Последние публикации

20 Окт 2020
Готовы ли российские производители к выпуску новых видов кормов для аквакультуры
20 Окт 2020
Химик оценила результаты взятых Greenpeace проб на Камчатке
20 Окт 2020
Калининградская область вошла в топ-5 по экспорту сельхозпродукции
20 Окт 2020
Рыбоводные хозяйства Нижегородской области произвели 203 тонны продукции
20 Окт 2020
Селенгинский экспериментальный рыбоводный завод готовится принять на инкубацию икру омуля
20 Окт 2020
Началась съемка оценки запасов промысловых объектов Белого моря на НИС «Профессор Бойко»
20 Окт 2020
Научные наблюдатели АтлантНИРО завершили работы в Северной и Центрально-Восточной Атлантике
20 Окт 2020
В лаборатории радиоэкологических исследований АтлантНИРО изучен радионуклидный состав донных осадков Балтийского моря
20 Окт 2020
Учётную траловую съемку в Азовском море для оценки запасов донных рыб проводят учёные ВНИРО
20 Окт 2020
Хабаровскому филиалу ВНИРО – 75 лет
20 Окт 2020
Илья Шестаков направил приветствие организаторам, участникам и гостям XXIII Всероссийского саммита рестораторов и отельеров
20 Окт 2020
Рабочая встреча Ильи Шестакова с Президентом Российской Федерации Владимиром Путиным
20 Окт 2020
Сиганули
19 Окт 2020
Ростовское «икряное дело»
19 Окт 2020
Омега-3 от "Тымлатского рыбокомбината"
19 Окт 2020
Китай запрещает импорт морепродуктов из стран, пострадавших от COVID
19 Окт 2020
Индонезия создает центр для пресечения незаконного рыболовства
19 Окт 2020
В 2019 году норвежские фермы по выращиванию лосося практически отказались от использования антибиотиков
19 Окт 2020
Экспорт продукции АПК из РФ уже превысил $20 млрд
19 Окт 2020
Заседание рабочей группы HELCOM PEG-2020
19 Окт 2020
Виктория Абрамченко провела первое заседание вновь образованной Правительственной комиссии по вопросам охраны озера Байкал
19 Окт 2020
Россельхознадзор и рыбопереработчики-экспортёры обсудили порядок исследований на COVID-19 упаковки отправляемой в Китай продукции
19 Окт 2020
Россельхознадзор расширил перечень российских поставщиков рыбы и морепродуктов в Саудовскую Аравию
19 Окт 2020
На Сахалине пришло время снимать ставные невода
19 Окт 2020
Маломеры будут приняты
19 Окт 2020
Рыбоводы региона в 2020 году планируют выловить более полутора тысяч тонн выращенной рыбы
19 Окт 2020
Грузооборот рыбопродукции в сентябре вырос на 12%
19 Окт 2020
Техников-рыбоводов начнут готовить в Вологодской ГМХА
19 Окт 2020
В Сахалинской области и Приморье продолжается лососевая путина
19 Окт 2020
Охотоморский минтай обеспечит стабильный промысел сахалинских компаний
19 Окт 2020
Загрязнение воды у берегов Камчатки не повлияло на безопасность добытой рыбы
19 Окт 2020
Рыбохозяйственная наука представила направления научного обеспечения развития марикультуры в Азово-Черноморском рыбохозяйственном бассейне
19 Окт 2020
Ростовские злоключения камчатской икры
19 Окт 2020
Мишустин освободил Власова от должности замглавы Россельхознадзора
19 Окт 2020
Россельхознадзор поручил начать исследования на COVID-19 партий мяса и рыбы для Китая
19 Окт 2020
Тайны рыболовной дипломатии: от Ишкова до Шестакова
19 Окт 2020
Смешанная Российско-Норвежская комиссия по рыболовству завершила 50-ю юбилейную сессию
19 Окт 2020
По усам стекло, а в рот не попало…
19 Окт 2020
Московско-Окское территориальное управление Росрыболовства подвело итоги деятельности рыбоохраны за девять месяцев
19 Окт 2020
Состоялось заседание Рыбохозяйственного совета Вологодской области при участии руководителя Московско-Окского территориального управления Росрыболовства Андрея Яковлева
16 Окт 2020
Обнародованы данные о производстве тилапии в 2020 году
16 Окт 2020
Одна голова хорошо, а две страшно…
16 Окт 2020
Пандемия привела к росту продаж морепродуктов во всем мире
16 Окт 2020
Ритейлер из США закупает на 1 млн фунтов больше сурими из минтая после изменения рецептуры суши
16 Окт 2020
Вкуси иваси
16 Окт 2020
Врач рассказал о взаимосвязи недостатка витамина D с коронавирусом
16 Окт 2020
Вниманию владельцев рыболовных участков
16 Окт 2020
Вниманию руководителей предприятий рыбохозяйственного комплекса Камчатского края и представителей рыбацкой профессии
16 Окт 2020
Валерий Лимаренко добивается федерального финансирования реконструкции корсаковского морского порта
16 Окт 2020
«Ивангородская минога» — первый региональный бренд Ленобласти

Подписка на новости

Мурманск, это молодость моя!

