыбному хозяйству, а затем и руководителя советской делегации и посла. А это уже политика, подчеркивающая, что важнее для Хоккайдо. На это, как всегда, «болезненно» реагируют дипломаты. Посол Н.Н. Соловьёв высказал мне претензии, что, дескать, надо было отклонить предложение японцев о встрече с Губернатором, сославшись на отсутствие об этом договоренности заранее. Парирую в ответ, что в этом случае японцы могли бы информировать своих рыбаков, что советский зам. министра по рыбному хозяйству уклонился от встречи с Губернатором. Тогда логично возникает вопрос: «А зачем мы сюда приехали? Развивать сотрудничество или уклоняться от него?». На этом мы и расстались с послом -- каждый со своим мнением. При этом подумалось, что посол имеет основания доложить «наверх», что Зиланов «своевольничает», ведет работу не согласованную с руководством делегации. Вот так просто на ровном месте и «подставился». Тонко – как на востоке.

Но на этом моё «подставление» тогда на японском направлении не закончилось. На встрече с прессой на вопрос о возможности развития сотрудничества в районе южных Курил я, разъясняя наш известный подход по этому вопросу, упомянул о действующих совместных советско-иностранных компаниях по рыбному хозяйству, которые уже работают на основе рыночного законодательства. А вот с Японией таких пока нет.

Пресса на следующий день широко освещала это, интерпретируя на свой лад: «По возможности применения законодательства Японии к японо-советскому совместному предпринимательству в области рыбного хозяйства в районе северной территории заместитель министра рыбного хозяйства СССР показал гибкую позицию». И далее такая газета как «Санкей-Симбун» от 9 октября 1989 года писала: «Г-н Зиланов В.К., зам. министра рыбного хозяйства СССР, …дал пресс-конференцию вечером 8-го числа, где по вопросу японо-советского совместного рыбохозяйственного предпринимательства, предложенного советской стороной в обмен на предоставление возможности ведения рыбного промысла японскими рыбками в районе, так называемом «треугольном», окруженном островами северной территории, он подчеркнул о возможности конкретного рассмотрения вопроса применения японского законодательства к совместной предпринимательской деятельности в том случае, если японская сторона сделает конкретное предложение осуществления такой деятельности в соответствии с японским законодательством. Его позицию можно рассматривать как гибкую, если иметь в виду твердую позицию МИДа Японии: неприемлемо совместное предпринимательство в районе северной территории, осуществляемое в соответствии с советским законодательством относительно совместной коммерческой деятельности». В этом плане высказывание г-на Зиланова привлекает внимание среди заинтересованных лиц и может оказать влияние на дальнейшую японо-советскую дипломатию в области рыбного хозяйства».

В итоге, «дома» пришлось объясняться на разных уровнях, что я имел ввиду. В последующем, бывая в Японии, я вел себя более осмотрительно, не давая повода для двойного толкования своих действий и высказываний.

На западе все проще

В свое времяАлександр III, находясь на рыбалке, на информацию адъютанта о том, что посол одной из европейских стран ожидает, ответил лаконично «Когда русский царь удит рыбу, Европа может подождать».

Приведённое высказывание русского царя, безусловно, имеет глубокий политический смысл. Действительно, в то далёкое время к действиям и мнению русского императора прислушивалась вся просвещённая Европа. Ссылка Александра III на «удение рыбы» только подчёркивала, что даже при этой своей незначительной «занятости» его не должны беспокоить кто - либо из европейских монархов. В своей же повседневной жизни цари, как свидетельствует история, предпочитали рыбалке охоту. Пристрастие к охоте культивировалось и у генеральных секретарей советской эпохи. Достаточно вспомнить увлечение охотой Н. Хрущёва и Л. Брежнева. В последующем в новой России Б. Ельцин, хотя и не чурался охотой, но с возрастом увлёкся рыбалкой и даже использовал её во время посещения России руководителями других государств с тем, чтобы решать сложные межгосударственные отношения. Именно рыбалка на живописной русской природе и с минимальными, в таких случаях, протокольными ограничениями позволяет быть открытым и идти на открытое обсуждение самых сложных вопросов. Ведь на рыбалке все равны! Нет младших и старших, сильных и слабых, начальников и подчинённых. Признание ваших способностей определит ваш улов. Именно он, улов, подтвердит, кто же оказался удачливым и умелым. И без всяких обид! Но так бывает не всегда. И об этом мне вспоминает поучительный случай, произошедший со мной во время «дипломатической рыбалки» в Норвегии, в районе Лофотенских островов, в начале 80-годов прошлого века. Тогда на это рыбалке я крупно «подставился» и была угроза реального увольнения из аппарата министерства.

