Последние публикации

27 Ноя 2020
Икорного короля взяли за жабры
27 Ноя 2020
Придорожная торговля рыбой и икрой попала под санкции
27 Ноя 2020
Итоги контрольно-надзорной деятельности в период лососевой путины 2020 года.
27 Ноя 2020
В поисках точки опоры
27 Ноя 2020
Мурманская компания увеличит производство филе рыбы за счет постройки траулера в 2022 году
27 Ноя 2020
О ходе реализации инвестиционных проектов по строительству судов рыбопромыслового флота
27 Ноя 2020
Цена экспорта филе выращенной трески из Норвегии продолжает расти при снижении уровня поставок
27 Ноя 2020
О задержании 3526 кг рыбы без ветеринарных сопроводительных документов
27 Ноя 2020
В Мьянме запущен проект «умного» совместного управления рыбными запасами
27 Ноя 2020
Подводные технологии помогут бороться с незаконным промыслом в Австралии
27 Ноя 2020
Под сомнительный треск льда на озере Буссе собралось не меньше сотни рыбаков
27 Ноя 2020
2 тонны рыбы-лапши зашло в сети сахалинских добытчиков
27 Ноя 2020
Как прошел нерестовый период?
27 Ноя 2020
В Челябинске подвели итоги рыбоохранной работы и наградили инспекторов
27 Ноя 2020
Более 50 тысяч сеголеток черного амура выпустили в озера Песьво и Удомля Тверской области
27 Ноя 2020
За январь-октябрь 2020 года объем экспорта рыбы, рыбопродуктов и морепродуктов вырос на 7%
26 Ноя 2020
Почти 40 тыс. мальков черноморского лосося выпустили в реку Мзымта в Сочи
26 Ноя 2020
На Сахалине рыбаки массово проваливаются под лед озера Буссе в погоне за корюшкой
26 Ноя 2020
На Ямале впервые создадут цех по производству рыбной муки
26 Ноя 2020
На Вологодчине выращено более 600 тонн товарной рыбы
26 Ноя 2020
Предприятиям-экспортёрам на Камчатке планируют возмещать часть затрат на доставку экспортной продукции
26 Ноя 2020
403 тонны углохвостой креветки добыли сахалинские рыбаки
26 Ноя 2020
Ожидается, что в этом году вьетнамский экспорт пангасиуса вырастет до 1,5 млрд долл. США
26 Ноя 2020
Партия икры морского ежа из Мурманска направлена на промышленную переработку
26 Ноя 2020
Спрос на норвежскую мороженую скумбрию вырос на 19 процентов
26 Ноя 2020
Датская AKVA заключила крупную сделку по проекту аквакультуры лосося в Китае
26 Ноя 2020
В Северо-Охотоморской подзоне убили на 34 морских зайца больше, чем было можно
26 Ноя 2020
Двое охинцев выудили на реке Булкунар 517 тушек горбуши и кеты
26 Ноя 2020
Три новых причала введут в эксплуатацию в мае следующего года
26 Ноя 2020
На 23 ноября российские рыбаки добыли свыше 4,5 млн тонн водных биоресурсов
26 Ноя 2020
Суды встают на защиту прав рыбоводных хозяйств
26 Ноя 2020
На водоемах УрФО инспекторами рыбоохраны за неделю выявлено более 70 нарушений
25 Ноя 2020
Трутнев: Конфликта между рыбаками и бизнесом на Дальнем Востоке нет
25 Ноя 2020
Более 600 кг черной икры задержали на трассе в Иркутской области
25 Ноя 2020
Промысловые компании Сахалина начали реализовывать свежую рыбу по доступной цене
25 Ноя 2020
«Вкусы России»: поддержим камчатскую продукцию!
25 Ноя 2020
Красный прилив
25 Ноя 2020
Сахалин поддержал инициативу по закрытию российских портов для судов-браконьеров
25 Ноя 2020
Тонну курильского минтая не выпустили из Омской области в Казахстан
25 Ноя 2020
Власти Удмуртии до 2025 года планируют вложить почти 350 млн рублей в производство рыбы
25 Ноя 2020
Восстановить прибрежный промысел
25 Ноя 2020
Еще двум компаниям из Мурманской области одобрены заявки на получение статуса резидента Арктической зоны РФ
25 Ноя 2020
Российская рыбопродукция ждет согласования ветсертификатов с Египтом
25 Ноя 2020
Организована проверка по факту происшествия с рыболовецкими судами в Баренцевом море
25 Ноя 2020
Трагедия реки Камчатки
25 Ноя 2020
Проект Роспотребнадзора о новых требованиях к маркировке продуктов раскритиковали
25 Ноя 2020
Путин подписал закон об упрощении возврата НДС при экспорте рыбы
25 Ноя 2020
Омуля в Байкале все больше, но до разрешения рыбной ловли еще далеко
25 Ноя 2020
Россия и Республика Беларусь обсудили вопросы охраны и рационального использования водных биоресурсов
25 Ноя 2020
Вылов пелагических видов рыб на 96% превышает показатели прошлого года

Подписка на новости

Ростовское «икряное дело»

1409
Эксклюзив
«Человек и Закон» исследует факты, которые следствие пытается либо скрыть, либо извратить...

