Последние публикации

26 Фев 2021
Мания отраслевых реформ
26 Фев 2021
BAADER и SKAGINN 3X объявили о завершении сделки по созданию совместного предприятия
26 Фев 2021
Прогнозы Ильи Шестакова
26 Фев 2021
На реке Большой запахло огурцами
26 Фев 2021
Юрий Татаринов назначен руководителем теруправления Росрыболовства
26 Фев 2021
В России начнут строить заводы по переработке рыбного сырья
26 Фев 2021
Результаты микробиологических исследований, проведенных референтной лабораторией ФГБУ "НЦБРП" в 2020 году
26 Фев 2021
Проведены исследования образцов консервов из сайры
26 Фев 2021
Росрыболовство планирует предложить ИП концепцию "социального рыболовства"
26 Фев 2021
Стоки делят по статьям
26 Фев 2021
Товарооборот продукции АПК между Россией и Киргизией вырос на 11%
26 Фев 2021
Росрыболовство: мощности по хранению рыбы достаточны, приостановки промысла не ожидается
26 Фев 2021
За прошедшую неделю в Приморье и на Сахалине оформлено 467 ветеринарных сертификатов на экспортируемую продукцию водного промысла
26 Фев 2021
С золотодобывающей компании «Сисим» взыскано 180 млн рублей за загрязнение рек
26 Фев 2021
C 1 марта в Калининградской области запрещена ловля щуки
26 Фев 2021
Глава Камчатки рассказал о переговорах с Японией по хранению рыбы
26 Фев 2021
ТОР «Курилы» расширили для рыбных предприятий
26 Фев 2021
Памяти Александра Николаевича Якунина
26 Фев 2021
Общественный совет при Росрыболовстве рассмотрел организацию рыбоохраны на Камчатке
26 Фев 2021
Власти Камчатки планируют поставлять рыбу на европейский рынок
26 Фев 2021
Вниманию руководителей предприятий рыбохозяйственного комплекса
26 Фев 2021
Новый резидент ТОР «Чукотка» запустит рыбоперерабатывающее производство
26 Фев 2021
Росрыболовство заявило, что цена на красную икру упадет с появлением новой икры
26 Фев 2021
Итоги работы рыбоохраны в 2020 году
26 Фев 2021
Филе минтая рыбаки Приморья экспортируют в Европу
26 Фев 2021
На 24 февраля российские рыбаки добыли свыше 681 тыс. тонн водных биоресурсов
26 Фев 2021
Абрамченко поручила до 15 апреля обеспечить проведение аукциона на добычу крабов
26 Фев 2021
Приоритетной задачей Росрыболовства является увеличение темпов строительства новых перерабатывающих заводов на российском берегу
26 Фев 2021
Откуда у «Чатки» испанская грусть?
26 Фев 2021
Владимир Солодов: важно повысить доступность туризма на Камчатке
25 Фев 2021
Агентство по рыболовству Приморья о ценах на сайру: Нужно обновление флота и возобновление экспедиционного промысла
25 Фев 2021
Рыба есть, но некому есть: минтаевый кризис грозит потопить рыбодобычу в России
25 Фев 2021
Заседание Комиссии по регулированию добычи (вылова) анадромных видов рыб состоялось в Минприроды Дагестана
25 Фев 2021
Закрытые границы не помогли снизить стоимость рыбы в Приморье
25 Фев 2021
Ихтиологи Главрыбвода провели работы по насыщению речных вод кислородом
25 Фев 2021
Итоги деятельности референтной лаборатории ФГБУ «НЦБРП» за 2019-2020 годы по обнаружению биотоксинов в гидробионтах
25 Фев 2021
Полномочия Росрыболовства по борьбе с нарушителями хотят расширить
25 Фев 2021
Сахалинские рыбаки, бросившие «Прадо» в заливе Байкал, посылали спасателям GPS
25 Фев 2021
Спасательное судно Росрыболовства взяло на буксир траулер Polaris
25 Фев 2021
Коронавирус не передается через продукты и упаковку, заявляют власти США
25 Фев 2021
Росрыболовство проведет крабовый аукцион до 15 апреля
25 Фев 2021
Море наваги и рыбаков: на фестиваль «Сахалинский лед» вышли 263 команды
25 Фев 2021
Росрыболовство: итоги работы в 2020 году и стратегические задачи отрасли на 2021 год
25 Фев 2021
Назначен руководитель Северо-Восточного территориального управления Росрыболовства
25 Фев 2021
Более 300 рыбаков приняли участие в камчатском чемпионате по подлёдному лову корюшки
25 Фев 2021
Страны Евросоюза увеличили потребление дикого норвежского палтуса на 44 % в январе
25 Фев 2021
Есть надежды, что отечественный промысел тунцов в Атлантике получит развитие
25 Фев 2021
Абрамченко поручила до 11 марта представить идеи о переориентации поставок российской рыбы
25 Фев 2021
230 тысяч экземпляров молоди лососевых видов рыб выпущено в реку Терек
25 Фев 2021
Началась работа по подъему затонувших судов в бухте Нагаева

