Последние публикации

25 Сен 2020
Разошлись как в море корабли
25 Сен 2020
Корея, Япония и Франция являются основными потребителями сурими с Аляски
25 Сен 2020
Рост присутствия китайских кальмароловов у Галапагосских островов вызывает бурю негодования в Эквадоре
25 Сен 2020
Правительство Китая встраивает туризм в аквакультуру
25 Сен 2020
Рыбных олигархов просят поделиться с народом
25 Сен 2020
Южно-курильские участники проекта "Доступная рыба" смогут получить субсидии
25 Сен 2020
ЦСМС принял участие в видеоконференции Постоянного комитета по мониторингу и соблюдению
25 Сен 2020
В Бурятии у браконьеров изъяли 3,5 тонны байкальского омуля
25 Сен 2020
Владимир Солодов поддержит рыбохозяйственную науку
25 Сен 2020
Экологический фестиваль «Море жизни» в пятый раз пройдёт на Камчатке
25 Сен 2020
Рыбная отрасль Якутии получит научную поддержку
25 Сен 2020
В России будут перерабатывать органический мусор в корм для животных
25 Сен 2020
Более 8 тыс. особей молоди сибирского осетра выпустили в реку Иртыш в Югре
25 Сен 2020
Власти начнут следить за качеством региональных брендов
25 Сен 2020
О результатах исследования по выявлению возбудителя COVID-19 в пищевых продуктах
25 Сен 2020
Учёные Астраханского государственного технического университета помогут бизнесу внедрить комбикорма с нанодобавками
25 Сен 2020
Илья Шестаков: «Для сохранения популяции байкальского омуля необходимо усилить контроль за рынками его сбыта»
25 Сен 2020
Рабочая встреча по подготовке 50-й сессии Совместной Российско-Норвежской Комиссии по рыболовству
25 Сен 2020
Заседание Коллегии Росрыболовства
25 Сен 2020
Руководитель Северо-Западного территориального управления Росрыболовства посетил с рабочей поездкой Новгородскую область
25 Сен 2020
Минсельхоз подтвердил нецелесообразность очередного реформирования рыбной отрасли
25 Сен 2020
Корабли российского ВМФ мешают США у берегов Кипра
25 Сен 2020
WWF России определил участки дальневосточных морей России, нуждающиеся в защите
25 Сен 2020
Забытые страницы рыболовной дипломатии. Борьба за квоты атлантической сельди
24 Сен 2020
Экспорт охлажденной скумбрии из Норвегии понемногу растет
24 Сен 2020
Стоимость импорта снежного краба в США превысила 700 млн долларов
24 Сен 2020
Ученые призывают к незамедлительным действиям в связи с изменением климата, чтобы предотвратить «катастрофический» ущерб мировому рыболовству
24 Сен 2020
Более половины импорта белоногих креветок в Республику Корея приходится на Эквадор
24 Сен 2020
Мониторинг осетровых рыб в районе Северного Каспия
24 Сен 2020
Хватит врать!!!
24 Сен 2020
Начальник ОМВД России по Елизовскому району взят под стражу
24 Сен 2020
Россельхознадзором приостановлена транспортировка 27 тонн горбуши
24 Сен 2020
За прошедшую неделю из Приморья и Сахалина направлено на экспорт 378 партий рыбной продукции
24 Сен 2020
Работодателей ждёт новый приказ об иностранцах в экипажах
24 Сен 2020
Вопрос по отмене избыточных требований административного регламента Росприроднадзора был поднят на СРХС
24 Сен 2020
Сахалинская полиция опровергает, что отпустила браконьеров
24 Сен 2020
Туристам и любителям разрешат ловить краба в Мурманской области с августа 2021 года
24 Сен 2020
В нерестилищах и у забойки на реке Тыми кеты все еще нет
24 Сен 2020
И рыбку съесть, и на шею сесть…
24 Сен 2020
Почти 47 тысяч тонн лососевых добыли рыбаки Сахалинской области
24 Сен 2020
Более 75 тыс. мальков сибирского осетра выпустили в Енисей на севере Красноярского края
24 Сен 2020
В акваторию реки Таз выпустили 250 тысяч мальков чира
24 Сен 2020
Российские рыбаки добыли 3,8 млн тонн водных биоресурсов
24 Сен 2020
Очередное заседание Общественного совета при Росрыболовстве состоится 1 октября
24 Сен 2020
О проведении совместного российско-китайского контроля за исполнением сторонами Правил рыболовства в пограничных водах рек Амур и Уссури
24 Сен 2020
Вылов пелагических видов рыб превышает показатели прошлого года на 93%
24 Сен 2020
В Правительство внесен проект закона о введении электронного промыслового журнала и электронных разрешений
24 Сен 2020
Герман Зверев: обвинения южнокорейских СМИ о распространении COVID-19 экипажем МРКТ «Петр I» не обоснованы
23 Сен 2020
Корея существенно сократила импорт сайры
23 Сен 2020
Экспорт креветок из Вьетнама в Южную Корею набирает темпы