827
Эксклюзив

Продолжаем публиковать рассказы-воспоминания В. Ф. Корельского. Владимир Федорович в 30 лет – капитан-директор плавбаз управления «Севрыбхолодфлот», а в 43 года становится «первым рыбаком России» – 14 декабря 1991 года Указом Президента Российской Федерации он назначается Председателем Комитета РФ по рыболовству. И занимает этот пост практически до упразднения уже Госкомитета РФ по рыболовству в 1997 году.

Сегодняшний рассказ нельзя назвать автобиографическим. Собирательный образ молодого моряка Шурки Сазонова уже встречался читателям в книге В. Ф. Корельского «Море как биография». Сегодня этот образ дополнен новыми яркими чертами.

Мурманск, это молодость моя!

– Мурманск, запах моря и духов,
Мурманск, Три ступеньки, Пять Углов,
Мурманск, пароходы и друзья,
Мурманск, это молодость моя… –

эти слова напевала-мурлыкала сидящая напротив Шурки девушка. Шурке они понравились – и слова, и девушка. Хотя он еще не понимал что такое «три ступеньки» и почему «пять углов» – но песня была хорошая. И в вагоне было много симпатичных девушек, которые, почему-то, совсем не обращали внимания на сидящего у окна молодого и крепкого парня.

– Куда направляетесь, девчонки? – набравшись смелости, поинтересовался он.

– Как куда? Конечно, в Мурманск, в порт. Выйти замуж за капитана! – последовал задорный ответ.

– И зачем нужен вам капитан? Он старый и ворчливый… – произнес Шурка, а про себя добавил: – А вы такие юные и красивые!

– Эх, ничего ты не понимаешь, – произнесла сидящая напротив певунья. – Капитан дальнего плавания – это мечта, это обеспеченный человек с машиной и квартирой. Это поездки в Гагры, Сочи и Ялту с Пицундой…

Ее большие, чуть навыкате глаза смотрели на Шурку непонимающе, как бы сквозь него, мечтательно и меланхолично. Да и сама она была похожа на сказочную принцессу.

…Поезд с трудом протиснулся между сопок к невидимому пока заливу и вскоре медленно подкатил к открытому перрону.

Приехали.

Крутые ступени и короткий переход по эстакаде вели внутрь железнодорожного вокзала, и лишь поднявшись в город и выйдя на площадь, Шурка оглянулся, окинул взглядом весь вокзал. Это покрытое зеленой краской здание с двумя флигелями и куполом со шпилем было по тем временам одним из брендов Мурманска. Несколько старомодный, выполненный в неоклассическом стиле, вокзал смотрелся трогательно и вместе с тем основательно, гармонично вписываясь в окружающие его сопки и портальные краны. Шурка знал, что прежнее здание вокзала сгорело в годы войны, как и всё здесь, в прифронтовом Мурманске. А нынешний вид вокзал приобрел в 1950-е годы и с тех пор придавал городу конструктивную эстетику.

091020201.jpg
Мурманск. Железнодорожный вокзал. 1960-е годы

На дворе стояла вторая половина 1960-х годов. В середине июля город и окрестные сопки были залиты солнечным светом и зеленью листвы. Благодать! Но в радостное, приподнятое настроение Шурки примешивалась легкая тревога – его мучила неизвестность: на какое судно он попадет, как долго продлится рейс, повезет ли с боцманом и старпомом? Вопросов целое море, и ответы на них можно было найти только на Траловой улице, в отделе кадров.

Начиналась улица величественным зданием администрации Мурмансельди. Затем шла череда двухэтажных деревянных домов, где находились отделы кадров других флотов Северного бассейна, включая филиал Архангельского тралфлота, а также почта и милиция. Заканчивалась улица приземистыми забегаловками-закусочными и двумя четырехэтажными каменными зданиями, где располагались администрация и отдел кадров Мурманского тралового флота. Жизнь на Траловой начиналась в половине восьмого утра и заканчивалась только с закрытием закусочных.

