Последние публикации

2 Дек 2020
На Дальнем Востоке подведены итоги двух продолжительных научных рейсов
2 Дек 2020
Освоение угольной рыбы в Карагинской подзоне в 2020 году
2 Дек 2020
Борт в борт!
2 Дек 2020
Поволжье может стать зоной экологического бедствия
2 Дек 2020
В Зеленогорске дорожные полицейские задержали мужчину, который незаконно выловил около 160 особей рыбы
2 Дек 2020
Мурманский морской рыбный порт готовится к ударной неделе
2 Дек 2020
Полиция доказала вину браконьера, который выловил сибирского осетра
2 Дек 2020
Датская AKVA заключила крупную сделку по проекту аквакультуры лосося в Китае
2 Дек 2020
Российские и американские ученые утверждают, что потепление вытесняет минтай с привычных мест обитания
2 Дек 2020
Экспорт головоногих из Вьетнама в Китай увеличился на 53%
2 Дек 2020
Сколько поставляют за рубеж и зарабатывают экспортеры российской рыбы
2 Дек 2020
Рыбаки и рыбопереработчики Мурманской области умоляют Викторию Абрамченко: сделайте что-нибудь!
2 Дек 2020
Цены на красную рыбу в центре РФ растут в ожидании Нового года
2 Дек 2020
Результаты контрольно-надзорной деятельности должностных лиц Азово-Черноморского ТУ с 21 по 27 ноября 2020 года
2 Дек 2020
Заменить балтийские шпроты килькой из Дагестана не удалось из-за ГОСТа
2 Дек 2020
Фонд защиты китов предлагает ввести мораторий на китобойный промысел
2 Дек 2020
В Псковской области 16,5 тонн рыбы возвращены в Казахстан из-за неверно указанных сведений в документах
2 Дек 2020
В Северной Осетии на 685 тонн стал больше объем производства товарной рыбы
2 Дек 2020
Обсуждение проблем рыболовства во внутренних водоемах должно завершиться разработкой конкретных предложений
2 Дек 2020
В Рыбном союзе опровергли информацию о якобы легализованных уловах в системе «Меркурий»
2 Дек 2020
Все под контролем
2 Дек 2020
Вылов пелагических видов рыб стал рекордным за последние 20 лет
2 Дек 2020
Налоги со всеми потрохами
1 Дек 2020
Трагедия Камчатки: по ком звонит колокол?
1 Дек 2020
Трагедия Камчатки в иллюстрациях
1 Дек 2020
Россельхознадзор приостановил оформление партии икры форели
1 Дек 2020
В результате анализа ФГИС «Меркурий» выявлено поступление в Москву 20 тонн краба неизвестного происхождения
1 Дек 2020
Оптовые цены на мороженую рыбу демонстрируют тенденцию к снижению
1 Дек 2020
Росрыболовство проведет аукцион по программе инвестквот
1 Дек 2020
Власти Уханя начали расследование после обнаружения коронавируса на импортной продукции
1 Дек 2020
Водоканал предупредил, что через свою территорию к лежбищу сивучей никого не пустит
1 Дек 2020
Фильм про камчатского лосося «Нерка. Рыба красная» выходит в широкий прокат
1 Дек 2020
Признаки роста промысла тихоокеанского палтуса в 2021 году
1 Дек 2020
MSC призывает ВТО прекратить субсидирование вредного рыболовства
1 Дек 2020
В Хабаровском филиале НИИ рыбного хозяйства подвели предварительные итоги большой Амурской экспедиции
1 Дек 2020
Предварительные результаты пелагической путины
1 Дек 2020
Керченский государственный морской технологический университет проводит профессиональное обучение
1 Дек 2020
В Калининграде состоялось заседание Балтийского научно-промыслового совета Западного рыбохозяйственного бассейна
1 Дек 2020
С начала года Управлением Россельхознадзора проведен ветконтроль более 31 тыс. тонн мидий и креветок
1 Дек 2020
Хваленая система "Меркурий" позволяет браконьерам легализовывать уловы
1 Дек 2020
В Сахалинской области добыли на 10 тысяч тонн лососевых меньше, чем в прошлом году
1 Дек 2020
Актуальные проблемы рыбной отрасли
1 Дек 2020
Более тысячи тонн наваги выловили рыбаки Приморья
1 Дек 2020
Причалы Моховой готовятся к работе
1 Дек 2020
«Рыбная» стратегия получила социальный ориентир
1 Дек 2020
В Мьянме запущен проект «умного» совместного управления рыбными запасами
1 Дек 2020
РФ не будет перераспределять потоки экспорта рыбы из-за задержки отгрузки в портах Китая
1 Дек 2020
Вьетнам призвали усилить борьбу c ННН-промыслом
1 Дек 2020
Горбуша и «глухарь»
30 Ноя 2020
Сахалинские рыбаки с новой надеждой ждут оснований для законности своих станов

Подписка на новости

ПО КРП. Вспоминает Лидия Егина

1440
Эксклюзив

Мне было 29 лет, два года назад я прилетела на Камчатку из тёплого донского края. На работу в Камчатрыбпром принимал главный инженер Михаил Фёдорович Ушаков (проводил собеседование). Начальником Главка был Василий Никифорович Калёнов. Тогда на улице Ленинградской, 35 ещё стояло 2-х этажное деревянное здание управления, бывшее до 1945 года конторой Акционерного Камчатского Общества (АКО).

В мою судьбу вмешалась сама История!

11082020_1.jpg

Недавно, перебирая свой архив, с удивлением обнаружила небольшой блокнотик, исписанный мелким, убористым почерком красной пастой шариковой ручки. Оказывается, это были мои путевые заметки 48 летней давности! О своей первой командировке по Камчатке.

В середине марта 1968 года группа из 4 -х сотрудников основных отделов, под руководством заместителя начальника Камчатрыбпрома по эксплуатации флота Потапенко Виктора Петровича - вылетела на береговые предприятия восточного побережья для проведения балансовых комиссий по итогам 1967 года.

Путевые заметки. Март 1968 года

«Неисповедимы пути людские… Думала ли я, что буду сидеть в северном аэропорту, в маленьком деревянном здании, у дверей которого толпятся огромные, красивые собаки… рядом с удивительными нартами… Вылетели рано утром на маленьком самолёте АН -2, в холодном салоне были боковые сиденья, сильно качало.

