Последние публикации

26 Окт 2020
Рыбацкое планов громадье… провалено. Шестаков на ковре у Президента
26 Окт 2020
Импорт чавычи в США снизился на 6 процентов
26 Окт 2020
В структуре импорта атлантического лосося в США чилийские поставки составляют более половины
26 Окт 2020
Долгосрочный план развития канадской индустрии морепродуктов
26 Окт 2020
Импорт осьминогов в Южную Корею увеличился почти вдвое в сентябре 2020 года
26 Окт 2020
Японский импорт угольной рыбы в августе 2020 года
26 Окт 2020
Причины возврата партии икры зернистой осетровых рыб, поступившей в Московский регион из Астрахани
26 Окт 2020
Промысел окуня-клювача в пелагиали моря Ирмингера остался под вопросом
26 Окт 2020
«Восточная верфь» в ноябре 2020 спустит на воду головное краболовное судно проекта 03141
26 Окт 2020
Россельхознадзор выявил хранение крупной партии дальневосточной горбуши с нарушением температурного режима
26 Окт 2020
Петербург готов стать транспортным хабом для перевозок по Северному морскому пути
26 Окт 2020
Калининградские рыбаки возрождают в Каспийском море промышленный вылов кильки
26 Окт 2020
Сахалинец незаконно выловил горбуши на 18 млн рублей
26 Окт 2020
В провале красной путины на Дальнем Востоке тоже оказались виноваты водоросли
26 Окт 2020
В Северной Осетии производство рыбы увеличится в 10 раз по сравнению с 2017 годом
26 Окт 2020
Мишустин: Россия привыкла к санкциям и хорошо с ними справляется
26 Окт 2020
Владимир Солодов предложил провести международную конференцию по сложившейся ситуации в Тихом океане на территории Камчатки
26 Окт 2020
Минсельхоз предложил запретить промышленный вылов и экспорт китообразных
26 Окт 2020
Сахалин отклонил рекомендованный Москвой промысел кеты в заливах Итурупа
26 Окт 2020
Россельхознадзор пресек перемещение через российско-белорусскую границу 19,8 тонн мороженой кильки
26 Окт 2020
Россельхознадзор выявил грубое нарушение ветзаконодательства, допущенное при перемещении более 18 тонн сурими
26 Окт 2020
Росрыболовство подтвердило прогноз по вылову рыбы в 2020 году в размере около 5 млн тонн
26 Окт 2020
Почему не работает госпрограмма развития рыбного хозяйства
26 Окт 2020
Мир народам, РЛУ – рыбакам
26 Окт 2020
На заседании ДВНПС обсудили состояние запасов палтуса
26 Окт 2020
ДВНПС рассмотрел вопросы традиционного рыболовства
26 Окт 2020
ДВНПС обсудил внесение изменений в Правила рыболовства для Дальневосточного рыбохозяйственного бассейна
24 Окт 2020
Уважаемые коллеги!
23 Окт 2020
В Сингапуре открыта новая ферма по выращиванию морского винограда
23 Окт 2020
Импорт дандженесского краба в США увеличился в 1,5 раза по сравнению с 2019 годом
23 Окт 2020
Снижение экспорта гребешков из Норвегии замедлилось, отставая от прошлогоднего уровня на 36 %
23 Окт 2020
Шестаков и задержки
23 Окт 2020
Экспорт креветок из Норвегии снизился на 29 % на фоне роста цены
23 Окт 2020
Россиянам дали советы по выбору красной икры
23 Окт 2020
Правительство расширит поддержку экспорта сельхозпродукции
23 Окт 2020
C начала года на территорию Санкт-Петербурга и Ленобласти поступило 224 тысячи тонн рыбы и морепродуктов
23 Окт 2020
Врачи рекомендовали есть больше жирной рыбы
23 Окт 2020
Как получить кредит на аквакультуру
23 Окт 2020
В Курском МР на средства гранта создана ферма по разведению прудовой рыбы
23 Окт 2020
В Приморье выявлено повторное нарушение, допущенное компанией при хранении почти 40 тонн кальмара
23 Окт 2020
Задача – предотвратить угрозу
23 Окт 2020
Ключ на старт!
23 Окт 2020
Солодов сообщил известные ему факты о ЧП у берегов Камчатки
23 Окт 2020
На Камчатке почтили память погибших моряков и рыбаков
23 Окт 2020
Вторая жизнь СРВ
23 Окт 2020
Сахалинская область стала производить меньше красной икры
23 Окт 2020
Реализация решения о выделении инвестквот стимулирует строительство рыбоперерабатывающих фабрик и рыбопромысловых судов
23 Окт 2020
275 тысяч молоди стерляди выпустили в реку Ока Тульской области
23 Окт 2020
В Московской области браконьеры нанесли ущерб водным биоресурсам почти на полмиллиона рублей
23 Окт 2020
В Челябинске обсудили проблему взаимодействия рыбаков-любителей и предпринимателей, занимающихся разведением рыб