Подписка на новости

По усам стекло, а в рот не попало…

5777
Эксклюзив

Пять лет назад на Государственном Совете по вопросам развития рыбного хозяйства страны Президент России Владимир Владимирович Путин выступил с резкой критикой в адрес рыбопромышленников: в стране нет дешевой отечественной рыбы.

Минуло пять лет. Что изменилось с той поры?

Вот официальные данные Росрыболовства по итогам путины 2019 года:

«…улов водных биологических ресурсов во всех районах Мирового океана, а также во внутренних морских и пресноводных объектах в 2019 году составил 4983,3 тыс. тонн, что на 70,7 тыс. тонн (или 1,4 %) ниже уровня 2018 года».

«Объем экспорта рыбы, рыбопродуктов и морепродуктов, по данным Росстата, в 2019 году снизился в сравнении с 2018 годомна 138,0 тыс. тонн (на 6,2 %) и составил 2 099,8 тыс. тонн».

«Объем импорта рыбы, рыбопродуктов и морепродуктов, по данным Росстата, в 2019 году в сравнении с 2018 годомувеличился на 41,2 тыс. тонн (на 6,9 %) и составил 640,1 тыс. тонн».

А теперь обратим внимание на экспорт и импорт в денежном выражении:

«В денежном выражении экспорт в 2019 году составил 5 360,9 млн долл. США, что на 184,3 млн долл. США (на 3,6 %) больше, чем в 2018 году».

«В денежном выражении импорт в 2019 году составил 2 177,7 млн. долл. США, что на 25,2 тыс. долл. США (на 1,1 %) меньше, чем в 2018 году».

Не нужно быть бухгалтером, чтобы сделать элементарный вывод – дешевая отечественная рыба уходит на экспорт, а дорогая заграничная – поступает на прилавки отечественных рыбных магазинов и супермаркетов.

Что же касается отечественной рыбы, которая остается на родине, то цена на нее самым волшебным образом возрастает на пути «от лодки до глотки» – от добытчика рыбы до покупателя. Экономисты подсчитали, что на этом пути многочисленная армия посредников, спекулирующая на отечественном рыбном рынке, поднимает цену от 70 до 300 процентов.

И эта система уже устоялась, окрепла, зацементировалась…

Государство попыталось было решить проблему доставки рыбы там, где оно еще не потеряло своей власти, например, с РЖД – с тарифами на перевозку рыбы в период путины, когда РЖД «неожиданно» поднимали цену, с рефвагонами, которых именно на этот период времени и недоставало, и нужно было рыбопромышленникам платить дополнительные деньги, чтобы протолкнуть и затащить свою рыбу в Россию, не допустив, чтобы она протухла на этом длинном и ненадежном пути.

Но посредники – это ведь не государственные управленцы, это стихия свободного рынка, определяющая конкурентные уровни отечественной рыбной продукции по отношению к импортной, чтобы наш отечественный покупатель ЗАХОТЕЛ или НЕ ЗАХОТЕЛ, СМОГ или НЕ СМОГ ее купить.

Напичканная красителями и всякой химической дрянью норвежская семга, выращенная на фермах, а не в условиях дикой природы, стоила даже на камчатском рыбном рынке дороже местной царь рыбы – чавычи, привлекая своей фосфоресцирующей красотой. И норвежцы тратили миллиарды своих крон, чтобы захватить и покорить рыбный рынок России.

К нашему общему народному счастью, по импорту здорово ударили введенные против России санкции. Еще вчера соотношение объемов экспорта и импорта рыбной продукции был примерно одинаковым. Сейчас он уменьшился. Но надолго ли?

И возникает вопрос, который должен сегодня задавать своему правительству каждый нормальный (то есть разумный, вменяемый, думающий, болеющий душой за свое Отечества) гражданин России – обеспечена ли в нашей стране гарантия продовольственной ее безопасности, если мы снова, как во времена Советского Союза, окружены враждебным лагерем, который в любое время готов ввести против нас и продовольственные санкции.