Подписка на новости

Забытые страницы рыболовной дипломатии: Вклад рыболовной дипломатии в сохранении запасов трески

370
Эксклюзив

Между СССР/Россией и Норвегией к концу прошлого столетия сформировался целый комплекс рыбохозяйственных отношений по самым разным направлениям. Фундаментом этих отношений являются совместные запасы трески, пикши, мойвы и сельди в Баренцевом, Гренландском и Норвежском морях и хорошо разработанная правовая основа управления и использования этих запасов, учитывающая как исторический опыт взаимных отношений двух стран в области рыболовства, так и современные тенденции в международном морском праве.

Многолетние усилия по разработке и совершенствованию системы рационального промысла и управления запасами трески способствовали росту совместно управляемого запаса и увеличению квот ее вылова. Так, например, с 1991 по 2020 годы суммарные уловы трески всеми странами в Баренцевом море увеличились с минимального исторического уровня в 200 тыс. т до 800 тыс. т – в 4 раза.

Важно отметить, что именно рациональное научно - обоснованное управление, разработанное совместно Россией и Норвегией и применение его на практике, способствовали росту запасов трески и других объектов промысла в Баренцевом, Норвежском и Гренландском морях. При этом этот рост особенно заметен на фоне резкого снижения аналогичных рыбных запасов в зонах Канады, Исландии, стран ЕС. Можно без преувеличения констатировать, что переход Норвегии и России к разработке и принятию в рамках Совместной Российско-Норвежской Комиссии (СРНК) по рыболовству согласованных мер регулирования рыболовства и управления общими запасами таких видов, как аркто-норвежская треска и пикша, атланто-скандинавская сельдь, мойва, стал возможным только благодаря широкому сотрудничеству российских и норвежских ученых, практиков-промысловиков и тому уровню доверия, которое существует между рыбаками, специалистами и руководителями рыбного хозяйства России и Норвегии. К такой системе управления обе стороны вынуждены были перейти после того, как вследствие перелова в конце 1980 годов катастрофически уменьшился запас трески (до 800-900 тыс. т против 3,8 - 3,9 млн. т в конце 1960 годов). Еще больше это коснулось в конце 1990 года запаса баренцевоморской мойвы (до 400 - 500 тыс. т против 7 млн. т в конце 1980 года). Аналогичная ситуация была и с запасом весенне - нерестующей сельди, мораторий на промысел которой продолжался более 20 лет. А ведь именно эти объекты промысла были основными в то время для России и Норвегии в морях Северо-Восточной Атлантики.