Подписка на новости

Забытые страницы рыболовной дипломатии. Борьба за квоты атлантической сельди

822
Эксклюзив

В послевоенный период большое значение для СССР, Норвегии и Исландии имел промысел весенне-нерестующей атланто-скандинавской сельди. Именовалась в торговой сети у нас просто – атлантическая сельдь. Шла она, как одним из основных пищевых рыбных продуктов. Да и еще отдельной строкой в Госплане. В Норвегии, Исландии сельдь использовалась в основном для выработки рыбьего жира и муки. В небольших количествах употреблялась и на пищевые цели.

Общие уловы атлантической сельди достигли своего максимума в 1965-1967 годах, когда вылов составлял 1,1-1,7 млн тонн. В эти годы советский флот вылавливал дрифтерными сетями в Норвежском, Гренландском морях до 390-513 тыс. тонн в год. Началось освоение нашим флотом промысла сельди разноглубинными тралами и кошельковыми неводами.

Вылов норвежцев тоже был на уровне не менее 750-870 тыс. тонн. В те годы ОДУ по сельди не устанавливались. Не было и национальных квот. Лови сколько освоишь! Наука давала только общий фоновый прогноз по состоянию запасов сельди и ее распределение. И он был обнадеживающий, правда, с некоторым снижением и на последующие годы. И вот наступил 1968 год, когда за год вылов нашего флота неожиданно составил всего 205,3 тыс. тонн. Первый звонок о резком падении запасов сельди! Но у норвежцев пока уловы были не столь катастрофичны. И это обнадеживало и нашу науку, да и даже опытных промысловиков. Дескать, Промразведка должна лучше искать.

В то время непосредственно в море возглавлял сельдяной штабе Промразведки Зотов Лев Александрович. Я был в составе штаба. Наш оперативный морской анализ, особенно в сезон 1969 года, показывал, что несмотря на значительные усилия поисковых судов, до и самих промысловых судов, а это около 300 вымпелов, достаточных скоплений сельди в Норвежском и Гренландском морях обнаружено не было. Мне, как ихтиологу, было поручено выступить на очередном расширенном промысловом совете, который был собран на одной из плавбаз. Мною было высказан весьма пессимистический вывод: «Что наступило резкое снижение запасов сельди и ждать успешного ее промысла не приходиться. Надо флот переключать в другие районы, например на траловый лов донных рыб. Промедление приведет к пролову с соответствующими экономическими потерями». Такое заявление было большинством капитанов, да и руководством общего Штаба сельдяного промысла воспринято, мягко говоря, с недоверием. Очень много интересного было высказано в мой и моей организации адрес. “Паникер” — это было самое безобидное, наверное. Искать надо лучше. Отозвать в порт и пусть Промразведка направит других более «оптимистических» специалистов в Штаб сельдяном промысле.

Финал всего этого поучителен. За год в 1969 году было выловлено всего 13, 4 тыс. тонн! Полный провал всей сельдяной экспедиции. Как тогда было заведено начались разборки, поиски виноватых. Разные комиссии зачастили в Мурманск. Включились в это дело - Министерство, ЦК КПСС, Народный контроль и т.д. Трепали всех: науку, Промразведку, хозяйственников и т.д. Но, сельди от этого не прибавилось.

И вот все же российские, норвежские и исландские ученые пришли к выводу, что действительно произошло снижение численности сельди и широкомасштабный промысел надо прекратить всем странам до восстановления ее запасов. Так и был введен мораторий на промысел атлантической сельди, который просуществовал почти 20 лет.