И говорить сегодня мы будем не о посредниках, которые вздувают цены на отечественною рыбу, превращая ее в неконкурентный товар на отечественном же рынке.

Впрочем, давайте все по порядку.

Рыбопромышленники Ростовской области и Камчатского края решили обойти отечественных посредников и создать на юге России, в Ростовской области, собственное предприятие – «Дары Камчатки» – по реализации рыбной продукции по доступным для населения ценам.

Естественно, что не все этому были рады.

И, прежде всего, возник конфликт интересов у конкурирующей стороны, которая прежде была монополистом на местном рыбном рынке.

Конкурент выставил свои требования.

Эти требования приняты не были.

И вот тогда развернулась история, выводы из которой предложено сделать Генеральной Прокуратуре Российской Федерации.

Но не будем забегать вперед.

Итак, случился конфликт интересов.

Что же далее предпринимает конкурент?

Он обращается в Управление Федеральной службы безопасности по Ростовской области с жалобой на свое недомогание, якобы, связанное с употреблением в пищу красной лососевой икры, приобретенной в магазине «Дары Камчатки».

Не будем пока обращать внимание на то, что данный господин обратился явно не по адресу – ему нужно было, судя по диагнозу (скорее всего, он страдал диареей) обратиться в «неотложку».

Но этой «неотложкой» почему-то была выбрана Федеральная служба безопасности.

Допустим, что данное лицо, обратившееся в ФСБ, предполагало, что его личная диарея – это дело государственной безопасности.

Допустим.

Но давайте посмотрим на действия сотрудников ФСБ, к которым обратился человек с диареей, претендующий на то, что его болезнь является делом государственной важности.

Что чекисты обязаны были сделать? Наверное, прежде всего, – подтвердить достоверными фактами достоверность же изложения заявителя, чтобы предъявить неким «отравителям» эти самые факты, доказывающие их виновность.

Но товарные чеки, удостоверяющие факт приобретения икры, пострадавший, якобы, выбросил. А икру, опять же якобы, купленную им в «Дарах Камчатки», съел до последней икринки, не оставив никаких доказательств.

И тогда следователи, ничтоже сумняшеся в правдивости человека, еще недавно судимого по ч. 3 статьи 256 УК РФ «Незаконная добыча (вылов) водных биологических ресурсов», «проводят» пробную контрольную закупку (пока еще закупку) икры для проведения лабораторных исследований. Почему «проводят» в кавычках – потому что эту закупку производит все тот же человек с «диареей».

Вроде бы, с другой стороны, все правильно – на любой человеческий сигнал нужно реагировать по-человечески: по-доброму и с отеческой заботой – так как привыкли работать в нашей стране органы Федеральной службы безопасности.

Но не будем торопиться с выводами.

Закупив икру для анализа в Ростове, сотрудники ФСБ везут ее за 70 километров от областной столицы в Шахтинский филиал ГБУ РО «Ростовская областная станция по борьбе с болезнями животных с противоэпизоотическим отрядом».

Зачем?

Ведь эта станция, как выяснилось, не имела государственной аккредитации для проведения микробиологических исследований?!

Но, что еще более интересно, сотрудники этой станции не только не имели аккредитация – они не имели даже еще и опыта для требуемых от них экспертных махинаций (рука не поднимается написать «заключений»), когда от них потребовалось сфальсифицировать данные своих «исследований» в пользу уже не только (и не столько) заявителя, сколько в пользу людей (сотрудников ФСБ и следователей), взявших этого заявителя под своё высокое покровительство.

И вот результат (смешной и печальный, как выяснится позже) – в одной (!!!) из проб было выявлено 15-процентное превышение нормы по показателю… «Дрожжи».

И «беспристрастный» районный следователь, которому поручают вести расследование, возбуждает против «Даров Камчатки» уголовное дело, мотивируя свои права на этот, мягко говоря, произвол, данным «заключением»: «…в результате попадания в организм человека перорально дрожжей (в количестве свыше 300 КОЕ/г [300 – это норма, а превышение составило 350 – С.В.]), последнее вызывает тяжкий вред здоровью человека … с возможным наступлением летального исхода».

Следователь, либо в силу своей профессиональной некомпетентности, либо заведомо искажая роль и значение дрожжей в технологии производства пищевой продукции, откровенно, что называется, «гонит лажу».