После ухода на пенсию министра А.А. Ишкова, а это было в начале 1979 года, который занимал эту должность около сорока лет и вывел отечественное рыбное хозяйство в мировые лидеры, на эту должность был назначен его первый заместитель В.М. Каменцев. Свою рыбацкую школу он прошол у нас на Северном бассейне. Вначале на судоремонтном заводе, затем в Траловом флоте и в Мурманском совнархозе и только после северной обкатке стал первым замом у министра А. Ишкова. В этой должности В. Каменцев проработал более десяти лет. По существу он был, как тогда говорили «рабочим министром». Назначение В. Каменцева на должность министра было встречено рыбацким сообществом страны, да и ведущими рыболовными странами мира, весьма положительно. К этому времени международные связи в области рыбного хозяйства достигли своего пика. Встал непростой вопрос, в какую страну из более, чем 40 государств, с которыми имелись двухсторонние отношения в области рыбного хозяйства, должен осуществить свой первый деловой визит, вновь назначенный Министр рыбного хозяйства Советского Союза. У министерства иностранных дел на этот счет, как всегда, имелось свое особое мнение, и оно касалось африканских государств, так как именно там «варилась политическая кухня». К тому же, наш рыболовный флот в африканских водах добывал ежегодно до 2 млн. т рыбы. Мнение же рыбников и дипломатов-специалистов управления внешних связей Минрыбхоза (к тому времени я занимал должность заместителя начальника управления и курировал сотрудничеств с капстранами) сводилось к предпочтению первого визита министра в соседнюю Норвегию. И в этом тоже была своя логика. Развитие отношений с Норвегией в морском рыболовстве формировались с использованием новых форм сотрудничества, которые требовали дополнительного импульса. Была создана впервые в мировой рыболовной практике Смешанная Советско-Норвежская комиссия по рыболовству (СРНК), которая не только определяла объемы вылова основных объектов промысла в Баренцевом море, но и согласовывала программы совместных исследований рыбных ресурсов, мониторинг окружающей среды и т.д. Ежегодно проводились деловые встречи министров рыболовства двух стран. Они осуществлялись поочередно – в Советском Союзе и в Норвегии, что позволяло оперативно решать не простые рыбацкие проблемы в условиях «холодной войны». Ведь Норвегия – член НАТО и это всегда учитывалось и при решении рыбацких проблем. В случае оправдываемой на практике такого подхода (а это в последующем и произошло) он мог бы быть успешно применен и в сотрудничестве с другими натовскими странами. Дополнительным нашим «рыбно-дипломатическим» аргументом было и то, что в свое время министр А. Ишков свой первый официальный визит за рубеж осуществил в 1956 году именно в Норвегию. Немаловажное значение имело и то, что из вылавливаемых в то время нашим рыболовным флотом в Северо-восточной Атлантике около 2 млн. т на прилегающие к Норвегии воды и на район Договора о Шпицбергене 1920 г. приходилось около 1 млн. тонн. Точка зрения рыбных дипломатов получила поддержку министра В. Каменцева, и с ней согласились дипломаты МИД.