Летим в Тиличики, Пахачи, а сидим в Оссоре. Вчера вечером, после 4-х часов полёта, была вынужденная посадка в Оссоре. Мы везли из города полдюжины бутылок пива, буханку хлеба и вино. А здесь оказалось в буфете даже шампанское. Распили бутылку за прилёт, за оссорскую землю, потом нас увезли в гостиницу, расселили по двум домам. Мне дали отдельную комнату.

Пришли директор комбината и главный инженер, появился коньяк, бразильское кофе. Сидели до часа ночи, говорили о делах.

Утро 8.00, но аэропорт закрыт до 12 дня. Мои попутчики уехали на комбинат. Осматриваюсь - справа, в углу - дежурная, всё время кричит по телефону, и довольно грубо. Слева - буфет, там бойкая торговля, есть яблоки, лимоны, соки, конфеты, оленина. Возле буфета - длинный стол, за ним обедают лётчики. Десятка три людей сидят, ходят, читают, дремлют....

Да, вчера вечером была хохма. Нашего шефа, Потапенко, зам. начальника Камчатрыбпрома, задержали. Два солдата-пограничника с ружьями за спиной, в зале аэропорта. Полчаса выясняли по телефону его личность. Отобрали удостоверение Министерства. И его караулил один пограничник. Мы стояли у буфета, пили шампанское, наблюдали эту картину и подшучивали, как будем по очереди носить передачи своему боссу... Позже выяснилось, что ищут какого-то подозрительного Потапенко, однофамильца. Извинились. Отпустили.

Потом, в гостинице, за коньяком, виновник происшествия хохотал и говорил, что всему виной его заграничные усики! Рассказал пару анекдотов на эту тему. Видать, всё-таки переживал. Как же - на глазах четырёх подчинённых…

15 часов местного времени. Положение неопределённое. Мы сходили пообедать в местную столовую-кафе. Вечерами здесь музыка и танцы… Постройка типа нашего кафе «Юность».

16 марта 1968 года. Утром перелетели в Тиличики.

Теперь сидим в аэропорту «Тиличики». Немного «роскошней» Оссорского. Два «зала» ожидания, хорошие стулья. Но собаки и тут, их множество. Пушистые, лохматые, красивые и очень ласковые. Через три часа обещают перевезти нас в Пахачи. А пока - сидим. Я облазила все закоулки. Постояла на морозе. Яркое солнце, ослепительный снег, мороз. Немного ветрено. Много молодых и очень деловых людей.

23 часа. Итак, мы в Усть-Пахачи, на Олюторском РКЗ. Здесь начинается наша работа. Летели в маленьком самолётике, на 12 человек, со смешными двойными крыльями. Летели очень низко. Я с изумлением смотрела на землю. Белое безмолвие… Больше нечего сказать. Вся земля вздыблена.

Девственно белый снег. Чёткая линия берега и тёмное море. Было видно, как плещутся волны. Ни одной живой души. Величие тишины. Я думала о первооткрывателях этого края. Парусные суда. Это были очень смелые люди! Вся Камчатка - как застывшая лава. И вся изрезана ленточками рек. Внизу виднелись клочки лесов. Наверное, летом здесь красиво.

В Пахачах нас встречали на санях, с лошадкой. Сани были устланы оленьей шкурой. Дорог здесь не чистят. Снег глубокий. Весело и резво бежала лошадка и в пять минут домчала нас до гостиницы. Местные номера «люкс» были отданы нам (гостиница рыбокомбинатовская). Соорудили ужин, потом немного разобрали бумаги.

Завтра, в воскресенье, будем весь день работать, изучать, анализировать. В понедельник планируем провести заседание балансовой комиссии и отлетать на Корфский комбинат. К концу следующей недели надо вернуться домой. А погода портится… можно застрять. На улице крепчает ветер. Что-то стучит в окно, наверное, ставня. Как далеко я забралась… Ведь это 60 - десятая параллель. Крайний Север. По настоящему. И я горда, что я здесь.

Воскресенье. Проснулась поздно. Позавтракала. Прошлась по местному центру. Не ожидала. Очень даже неплохо. Дома окрашены в тёплые розовато-жёлтые тона. Универмаг. Гастроном. Кафе. Дом книги. Дальше не пошла. Снег, снег. Ослепительный. И с неба лениво падают снежинки. Тишина, покой. Край света. Справа - Берингово море, слева - река Апука.

Часа три занимались с Потапенко подготовкой к завтрашней балансовой комиссии. Виктор Петрович штудировал бухгалтерский баланс, задавал вопросы. Рассказывал, что по полгода приходилось проводить в Олюторской сельдяной экспедиции. Для меня всё было ново, необычно. Отвлекаясь, вспоминал своего сынишку, Вовку, ему было лет шесть, его проказы. Скучал по нему…

А потом пришёл директор комбината и увёл всех мужчин. Я отказалась. Сижу в номере «люкс», готовлю проект решения. Это просто изолированная квартирка - спальня, кабинет, кухня-столовая, ванная с санузлом. Для этих краёв просто шик! Стены раскрашены петухами, висят ковры. И на полах ковры. Тепло, уютно.

Балансовая была с утра - до 14 часов. Я выступала тоже. И вызвала бурную реакцию, особенно директора. Не понравилась критика. Говорила я о необходимости «совместить достижения научно-технической прогресса с преимуществами советского планирования. С примерами по неустановленному оборудованию самого РКЗ. О внутризаводском хозрасчёте, прибыли, рентабельности. О материальном стимулировании…»

Потом - обед с шампанским, отдых. Хотели улететь сегодня в Тиличики, но разыгралась пурга.

И неизвестно, на сколько мы застряли здесь. Сходила на почту, позвонила Кожеурову в редакцию, мужу на работу. Дома всё в порядке, дочка в продлёнке.