Но дело сделано, точнее возбуждено.

И тогда начинается второй этап операции, целью которого, по всей видимости, был захват лососевой икры, прибывшей с Камчатки, для последующей ее реализации.

А иначе зачем было городить все то, что будет нагорожено следователями и экспертами разных мастей позже?

Как оказалось, следователю был совершенно безразличен тот факт, что указанное в уголовном деле ничтожное (по оценке независимых экспертов) превышение ПДК по дрожжам является абсолютно БЕЗВРЕДНЫМ для ЛЮБОГО человеческого организма и не способно вызвать никакую диарею, а тем более довести этого человека до летального исхода. То есть, говоря по-русски, даже обосраться от этого невозможно…

Но обосрались…

И не только по красной икре.

Была там еще икра и черная. Правда, пострадавший на ее качество не жаловался – судя по статье, по которой он отбывал свой срок, этой черной икры он и сам мог покрыть все потребности сотрудников ФСБ, поэтому черную икру он не покупал и на качество ее не заявлял ничего ни хорошего, не плохого.

Но пошел на большие затраты и купил энное количество черной икры в качестве «пробной закупки».

И на тебе – пожалуйста: кто-то из лиц, проводивших экспертизу черной икры, не зная уже какую придумать гадость, пытаясь угодить людям в погонах и дать им любую (пусть и самую дурацкую, но зацепку), взял, да и ляпнул, что количество каротиноидов в исследуемой черной икре больше соответствует икре, получаемой от дикой, нежели аквакультурной, особи.

И на тебе – вот тебе и второе (еще более наказуемое!) основание для уголовного дела: «Дары Камчатки» торгуют икрой дикого вида осетровых рыб, промысел которых запрещен.

И следствие, таким образом, приобретает… новые доводы для последующей экспроприации и черной, и красной икры.

И их, естественно, не остановило то, что НАСТОЯЩИЕ специалисты, которые руководствовались нормативными документами, дали другое заключение, которое ставило крест и на этой версии.

Во-первых, не существует никаких методик для подобного предположения.

А во-вторых, количество каротиноидов в икре напрямую связано с составом кормов для рыбы на фермах, где ее выращивают.

И, в-третьих, самое главное, – сеть магазинов «Дары Камчатки» – это не фермы, они не производили черную икру самостоятельно, а компания приобретала их на аккредитованных на данный вид деятельности астраханских фермах по аквакультуре. И на каждый грамм-полуграмм этой – страшно дефицитной – продукции были соответствующие документы и осуществлялся ГОСУДАРСТВЕННЫЙ МОНИТОРИНГ. То есть, подчеркнем это, вопрос по каротиноидам не имел и не мог иметь к «Дарам Камчатки» никакого отношения.

Но следователь уже «закусил удила».

А, впрочем, куда ему было деваться – когда за спиной была такая «крыша»!

17 декабря 2019 года на складе и торговых точках сети «Дары Камчатки» было изъято 63 пробы (образца) продукции – а это более… семи с половиной ТОНН (семи с половиной тысяч килограммов) деликатесной красной камчатской икры и около 4-х килограммов черной астраханской.

И раскрылся весь секрет под кодовым названием «Камчаткая икра» – этот предновогодний «маскарад» со смертельной дозой дрожжей и какими-то там каротиноидами, о существовании которых никогда прежде следователь, я уверен, даже и не подозревал, был задуман чтобы произвести силовой захват этой самой икры. Экспроприация!

В Управлении Федеральной службы безопасности Ростовской области при этом, вероятно, полагали, что никакая там камчатская «сволочь» не сможет им в этом помешать.

Они и вели себя, как слон в посудной лавке – бесцеремонно, грубо, не соблюдая никаких норм и правил при отборе проб продукции для новых исследований, «потребность» в которых, собственно, и было мотивировочным прикрытием для захвата тысяч килограммов икры.

Они даже не обратили внимание на то, что практически ВСЁ, что они делали, как себя вели, какие документы предъявляли, как составляли протоколы изъятия, как брали пробы, как и куда эти пробы складировали, при каком температурном режиме эти пробы реально находились в помещении (а это было при температуре плюс двадцать пять градусов, что недопустимо для ее сохранности) пока икру из магазинов и склада компании «Дары Камчатки» не вывезли к трем часам ночи (а захват начался повсеместно в восьми точках с шести вечера) в местные холодильники (куда он поступила с началом рабочего дня, то есть еще несколько часов находясь в автотранспорте при окружающей среды плюс восемь градусов и постепенно размораживаясь) – бесстрастно фиксировалось на видеокамеры.