Путь от вокзала у глазеющего по сторонам и впервые попавшего в Мурманск Шурки занял целый час. С юношеской решимостью он смело вошел в первый попавшийся кабинет отдела кадров. В помещении восседал коренастый, с обозначившейся лысиной, в очках без оправы и мятых брюках инспектор, похожий на типичного канцелярского бюрократа, как их рисовали в журнале «Крокодил». Инспектора звали Тимофей Онкин – именно так гласила табличка на его столе, заваленном личными делами моряков и всякими канцелярскими принадлежностями.

– Что, к нам? – оторвал глаза от бумаг и взглянул на Шурку инспектор. А тем временем вокруг стола толпились люди: бывалые мореманы и такие же, как Шурка, курсанты. Как теперь ни странно, но многие курили, и над головами парили облака папиросного дыма, хорошо различимые в свете голых горящих лампочек.

– Давай документы. Откуда будешь? – спросил Онкин, мгновенно распознав в толпе нового посетителя.

– Из Архангельска. Окончил третий курс морского техникума, судоводительский факультет. Направление на штурманскую практику на двенадцать месяцев. В прошлом году отходил три месяца матросом третьего класса на зверобойной шхуне.

– На зверобойной, говоришь? Ну что ж, неплохо. Там народ бывалый… Давай паспорт, военный билет, медкнижку, направление на практику. Всё, что у тебя имеется. А затем заполни учетную анкету и напиши автобиографию – пиши понятно, а то некоторые нацарапают как курица лапой… И чему вас только учат! – менторским тоном добавил Онкин.

Шурка долго, зачеркивая и переписывая, трудился над документами. А когда их одолел и отдал привередливому кадровику, настроение сразу улучшилось, появился мальчишеский азарт. Ждать оставалось недолго. Со слов Тимофея Онкина получалось, что формальности займут всего несколько дней, после чего ему, Александру Сазонову, ныне курсанту, а в будущем капитану дальнего плавания – будет выписано направление на конкретное судно.

Проведя весь день в кадрах, стоя в очередях и заполняя различные анкеты, Шурка и не заметил, как быстро настал вечер. Вместе с новыми приятелями-курсантами он покинул прокуренные кабинеты. Не сговариваясь, ребята отправились в ближайшую закусочную. Она находилась у 8-й проходной рыбного порта. Под вечер, в полусменок, как раз был наплыв посетителей, все столики заняты. Но это не стало поводом для огорчения: народ потеснился, дал место для наших молодых людей – в тесноте, как говориться, да не в обиде.

Надо сказать, что в закусочной можно было прилично, даже по нынешним временам, подзаправиться. В меню имелись: жареная рыба трех видов, соленая селедка и экзотические по тем временам кальмары, пирожки с разной начинкой, соки, чай, кофе. На один рубль, даже при хорошем аппетите, можно было обожраться. Внутри кафешки-забегаловки алкоголь не продавали, но бабуля у входа предлагала водку с небольшой наценкой. Брать можно было без опасения, так как паленой водки тогда не было, потому как существовала государственная монополия на спиртное. Короче говоря, моряки, сделав все свои дела в отделе кадров, могли тут же на Траловой по-быстренькому отпраздновать любое событие: уход в отпуск, отгулы или направление на судно. Были бы желание и возможности. Отметить же можно было в кругу друзей или просто знакомых и незнакомых, но тоже моряков, временно оказавшихся на мели.

Шурка впервые попал в такую компанию. Стоял легкий гул голосов, и наши кореша, молча выпивая, закусывали. И слушали доносившиеся со всех сторон разговоры «морских волков». (Далее автор специально сохраняет все рыбацкие «термины» – объяснять их знакомым с флотом читателям не надо.)

– Пока шли на промысел, майор в шторм поскользнулся на палубе, трахнулся башкой о вьюшку и получил сотрясение мозгов, да так, что по приходу на промысел его сдали на базу, и две недели ловили с помогалой, а он первый рейс, ни хрена не может. Ну, ни чё и не поймали, за две недели ни хвоста. На пай, естественно, хрен рублей и столько же копеек…

– Это что, а вот были мы в ЦэВэА, на сардине, так в Пальмасе акустик набрал спирта и месяц с радистом квасили… Ну и, сами понимаете, месяц без рыбы. Жаловались капитану, а он сказал, что с этим акустиком мы все наверстаем, а пока отдыхайте, загорайте. И точно – за следующий месяц мы два с половиной плана сделали…

– Мы тоже гоняли сардину в Атлантике, так к нам в кошелек попалась акула, раздербанила сеть – и почти вся рыба ушла в дыры, а сама не смогла, запуталась. Подняли ее на борт. Боцман осадил кувалдой по башке, вспороли брюхо, а оттуда – четыре акуленка. Акула – падла, а ребятишек жалко. Дети все-таки, хоть и акульи…

– А мы в Монтевидео неделю ремонтировались – класс! Вино дешевле, чем у нас на Кубани…

– А наш пароход для подмены зашел в Сент-Джонс, а там все дорого. Так купили по бутылке какого-то дешевого пойла, вот и весь тебе заход. Ну ни чё, дома отдохнем, на пай по 800 рублей. Во время стоянки можно будет в Ленинград слетать или в Клайпеду, к Регине. Литовки любят нашего брата…

– 800 на пай – не хило!