Директор комбината Александр Алексеевич Бедриков собрал совещание: начальников цехов, отделов, мастеров. Чтобы я с ними побеседовала. Ужас! Я зашла в кабинет и стало темно в глазах: десятка три солидных, больших дядь. И я… . не помню, как прошла по ковру, села возле директора. Посмотрела в зал. Улыбнулась и увидела, что всем стало свободнее. Говорила я по новому планированию и экономическому стимулированию (как известно, в сентябре 1965 года были приняты решения об одновременном воссоздании отраслевых министерств и о проведении промышленной экономической реформы - адаптацию советской экономики к условиям научно-технической революции, т.н. «Косыгинские» реформы. Из Министерства рыбного хозяйства шёл бумажный вал инструкций, приказов, указаний… )

Разглядывали меня с некоторой настороженностью. Молодая, азиатка… Тут пригодились и мои проверки в Северо-Кавказском Совнархозе, некоторое знание общих проблем в народно-хозяйственном механизме. Слушали внимательно, с интересом. Я увидела это по их глазам и оживлению, особенно когда речь зашла о выплатах т.н. «13» зарплаты… А мне так важно, чтобы - приняли. Потом ко мне подошёл директор рыбозавода - Филлипчук, он с 1937 года на Камчатке. Ещё меня не было на свете (боже, а я его тоже поучала!). Очень доброе лицо. Договорился о встрече на завтра.

Вечер, гостиница. Мои спутники ушли в кино. В соседнем номере группа ребят играют в карты, а кто-то очень задушевно наигрывает на гитаре. Вот, даже запел. Тепло стало так на душе. Как хорошо всё. И этот край света. И вообще жизнь. Перечитываю книгу: «Дерзание». Вот какие тут есть слова: «В будущем человек без любви вообще не сможет существовать. Ведь это лучшее, что создано человеческим сознанием в течении многих, многих веков - большая, осмысленная любовь…»

Наконец, меня вытащили в «свет» - смотрели итальянско - французский фильм «Призрачное счастье». Довольно своеобразный. Клуб снаружи - как барак, до крыши заваленный снегом. А внутри - нормально: широкий экран.

Никак не улетим, хотя погода у нас преотличная, солнце. Но в Корфе нет погоды. Сегодня я поработала только до обеда. В 10 утра встретилась с Филлипчуком Владимиром Михайловичем, составили с ним программу экономической учёбы, потом его вызвал главный инженер, встречу перенесли. Я пошла на почту и вызвала стенографистку редакции «Камчатская правда» Наташу, но её не оказалось, а трубку взял Николай Ильенко из отдела информации. Пишет он медленно, проговорили минут 30, пока он записал статью (в пределах моей компетенции по совещанию). Надо сказать, Виктор Петрович Потапенко в этом отношении предоставлял полную самостоятельность, не указывал, ничего не сокращал, только бегло просматривал.

Ну, и связь тут! Оказывается, по любому приёмнику можно было слушать мои переговоры! Через час в гостиницу примчался директор Бедриков, спрашивает: «Не вы ли, Лидия Владимировна, передали на нас куда-то кляузу?» И член нашей группы - Сергей Маслов, начальник отдела флота КРП, тоже слышал по приёмнику в портпункте! Вот тебе и на…

Не знаю, улетим ли завтра… Сегодня, после обеда, директор комбината повёл нас осматривать свои владения. Очень большой комбинат, много баз. Потом совершили прогулку по реке Пахача до устья на катере, с ветерком. Множество уток. Мужчины в азарте пристрелили несколько, одну вытащили из воды и торжественно преподнесли мне. Сейчас уточка лежит в прихожей. Хотелось бы сделать из неё чучело для памяти.

Посёлок располагается при впадении реки Пахачи в Олюторский залив. Постоянное население проживает в одно - двухэтажных домах.

Завод не работал, только поддерживалось жизнеобеспечение посёлка: котельная, пекарня, магазинчик, столовая, да какие-то ремонтные службы, готовились к следующей путине.

На следующий вечер к нам в гостиницу пришла «делегация» из 3-х человек: двое мужчин и женщина. Корейцы.

Они вызвали в фойе почему-то Гаркави, зам начальника отдела обработки КРП (видимо, как самого старшего по возрасту) и попросили отпустить в гости к ним Лидию Цой, на ужин. Позвали меня из комнаты. Гаркави посоветовался с Потапенко, который знал многих на заводе. В общем, меня отпустили… Самое интересное, что меня -то никто и не спрашивал! Но я не обиделась, быстро оделась и мы пошли в снежной метели к какому-то дому. Там было много людей, сидящих на оленьих шкурах, на полу, за низенькими столиками с мисками «кукси», разными закусками. Меня усадили в самом центре, стали угощать. Потом разговорились, оказалось, что все они выходцы из Северной Кореи.

(Надо сказать, что по всей Камчатке проживало около трёх тысяч корейцев, большинство были такие же выходцы из Северной Кореи, завезённые в 1947-1950 годах как сезонная рабочая сила. Потом их увезли, но многие убегали, оставались, женились на русских, или потом привозили невесту с родины. Работали в основном на рыбообработке и подсобных работах.)

Попросили меня рассказать о себе, откуда, кто и т.д. Им было интересно услышать мои рассказы о «материковских» советских корейцах, о моих родителях. Жили они по «справкам», не имели права выезда за пределы Камчатки, мечтали получить советское гражданство. Но имели возможность ежегодно навещать своих родственников в Северной Корее. Честно говоря, я впервые столкнулась с такой проблемой, не знала, даже не слышала раньше… В общем, пробыла я у них несколько часов, кто-то даже спел очень печальную песню на родном языке, стало темнеть и меня проводили до гостиницы, на прощание вручили гостинец: 5-ти килограммовую жестяную банку со знаменитой олюторской сельдью. Я поставила эту банку в нашу кухоньку.

С той семьёй, у которых я гостевала, я долгие годы поддерживала дружбу, позже они переселились ближе к Петропавловску, купили домик с огородиком на 26 км, стали выращивать овощи, торговать ими на рынках. Надо сказать, что благодаря корейцам, в городе стали появляться местные свежие огурчики, салаты, лук, зелень. А когда мы приехали в 1966 году, в Петропавловске даже овощного базарчика ещё не было.

Своё вынужденное пребывание из-за непогоды, наши мужчины использовали с пользой - они ходили ловить корюшку, которая вкусно пахла свежими огурчиками и сами её жарили. Какая была хрустящая вкуснятина, я в жизни такой не пробовала! И наш шеф, Виктор Петрович оказался очень компанейским, знал много интересных историй, особенно морских, рассказывал их с юмором и ужины проходили весело и непринуждённо!