На холодильниках, куда привезли икру, ее поместили в морозильные камеры с температурой минус 18 градусов. Что также НЕДОПУСТИМО. Икру после первичной дефростации нельзя уже замораживать – она становится непригодной для употребления в пищу.

Но на все это плевали с «большой колокольни».

Говорят, что, вроде как, в последующие дни начался уже было процесс предновогодней реализации этой икры. Но это слухи. Даже если они и верны, то реализацию «экспроприированной» икры в срочном порядке пришлось приостанавливать.

Вмешалась та самая камчатская «сволочь», которая в оперативной разработке по экспроприации икры даже учитывалась. Слишком уж она была незначительной за дальностью расстояния и собственного чувства служебного превосходства.

Но, судя по дальнейшим действиям и поступкам, следователей, экспертов, сотрудников различных органов и инстанций Ростовской области, экспроприаторы оказались не готовыми к тому, что «жертва их произвола» способна оказать посильное сопротивление… властям, сбитым в крепкую силовую «стаю».

В различные, в том числе и в московские, инстанции от «Даров Камчатки» посыпались многочисленные запросы, обращения, требования, просьбы.

И тогда следствие предпринимает достаточно хитромудрое решение – эксперты дают заключение по тем самым отобранным в декабре пробам о том, что половина продукции, предъявленной на экспертизу, по тем или иным причинам не пригодна к употреблению в пищу. Они правда, не сообщают о том, что эта икра СТАЛА непригодной в пищу в результате ненадлежащего хранения образцов, взятых, с нарушением всяких правил и норм должностными лицами, не имеющими допуска (то есть не ИМЕЮЩИХ ПРАВ – следовательно, соответствующих ЗНАНИЙ, НАВЫКОВ И УМЕНИЙ – по отбору проб, их хранению, складированию, транспортировке в условиях положительной температуры, которая на качестве проб может и должна сказаться только с ОТРИЦАТЕЛЬНЫМ значением).

24 января органы следствия в третий раз (и в третий раз без официальных представителей компании «Дары Камчатка») проводят отбор проб для новых исследований икры, которая уже месяц хранится на холодильниках при критической для икры температуре (плюс к этому была дефростирована (разморожена) 17-18 декабря во время ее захвата при нарушении режима хранения продукции).

Зачем потребовалось третье уже исследование?

Дело зашло слишком далеко, жалоб на следствие, экспертные заключения, антинаучные и антитехнологические выводы обрушилось такое количество, что следователю и его начальству нужно было как-то «отбрехиваться» – то есть необходимо было во что бы то ни стало доказать, что икра не пригодна для употребления в пищу, а нуждается… скорее всего, в утилизации (ведь вполне возможно, что в холодильниках, в случае ревизии или обычной проверки, могла обнаружиться недостача).

Но, тем не менее, в январе при всех нарушениях, которые были выявлены дотошливыми «жалобщиками», половина продукции была признана экспертом (который экспертом не являлся и орган, который он представлял от Минздрава, был «не компетентен» (по определению самого Минздрава определять опасен или не опасен биологический продукт для жизни людей) ПРИГОДНОЙ для употребления в пищу.

И согласно ЗАКОНА должна была быть передана ее законному владельцу – компании «Дары Камчатка» – для последующей реализации.

Но не тут-то было.

Положительные результаты этой «экспертизы» стали известны руководству компании «Дары Камчатки» только… в мае месяце, спустя четыре месяца.

При этом УФСБ по Ростовской области и все областные органы правопорядка не реагировали (в буквальном смысле этого слова) ни на законные требования, ни на законные обращения, НИ НА ЧТО. Даже на сюжет, который прошел на федеральном канале в цикле передач «Человек и Закон».

А потом все, вдруг, резко изменилось. В июле месяце. Когда до срока годности основной партии камчатской красной икры оставалось всего девять дней, и кто-то, по всей видимости, из доброжелателей сообщил следователям, что скоро их ждут веселые дела.

Во-первых, убыток от нереализованной по вине следователей продукции (качество которой было подтверждены многочисленными экспертами) должен был составить не менее 30 миллионов рублей.

Во-вторых, речь уже идет об утраченной по вине следствия репутации товаропроизводителя красной камчатской и черной астраханской икры, которые это дело так не оставят.