В этот период наука вела ежегодно наблюдение за состоянием запасов сельди и только в начале 90 годов прошлого века отметила восстановление ее запасов. Это позволило постепенно начинать промышленный лов сельди, но уже в пределах ежегодных ОДУ, устанавливаемых учеными и которые надо делить на национальные квоты. А это уже новая система существенно отличавшаяся от прежней. И вот здесь и завязалась борьба и не шуточная за величину национальных квот. Этот период вплоть до принятия окончательного решения по ключу распределения квот сельди я уже работал в Представительстве Росрыболовства в столице Норвегии Осло. Мне пришлось участвовал во всех переговорах по этому непростому вопросу, как член российской делегации, которую в разное время возглавляли Председатель Росрыболовства В.Ф. Корельский, его заместители В.К. Зиланов и А.В. Родин. Норвежская делегация, как правило, возглавлялась Административным Заместителем Министра рыболовства Норвегии Гуннар Кьёней, принимали участие Директор рыболовства, ведущие ученые Бергенского института морских исследований (БИМ). В обеих делегациях были и представители МИД своих стран.

Переговоры о регулировании полномасштабного промысла и управлении запасом атлантической сельди, в связи с восстановлением ее запаса после многолетнего моратория на ее промысел, начались одновременно с переговорами о прекращении не регулируемого промысла трески в Баренцевом море

Сразу же после трехсторонних переговоров в Москве 23 - 24 октября 1995 г. состоялись четырехсторонние (Россия, Норвегия, Исландия, Фареры) переговоры по управлению запасами сельди. Во время этого раунда переговоров стороны приблизились к согласию лишь о том, что определение общего ОДУ и распределения квот должно осуществляться прибрежными государствами на четырехсторонней основе. Что же касается механизма распределения ОДУ на квоты и вопроса о том, кто должен управлять запасом сельди в большом анклаве Норвежского, Гренландского морей и по другим вопросам стороны не пришли к какому - либо решению.

В ноябре 1995 г. Смешанная Российско - Норвежская Комиссия по рыболовству (СРНК), исходя из рекомендаций ИКЕС (1,0 - 1,3 млн. т) установила ОДУ сельди на 1996 г. в объеме 1 млн. т. В первой половине декабря стороны встречались опять. На этой встрече российская делегация обозначила свою приверженность к историческому принципу деления ОДУ по сельди на национальные квоты и свое историческое право на 26 % ОДУ (260 тыс. т). Одновременно российская делегация информировала другие стороны, что, принимая во внимание сложную ситуацию, сложившуюся на переговорах по управлению запасом весенне-нерестующей сельди, а также заботясь о сохранении указанного запаса, российская сторона готова пойти на компромисс и согласиться на квоту в объеме 200 тыс. т, упомянув при этом, что ожидает аналогичных шагов от партнеров. Однако стороны стояли на своем и договоренностей по-прежнему не достигли. 23 декабря (перед самым Рождеством) Норвегия самостоятельно установила для своих рыбаков квоту на 1996 г. в объеме 705 тыс. т, дополнительно зарезервировав 20 тыс. т для обмена с российской стороной на другие виды. Одновременно норвежская сторона уведомила нас, что российская комбинированная квота сельди (с учетом обменной части) для вылова в норвежских водах может составить 125 тыс. т.

На внеочередной встрече СРНК, которая состоялась 5-6 февраля 1996 г. в Мурманске, была достигнута договоренность о том, что российская сторона согласна ограничить свой вылов в 1996 г. количеством в 150 тыс. т, а норвежская сторона предоставляет ей право выловить 120 тыс. т из указанного количества в норвежских водах. Договоренность была оформлена дополнением к протоколу 24-й сессии СРНК.

К очередному раунду консультаций по управлению запасом весенне - нерестующей сельди (27.02.- 01.03.96 г. в Осло), к которому по настоятельному предложению норвежцев на последнем этапе присоединилась делегация Комиссии ЕС, стороны пришли каждая со своим требованием по квотам: Норвегия - 725, Россия - 200 , Исландия - 244, Фареры - 86, ЕС - 150 тыс. т, что в сумме превышало ОДУ, рекомендованный ИКЕС на 1996 г.

В связи с этим Россия, Норвегия, Исландия и Фареры предприняли попытку договориться о таком сокращении национальных претензий на квоты, чтобы они в сумме не превышали ОДУ 1 млн. т, установленный СРНК. Российская делегация, возглавляемая В. Зилановым, в соответствии с имевшимися директивами, предложила следующий компромиссный вариант распределения квот на 1996 г.: Норвегия - 705, Россия - 170, Исландия - 170, Фареры - 65, ЕС - 40, др. страны - 15 тыс. т. При этом российская делегация, обратила внимание на то, что несмотря на большой вклад в восстановление запаса (затраты на исследования, которые не прекращались в период моратория; экономические потери, связанные с запретами промысла мойвы в районах распределения молоди сельди; экономические потери, связанные с запретом промысла сельди размером менее 25 см в российских водах и другие меры) Россия первая пошла на компромисс, сократив свои требования по национальной квоте на 1996 г. до 200 тыс. т. Однако, учитывая трудную ситуацию, сложившуюся на переговорах и заботясь о сохранении запаса, российская сторона высказала возможность сократить свои требования до указанной выше цифры (170 тыс. т).