Однако, несмотря на большой высокий уровень доверия российские и норвежские рыбаки весьма пристально следили за промысловыми успехами друг друга и «старались» использовать любую малейшую возможность обвинить в перелове установленных квот вылова трески и других объектов промысла. Так в конце 1991 годов, когда меня Минрыбхоз СССР направил на работу в Норвегию на должность атташе по рыболовству, что было по существу наши рыбацким Представительством в этой стране, произошли именно такие «наезды» норвежцев на наше рыболовство. О самом Представительстве Минрыбхоза СССР в Норвегии, да еще всего в лице одного специалиста это отдельный разговор в будущем.

Прибыв Осло, как положено, преставился Послу СССР и сразу начал налаживать деловые отношения со специалистами Министерства по рыболовству, Директоратом рыболовства Норвегии. Да, и до этого, у меня со многими из них, по долгу моей старой работы в Мурманске - заместителем начальника Севрыбпромразведки и в последующем директором Полярного научно-исследовательского института рыбного хозяйства и океанографии им. Н.М. Книповича (ПИНРО) - были неоднократные встречи, обсуждения во время моего участия в составе российской делегации на переговорах с норвежцами по рыболовству.

Не успел освоится, присмотреться к новой работе, как в местной рыбацкой газете г. Тромсё появляется сенсационная статья о двойном перелове трески русскими. Прямо-таки гром среди ясного неба. Связался с министерством в Москве и ВРПО «Севрыба» в Мурманске. Земляки меня заверяют, что промысел ведется штатно в соответствии с выделенными квотами, а заместитель Министра В.К. Зиланов поручает совместно с посольскими дипломатами тщательно разобраться в сведениях норвежцев и утрясти это недоразумение. Он так же информировал меня, что Минрыбхоз и по своей линии обсудит этот вопрос с норвежским Посольством в Москве. Последнее действительно было осуществлено и меня об этом информировали.

Просмотрел норвежские рыбацкие газеты. Обнаружил сенсационное сообщение о российском перелове трески за прошлый год в 215 тыс. тонн, что почти в 2 раза превышает установленную, СРНК для СССР национальной квоты. В то время некоторый перелов в десятки тыс. тонн все же допускался, но стороны должны быть проинформированы об этом. А здесь перелов в 215 тыс. тонн! Ни какой информации. Скандал мирового уровня. И он был раздут широко в прессе и вышел даже на уровень глав двух государств. Словом создавалась горячая ситуация когда надо было доказывать, что это какое то недоразумение, либо целенаправленная ложь.

Связался с постоянным административным заместителем Министра рыболовства Норвегии Гуннаром Кьёней с просьбой о встрече с ним и специалистами, которые обосновывали это сообщение. Встреча произошла в Министерстве рыболовства Норвегии. Мне была представлен молодая энергичная девушка, студентка-практикантка, которая готовила материалы –цифры перелова нашего рыболовного флота по указанному вопросу. При разговоре присутствовали господин Гуннар Кьёней и другие специалисты Министерства.

Мне разъяснили, что расчеты основаны на статистике выгрузок свежей рыбы в Норвегию. При этом для расчета поставок сырья использовались переводные коэффициенты, установленные самими норвежцами. В тоже время, по мнению студентки-практикантки, российский     флот поставлял рыбу, но мороженную безголовку, и в Россию, примерно таком же количестве, что и в Норвегию. Все это вновь пересчитывалось, как сырье, по норвежским переводным коэффициентам. Вот и получался «расчетный перелов» российского флота ни много ни мало национальной квоты почти в 2 раза!

Основу рыбного флота России в Баренцевом море тогда составляли группа ПСТ (посольно свежьевые траулеры) различные типы СРТ, РС и другие малотоннажные суда, не имеющие морозильных установок. Это, а также погоня за валютой, близость портов Норвегии к районам промысла стимулировали российских рыбаков экспортировать свои уловы в Норвегии. Власти Норвегии поощряли эти выгрузки, так как это способствовало развитию норвежской рыбообрабатывающей промышленности. Таким образом, получалось, что Россия выбирает квоту почти вдвойне на благо норвежцев.