А в-третьих, частные холодильники, где хранилась эта икра выясняли, кому они должны были выставить счет за хранение (с декабря 2019 года!) этой продукции и понесенных при этом весьма серьезных расходах.

Кому?

И следователей, на мой взгляд, испугало в большей (а может быть, и в абсолютно большей) степени не то, что они сфальсифицировали уголовное дело – это, скорее всего, для них дело десятое и привычное: пожурят и забудут (тем более, дело было инициировано ФСБ). А вот тот факт, что государству придется возмещать многомиллионные УБЫТКИ, понесенные компанией в результате незаконных действий следователей, этого НИКТО из начальства и НИКОГДА Ростовскому УФСБ не простит. За это явно придется расплачиваться чьей-то головой.

И вот тут и началось, закрутилось и завертелось.

Как только и под каким предлогом не пытались всучить компании обратно красную и черную икру, уговаривая и напрямую угрожая, лишь бы заставить принять икру «без осмотра» и, разумеется, без каких-либо претензий к следствию и его «высоким покровителям».

Но при этом саму икру не передавали – передавали акты о ее приемке, но в этих документах, к полному разочарованию следствия, руководство компании написало: бумагу о приеме получили, а икры, как не было, так и нет…

И снова в ход был запущен силовой метод – дело от районного следователя неожиданно перешло в Главное Управления, в Ростов.

И не просто перешло – а было переквалифицировано – в ОСОБО ВАЖНОЕ.

Хотя умное слово диарея, с которого и началось расследование, как и обозначала первоначально, так обозначает и по сей день обыкновенный (то есть простой!!!) понос.

Одного из «фигурантов» этого «поносного» дела посадили под домашний арест.

И дело не закончено…

И еще раз повторим, за все эти месяцы постоянной нервотрепки, допросов с пристрастием, домашних арестов НИКАКИЕ возражения, законные требования, претензии, обращения руководства компании «Дары Камчатки» к руководству УФСБ по Ростовской области, инициировавшего данную «экспроприацию», и в другие областные и федеральные инстанции не принимались во внимание и на них НИКАК не реагировали.

Мы специально не называем никаких имен (кому интересно – они в приложении к этому материалу, направленного в Генеральную прокуратуру России). Ибо не конкретные лица являются в этой истории главными героями.

Таких историй (может быть, еще и более остросюжетных) в нашей стране множество. И Ростовская область не является исключением из общего неписанного правила, о том, как в нашей стране ведет себя Ее Величество Коррупция, интересы которой направлены на извлечение максимальной прибыли, получаемой за счет спекуляции своими государственными полномочиями.

Коррупция, в каком бы виде она не существовала, направлена на разрушение государства и государственности, на потерю доверия к государству со стороны народа, на процветание криминального бизнеса, что мы и видим на примере Ростовской области.

И не нужно думать, что мы изложили некую частную историю.

Эта история – капля нашей реальной жизни, отражающей все сущее.

И добрые помыслы о развитии в нашей стране законопослушного и прозрачного, лишенного посредников-паразитов, рыбного рынка в лобовом столкновении с интересами бывшего уголовника получают диаметрально противоположное логике и Президента страны, и народов России, и рыбопромышленного бизнеса решение в лице Федеральной службы безопасности России – эти добрые помыслы оказываются ВРАЖДЕБНЫМИ службе безопасности России, и эта служба начинает против них атаку, используя свой государственный ресурс.

И меня волнует не тот факт, который волнует обывателя: по какой причине сотрудники встали на защиту больного диареей.

Меня волнует другое – то, каким дерьмом несет от той государственной службы (точнее, государственных служб), которая стоит на охране интересов преступников, и сама уже становится, и по содержанию, и по форме, преступной.

Но это уже моральные сентенции.

А ведь главное уже сделано – враг в лице компании «Дары Камчатки» низложен и уничтожен. И физически, и морально.

И, вряд ли, кто из дальневосточников «покусится» еще на землю Ростова-Папы, как звали этот город когда-то.

А что с дешевой отечественной рыбой в России?

Да как всегда: по усам стекло, а в рот не попало...

Сергей Вахрин

Приложение: Обращение ВАРПЭ в Генпрокуратуру с приложением

Читайте также...

Благотворительные проекты

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10

Календарь публикаций

Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1 2 3 4 5 6 7
8 9 10 11 12 13 14
15 16 17 18 19 20 21
22 23 24 25 26 27 28
 <  Февраль   <  2021 г.