Исландия и Фареры расценили предложение российской делегации как шаг к достижению компромисса, Норвегия настаивала на своей прежней цифре, а делегация КЕС категорически отвергла предложения. При этом делегация КЕС настаивала на существенном уменьшении квот России и Исландии.

Обсуждались также институционные механизмы. Делегация КЕС настаивала на передаче всего управления запасом (и в международных водах, и в водах под национальной юрисдикцией) НЕАФК. Другие делегации согласились о необходимости ограничения действий указанной организации, а исландская делегация предложила создать новую организацию по типу НАСКО.

Таким образом, и очередной раунд консультаций закончился безрезультатно. Российская делегация пригласила участников провести следующий раунд 11 - 12 апреля 1996 г. в Москве. Переговоры были проведены, но закончились они с тем же результатом. Аналогично проходили двусторонние встречи по этому вопросу между Норвегией и Исландией.

Складывается впечатление, что как Исландия на трехсторонних переговорах, так и Исландия и Фареры на четырехсторонних переговорах, а особенно ЕС на пятисторонних переговорах стараются “застолбить” свое историческое право на промысел и не торопятся прийти к окончательному соглашению. Более того, ЕС предлагает забыть историю промысла этого вида, и все начинать решать все с начала, как - будто это новый промысловый запас.

В мае 1996 году, после ряда встреч на уровне Министров рыболовства, Министров иностранных дел, были предприняты очередные четырехсторонние переговоры в Осло. Проходили они в самом живописном месте Осло – Хольменко́лленкоторыйявляется самой высокой точкой города. Там же в респектабельной гостинице располагались все четыре делегации и там же проходили все переговоры. Идеальные условия создали норвежцы для положительного решения сельдяных национальных квот. И это оправдалось, но ценой небывалого накала самих переговоров. Они то прерывались, то вновь возобновлялись. И так до самого последнего дня отлета делегаций. Если быть точным ночи. В последний вечер, а было уже час ночи, перед отлетом на следующий день, главы делегаций высказали свои крайние позиции, которые явно не вели к взаимной договоренности. Решили утором еще раз встретиться протокольно и разъехаться ни с чем. Печально. Глава нашей делегации председатель Росрыболовства В.Ф. Корельский, уходя совместно с Послом России в Осло Ю.А. Фокиным обмолвился, что, дескать, кто еще желает пусть ведут поиски решения, я пас. На это Министр рыболовства Норвегии Улсен переглядываясь с Министром иностранных дел Норвегии… и другими членами делегаций как-то неопределенно ответил, что мы еще посидим – кофе попьем. Остальные главы промолчали. С нашей стороны, естественно с согласия В.Ф. Корельского, остался его заместитель В.К. Зиланов, я и специалисты ВРПО «Севрыба», ученые ПИНРО. Через некоторое время к нам присоединился посол Б.А. Фокин, что было воспринято положительно всеми, включая Министра иностранных дел Норвегии.

И вот пошли ночные переговоры в быстром темпе и весьма позитивно, которые закончились в три ночи с проектом решения и согласием всех делегаций еще и соответствующего Протокола. При этом российской делегации зарезервировала свое окончательное решение ввиду того, что, как пояснил всем В.К. Зиланов, решение примет глава делегации В. Карельский утром перед подписанием. Утром В.Ф. Корельский проанализировал решение и согласился с ним, укорив нас, что надо было поднять его ночью на завершающем этапе договоренностей. Все же переговоры закончились подписанием 6 мая 1996 года «Протокола о сохранении, рациональном использовании и управлении запасом атланто-скандинавской весенне-нерестующей сельди Северо-Восточной части Атлантического океана». Документ подписали Премьер - Министр и Министр рыболовства Фарерских островов, Министр иностранных дел и Министр рыболовства Исландии, Министр иностранных дел и Министр рыболовства Норвегии, Председатель Комитета по рыболовству Российской Федерации. Согласно Протоколу стороны согласились ограничить свой промысел в 1996 году в пределах максимального лимита в объеме 1,107 млн тонн. При этом квоты были поделены следующим образом:

- Фарерские острова и Исландия - 256 тыс. т

- Норвегия - 695 тыс. т

- Российская Федерация - 166 тыс. т т.