– А у нас сегодня был сбор экипажа, через неделю улетаем в Лиму. Сказали, что там сейчас плюс 30, так что погреемся на халяву…

И так далее, и тому подобное.

Тем временем наши будущие капитаны закончили трапезу и пошли искать гостиницу для моряков. Здесь она называется ДМО – дом междурейсового отдыха. Поднялись на улицу Шмидта, нашли большой дом с белыми медведями и оленями у входа, зашли в вестибюль. А там – вавилонское столпотворение! Сидящая в окошке женщина-администратор голосом, как иерихонская труба, крикнула: «Мест нет!». И вывесила на окошке точно такую же табличку. Все начали расходиться. А что делать?

091020202.jpg
ДМО в Мурманске. 1970 год

Вскоре у окошка топтались только три наших приезжих будущих моремана. И им крупно повезло, что были в курсантской форме.

– На практику прибыли, а ночевать негде? – спросила, сжалившись над молодыми людьми, женщина в окошке.

– Да, да, – дружно прокричали приятели.

– Вам повезло, только что получила телефонограмму, что приход судна задерживается на два дня, поэтому появились места. Давайте ваши документы. Курсантов на улице не оставим.

Приятели протянули паспорта, курсантские билеты, которые не раз их выручали в различных ситуациях, и бумагу на поселение от кадровика Онкина.

– К моему сожалению, с этими документами коечка вам обойдется по 90 копеек в сутки. Если завтра принесете направление из отдела кадров с датой отхода и названием судна, то мы пересчитаем, – сказала добрая женщина в окошке.

…Уже лежа в койке и перебирая в памяти прошедший день, Шурка подумал, что в этот первый день пребывания в Мурманске все прошло как нельзя хорошо, можно сказать, замечательно. В поезде познакомился с красивой девушкой, в отделе кадров приняли и объяснили что к чему, переночевать теперь есть где, а 90 копеек не деньги! – дня через три попадем на пароход, где будет и питание, и постель, а до этого можно сходить в кино, ведь неподалеку, говорят, есть кинотеатр «Родина»…

– А какие вкусные были кальмары в закусочной! – вспомнил, засыпая, Шурка. – Как жаль, что раньше их не распробовал – настораживали цвет и бесформенная тушка. А то дома все треска да треска, изредка морской окунь и камбала, которые продавались в Архангельске в рыбном магазине «Пингвин»...

На соседних койках уже давно спали два его новых приятеля из Херсонской мореходки. Они были менее разборчивы в гастрономических тонкостях, но заверили Шурку, что московская водка совсем не хуже родной горилки.

…Следующий день не принес ничего нового: снова отдел кадров, техника безопасности, очереди, беготня по кабинетам, медкомиссия, но главное – оформление прописки и паспортов моряка у капитана порта. Береговая жизнь затягивалась, так что, сделав нехитрые арифметические подсчеты, наши друзья решили перейти в режим строгой экономии. Ближайшие несколько дней суточный рацион курсантов состоял только из завтрака и обеда – экономили оставшиеся деньги. Завтрак – полбулки за 16 копеек, чай с сахаром и маргарин. Обед – килограмм рыбы жареной стоимостью не дороже 50 копеек или мойвы за 39 копеек, буханка хлеба (50 коп.), маргарин и чай с сахаром. Это на троих. Сахар покупали по 87 копеек, килограмма хватало на три дня, пачки чая за 36 копеек также хватало на три дня, а вот пачку маргарина (200 граммов по 29 копеек) съедали за двое суток.

Как ни экономили, но в кино решили сходить. Посмотрели комедию «Полосатый рейс», снятую по сценарию Виктора Конецкого, в прошлом, кстати, тоже моряка и судоводителя. Пребывая в хорошем настроении, помечтали о далеких теплых странах и красивых девушках. Возить тропических хищников, конечно, интереснее, чем грузить тяжелые бочки с рыбой. Однако, оказывается, и здесь был свой риск.