Икорная тропа войны

Крупный бизнес в чужом регионе – расширение горизонтов или заведомый приговор?

В преддверии 2020 года в городе Ростов-на-Дону с прилавков исчезла красная камчатская и чёрная икра. У крупного поставщика и производителя ООО «Торговый дом «Дары Камчатки» были изъяты тонны новогоднего деликатеса.

Самый дорогой продукт питания, конфискованный в колоссальном объёме в период максимальной маржинальности, – если это случайность, то просто фатальная. В причинах столь масштабного оперативного мероприятия и судьбе икры, так и не порадовавшей в новогодние праздники ростовчан, разбирался корреспондент Северо-Западного информационного центра «Человек и Закон».

«И ТАК СОЙДЁТ!»

17 декабря 2019 года было возбуждено уголовное дело в отношении Романа Никоры – директора Торгового дома «Дары Камчатки» – по признакам преступления, предусмотренного статьёй 238 УК РФ («Сбыт продукции, не отвечающей требованиям безопасности») и признакам, предусмотренным статьёй 258 УК РФ («Оборот биоресурсов, занесённых в Красную книгу»).

Спустя всего несколько часов после возбуждения дела начались обыски одновременно в восьми магазинах розничной торговой сети, в помещении склада-цеха и в офисном помещении. А тут ещё – счастливый случай – всё руководство компании как раз находилось за тысячи километров, на Камчатке, откуда «Торговый дом» заказывал и транспортировал продукцию.

В момент визита правоохранителей в производственном цеху шёл процесс расфасовки икры. На видеозаписях с камеры наблюдения видно, как замерли от неожиданности работники цеха. Они с недоумением наблюдают за поведением вторгшихся на территорию производства людей. Последние бесцеремонно ходят в уличной обуви и верхней одежде на территории санитарной зоны и раздают указания растерявшимся сотрудникам.

«Были сотрудники Россельхознадзора у нас в складе-цехе, два человека, мужчина и женщина, – сообщает Наталья Даниленко, юрист, директор ООО «ТД «Дары Камчатки» (в настоящее время).– Под их ведением и указаниям следователя пробы отбирали наши работники. Фасовщица отбирала в одном цехе, а в складе отбирал кладовщик».

Отбор проб производился в пластмассовые контейнеры, имеющиеся на складе. Никаких специальных инструментов и стерильных тар для изъятия икры члены оперативной группы не предоставили. Их мало беспокоили суетящиеся работники цеха и отбираемые пробы, зато не на шутку заинтересовала камера видеонаблюдения. Ей-то, нагло фиксирующей по-хозяйски разгуливающих по цеху незваных гостей, и осталось больше всего.Аппаратуру уничтожили попавшейся под горячую руку шваброй.Остальные действия оперативной группы остались за кадром.

В магазинах, как и в цеху, отборы проб делали сами работники. По словам продавцов, им приказали это делать проводившие обыски сотрудники ОБЭП и Россельхознадзора.

«Забежали люди, много людей, – вспоминает вторжение силовиков в магазин продавец-кассир Людмила Крылова. – Закрыли сразу же дверь, сказали: «Замкните, отложите все телефоны, уберите всё». Постановление дали, которое мы прочли, что у нас икра некачественная. И сказали достать всю икру»…

«Должен был сам врач делать это, – комментирует процесс отбора проб продавец-кассир Людмила Садовская. – Накладывали пробы мы лично, в свою посуду, своими ложками. При этом мимо проходили сотрудники в верхней одежде, в тот момент, когда пробы накладывались в ёмкости».

О порядке отбора проб продавцов, равно как и работников цеха, в известность не поставили. Такая вот случайная закономерность.

«Отбирали нестерильными инструментами в нестерильную тару. – отмечает нынешний директор Торговой сети Наталья Даниленко. – Обыски происходили порядка шести часов. Температура в магазинах +25 градусов – всё это лежало на прилавках, либо в центр зала выносили. Пробы на микробиологию необходимо было поместить сразу в охлаждаемые ёмкости, боксы. Тоже у нас об этом обязательном требовании забыли».

Камеры, надо сказать, правоохранители в магазинах, в отличие от цеха, не тронули. Зато досталось покупательнице, ставшей случайным свидетелем обысков в одном из магазинов.

«Она захотела побыть понятой, то есть она предложила это, на что было столько нецензурных выражений в её адрес, в адрес продавцов, что её, можно сказать, просто оттуда выволакивали, – возмущается Наталья Даниленко. – Она просто фиксировала происходящее, но у нас таких не хотелось, хотелось тех понятых, которые привезли с собой сотрудники».