Программой пребывания советской делегации во главе с министром В. Каменцевым в Норвегии было предусмотрено посещение Лофотенских островов и выход в море, в район промысла нерестовой трески, или как ее называют норвежцы - «скрей». Это было щедрое предложение со стороны уходящего в отставку Министра рыболовства Норвегии Э. Болле и назначаемого нового министра Т. Листау. Почему щедрое предложение? Да потому, что нерестилища трески расположены у Лофотенских островов в территориальных водах, и норвежцы никого из иностранных рыбных делегаций туда не допускали. Как-никак, а треска для норвежцев и тогда, и сейчас - важный стратегический экспортный товар. Добираться же до Лофотенских островов из Осло нам пришлось на рейсовом пароходе, переоборудованном из старого рыболовного тральщика, работающем на угле. Это был своеобразный пароход – ретро, который должен был создавать иллюзию неторопливой старой угольной эпохи. Внутри же судна, великолепно отделанные каюты и прекрасная национальная норвежская кухня. Сопровождали нашу делегацию два норвежских министров рыболовства – Листау и Болле – и члены их делегации. Наша делегация была так же весьма представительна. В нее входили, наряду с министром В. Каменцевым и специалистами аппарата министерства, еще и посол Советского Союза в Норвегии Ю. Кириченко, дипломаты МИДа и сотрудник рыбного отдела ЦК КПСС Ю. Иньков. Последний впервые был официально включен в состав нашей делегации, как работник аппарата ЦК КПСС, что для того периода было редкостью. По своей основной профессии он был рыбником и ранее длительное время работал на Камчатке. Поскольку пароход выполнял свой обычный маршрут по расписанию, и на нем были пассажиры-норвежцы, то он, следуя вдоль побережья, останавливался в различных рыбацких поселках, что давало возможность почувствовать жизнь рыбаков и их заботы. В каждом таком поселке имеется местное самоуправление, а его жители объединены в коммуну. Безусловно, норвежцы хотели через знакомство нас с жизнью прибрежных коммун подчеркнуть, что все они зависят от рыбного промыла. И главное - от выделяемого объема квот в рамках СРНК. Другими словами, норвежцы добивались нашего понимания относительно выделения большего объема квот трески для прибрежного норвежского рыболовства за счет уменьшения морских квот для советского рыболовства в Баренцевом море. Пойти на это мы не могли. Кроме того, знакомство с прибрежными коммунами убедило нас в том, что по жизненному уровню и социальной защищенности они намного превосходят прибрежные рыбацкие поселки у нас на Севере в Мурманской и Архангельской областях. В этой связи произошел и такой курьезный случай. После очередного посещения коммуны, где нам продемонстрировали прекрасный стадион с искусственным покрытием, работник ЦК КПСС Ю. Иньков в сердцах, в кругу нашей делегации, сказал: «Мы строим коммунизм и пока немного достигли, а они строят капитализм, результаты налицо, да еще в насмешку нам называют рыбацкие поселки коммунами». На что наш посол Ю. Кириченко разъяснил, что наименование «коммуны» традиционно норвежское, да и правящая партия Норвегии - социал-демократы - не так далеко ушли от коммунистической идеологии, к тому же, они отстаивают социальную защищенность рыбаков. На этом полит ликбез и закончился с чувством горечи по поводу нерешенных социальных проблем наших северных рыбацких поселков.

Более суток добирались до Лофотен. Был и штиль, была и умеренная болтанка. Кое-кого из кабинетных норвежских чиновников даже прикачнуло. Наша же делегация бодро лакомилась норвежской судовой кухней, сдабривая её в меру крепкими напитками. На следующий день, после ознакомления с местными рыбацкими предприятиями, вышли на спасательном буксире, принадлежащем береговой охране, в район промысла нерестовой трески у Лофотенских островов. Переход занял не более часа. Немного неприятно болтало, как это всегда бывает на спасательных буксирах. На борту, кроме членов советской и норвежской делегаций, были и корреспонденты ведущих СМИ Норвегии с тем, чтобы взять интервью у министров непосредственно на промысле, что программой ранее не было запланировано. Министр В. Каменцев несколько насторожился. Он не одобрял экспромты, да еще при зарубежных официальных визитах. Спросил, шутя, у министра Болле: «А треску мы будем ловить или только смотреть, как другие ловят?». В ответ слышим типично норвежское гортанное: «Да-да, обязательно будем!». Интересуемся, а как быть с законом Норвегии, ведь он не разрешает иностранцам ловить треску, да еще в территориальных водах у Лофотен? Нас успокаивают: договорились с береговой охраной, к тому же вас оформили как туристов, а туристам можно по закону заниматься спортивным рыболовством даже в территориальных водах Норвегии. Еще один сюрприз-экспромт! Размышляю, в свою очередь, мы же все в обычной парадной одежде. Как в ней рыбачить, да ещё в морских условиях? Ладно, успокаиваюсь – будь, что будет. Справедливости ради всё же и мы использовали рыбную ловлю в своей рыболовно-дипломатической практике. Вспоминаю, в бытность министра А. Ишкова, такая рыбалка на Черном море была организована и тоже якобы экспромтом во время визита в нашу страну Министра рыболовства Дании Я. Якобсена. Прошла она удачно, и это создало между министрами двух стран деловые, доверительные отношения. Это и способствовало развитию рыболовных отношений в будущем.