За эти несколько дней до отхода друзья уже основательно изучили центр Мурманска. Они узнали, что «Три ступеньки» – это винный магазин на проспекте Ленина, сосчитали все углы на главной городской площади «Пять углов», от которой к кинотеатру «Родина» тянется не менее популярная «стометровка», на которой по вечерам яркими огнями и громкой музыкой манил мурманчан открывшийся после ремонта ресторан «Арктика».

Вскоре беззаботная жизнь наших курсантов закончилась – они получили направление на плавбазу «Печенга», которая должна была покинуть порт приписки, чтобы уйти «в суровый и дальний поход». Как водится, не обошлось без подвоха. Этот канцелярский сухарь Онкин выдал будущим капитанам направления в штат матросами второго класса, хотя у каждого в кармане уже было удостоверение матроса первого класса. А это существенная разница: здесь тебе и денежные потери, и репутационные издержки. Однако, как заверил кадровик, если будете ходить в передовиках производства, то капитан своим приказом произведет необходимое повышение. Так что для новоиспеченных мореходов еще не все было потеряно.

– А пока это для вас первая ступенька в карьерной лестнице, – обозначил свою позицию инспектор Онкин. – Теперь вам открыта прямая дорога к должности капитана-директора крупнотоннажного судна, а, может быть, и в кресло министра всего рыбного хозяйства СССР, – пошутил кадровик. И добавил, подумав:

– Если человек не был матросом, не стоял у штурвала в осенне-зимней Атлантике – не получится из него хороший капитан.

К сожалению, сегодня данная теория уже не подходит, не актуальна. Во всяком случае, по отношению к министрам – в постперестроечной России Росрыболовство кто только не возглавлял, даже бывший танкист! А работник мебельной индустрии стал министром обороны страны…

Последний вечер перед отправкой на плавбазу наши друзья посвятили воспоминаниям. Шурка Сазонов, например, уже имел возможность побывать в СЗА (Северо-Западной Атлантике), отработав там четыре месяца на судах Архангельского тралового флота. Вспомнил он и о том, что в мурманском порту была интересная практика комплектования экипажей в рейс. На отходе, обычно, кто-нибудь, да опаздывал. Так команды добирали… у пивных ларьков. Главное, чтобы человек покрепче был. И однажды на ступеньках рюмочной задремал поп из местного прихода, а тут как раз подъезжает машина диспетчера: РТ стоит на отходе, начальство шумит, график сорван, а матросов недобор. Смотрят – здоровенный лоб, кулаки – с голову подростка, мускулы так и играют. Кое-как затащили священнослужителя в машину и прямиком в порт, на судно. Когда поп протрезвел, траулер был уже далеко в море. С трудом подобрали ему робу, а сапог нужного размера не нашли – так и работал батюшка в своих штиблетах. В течение рейса зарекомендовал себя выносливым и добросовестным работником, но море было ему не по душе – сойдя на берег, поспешил вернуться в свой приход, покаялся, и, говорят, даже пить перестал…

091020203.jpg

091020204.jpg
Мурманский морской рыбный порт

Дорога в большое плавание для наших вчерашних курсантов была открыта. Утром, идя по дощатым мосткам причалов рыбного порта, Шурка обратил внимание на женщин, одетых в яркие оранжевые прорезиненные рокан-буксы. Стоя у открытого трюма, они, горластые и смешливые, весело и споро наполняли рыбой поданную с берега стампу. И вдруг услышал знакомый девичий голос:

– Эй, ты, морячок, еще не стал капитаном дальнего плавания?

Это кричала ему вслед недавняя соседка по купе с красивыми, чуть навыкате глазами:

– Так я подожду, только ты возвращайся скорее!

Шурка сразу же вспомнил молодую певунью и мотив понравившейся ему песни с хорошими и добрыми словами:

Мурманск, край бушующих ветров,
Мурманск, славный город моряков.
Мурманск, позабыть тебя нельзя,
Мурманск, это молодость моя!

…Пройдет 10-15 лет, и Александр Сазонов примерит новенький китель с четырьмя капитанскими шевронами. А перед отходом в очередной далекий рейс еще раз услышит слова этой песни, которые написал и впервые исполнил в мурманском ресторане «Белые ночи» Вилли Токарев. Тогда уже известный, но еще не знаменитый на весь мир певец.

Впрочем, и у нашего Шурки все было впереди.

Владимир Корельский.
Октябрь 2020 года.


Читайте также...

Благотворительные проекты

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10

Календарь публикаций

Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
28 29 30 1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30 31 1
 <  Октябрь   <  2020 г.