Подумав над примененной норвежцами методикой прихожу к выводу, что втягивается в ее опровержение будет не перспективно и…неожиданно для норвежцев предлагаю им, как говорят «не отходя от кассы», пересчитать по их же методике норвежские выгрузки в Норвегию и норвежский экспорт в другие страны. Наступила тишина…задумались партнеры во главе с заместителем Министра Кьёней. В это время, заранее изучив норвежскую статистику по годовому вылову, предлагаю расчет, который показывает, что и норвежцы переловили квоту почти в 2 раза. Передал норвежцам свои расчеты. Шок! По лицам присутствующих других специалистов, да и самого Заместителя Министра складывалось мнение, что студентка-практикантка поделилась своей информацией с прессой без согласования со своими руководителями практики.

Ряд норвежцев, присутствующих при нашем разговоре, согласился со мной, что такая методика не может быть приемлема. Для этого есть другие методики, давно используемые на практике. Но так, как этот «казус» был объявлен в прессе, то была достигнута договорённость провести небольшую конференцию в г. Хаммерфесте с участием рыбаков, местных властей и ученных обеих сторон, чтобы обсудить указанный казус.

Конференция была созвана. Присутствовали Директор рыболовства Норвегии (местонахождение постоянное в г. Бергене), который в Норвегии является органом, отвечающим за практические дела и статистику вылова), представители местных властей и рыболовных организаций, автор статьи в газете. С российской стороны приехали начальник ВРПО «Севрыба», специалисты флотов из Мурманска и т.д.

На этой конференции Директор рыболовства Норвегии в своем выступлении сказал, что Представитель Минрыбхоза Г. Лука был прав, и ни следует принимать газетную статью к сведению и предложил передать этот вопрос на рассмотрение СРНК. Надо отдать должное такому решению норвежцев.

Но репортер норвежской газеты, ранее опубликовавшей эту «новость» не согласился с решением конференции, и написал, что … Г. Лука согласился с ним. Вот те на! При моей попытке поговорить с ним он сбежал от меня. С тем это шумное дело и закончилось. Хотя пресса периодически и до сего дня вспоминает этот перелов российского флота в 90 годах и в наше время.

В последующем в рамках двустороннего сотрудничества большое внимание Россией и Норвегией уделяется вопросу устранения действительного перелова трески в Баренцевом море судами третьих стран в открытой части Баренцева моря в анклаве именуемой как «лазейка». Именно в этом районе, как в отрытой части квоты трески не устанавливались. По существу, здесь именно и начал формироваться нерегулированный промысел трески исландскими судами, судами ЕС и судамидругих стран, который и мог, если его не остановить, подорвать ее запасы.

Резкий рост не квотируемого лова в «лазейке», также в морском районе архипелага Шпицберген был отмечен в 1994 г., когда добыча в указанных районах достигла величины почти в 50 тыс. т. С 1995 г., в связи с принятием Норвегией поправок к Королевскому Указу о рыбоохранной зоне Шпицбергена, позволяющих норвежской береговой охране арестовывать траулеры под “удобными” флагами, а норвежским правоохранительным органам выносить решения по штрафам вплоть до конфискации траулеров и рыболовного снаряжения, не квотируемый промысел трески в этом районе, прекратился. Но он продолжался в анклаве - «лазейке» Баренцева моря. Вылов в этом районе составил в 1995 г - 41 тыс. т, а в 1996 г - 28 тыс. т.

Как свидетельствуют данные Норвежской Береговой охраны и «Мурманрыбвода» России, лидирующее положении в наращивании объемов не квотируемого вылова трески (около 80 - 85 %) занимала Исландия, суда которой осуществляли указанную промысловую деятельность, как под национальным флагом, так и под “удобными флагами” других стран.