В Пахачах пришлось пробыть несколько дней, пока не установилась лётная погода.

22 марта 1968 года. Прилетели в Корф.

В аэропорту купила свежую газету «Камчатская правда», и, о, радость! Увидела информацию Юрия Егина с БМРТ «Пикша», узнала, что Охотское море штормит, есть проблемы с перегрузом, что скоро он перейдёт на плавбазу «Орочон»… Это тоже была его первая командировка (через два месяца после прилёта на Камчатку послали спецкором на суда в Охотское море.)

Мы в гостинице Корфского рыбозавода. Завтра утром проводим балансовую комиссию и - улетаем. Домой.

Можно было считать, что первое моё знакомство с Восточным побережьем Камчатки, омываемым Беринговым морем - состоялось!

Правда, в межпутинное, зимнее время, но со всей суровой экзотикой Севера!

Расстояние от областного центра до Пахачи - свяше 1000 км, а вся протяжённость с юга Камчатки - на север - 1200 км. Вот какие пространства!

Но - самое главное - близко познакомилась с необычными, интересными людьми - как на заводах, так из аппарата управления КРП. Вот, к примеру, Потапенко, руководитель нашей группы.

В 1968 году Виктору Петровичу исполнилось всего 33 года, а он уже был заместителем начальника Камчатрыбпрома ! И я очень удивлялась, как быстро делали свою служебную карьеру специалисты на Камчатке! Кадровая политика была весьма разумная, хороших специалистов замечали, выдвигали, не давали засиживаться, переводили с одного предприятия на другое. И в суровых условиях Севера работали они самоотверженно!

Из воспоминаний Виктора Петровича в интервью С. Вахрину 27. 01. 2005 год «Тихоокеанский Вестник»: «…мы освоили промысел олюторской сельди. Судите сами. Добыча была один миллион центнеров селедки. Сто тысяч тонн! Это бухты Южная, Глубокая, бухта Лаврова и Пахачи. Нужно было селедку посолить, убрать, затарировать, привезти бочку, отгрузить… Мороз - 30 градусов! Цеха не продуваемые, но холодные. Одной бочки нужно было завезти 200 тысяч. А что такое отгрузить селедку?! Отгрузку вели по 5 тысяч тонн в сутки. На рейде стояло 13 рефрижераторов. И я был там начальник, главный распорядитель, дирижер.

В лучшие годы, последние годы до развала Советского Союза Камчатрыбпром выпускал 1 млрд 200 млн банок консервов. Это 10% объема всего Советского Союза. Это 600 тыс. тонн продукции. Нужно было завезти банку, сделать консервы, пресервы, отгрузить. Это все делалось и в море и на 12 береговых заводах. У нас три РКЗ - Озерновский, Октябрьский, Усть-Камчатский - по 30 миллионов выпускали консервов. Остальные заводы (в Пахачах, Крутогорово и в городе) - 12-15 миллионов, а остальное делали на воде, на плаву.»

11082020_2.jpg

До 1983 года наши пути с Виктором Петровичем не пересекались, хотя мы работали в одной системе рыбной отрасли: в 1970 году нашу Экономическую Лабораторию из КРП перевели в образованный филиал Центрального проектно-конструкторского бюро «Дальрыбы» (ЦПКТБ), а Потапенко Виктора Петровича в 1973 году назначили на должность начальника Управления тралового и рефрижераторного флота - УТРФ (в этом крупнейшем на Камчатке управлении флота он начинал свою трудовую деятельность ещё в 1954 году и «ходил» в моря 10 лет - штурманом, помощником капитана, капитаном.)

С 1980 года Потапенко В.П. был назначен начальником Производственного объединения «Камчатрыбпром».

Виктор Петрович возвращался в Камчатрыбпром, но это уже было не прежнее Управление КРП, в котором он проработал почти 10 лет, а затем 7 лет возглавлял Базу тралового и рефрижераторного флота. Он возвратился в огромное производственное Объединение! И на месте 2-х этажной деревянной конторы АКО стояло внушительное 5-ти этажное здание административного аппарата ПО «Камчатрыбпром».

11082020_3.jpg
11082020_4.jpg
Здание УТРФ

Тут необходимо вспомнить: «…Согласно генеральной схеме управления народным хозяйством, на основе постановлений правительства и приказов Минрыбхоза и Дальрыбы, в 1977 году было создано производственное объединение «Камчатрыбпром», целью которого было значительно повысить эффективность производства на основе концентрации, специализации и кооперирования основного и вспомогательного производства. В состав объединения на правах производственных единиц вошли три базы флота (Океанрыбфлот, Тралфлот, Рыбхолодфлот), 12 рыбоконсервных и рыбозаводов, Командорский зверозавод, Жестяно-баночная фабрика, СРЗ «Фреза», фабрика орудий лова и Радиоцентр.

На правах самостоятельных предприятия действовали Рыбный порт, Межотраслевое управление коммунального обслуживания, Учебно-курсовой комбинат, Морагентство, магазин «Океан», трест Камчатрыбспецстрой.

Береговые РКЗ и РЗ имели в своём составе портовые пункты и погрузочно-разгрузочные участки, свой жилой фонд, социально-культурные, бытовые учреждения, котельные и электростанции; подсобное сельское хозяйство, где для нужд населения производили мясо, молоко, яйца, растили овощи.

Объединение осуществляло большую строительную программу и социальное обеспечение работающих и их семей.

11082020_5.jpg

Главной специализацией объединения была добыча и переработка рыбы. Доля камчатских рыбаков составляла около 12 процентов от союзной добычи рыбы и морепродуктов и 30 процентов по Дальневосточному региону. Производственным объединением производилось до 80 процентов валовой продукции области, выпускалось 818 наименований охлаждённой, мороженой, солёной, копчёной, кормовой рыбопродукции, консервов и пресервов, включая новые виды. В системе объединения трудилось свыше 34 тысяч человек.

Согласно Закона, «объединение, независимо от территориального расположения структурных единиц и входящих в его состав самостоятельных предприятий, функционирует как единый производственно-хозяйственный комплекс, обеспечивая органическое сочетание интересов.»