«Выжившие» камеры демонстрируют печальную картину: испуганные и растерявшиеся продавцы судорожно дуют в пакет, нервно облизывают ложку после икры. А сотрудники Роспотребнадзора будто бы не замечают этих грубых нарушений санитарных норм.

Да и сама конфискация продукции производилась, мягко говоря, «спустя рукава». Банки с икрой не пересчитывали, не указывали конкретных наименований, взвешивали продукцию уже в поддонах.

«Мы очень долго «сращивали» свои остатки в бухгалтерии – она же у нас на балансе – спротоколами изъятия. И даже вычисляли – и видно сходство в граммах – что они путали тару стеклянную с пластиковой, пластиковую со стеклянной, горбушу с кетой», – констатирует Яков Литвиненко.

В то время, как опустошались прилавки магазинов и складские помещения цеха, в офисе компании производилась выемка документов. Причём, документальная конфискация по тщательности мало чем отличалась от продуктовой.

Присутствовавшая при обысках в офисном помещении сотрудница ООО «ТД «Дары Камчатки», в деталях описывает происходившее: «Выбранные ими документы укладывались в наши же папки, пересчитывалось количество листов в этих папках без указания, что это за документы, то есть не указывалось, как должно было быть (вид документа, его обязательные реквизиты, как номер и дата документа)».

По словам очевидцев произошедшего, в офисе также был IT-специалист опергруппы. Он хаотично перемещался по кабинетам, включал компьютеры по очереди и мониторил их содержимое.

«Искали информацию, о которой мне ничего неизвестно, – продолжает сотрудница офиса. – То есть цели и задачи их мне не озвучивались, конечно. И, принимая во внимание то, что они всё-таки вытащили винчестеры из всех компьютеров в нашем офисе, могу сделать вывод, что быстро не нашли того, чего искали, может, вообще не нашли».

ИСПЫТАНИЯ ИКРЫ

Но главная цель – изъятие икры – была выполнена. Далее предстояла транспортировка 8,5 с половиной тонн продукции до места хранения.

«При погрузке икры сотрудниками были положены (образцы икры — прим. ред.) в наши коробки, без холодильного оборудования, – подчёркивает халатность осуществления перевозки продавец Садовская. – Посмотрела вышла специально, куда уносят наш товар, товар компании. Это просто было всё поставлено в багажник в обычной российской машине».

Икра может храниться при температуре от -4 до -6ºС. Справка из гидрометеоцентра гласит, что температура воздуха в день перевозки составляла +8 ºС.

Сейчас эта икра вряд ли пригодна к реализации. После того, что она «пережила» при вывозе с мест изъятия и последующем хранении.

Посудите сами. Сначала рыбный деликатес достали из холодильников и держали при комнатных +20 градусах во время отбора проб (в магазинах и цеху). После – переместили на улицу. Температура там была ниже, чем в помещениях, но всё же далека от необходимой. И вряд ли нужные условия могли обеспечить необорудованные холодильными камерами автомобили, перевозившие икру. Температурные американские горки завершились экстремальной заморозкой при -18.

Директор «Хладокомбината» Юрий Ангелов сам подтверждает несоответствие требуемой температуры хранения с фактическими условиями. Рекомендуемый температурный режим значительно выше температуры в морозильных камерах.

«-4-6 градусов. Когда они принесли нам конфискат этот, мы им сразу сказали: температура у нас -18. Кому-то позвонили – согласны, оставляем. Расписали, написали: температура -18. Мы температуру меньше и не держали».

Предварительно подогретая икра, помещённая в мороз, покрылась снегом и коркой льда. Но заметили эту «шубу» лишь благодаря перегоревшей лампочке.

«Там лампочка перегорела… Электрики полезли туда… Даже кабель порвался – это всё во льду.Просто там «шубу» убирали – снега много было, заставил убрать сверху там», – признался Юрий Ангелов.

Но как бы не счищал снег Хладокомбинат, вернуть товарный вид перемороженной продукции сейчас не представляется возможным…

«Как её теперь из этого состояния выводить, чтобы она не превратилась в кашу? – негодует Наталья Даниленко. – У нас производство в технических условиях не прописывает, потому что этого просто нету».

Стоит отметить, что отборы проб осуществлялись не только при обысках, но и в Хладокомбинате, уже после температурной «пытки».

Исследование на микробиологические показатели выявило превышение содержания дрожжей в некоторых образцах красной икры – 350 КОЕ/г вместо допустимых 300.

Судебно-медицинский эксперт эту часть продукции посчитал опасной для жизни и здоровья граждан. Причём скорость, с которой исследовались образцы, заслуживает отдельного внимания.