Между тем буксир выходит в районе промысла у Лофотенских островов. Взору отрывается впечатляющая картина! Сотни маломерных норвежских судов, ведущих промысел нерестовой трески ярусами, плавными сетям, крючковыми орудиями лова на «поддев» на фоне белоснежных скалистых гор, скал и сине-свинцового моря. Картина, впечатляющая по масштабу и плотности судов, да еще и суровая северная природа!

Неожиданно буксир сбрасывает обороты, разворачивается носом на волну. Появляются на палубе матросы с рыбацкими незамысловатыми снастями для лова рыбы на крючки. А это 60-80 м шпагата с 5-6 крючкам в нижней части перед увесистым грузом. У нас на Севере у поморов это называется «лов рыбы на поддев», или как говорят в народе «лов на дурака», так как наживка не применяется. Косяки рыбы настолько плотные, а сама рыба так голодна в местах нереста, что хватает крючок без всякой наживки. Главное - постоянно подергивать вверх-вниз и чувствовать, когда рыба села на крючок. Способ вроде бы простой, но навык все же нужен. Министры Болле, Листау, Каменцев как-то с некоторым сомнением и с определенной неловкостью опускают снасти за борт. То же самое проделывают некоторые, отважившиеся на это, члены норвежской и советской делегаций. По крайней мере, те, кто выдерживает качку и имеет пристрастие к рыбалке и навык лова на поддев. Таких оказалось немного, в их числе я и мой партнер по переговорам с норвежской стороной в рамках СРНК Гунар Гундерсен. Спустя несколько минут поле начала лова, министры Листау и Каменцев поднимают свои снасти, и вот удача: у обоих, как по заказу, по одной треске длиною 40-45 см. Министры довольны, пресса щелкает затворами фотоаппаратов, телекамеры стрекочут. Министры, посоветовавшись, сочли, что рыба мелковата и к удовольствию представителей СМИ отпускают свой улов в море. Этим жестом оба министра подчеркивают, что они уже договорились не вести промысел мелкой трески. Они прекращают рыбалку и с азартом болеют за достижениями членов своих делегаций. Кто-то, вытащив одну-две трески, но небольших размеров, тут же заканчивал лов. Один я пока не поднимал свои снасти из воды. Все взоры на меня: что, не клюет? Еще пару минут выжидаю и начинаю поднимать свои снасти. И вот удача - на пяти крючках по крупной трещине! У меня аж дух захватило, пресса норвежская просто в восторге, снимает в разных ракурсах такой улов. Министры поздравляют, наш посол подчеркивает особо, что не оплошали северные советские рыбаки. Спрашивают, как же это удалось - за один раз поднять улов на всех пяти крючках? Пришлось поделиться «секретом», который заключался в том, что надо выжидать, когда на все пять крючков попадет рыба. Естественно это выжидание дается с опытом, а он у меня был. Ещё раз забрасываю и вновь сразу трёх рыбин взял. Азарт удовлетворён! Парадная одежда стала рыбацкой. По завершении рыбалки и ознакомлении с промыслом состоялся подход министров двух стран прямо на спасательном буксире к прессе. На вопрос одного из корреспондентов: «Кто же победил в рыбной ловле?» --министр В. Каменцев ответил: «Рыбацкая дружба». В свою очередь министр Т. Листау присоединился к этому и затем добавил: «Победил все же Вячеслав Зиланов, и по правилам любительского рыболовства Норвегии он может весь свой улов без всякой пошлины увезти к себе домой». Последнее соответствовало действительности и, видимо, больше предназначалось для прессы. Дескать, у нас все по закону. В целом день завершился на победной советской ноте. На следующее утро за завтраком в гостинице в кругу нашей делегации чувствую - стоит какая-то пасмурная обстановка. Посол и министр просматривают прессу и как то молчаливо кивают в мою сторону. Наконец министр Владимир Михайлович Каменцев, как бы в шутку обращаясь ко мне, говорит: «Если еще раз будешь так ловить рыбу, как ловил вчера, уволю с работы». На мой вопрос, что же я сделал не так, он дает мне норвежские газеты. На всех главных полосах моя восторженная физиономия с уловом трески. Министры на втором плане. Смотрю, одна из центральных норвежских газет - «Афтенпостен» - пишет: «Более удачлив (чем министры - пояснение авт.) при лове на уду и крючок был, несомненно, руководитель переговоров Вячеслав Зиланов, который чувствовал себя, как рыба в воде. С восторгом он вытащил восемь прекрасных рыбин, тогда как его норвежский коллега генеральный директор Гунар Гундерсен с восхищением наблюдал за происходящим. Если это в какой-то мере отражает соотношение сил между делегациями на переговорах, то норвежским рыбакам не на что особенно надеяться в предстоящей тяжбе». И это в первый официальный визит министра В. Каменцева! Естественно именно он – министр – должен быть в центре внимания всей норвежской прессы. Огорчение явно просматривалось во взгляде В. Каменцева в мою сторону. Даже мелькнула мысль, что вернёмся домой в Москву и будет разбор полёта – моей рыбалки. Словом, сам я «подставился» из-за своего рыбацкого профессионализма или меня подставили норвежские журналисты - так и осталось загадкой по сей день.