Вот такое гигантское хозяйство принял на свои плечи Виктор Петрович Потапенко! Работы он не боялся, но и духом не ведал, что предстоит пережить в ближайшее десятилетие…

К этому времени советское рыболовство жёстко ограничивалось такими факторами, как повсеместное введение прибрежными государствами 200-мильной экономической зоны; национализация живых ресурсов своих 200-мильных зонах; принятие Конвенции ООН по по морскому праву; интеграция 12 европейских стран для совместной рыболовной политики (ЕЭС); объединение рынка товаров - стран США, Канады, Мексики, стран Латинской Америки; нерегулируемый лов в открытом море трансграничных рыбных запасов и. д.

Этот процесс совпал и с изменениями в состоянии природно-ресурсной базы - её колебаниями под влиянием глобальных изменений климата.

Внутренняя государственная политика в стране формировалась таким образом, что субъекты федерации должны были беспрекословно исполнять указания «сверху». И не принимались в расчёт ни местные условия, ни интересы территориального развития.

В стране к началу 80-х годов экстенсивное развитие советской экономики достигло своего предела, а переход к интенсивному так и не произошёл. Освоение достижений научно-технической революции, которое провозглашалось идеологами экономической реформы 1965 года, так и не было осуществлено. Структурный кризис в экономике, связанный с преобладанием отсталых энерго- и материалоёмких производств - продолжал усиливаться. В эти годы СССР переживал всеобъемлеющий кризис администртивно - распределительной системы хозяйства. Укрепилась власть партийно-государственного и идеологического аппарата.

Министерства и ведомства, укрепившие свои позиции в 70-е годы, фактически превратились в отраслевые монополии, в мощные корпорации, заинтересованные в освоении крупных капиталовложений, но не в их отдаче и эффективности. Они получили возможность полностью контролировать работу предприятий, распределять дефицитные ресурсы и т. п.

Параллельно с этим быстро усложнялась и дифференцировалась отраслевая структура управления экономикой.

Госплан СССР доводил до Минрыбхоза до 80 показателей. Тот, в свою очередь, «спускал их в нижестоящие структуры, а этих звеньев было четыре: МРХ - ВРПО «Дальрыба» - ПО «Камчатрыбпром» - предприятие.

Рыбная отрасль Камчатки была нацелена на освоение биоресурсов морей и океанов: средняя мощность добывающего судна возросла в 3.2 раза, обрабатывающего - почти в два раза, к 1980 году общий объём добычи рыбы достиг миллиона тонн. Курс на коренную реконструкцию, с модернизацией технологического и энергетического оборудования заводов, а также максимального возможного в те годы направления сырца на пищевые цели, увеличили выпуск пищевых рыботоваров в 1,3 раза и составили 449 тыс тонн, а консервов - в 2,9 раза и достигли 300 миллионов условных банок

И в целом, рыбная отрасль страны ещё обеспечивала на душу населения 17-18 кг рыботоваров, однако к середине 80-х годов уже наблюдалась существенная тенденция к ухудшению структуры потребления. Наращивание объёмов добычи шло от «достигнутого», что влекло за собой превышение нормативных сроков эксплуатации судов и рост расходов на судоремонт. Уже было очевидно, что и рыбное хозяйство Камчатки во многом исчерпало возможности не только наращивания, но даже сохранения достигнутых объёмов вылова, выпуска и поставок рыботоваров без значительного обновления производственного потенциала. А его основу составлял крупнотоннажный флот, который формировался за счёт средств бюджета, что было обусловлено высокой фондоёмкостью и сравнительно низким уровнем цен на рыбопродукцию.

Начиналась Перестройка… назревали коренные экономические реформы. Из центральных органов аппарата управления рыбной отраслью шёл поток указаний, инструкций, разъяснений, на которые необходимо было реагировать. И в 1982 году в аппарате объединения Камчатрыбпрома ввели новую должность заместителя начальника по экономическим вопросам (был назначен к.э.н. Краснокутский В.Н.), в1983 году появилась должность зам. начальника ПЭО по совершенствованию хозяйственного механизма (переведена из ЦПКТБ Егина Л.В.)

Надо сказать, что в штабе рыбной отрасли была крепкая экономическая служба под руководством главного экономиста Юдина Владимира Ивановича - высококвалифицированные специалисты: главный бухгалтер Поддубный Анатолий Афанасьевич, начальник финансового отдела Репушка Пётр Григорьевич, начальник ОТиЗ Ищенко Наталья Ивановна. В планово- экономическом отделе (ПЭО) большую и кропотливую работу чётко осуществляли заместители Белозёрова Светлана Петровна, Тарасова Валентина Фёдоровна с дружным коллективом отдела.

11082020_6.jpg

На новые условия хозяйствования производственное объединение «Камчатрыбпром» перешло с 1 января 1986 года. До сих пор помню ту атмосферу надежд и энтузиазма, небывалое оживление в экономической работе. Даже первые руководители, которые до тех пор интересовались только тоннами, тубами, да «товаром», стали проявлять интерес к таким понятиям, как хозрасчёт, прибыль, нормативы… На совещания-семинары во Владивосток, Москву, Калининград ездили дружно, включая начальников баз, изучали инструкции, рисовали схемы, а методические рекомендации буквально рвали из рук. Как никогда стал популярным еженедельник «Экономическая газета»

И вот первые итоги в целом по объединению: 1986 год. Рост прибыли к предыдущему году составил 22.7 процента, снизились не планируемые потери и убытки. Произведены дополнительные отчисления в фонды экономического стимулирования. Это было достигнуто с меньшей численностью работающих и относительной экономией фонда зарплаты. Впервые стали практиковаться доплаты и надбавки за высокую квалификацию.

Хорошие показатели были получены и в 1987 году. Стали активно внедряться прогрессивные формы труда. Объединение готовилось к переходу на полный хозрасчёт и самофинансирование, работала комиссия по перестройке управления экономикой, отрабатывались методы внутрипроизводственного хозяйственного расчёта.

В связи с отъездом в Никарагуа Молоканова Ю.Д. на должность начальника ПЭО назначили меня, Егину Л.В.