С целью прекращения не квотируемого промысла трески в анклаве –«лазейке» Баренцево моря в течение 1993-1996 гг. была проведена большая работа:

nпо дипломатическим каналам ,

nна Конференции ООН по трансграничным рыбным запасам и запасам далеко мигрирующих рыб,

nпринят ряд других мер воздействия (отказ от обслуживания исландских судов, работающих в анклаве, запрет выгрузок в портах Норвегии и России рыбы, выловленной в анклаве, отрезание тралов и постоянное присутствие судов норвежской береговой охраны и российских рыбоохранных судов в районах не квотируемого промысла трески, изменение своего законодательства Норвегией с целью подведения правовой основы под штрафные санкции в рыбоохранной зоне Шпицбергена).

Указанная работа координировалась при ежегодных встречах Председателя Роскомрыболовства В.Ф. Корельского и Министра рыболовства Норвегии Яна Хенри Т. Улсена, их заместителями А.В. Родиным, В.К. Зилановым и Гуннара Кьёней, между российской и норвежской делегациями на сессиях Конференции ООН, Совместной Российско-Норвежской Комиссии по рыболовству, на трехсторонних переговорах по “лазейке”, на четырехсторонних и пятисторонних переговорах по весенне-нерестующей атланто - скандинавской сельди, при работе в других международных организациях (ИКЕС, НЕАФК, НАФО и в др.). Непосредственное участие во многих из указанных мероприятий принимало Посольство РФ и Представительство Госкомрыболовства в Норвегии.

После переговоров министров иностранных дел России, Норвегии и Исландии в Тромсе (в октябре 1994 г.) исландцы согласились начать консультации на уровне экспертов рыболовных ведомств и министерств иностранных дел России, Норвегии и Исландии. Консультации осуществлялись в течение 1995 г. и продолжались и в 1996 г. Российская и норвежская стороны, будучи последовательны в своих позициях, которые они отстаивали на Конференции ООН по трансграничным рыбным запасам и запасам далеко мигрирующих рыб, предложили Исландии следовать положениям Заключительного Акта, принятого конференцией. Основой предложений является заключение российских и норвежских ученых о том, что в анклаве может распределяться при определенной численности и климатических условиях до 2 % общего промыслового запаса аркто-норвежской трески.

Далее расчеты приведены на примере 1995 г. Таким образом, ОДУ в анклаве в 1995 г. мог составить 14 000 т трески (2 % от общего ОДУ 700 000 т по Баренцеву морю на 1995 г.). Этот ОДУ должен распределяться между прибрежными государствами (Россия, Норвегия) и третьими странами, что дает ключ к решению вопросов и квот для других третьих стран. Исландцам из этой квоты (14 000 т) была предложена квота в объеме 11 000 т, которая состояла из следующих компонентов:

  1. 2800 т (20%) выделялось без всяких компенсаций.

  2. 5600 т (по 20% от России и Норвегии) выделялось на условиях компенсаций.

  3. Остальную часть готова выделить Россия на основе двустороннего соглашения по рыболовству. Такое двустороннее соглашение может быть подписано между Норвегией и Исландией.

  4. Норвегия готова была рассмотреть возможность, как об этом просила Исландия, допуска исландских судов в норвежскую исключительную экономическую зону для выбора части квоты, если в “лазейке” промысловые скопления трески будут отсутствовать. Но ни Норвегия, ни Россия не берут на себя обязательств гарантировать Исландии выбор всей квоты анклава в своих экономических зонах.

  5. Исландия должна признать правомочность СРНК в вопросах управления морскими биоресурсами Баренцева моря.

  6. Исландия должна признать указанный выше режим промысла в анклаве – «лазейке».

  7. Исландия не должна больше предъявлять каких-либо претензий на квоту в других районах Баренцева моря, включая морской район Шпицбергена.

  8. Исландия должна запретить выгрузки рыбы, выловленной в Баренцевом море помимо квоты.