Правда у нашего посла Юрия Кириченко на это была своя версия. Он считал, что для норвежского менталитета важнее в рыбацком деле не начальник, а удачливый рыбак, и что нечего искать политес там, где его и в помине нет: «В Москву доложим, что и на рыбной ловле в районе Лофотен в центре внимания норвежской прессы были министры двух стран». Для себя же я сделал вывод на будущее: ловить на «дипломатической рыбалке» следует меньше первого лица. Покидая Осло в аэропорту, вдруг провожавший нас министр Т. Листау через переводчика мне тихо говорит: «Прилетишь в Москву, не забудь получить свой улов и передаёт багажную квитанцию». В свою очередь благодарю министра, а у самого сердце заёкало: «Как же я его получу, что и как объясню нашей таможне?». В самолёте говорю об всём В. Каменцеу. Он удивленно говорит: «И это всё». Отвечаю уныло: «Да». Слышу в ответ: «Скажешь таможне, что это мой багаж». Так всё и прошло. Ну, думаю, уж теперь оргвыводов не миновать. К чести министра В. Каменцева дома разбора полёта – рыбалки не произошло. Видимо аргументация посла Ю. Кириченко была убедительной. Что же касается трески, то поделили её по брацки – между всеми членами делегации. Такую команду дал В. Каменцев с одобрением всех. Более того через некоторое время министр предложил мне возглавить управление внешних сношений и генеральных поставок министерства.

Что же касается «дипломатических рыбалок» в будущем, то такая возможность мне не раз представлялась, и я следил за уловами глав делегаций и их старался не перелавливать. Подальше от греха! Больше по душе мне удавалась рыбалка в Норвегии с моим другом бывшим представителем Минрыбхоза СССР в Осло Георгием Лукой на морской ловле скумбрии. Отменная рыбалка и без всякой дипломатии. И после неё по стопарю!

И все же, справедливости ради, сознаюсь, что на последней своей «дипломатической рыбалке», которая проходила в море в районе норвежского Финмарка, где во главе делегации от Мурманской области был Губернатор Юрий Алексеевич Евдокимов, а я был в то время его замом, ловили мы по принципу – кто больше и крупнее поймает. Известно, что Юрий. Евдокимов - рыбак опытнейший, удачливый со стажем. Именно ему принадлежит, так народ рыбацкий молвит, аксиома: «День, проведённый на рыбалке, не зачитывается в продолжительность жизни». И все мои старания переловить Ю. Евдокимова успеха не имели. Хотя желание повторить свой, почти 30-летней давности, лофотенского «триумф» был огромен. Как известно президент В. Путин увлекается рыбной ловлей. Интересно, как в таких случаях, ведёт себя Европа и каковы уловы подчинённых президенту служивых? Или и они «подставляются»?

21 ноября 2020 года
Вячеслав Зиланов.


Читайте также...

Благотворительные проекты

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10

Календарь публикаций

Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
29 30 31 1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30 1 2
 <  Апрель   <  2021 г.