«Эксперт Усачёв у нас проводил исследование, – утверждает Наталья Даниленко. – Проводились у нас экспертные исследования: 63 – это по пробам, которые были отобраны 17 декабря, и 32 пробы, которые были отобраны в январе, дополнительные, то есть порядка ста экспертиз. Если составить их по хронологии экспертизы, то они делались в минуту по одной или две штуки».

Дрожжи в гораздо большей концентрации используются при производстве хлеба и кваса. Неужели эти продукты также способны убить человека?

«На Сахалине было дело, когда у компании превышало количество дрожжей в икре в 500 раз, – информирует Яков Литвиненко. – И ей было просто рекомендовано изъять эту икру из оборота».

Но вопрос даже не в том, сколько дрожжей было обнаружено, а в том, как они были обнаружены. Ведь рост дрожжей, как известно, происходит в тепле.

По утверждению Всероссийского института рыбного хозяйства, «рост содержания дрожжей выше допустимой концентрации может произойти в результате нарушения порядка отбора проб, условий перевозки и хранения».

«Когда проводятся исследования, тот ГОСТ, который определяет показатели дрожжей и плесени, не даёт стопроцентный результат, потому что это относительная характеристика, они достаточно быстро растут. На пятый день их будет такое количество, на шестой, седьмой их будет гораздо большее количество. Хочу обратить внимание, что у нас дрожжи выявлялись на десятый день», – подчёркивает Наталья Даниленко.

Любопытно, что «Ростовский референтный центр Россельхознадзора», проводивший экспертизы, «Дары Камчатки» знают не понаслышке. Они каждый месяц в рамках производственного контроля сдают продукцию на проверку в ту лабораторию, которая составила протокол о нарушении. И никаких нареканий к качеству икры до возбуждения дела не было. Кстати, спустя месяц после составления протокола испытаний в рамках следствия, при плановом изучении продукции в ней снова не находят никаких нарушений.

«Получается, «до» было всё хорошо, «после» было всё хорошо, а вот этот период нашли все превышения, хотя продукция вся одна и та же, – недоумевает Роман Никора. – И как это объяснить, у меня не укладывается в голове».

Что касается чёрной икры – здесь ещё интересней. В Азовском научно-исследовательском институте рыбного хозяйства, где проводились исследования, часть икры сочли аквакультурной, часть отнесли к естественному (дикому) происхождению. Само происхождение икры определяли по уровню каротиноидов. Данная методика, по утверждению самого института, носит вероятностный характер. То есть именно предположения легли в основу возбуждения уголовного дела!

И вот ещё любопытная математика: из изъятых в магазинах торговой сети 800 килограммов икры были отобраны 63 пробы. А из 7 с половиной тонн, вывезенных из склада-цеха, – всего 4! Как говорится – почувствуйте разницу. Качество икры из магазинов почему-то подверглось гораздо большему сомнению, чем икры из склада, которую практически не проверяли. Зачем тогда было изымать 90% продукции, качество которой заведомо не ставилось под вопрос?

РОЯЛЬ В КУСТАХ

Экспертизы проведены, и на этом, казалось бы, эпопея с конфискованной икрой закончилась. Но не тут-то было!

Спустя два месяца «Дары Камчатки» во время ревизии на складе ждал сюрприз. За ящиками в фасовочном зале скромно пряталась 170-килограммовая тара с опечатанной, но забытой икрой. Причём продукция эта, как оказалось, перекочевала на склад с одного из магазинов.

«Икра горбуши в ведёрках, осетровая икра, икра в стеклобанке, лососёвая, икра в пластиковой банке, – эта вся продукция была привезена сюда из магазина Аксай, также эти вёдра, – Яков Литвиненко демонстрирует оставленную следствием в цеху продукцию. – Привезли сюда, поставили на паллет, мы его обнаружили, написали ходатайство, то, что продукцию вы оставили, что за халатность, как можно оставить продукцию, которую вы изъяли».

На что следователь ответил, что эта икра оставлена на ответственное хранение кладовщику Клопышко. О чём последний даже не догадывался.

«Как они могли ему оставить на ответ. хранение, если это не его дом, не его холодильник? Это территория, которую арендует компания, которая сдаётся в субаренду дальше. Если кто-то и мог подписать документ об ответственном хранении, то только юридическое лицо – это мы», – заключает Литвиненко.

Кстати, в помещение склада-цеха незваные гости проникали ещё до возбуждения уголовного дела. Причём совершенно криминальным способом.

«Дней за десять до изъятия было взломано это окно, – Яков Литвиненко показывает место незаконного проникновения. – Грабители (их ориентировочно было двое) вынесли сейф и видеорегистратор.

Странный предмет ограбления, не находите? Украли не деньги и даже не продукцию.

Затем последовал второй взлом, но ещё более дерзкий. В стене склада попросту вырезали дыру в стене болгаркой.

Собственники производства писали заявление в полицию, но реакции не последовало.