  9. Исландия должна отказаться от промысловой деятельности под “удобными” флагами.

По обоюдному мнению, российской и норвежской сторон это было весьма щедрое предложение, являющееся проявлением доброй воли и нацеленное на достижение согласия.

Однако исландская сторона отвергла российско-норвежские предложения, заявив претензии на квоту трески в объеме не менее 25,0 тыс. т. Учитывая заявление исландской делегации об отсутствии оснований для достижения договоренности, стороны согласились с тем, что продолжить трехсторонние консультации будет целесообразно лишь в том случае, если исландская сторона подтвердит приемлемость сделанных ей предложений.

В преддверии очередного раунда трехсторонних переговоров (Россия, Норвегия, Исландия) по проблеме не квотируемого исландского промысла трески в “лазейке” Баренцева моря 17-18 октября 1995 г, с целью согласования совместной позиции была проведена двусторонняя российско-норвежская встреча. На ней стороны решили придерживаться ранее выработанной позиции и которой они информировали исландцев.

19-20 октября 1995 г. в Москве состоялся очередной раунд трехсторонних переговоров по указанному выше вопросу. Российская и норвежская делегации подтвердили, как это было согласовано, свою прежнюю позицию по вопросу квот в “лазейке” и остальных условий. Что же касается исландских предложений о системе “страхования”, то стороны согласились поручить экспертам исследовать этот вопрос, но не во взаимосвязи с переговорами по “лазейке”. Исландская сторона, как и прежде, заявила свои претензии на значительно больший, чем было ей предложено, объем квоты, а также старалась оговорить различные гарантии на промысел трески пелагическими тралами, на выбор квоты анклава в экономических зонах России и Норвегии. На что российская и норвежская делегации ответили отказом. С аналогичным результатом закончился и следующий раунд переговоров по анклаву Баренцева моря в январе 1996 г.

В последующем этот вопрос обсуждался 01.03.96 г. между делегациями России, Норвегии и Исландии во время переговоров по сельди в г. Осло, на встрече председателя Роскомрыболовства с Министром рыболовства Норвегии 25.03.96 г. в г. Осло и Министрами рыболовства Норвегии и Исландии 27 - 29. 03.96 г. в г. Тромсё во время Государственного визита Президента России Б. Н. Ельцина.

Очередной раунд переговоров состоялся в г. Осло 6-9 июня 1996 г. Проходили они в трудной накаленной обстановке. Исландская делегация постоянно прерывала процесс переговоров для консультаций со своим правительством. Был подготовлен проект Протокола о сохранении запаса северо-восточной арктической трески в центральной части Баренцева моря в 1996 г., согласно которого исландской стороне выделялась квота на треску в анклаве Баренцева моря в объеме 6500 т. Норвежская и российские стороны брали на себя обязательства выделить в своих исключительных экономических зонах квоты в объеме 3250 т каждая (на двусторонней компенсационной основе). Исландская сторона должна была взять на себя обязательства воздержаться от любых притязаний либо действий на осуществление дополнительных возможностей промысла северо-восточной арктической трески и других запасов, подлежащих регулированию, и принять другие меры по отношению к своим гражданам, направленных на регистрацию судов под удобными флагами. Протокол включал пункт, позволяющий вести дальнейшие переговоры с целью достижения взаимно приемлемого соглашения по сохранению запаса северо-восточной арктической трески в анклаве на последующий период на основе международного права. При этом принималось во внимание все относящиеся к данному вопросу факторы, включая корректировку существующих договоренностей с учетом изменений запаса. Предусматривалось также поощрение развития сотрудничества между организациями и прежде всего учеными, договаривающихся сторон.