1988 год. В систему Камчатрыбпрома вошли инженерно- технический центр (бывший ЦПКТБ) и институт «Гипрорыбпром», а также два средних специальных учебных заведения - рыбопромышленный техникум и мореходное училище.

Первый год работы в условиях полного хозрасчёта и самофинансирования по его первой модели - нормативного распределения прибыли. Не выполнены планы по добыче рыбы, выпуску пищевой продукции, включая консервы, по товарной продукции. Невыполнение было связано с проловом лосося, запрещением выпуска солёной иваси из-за отсутствия рынков сбыта. Срыв плана по консервам также был связан с нарушениями договоров по поставкам импортой жести.

…И вот, через 20 лет после той памятной первой командировки по Камчатке в 1968 году, я снова попала в группу, которую возглавлял Виктор Петрович Потапенко! В её составе были ведущие экономисты объединения: Краснокутский В.Н., Юдин В.И., Поддубный А.А., Репушка П.Г., Ищенко Н.И., Егина Л.В.

Мы полетели в командировку во Владивосток, в ВРПО «Дальрыба» на расширенное совещание по вопросам совершенствования хозяйственного механизма в рыбной отрасли Дальневосточного бассейна. После бурного обсуждения возникших проблем, Виктор Петрович решил проехать с нами в порт Находка, чтобы изучить на месте передовой опыт по внедрению судового хозрасчёта на Базе активного морского рыболовства (БАМР). Мы, семеро, ехали на японском микроавтобусе, тогда они были ещё в диковинку, с интересом обозревая местность. Чтобы не терять времени даром, Виктор Петрович всю дорогу учил английский язык, причём весело вовлекал своих спутников в этот процесс! Задавал вопросы, смеялся, и сам же отвечал на них - на английском языке… Им владел в нашей группе только Краснокутский В.Н., он долгое время плавал капитан-директором на Сахалинской плавбазе, имел звание кандидата экономических наук, был очень серьёзным и в игре не участвовал… (вскоре Владимир Николаевич уволился и переехал в Калининград, преподавал в Высшем мореходном училище, защитил докторскую диссертацию, заведовал кафедрой, писал учебники.).

В аппарате БАМРа мы дотошно старались вникать в новые механизмы хозяйствования, заодно ознакомились с большим морским портом.

Вспоминается ещё одна деловая поездка во Владивосток, летом, когда мы дружно ходили по вечерам смотреть кинофильмы в новый, красивый кинотеатр «Океан», рядом с гостиницей «Владивосток», где жили. И какие тогда были густые туманы… бухту «Золотой Рог» не было видно… Виктор Петрович всегда сопровождал нас. Вопреки расхожим представлениям о грозном «барине», Виктор Петрович был простым и доступным, страстно любил путешествия, даже сопровождал туристов в зарубежные страны, особенно ему приглянулась своей живописной природой Северная Корея, куда он летал неоднократно.

…Господи, упокой души усопших… из той нашей деловой группы первым не стало Петра Григорьевича Репушки, затем ушёл в мир иной Анатолий Афанасьевич Поддубный, Владимир Иванович Юдин, Владимир Николаевич Краснокутский, теперь вот - Виктор Петрович Потапенко … Царство им Небесное.

1989 год также был сработан неудовлетворительно по причинам: недостаток производственных мощностей из-за срыва графика ремонта плавбаз, отсутствие банки из-за перебоев в снабжении лаком, пастой, отсутствие перегруза готовой продукции и топлива из-за сбоев в работе транспорта и т.д.

Оскудение биологической природно-ресурсной базы привело к вымыванию из объектов промысла высокоценных видов: сельди, палтуса, лосося. Наращивание объёмов промысла обеспечивалось в основном за счёт минтая. К переменам условий хозяйствования объединение подошло со снижающимся производственным потенциалом. Стареет и не обновляется флот, уровень механизации производственных процессов на рыбообрабатывающем флоте и береговых предприятиях составлял от 28 до 40 процентов. Сохранялся значительный дефицит в судоремонте, морском транспорте, портах и портпунктах побережья.

Хотя по инерции ещё «спускались сверху» контрольные цифры, госзаказ с материально-техническим обеспечением, прейскуранты оптовых и розничных цен, составлялись призводственно-финансовые планы, исписывались тонны бумаг. Но многое оставалось невостребованным, события развивались стремительно, всё менялось, рушились вроде бы незыблемые основы…

Так называемое «самофинансирование» вроде давало больше зарабатывать, больше пускать на социальную сферу (вспомним бум жилищного строительства в те годы), но одновременно ограничивало и всё сужало рамки бюджетного финансирования. Ведь как было заведено в рыбной отрасли: государство оказывало финансовую поддержку в форме дотаций, капвложений, субсидий и кредитов, а предприятия были ориентированы не на зарабатывание денег, а на производство конечного продукта - разнообразной дешёвой рыбопродукции и консервов.

Пик максимального вылова рыбы и морепродуктов Камчатка достигла в 1989 году - тогда было добыто 1408 тыс. тонн, произведено 707 тыс тонн рыбопродукции, выпущено 253, 9 муб консервов.

На балансе предприятий и колхозов находилось около 700 судов различных типов, включая добывающие, обрабатывающие, транспортные, поисковые, патрульные. Физический износ судов составлял от 60 до 90 процентов, многие корабли эксплуатировались 20-25 лет и более. И если в прежние годы за счёт централизованных источников ежегодно поступало по 3-5 крупных и 5-8 средних судов, то с 1988 года поставки судов из новостроя прекратились.

Выявилось несовершенство нормативной базы распределения прибыли. Так, по плану на 1989 год от всей балансовой прибыли объединения в распоряжении трудовых коллективов оставалось всего 20, 4 процента. Эти средства, опять-таки по утверждённым Дальрыбой нормативам, распределялись в фонд экономического стимулирования объединения: фонд развития производства, науки и техники; фонд социального развития и фонд материального поощрения.

Лето 1989 года было бурным как никогда: массовые радиограммы и письма от камчатских рыбаков против ведомственного диктата Минрыбхоза, подрывающей ресурсы морей и океанов; бассейновая конференция; Пленум ЦК профсоюза работников рыбного хозяйства; Постановление ЦК КПСС по рыбацким проблемам.