«21 декабря 2019 года в отделе МВД России по Аксайскому району зарегистрирован материал проверки по факту повреждения стены складского помещения и хищения имущества организации, занимающейся торговлей рыбной продукции. По указанному материалу проверки вынесено промежуточное решение – постановление об отказе в возбуждении уголовного дела», – отрапортовала Екатерина Зайцева, ст. референт отдела информации и общественных связей главного управления МВД России по Ростовской области.

ОТКУДА ДУЕТ ВЕТЕР

«Дары Камчатки» – компания очень молодая. Но создавалась она при поддержке надёжного отечественного производителя и поставщика ООО «Тымлатский рыбокомбинат». За 20 лет своего существования эта компания из небольшого завода превратилась в один из самых крупных рыбопромышленных холдингов России.

Масштабы предприятия подробно описывает Роман Никора: «На сегодняшний день это компания, которая имеет самые современные заводы на побережье, самый современный флот, компания, которая имеет свои лаборатории, для того чтобы каждая партия проходила контроль качества. Компания, которая не просто добывает и продаёт рыбу, а использует полный цикл переработки…  Всё это говорит о серьёзном подходе этой компании к тому, что она делает».

За прошлый год, по словам учредителя ООО «Торговый дом «Дары Камчатки» Якова Литвиненко, «Тымлатский рыбокомбинат» побил мировой рекорд по добыче рыбы одним предприятием. По его словам, было поймано 69 тысяч тонн горбуши и кеты.

«Не просто поймано, а переработано, – отмечает Яков Литвиненко, – выпущена готовая продукция и отгружена по всей нашей стране, за рубеж, в страны Азии. Такие моменты говорят о том, что с поставщиком можно работать»…

Будущие бизнес-партнёры Роман Никора и Яков Литвиненко знают работу рыбокомбината изнутри. Более 15 лет они посвятили работе в этой компании. А потому полностью владеют процессом производства – от добычи и транспортировки до переработки и выпуска готовой продукции.

«В 2016 году мы с моим партнёром приняли решение замкнуть логическую цепочку от добычи до продажи её трейдерам рыбопродукции – что нужно пойти дальше и доставить эту продукцию непосредственно до конечного потребителя», – вспоминает Роман Никора.

Было принято решение приехать в город Ростов-на-Дону развивать эту стратегию на территории Южного федерального округа. В итоге предприниматели добились комплекса, включающего в себя сырьё, транспортировку, глубокую переработку, производство широкого ассортимента продукции и розничную реализацию.

«У нашей сети главный козырь – качественная продукция, и мы очень дорожим нашими клиентами и своим именем, – признаётся Яков Литвиненко. – На сегодняшний день не было ни одной официальной жалобы, возмущении о том, что у нас плохое качество».

Продукция, которую «Дары Камчатки» приобретали у других производителей, полностью легальная, со всем необходимым пакетом документов.

Екатерина, финансовый директор ООО «ТД «Дары Камчатки», озвучила документальный перечень: «На всю продукцию у нас имеются товарные накладные, входные документы бухгалтерские, каждая позиция имеет сопроводительное ветеринарное свидетельство. Всё, что было выпущено в нашем цеху, имеет производственный сопроводительный ветеринарный документ. Также на чёрную икру у нас имеются декларации соответствия»

Южный покупатель по достоинству оценил продукцию «Тымлатского рыбокомбината». Пришлась она по вкусу и местным ритейлерам.

«Когда видят этикетку «Тымлатского рыбокомбината», когда видят пломбы, то никто не пробует даже эту продукцию, – утверждает Роман Никора. – То есть продукция за эти годы так себя зарекомендовала, что нет потребности вскрывать эти ёмкости и пробовать эту продукцию. Именно это говорит о том, что качество, наработанное за долгие годы, даёт вот такие результаты».

Казалось, местные представители бизнеса были рады заезжим предпринимателям, открытым к сотрудничеству и взаимоподдержке. Было даже заключено сотрудничество с крупным и влиятельным ритейлером Ростовской области. При коллаборации с ним «Дары Камчатки» реализовали порядка 400 тонн икры.

«Торговали – веселились, посчитали – прослезились, – иронично подмечает Роман Никора. – В результате этих совместных проектов мы недополучили порядка 60 миллионов рублей».

Сотрудничество, так сильно ударившее по карманам «Даров Камчатки», было крайне выгодным для оптовика – он приобретал готовую продукцию без наценок.

«Именно потому, что не было посредников, мы имели большое преимущество перед конкурентами, которые находятся на рынке. Да и политика нашей компании заключалась именно в том, чтобы не задирать маржу и ждать, пока это кто-то купит, а за счёт оборота и маржинальности выходить на очень хорошую прибыль», – объясняет Никора.

Ценовая политика «Даров Камчатки» пришлась по вкусу и конечному потребителю.