Однако в последний момент исландская делегация под давлением своих рыбопромышленников отказалась от дальнейшего обсуждения указанных условий. Российская и Норвежская стороны еще некоторое время выжидали, что исландцы возвратятся к обсуждению указанного документа в связи с тем, что от главы исландской делегации посла Эйрикссона был сигнал о возможностей таковых. Российская делегация в течение недели фактически с билетами в кармане ждала соответствующего сигнала от исландской стороны. Однако такового не последовало. Как потом стало известно из прессы, исландские рыбопромышленники рассчитывали взять в анклаве в 1996 г. более 50 тыс. тонн трески. Соответственно в план этого года Исландии была включена промысловая деятельность в анклаве около 50 судов. Причем были планы вести комбинированный лов еще и креветки в морском районе Шпицбергена при прилове трески. Для этой цели переключался исландский флот, работающий до этого времени на Флемиш - Капе. В связи с этим Государственный Совет Норвегии в срочном порядке принял предписание по зоне Шпицбергена о регулировании промысла креветки в этом районе по принципу исторического права.

Как уже упоминалось, в связи ухудшением промысловой обстановки (сокращение миграций трески под воздействием похолодания баренцевоморских водных масс), вылов в анклаве естественно уменьшился в 1995 году по сравнению с 1994 годом. Еще больше он уменьшился в 1996 году. Исландцы вместо планируемых 50 тыс. т сумели взять только 21 тыс. т, несмотря на то, что они выдержали планы в отношении количества флота. По данным печати многие исландские траулеры, работавшие в анклаве, возвратились в Исландию без прибыли. По данным норвежской береговой охраны, суда других наций, работавшие в анклаве донными тралами (исландцы использовали более эффективные пелагические тралы), имели уловы еще меньше.

В июне 1996 г. исландские траулеры сделали попытку возобновить нерегулируемый промысел трески и креветки в рыбоохранной зоне Шпицбергена. Однако суда норвежской береговой охраны вынудили их отказаться от своих намерений (было обрезано 4 трала, сделан предупредительный выстрел из бортового орудия). Исландия объявила эти акации незаконными. Посыпались требования обратиться в Международный суд в Гааге, объявить бойкот норвежским товарам и т.д. Со стороны ЕС была высказана поддержка действиям Норвегии.

В конце 1996 в начале 1997 годах, особенно перед ожидающимся в начале февраля визитом в Норвегию нового президента Исландии, в прессе опять появились высказывания о возможности решения проблемы не регулируемого промысла трески в Баренцевом море. Так, например, сам Президент Исландии в своем интервью газете «Афтенпостен» заявил, что современные демократические государства, борющиеся за сохранение окружающей среды и морских ресурсов, должны продемонстрировать друг перед другом и всем миром, что они могут решить эти проблемы. Надо полагать, что после неудачного сезона у исландских рыбопромышленников несколько изменилась позиция, и они, понимая, что могут лишиться всего, ослабили пресс на правительство, которое и раньше было склонно решить эту проблему миром. Все это создало предпосылки пойди на заключение соответствующего межправительственного Соглашения между Российской Федерацией, Правительством Республики Исландия и Правительством Королевства, касающиеся некоторых аспектов сотрудничества в области рыболовства.

Вот так и этот, полагаю последний, действительно не регулируемый промысел трески был прекращен в Баренцевом море, в которым определенную положительную лепту внесло и Представительство Минрыбхоза СССР (в настоящее время именуется представительство Росрыболовства). Это еще раз свидетельствует, что нет альтернатив управления и рационального использования совместных запасов кроме как через совместное тесное сотрудничество.

14.09. 2020 года.
Г.И. Лука, представитель Минрыбхоза СССР, Росрыболовста России, Атташе по рыболовству при посольстве России в Осло (Норвегия) в 1991-1997 годах.


Читайте также...

Благотворительные проекты

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10

Календарь публикаций

Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
31 1 2 3 4 5 6
7 8 9 10 11 12 13
14 15 16 17 18 19 20
21 22 23 24 25 26 27
28 29 30 1 2 3 4
 <  Сентябрь   <  2020 г.