…3 августа 1989 года Верховный Совет СССР утвердил изменения и дополнения, внесённые в Закон СССР «О государственном предприятии (объединении). В соответствии с п.7 статьи 5 Закона, «входящие в объединение структурные единицы и самостоятельные предприятия вправе по решению их трудовых коллективов выйти из состава объединения с соблюдением договорного порядка и обязательств, установленных при образовании объединения».

Этим правом незамедлительно решило воспользоваться руководство базы тралового флота (УТРФ) и через два месяца вышло из состава объединения «Камчатрыбпром».

Не вдаваясь в глубинную суть экономических взаимосвязей, при туго проворачивающихся колёсах «радикальной реформы», воспользовавшись объективными трудностями, администрация Тралфлота (начальник Абрамов А. Я.) пошла по пути дискредитации объединения, обвиняя его во всех грехах. Звучали обвинения по поводу качества планирования, расстановки флота, перебоев в снабжении промысла, отсутствия перегруза, задержки судов в ремонте, низких заработков, несправедливого распределения прибыли и много другого.

...Это был удар прямо в сердце Виктора Петровича: в УТРФ он начинал свою трудовую деятельность, ходил в моря, затем руководил этим старейшим предприятием, там трудился старшим механиком сейнера-траулера «Балей» его младший сын. Помнится, Владимир даже выступил в областной газете со статьёй о намерении экипажа судна выйти из состава УТРФ!

Массовый перевод промышленных предприятий на работу по полному хозрасчёту и самофинансированию, при сохранении командных методов управления, монопольного диктата министерств, централизованного планирования, распределения ресурсов, неэффективной системы ценообразования, явился своего рода авантюрой и прежде всего больно ударил по производственным звеньям хозяйства. В этих условиях можно было выжить только консолидируясь, хотя бы первое время концентрируя свои скудные средства.

Обоснована была и тревога о судьбе береговых предприятий. Последние 20 лет Минрыбхоз осуществлял «океаническую» стратегию, добывающий и обрабатывающий флот рос неизмеримо более высокими темпами, чем береговые рыбообрабатывающие подразделения, а также инфраструктура, призванная обеспечивать основное производство: судоремонт, подсобное хозяйство, транспортные коммуникации.

1989 год - особенный год … быстротечная лососёвая путина закончилась, но на пути встали совсем уж непредвиденные в хозяйственных расчётах факторы. Из-за перебоев в снабжении водоаммиачной пастой и лаком вынуждена была встать на 17-дневный простой Жестяно-баночная фабрика, и всё из-того, что ленинградскому заводу- поставщику отказали в импорте из-за отсутствия валюты. Наводнение в Приморье остановило работу транспорта. Неразбериха на железной дороге заставила стоять с неразгруженными трюмами наши плавбазы. В довершение всего был сорван график ремонта двух плавбаз - «Северного полюса» и «Комсомольска-на- Амуре»

С января 1990 года перешла на полную хозяйственную самостоятельность и База Океанического Флота (начальник Топчий В.В.), с условием соблюдения всех обязательств в отношении береговых подразделений. Надо сказать, что в перестроечные годы это предприятие отличали новаторство, творческая инициатива, они первыми перешли на новые условия оплаты труда и вторую модель хозрасчёта. БОР вышла из состава ПО «Камчатрыбпром» тихо и мирно, имея на балансе десятки добывающих судов типа БМРТ различных проектов и БАТМов.

На рубеже 1998-1990 г.г. стала складываться система арендных отношений и в 1990 году перешла на аренду база «Рыбхолодфлот»

Но реформа отношений собственности начала развиваться с принятием в конце 1990 года Закона «О собственности в СССР».

На 1990 год уточнённые нормативы распределения балансовой прибыли Камчатрыбпрому повысили - до 30 процентов. Но одновременно предприятия были полностью лишены бюджетных ассигнований на капитальное строительство, в том числе и флот.

В середине 1990 года Госплан сообщил: в рыбной промышленности следует руководствоваться прейскурантами новых оптовых цен на продукцию и закупочными на рыбу-сырец с поправочным коэффициентом 1,2. Затем увеличили ставки процентов за кредит в 2,5 раза (12,6%), отчисления соцстраху -37% вместо 24%. Железнодорожный тариф увеличился в 3 раза и так далее. По промышленным предприятиям общая рентабельность устанавливалась в пределах 13,8 процента, ставка налога на прибыль составляла 45 процентов.

По итогам за 1990 год почти половина предприятий Камчатрыбпрома получила убытки от своей деятельности.

В ноябре 1990 года руководители береговых предприятий собрались на совещание с единственной повесткой: «Как работать в условиях рыночной экономики?» выступали: Пархоменко А.П. (Оссорский РЗ); Антонов А.С. (Хайлюлинский РЗ); Зиборов В.М. (Кировский РЗ); В.П. Малиновский П.Я. (Олюторский РКЗ); Овсянников Е.Г. -(Рыбный порт); Трусов Ю.Н. - (Петропавловский РКЗ); Н.Т. Бельченко - (Октябрьский РКЗ); Штаненков В.П - (Анапкинский РЗ); Значковский Е.Г. - (Усть-Камчатский РКЗ); Волченко В.П. (Крутогоровский РКЗ); П.М. Мазиев П.М. (Командорский З/З); Колбин О.П. (Корфский РЗ).

Общее решение было единственным: необходимо сохранить систему ПО «Камчатрыбпром». Объединение предприятий должно работать на договорной основе, в целях расширения возможностей в производственном, научно-техническом и социальном развитии.

В конце декабря 1990 года на флотской конференции определил свои позиции и коллектив Океанрыбфлота, делегировав часть функций исполнительному аппарату генерального директора объединения «Камчатрыбпром»

С января 1991 года и все остальные производственные единицы в составе объединения получили полную юридическую самостоятельность.

5 февраля 1991 года в областной газете «Камчатская правда» вышла большая статья генерального директора ПО «Камчатрыбпром» Виктора Петровича Потапенко - «На рынок не ходят в одиночку».