Но, к сожалению, у соотношения «цена-качество» есть и обратная сторона медали. А целевая аудитория у компаний, занимающихся реализацией рыбной продукции, одна и та же.  

«Быть может, мы и былинемного неудобными для компаний, которые давно находятся на этой территории и на этом рынке работают», – делает вывод Роман Никора.

Как нам стало известно, о возможной причастности ООО «ТД «Дары Камчатки» к реализации некачественной икры в правоохранительные органы заявил некий гражданин Котлубай С.В. Он же присутствовал и при проведении контрольной закупки.

«В ноябре месяце, проживая в городе Азове, приезжает в Ростов, заходит нам в магазин и покупает достаточно большой объём икры, как выясняется из его пояснения, – комментирует Наталья Даниленко. – Приходит, кушает, как он пишет, и, в последующем, через какое-то время чувствует недомогание. По поводу своего недомогания в больницу он не обращается, чеки не сохраняет, но, как сознательный гражданин, идёт сразу же в ФСБ Ростовской области и пишет заявление, что я очень переживаю за людей, которые будут травиться данным видом икры, приобретённым в «Дарах Камчатки».

Почему покупатель обратился не в полицию и даже не в следственный комитет, а сразу в ФСБ? Один этот факт, не говоря уж о космической скорости, с которой дальше развивались события, наталкивает на мысль о неслучайности произошедшего…

Но кто же такой этот Котлубай С.В.? На этот вопрос приоткрыл завесу тайны Интернет, где человек с аналогичными фамилией и инициалами фигурирует в судебном акте Азовского района Ростовской области по статье о нарушении правил, регламентирующих рыболовство. Если эти совпадения неслучайны, то получается любопытная картина – недовольный качеством икры крупного производства Котлубай С.В. является правонарушителем в рыбном промысле. Он привлекался к ответственности за незаконную добычу определённых видов водных ресурсов – аналогично тому, что предъявляется в настоящее время генеральному директору ООО «Торговый дом «Дары Камчатки». И этот факт не помешал территориальному подразделению Федеральной службы безопасности счесть данный источник информации надёжным и достаточным для того, чтобы впоследствии возбудить уголовное дело и изъять тонны рыбной продукции у Торгового дома «Дары Камчатки»…

БЮРОКРАТИЧЕСКАЯ МАШИНА НА ХОЛОСТОМ ХОДУ

Вызывает интерес и мониторинг информации о ведомствах, принимавших участие в следствии. Так, по информации, имеющейся в распоряжении редакции, у «Ростоблветлаборатории», которая проводила исследование икры ещё при контрольной закупке, отзывали лицензию.

«Отозвана была лицензия, они не работали, – поясняет Роман Никора. – Им 7-го или 6-го ноября дали лицензию, а у нас это (контрольная закупка – прим. ред.) произошло 13 или 14 ноября… Думаю, это просто совпадение, но это такой факт, который… просто так у лаборатории лицензию не отзывают».

Мы отправились в «Ростоблветлабораторию», чтобы получить комментарий из первых уст. Проехали по нескольким адресам. Однако везде нас встречали удивлённые взгляды сотрудников, о предварительно отправленном журналистском запросе они слышали впервые. Наконец, представитель пресс-службы в одном из филиалов лаборатории озвучил нам имя исполнителя запроса и адрес. Но, когда мы приехали по указанным координатам за получением сведений от уполномоченного лица, оказалось, что нас совсем не ждали.

Людмила Дохненко, зам. директора ГБУ РО «Ростоблветлаборатория»:
Мы не даём никаких консультаций, интервью. Когда проводит исследователь исследование, обращаются к эксперту. И в органах по сертификации есть эксперты. Эксперт по рыбе, эксперт по молоку, эксперт по мясу… и он даёт заключение по поводу того, что будет с этой рыбой, в которой обнаружили дрожжи.

Корр.: – Мы звонили в экспертное учреждение, которым Титаренко Александр Георгиевич заведует, как раз там по рыбе…

Нет, они не эксперты, перебивает нас зам. главы учреждения, они просто рыбная экспедиция.

Куда нам обратиться, как бы нам ответ на запрос получить? Лучше бы, конечно, в форме интервью…

В Россельхознадзор…

Но Россельхознадзор даже не стал пускать нас на порог, аргументируя это карантинными мерами, связанными с пандемией коронавируса.

Секретарь: –У нас коронавирус, мы никого пустить не можем.Мы не можем контактировать с людьми.

Корр.: – Вы там безвылазно что ли сидите?

– Ну не то, чтобы безвылазно…

В письменном своём ответе Россельхознадзор сослался на возможность предоставления комментария только с согласия следователя. Как под копирку, аналогичные ответы прислали Бюро судебно-медицинской экспертизы и Азовский институт рыбного хозяйства.