Из квоты Российской Федерации на ее зону в Баренцевом море приходилось 5 тыс т. Кроме того, Российская Федерация из своей квоты передала Норвегии еще 5 тыс. т. Указанные 10 тыс. т Россия и Норвегия зарезервировали в целях особых мер по сохранению запаса.

Кроме того, на основе двухсторонних договоренностей Российская Федерация получила квоты в зонах Ян-Майена (10 тыс. т), Фарер (6 тыс. т) и Исландии (5 000 т). Кроме того, последняя получила доступ в зоны указанных государств для выбора этих квот.

Стороны также договорились о сотрудничестве по другим направлениям для достижения всеобъемлющего управления запасом сельди. Вот такая сложная «формула» была принята как компромиссная Россией, Норвегией и Исландией.

ЕС указанный протокол не признал и принял решение о выборе своей квоты 150 тыс. т. в своей 200 мильной зоне и в открытой части Норвежского и Гренландского морей. Согласно статистике ЕС эта квота была выбрана в течение летних месяцев. По мнению норвежцев, статистика ЕС включает сюда также вылов сельди в Северном море. Промысел не был удачен с точки зрения качества выловленной рыбы. Некоторые уловы выбрасывались за борт.

В течение последующего времени под давлением Норвегии стороны – Россия, Исландия и Фареры - согласились на участие Европейского Союза в управлении запасом сельди.

И вот 12-14 декабря 1996 г. в г. Осло впервые состоялась пятисторонняя встреча (Россия, Норвегия, Исландия, Фареры, ЕС), которая была продолжением Лондонских консультаций, проходивших во время сессии НЕАФК 18-19 ноября 1996 г. Путем сложных и трудных кулуарных встреч и мероприятий, при настойчивости норвежской делегации была достигнута договоренность о регулировании промысла на 1997 г. Главами делегаций (Российскую делегацию возглавлял Зам. Председателя Госкомрыболовства В.К. Зиланов) подписан «Согласованный протокол итогов консультаций в области рыболовства по управлению запасом весенне - нерестующей сельди в Северо - Восточной Атлантике на 1997 г.».

Согласно указанному протоколу и приложений к нему о разделе квот и передачах друг другу (на основании двусторонних договоренностей), стороны договорились ограничить свой промысел в 1997 г. максимальным количеством в 1,498 млн тонн. ОДУ был разделен на следующие квоты:

- ЕС - 125 тыс. т

- Фареры и Исландия - 315 тыс. т

- Норвегия - 854 тыс. т

- Российская Федерация - 204 тыс. т.

В соответствии с «Пониманием об особых мерах сохранения в отношении управления запасом норвежской весенне - нерестующей сельди (атланто - скандинавской сельди) в 1997 г.», подписанного главами делегаций Фарер, Исландии, Норвегии и Российской Федерации, Россия зарезервировала в целях сохранения запаса 12 тыс т из своей квоты в своей исключительной экономической зоне в Баренцевом море.

Квота Российской Федерации в объеме 192 тыс т (204 тыс. т – 12 тыс т) могла выбираться в :

- Норвежской экономической зоне - 150 тыс. т,

- Рыболовная зона вокруг Ян - Майена - 12 тыс т,

- Экономическая зона Исландии - 6 ,5 тыс т,

- Фарерская рыболовная зона - 7, 5 твс т.

Всего: - 176 тыс. т

Остальные 16 тыс. т могут быть выбраны в открытой части Норвежского и Гренландского морей моря. Было так же достигнуто понимание, что вся квота сельди в случае особого распределения ее промысловой части может быть выбрана российским флотом в открытой части Норвежского, Гренландского море, что было существенно для нас.

В течение четырехсторонних переговоров в мае 1996 года и пятисторонних переговоров в декабре 1996 года российская и норвежская делегации тесно сотрудничали, координируя свои действия.

В последующие годы эти первые договоренности по разделу ОДУ атлантической сельди на национальные квоты в условиях рыночных отношений были основой для дальнейшей разработки ключа по ее распределению.

23.09. 2020 года.
Г.И. Лука, представитель Минрыбхоза СССР, Росрыболовста России - Атташе по рыболовству при посольстве России в Осло (Норвегия) в 1991-1997 годах


Читайте также...

Благотворительные проекты

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10

Календарь публикаций

Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
28 29 30 1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30 31 1
 <  Октябрь   <  2020 г.