Особый акцент был сделан на жилищную программу: объединение ежегодно строит 25-30 тысяч кв. метров жилья, только за последние годы появились новые рыбацкие кварталы: 110, 115, а за 1990 год введено жилья около 41 тыс. кв. метров, 500 семей получили новое жильё. Новыми благоустроенными домами застраивается и побережье, это в основном 8 и 12 квартирные дома, сданы в эксплуатацию аптека, магазин и т.д.

1991 год был довольно благоприятным для суверенных предприятий: наряду с установлением к закупочным ценам на рыбу-сырец коэффициента 1,4, также были введены «свободные» цены на деликатесную рыбопродукцию (икру лососёвую, мясо краба, пресервы в мелкой расфасовке и т.п.), а контрактные цены на экспортную продукцию определялись по коммерческому курсу (в 3 раза выше). Кроме того, предприятия получили право самостоятельно распоряжаться 30 процентами произведённой продукции и формировать прямые связи с покупателями и поставщиками.

Можно сказать, что это был год активной учёбы азам рыночной экономики. Руководители предприятий, особенно береговых РКЗ и РЗ буквально «ошалели» от своей свободы: восстанавливали хозяйственные связи, производили бартерные сделки - рыбопродукцию в обмен на томат-пасту, масло, сахар (для производства рыбных консервов), а также на запчасти к станкам, оборудованию и т.д. Многие хозяйства стали осваивать производство более ценной и деликатесной прдукции, нащупывали первые тропки во внешнеэкономической деятельности. В результате, по итогам за 1991 год все убыточные предприятия, впервые за много лет, смогли заработать прибыль, многие малорентабельные повысили свои доходы, более, чем в 10 раз, а в целом по промпредприятиям прибыль возросла почти в 3 раза по сравнению с 1990 годом.

А с января 1992 года Правительство объявило о курсе радикальной экономической реформы. Её основой являлись либерализация цен, внешнеэкономической деятельности, всеобщая «ваучеризация» населения, приватизация и принятый в течении последних двух лет пакет законодательных актов. Если условием формирования плана 1991 года являлись более-менее фиксированные оптовые цены, то производственная программа 1992 года формируется уже по свободным ценам. А поскольку затраты на производство продукции росли пропорционально росту цен на сырьё, материалы и т. п., то стоимость готовой продукции возросла более, чем в 10 раз. Из-за неполучения ежегодно выделяемых лимитов кредитования Центробанком для сезонного разворота работ по добыче рыбы создались громадные неплатежи. По этой причине была прекращена нефтебазами поставка топлива промысловому флоту, не поставлялись гофтара, жесть и прочее. В середине 1992 года почти весь добывающий флот Камчатки стоял на приколе из-за отсутствия топлива, снаряжения, смазочных материалов.

В итоге, за первый год радикальных реформ добыча рыбы и производство продукции сократилось на 25 процентов по сравнению с предыдущим годом.

Предприятия Камчатрыбпрома всё ещё не решались разбегаться окончательно, делали неоднократные попытки вместе с колхозами создать совместное акционерное общество то в виде АКО-2, то в форме АО закрытого типа. Всем метаниям положил конец Указ Президента «Об ускорении приватизации государственных и муниципальных предприятий» в июле 1992 года.

В течении 1993 года все рыбацкие предприятия были преобразованы в акционерные общества.

При акционировании предприятий рыбной отрасли преобладал второй вариант льгот, т.е. ориентация на выкуп контрольного пакета акций трудовым коллективом

Одновременно проводилась невиданная по масштабам реорганизация, освобождение от несвойственных функций и структур, сокращение численности работающих. Большинство высвобождаемых были из обслуживающих подразделений (детсадов, гостиниц, межрейсовых домов отдыха, жилищных управлений, вспомогательных рабочих, а также административно-управленческого аппарата). Разрешили оформлять досрочную пенсию.

Так называемый процесс «структурных» преобразований особенно болезненно проходил на береговых предприятиях. На камчатском побережье, которое держалось на рыбообрабатывающих предприятиях, работать больше негде и началась массовая миграция населения.

Акционерные общества попали в ситуацию не только продолжающейся политической и экономической нестабильности, но и в обстановку несовершенства законодательных и нормативных актов, лавинного роста инфляции, неплатежей.

Политика рыночных преобразований поставила отдалённый Камчатский полуостров в крайне невыгодное экономическое положение как в отношении сбыта своей продукции, так и приобретения товаров, в частности, энергоносителей и транспортных услуг. Поначалу в в градообразующей рыбной отрасли рухнула система кредитования под сезонные затраты, остро встал вопрос собственных оборотных средств. И основным источником пополнения оборотных срелств стали долги. Это - и кредиторская задолженность поставщикам, и невозвращённые ссуды, рост «просрочки», бартер и т.д.

Структурные изменения в основном коснулись форм собственности - спешно созданные акционерные общества были приватизированы и оказались в частной собственности.

Государственное производственное объединение «Камчатрыбпром» перестало существовать.

Потапенко Виктор Петрович достойно держал удар. Не согнулся. Но в сердце появилась ещё одна зарубка… Ведь ничего не проходит бесследно. В его ведении осталось огромное здание административно-управленческого аппарата на ул. Ленинградской, многочисленные кабинеты которого стали сдавать в аренду.

А он хотел навсегда сохранить фирменную марку «Камчатрыбпром», известную во многих странах мира. Он был стратег. На 3-ем этаже в нескольких кабинетах разместились сотрудники ООО «Морепродукт», созданной в конце 80-х, когда зримо зашатался гигант рыбной промышленности - флот этого предприятия насчитывал более десятка новых современных судов. Затем это предприятие преобразовалось в ОАО «Камчатрыбпром», в состав акционеров которого вошли самые квалифицированные специалисты из числа бывшего производственного объединения. Генеральным директором был избран Виктор Петрович Потапенко.

«Король умер. Да здравствует король!»

11082020_7.jpg
Потапенко Виктор Петрович, 2016 год

Лидия Егина,
в системе Камчатрыбпрома работала с 1966 по 1992 годы



Читайте также...

Благотворительные проекты

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10

Календарь публикаций

Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
30 1 2 3 4 5 6
7 8 9 10 11 12 13
14 15 16 17 18 19 20
21 22 23 24 25 26 27
28 29 30 31 1 2 3
 <  Декабрь   <  2020 г.