«На данном этапе, на котором проводится следствие по делу, которое Вас интересует, согласно статье 16 73-го Федерального закона не уполномочен и не имею права давать какие-либо пояснения. Но как только на то будет разрешение следственных органов или судебное решение, когда я законно на Ваши вопросы смогу ответить, я и эксперт-организатор, который проводил эту экспертизу, с огромным удовольствием с Вами встретимся», – заверил нас Ашот Погасян, и.о. начальника Бюро СМЭ, зам.начальника по общим вопросам.

Каково же было наше удивление, когда в ответ на наш запрос следственный орган заявил, что не уполномочен давать такие разрешения!

Оставалась одна надежда – на прокуратуру… Кто, если не надзорный орган, расставит все точки над «i». Но там лишь отмахнулись от комментариев, сославшись на ограничения, предусмотренные УПК на стадии следствия.

«В соответствии с ограничениями, предусмотренными ч.2 ст.161 УПК РФ, целесообразность освещения хода расследования уголовного дела определяется следователем. <…> Вы вправе обратиться за комментарием в следственный орган», – гласит ответ ростовской прокуратуры.

Когда же мы обратились в следственный комитет, «в интересах предварительного расследования» в запрашиваемой информации нам также было отказано.

Круг замкнулся. Столь циничного отказа от стольких инстанций разом, признаться, мы никогда ранее не слышали. Как трактовать единодушное нежелание комментировать столь запутанное и резонансное дело?

«Всё то, что происходит сегодня, не помещается ни в Уголовный кодекс, ни в Процессуальный кодекс, ни в здравый смысл. Начиная от возбуждения, начиная от контрольной закупки и дальше – череда вот этих событий, как ниточка за иголочкой тянутся всё новые, и новые, и новые нарушения», – сокрушается Роман Никора.

Вот уже больше полугода руководители ООО «ТД Дары Камчатки» блуждают по кругам бюрократических мытарств в надежде отстоять свои законные права и интересы. 

«Очередной поход в прокуратуру, хожу сюда уже как на работу, скажем так, – признаётся Роман Никора на пороге надзорного ведомства. – Бьёмся в эту стену, но пока не находим понимания, не находим никакой обратной реакции. Неоднократные обращения в районную прокуратуру ничем не заканчиваются. Но так или иначе надеемся на то, что всё-таки отреагируют на наши жалобы, надеемся на то, что будет проведена проверка и будут выявлены те факты, те нарушения, которые есть на сегодняшний день».

СВЕДЕНИЕ СЧЁТОВ

Калейдоскоп событий менялся почти ежедневно. А органы продолжали удивлять непредсказуемостью действий.

Дело перешло от одного следователя районного отдела к другому. А после и вовсе попало в руки к следственной группе первого отдела по особо важным делам следственного управления СК РФ по Ростовской области. 

В разгар этих событий в городе как раз присутствовала наша съёмочная группа. Мы собирались ехать в Багаевку на рыборазводный завод, когда очередная перипетия заставила нас остаться в городе. То, что произошло, не поддаётся никакому логическому объяснению.

17 июня Роман Никора по договорённости с новым следователем прибыл в СУ СК РФ по Ростовской области для ознакомления с протоколом следственной группы, которой поручено дальнейшее проведение расследования. Но встретили его в управлении, мягко говоря, недружелюбно.

«Когда мы зашли в кабинет следователя Бобырева, там находились ещё двое человек в гражданской одежде и медицинских масках, – вспоминает Евгений Чернышев, адвокат Романа Никоры. – Бобырев представился, после чего объявил, что Никора Роман Владимирович задержан. Тут же один из лиц, который находился в гражданской одежде, надел на Романа наручники»…

На вопрос адвоката о том, для чего наручники – ведь Никора пришёл сам и, очевидно, сбегать не собирался, – следователь пояснил, что это нужно для его безопасности и безопасности самого защитника в том числе. Что именно так насторожило следователя в человеке, которого он видит впервые и который сам изъявил желание пообщаться, остаётся только догадываться.

«17 декабря, когда было дело возбуждено, Роман находился на Камчатке, – говорит Наталья Даниленко. – Он знал, что дело возбудили, то есть ему позвонили на следующий день. Он инициативно сам вернулся в Ростов, лично прибыл к следователю и потом как на работу туда ходил – следователь от него бегал… Приносил всевозможные ходатайства, звонил по телефону, выяснял как и что. Ему даже подписка о невыезде не избиралась. И через полгода он у нас вдруг рецидивист, который скрывается».

Двое суток Роман Никора провёл за решёткой. После меру пресечения изменили на домашний арест.

Все полгода, пока велось следствие, Роман Никора бился за возвращение незабракованной следствием икры (подавляющее большинство изъятой продукции). Но следственный комитет не мог предоставить транспорт для перевозки такого объёма, а Хладокомбинат требовал плату за хранение.

В преддверии истечения срока годности следствие уже самостоятельно подняло вопрос о возврате икры. Видимо, руководствуясь принципом «лучше поздно, чем никогда».

«За истечением конца сроков – за 2-3 недели – предлагают её забрать. Причём без указания количества, без указания, что мы забираем», – поясняет Яков Литвиненко.

Но следствие не собиралось вдаваться в детали и документальные тонкости. Возврат икры теперь уже стал задачей первой срочности. Поэтому представителей «Даров Камчатки» торжественно пригласили в следственное управление на подписание акта приёма-передачи. При этом сама икра в этот момент находилась за несколько километров в морозильных камерах.

«Осталось всего 3 дня до истечения срока годности. Этих трёх дней достаточно для того, чтобы в будущем у нас отсутствовали основания для того, чтобы взыскать убытки у правоохранительных органов, которые привели к тому, что фактически икра на сегодняшний день утрачена как ценность, как предмет, который имеет какую-то ценность, который можно реализовать. Вот они считают, что своим актом приёма-передачи свои обязательства выполнили, и ответственности никакой не несут», – резюмирует Наталья Даниленко.

Не остались в долгу и «Дары Камчатки», решив-таки вернуть икру, забытую больше полугода назад оперативной группой в цеху. Только, в отличие от следователей, представители компании доставили икру строго по адресу. Прямо в управление. Однако сотрудники следственного органа почему-то не оценили этот широкий жест.

РЫБАЦКАЯ ДОЛЯ

Управляющие ООО «Торговый дом «Дары Камчатки» Яков Литвиненко и Роман Никора сами из Дальнего Востока. Там они плечом к плечу прошли тернистый путь от работы на рыбозаводе до создания собственного производства и партнёрской сети.

«Когда мы покупаем какое-то сырьё, ту же икру или рыбу, я знаю, как выглядит тот или иной пароход, тот завод, какой он чистый, соответствует даже евростандартам, есть международные сертификаты MSI, другие. И мы, естественно, берём исключительно там, чтобы не получить кота в мешке, а их очень много», – отмечает Яков Литвиненко.

Сейчас компания «Дары Камчатки», за короткий срок выбившаяся в лидеры ростовского рынка рыбной продукции, потерпела многомиллионные убытки. Как фактически понесённые, так и недополученные прибыли – так называемая упущенная выгода – из-за невозможности вести бизнес в прежнем режиме. Производство остановлено.

Не меньше пострадала и репутация компании.

«Есть партнёры, которые звонят и говорят, что мы вас поддерживаем, мы знаем, что всё хорошо, а есть такие, которые просто пропали со связи и договора о намерениях, которые мы в это время обычно заключаем, они с нами уже не заключают», – с горечью сообщает Роман Никора.

Удерживать истерзанную штормами компанию на плаву Роману Никоре и Якову Литвиненко удаётся благодаря многолетнему опыту и рыболовецкой закалке.

«На Дальнем Востоке, на Камчатке, откуда я родом, все знают, насколько трудна рыбацкая доля, – рассказывает Яков Литвиненко. – Подготовка флота к путине, доставка снаряжения и людей на место промысла. Огромных усилий стоит каждый пойманный хвост, доставка сырья до берега, несмотря на тяжёлые погодные условия.

Монотонный круглосуточный ручной труд – переработать рыбу, заморозить, выпустить с соблюдением всех технологических условий качественную готовую продукцию, в том числе и икру.

Доставить продукцию морским путём, через Петропавловск-Камчатский, Владивосток железной дорогой до Москвы, автотранспортом в регионы страны.

Затем организовать надлежащее хранение, соблюдая температурный режим – это очень важно.

Продать, выплатить заработную плату и налоги в бюджет государства.

За счёт которых платят заработную плату тем, кто просто пришёл к нам, не имея на то веских оснований, в отсутствие руководства компании. Нагло изъяли всю продукцию, пытаясь вывести из строя систему видеонаблюдения,запугивая сотрудников, отгружая икру в тёплую погоду на непредназначенном для этого транспорте. Затем заморозить 30 миллионов рублей в недопустимых -18.

Полгода ведётся следствие. И за 2 недели до истечения сроков годности нам предлагают забрать продукцию, оплатить её хранение за эти полгода и доставить её к месту изъятия.

Что с этим делать? Молчать? Кто-то работает на побережье вдали от родственников, не жалея своего здоровья, а кто-то приходит, просто забирает и даже не знает, что потом с этим делать…»

Редакция Северо-Западного информационного центра «Человек и Закон» просит считать данный сюжет официальным обращением в Следственный комитет РФ и Прокуратуру РФ.

Анастасия Вербицкая

«Человек и Закон»



Читайте также...

Благотворительные проекты

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10

Календарь публикаций

Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
26 27 28 29 30 31 1
2 3 4 5 6 7 8
9 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 20 21 22
23 24 25 26 27 28 29
30 1 2 3 4 5 6
 <  Ноябрь   <  2020 г.