Последние публикации

30 Окт 2020
Крупная рыба тонет быстро
30 Окт 2020
Россельхознадзор приостановил действие разрешения на ввоз рыб семейства осетровых из Китая для предприятия, расположенного в Амурской области
30 Окт 2020
Эксперт: рыбная отрасль обеспечивает 20% зарплатного фонда Камчатки
30 Окт 2020
В минувшие выходные Россельхознадзор по Санкт-Петербургу проконтролировал ввоз 19,5 тыс. тонн продукции
30 Окт 2020
Путин утвердил Стратегию развития Арктической зоны России до 2035 года
30 Окт 2020
Кабмин спишет долги регионам, направляющим средства на инвестпроекты
30 Окт 2020
Предприятиям Камчатского края расскажут о налогообложении при осуществлении экспортной деятельности
30 Окт 2020
На Камчатке продолжат борьбу с браконьерством и усилят рыбохозяйственную науку
30 Окт 2020
Владимир Солодов: наша задача — обеспечить доступной рыбой жителей Камчатского края
30 Окт 2020
В Сахалинской области в разы увеличился вылов сардины иваси
30 Окт 2020
За прошедшую неделю из Приморья и Сахалина направлена на экспорт 391 партия рыбной продукции
30 Окт 2020
Сотрудник сахалинского агентства по рыболовству уволен за грубую картографическую ошибку
30 Окт 2020
В Ростовской области производится более 10% от общероссийского объема товарной рыбы
30 Окт 2020
61 тысячу тонн лососей добыли предприятия Сахалинской области
30 Окт 2020
Почти 6 тысяч тонн лососей переработал флот Сахалинской области
30 Окт 2020
Мал кораблик, да дорог
30 Окт 2020
Страсти по карасям. Смогут ли рыбаки-любители легально продавать свой улов
30 Окт 2020
Госдуме предложили ограничить объем добычи на рыболовном участке
30 Окт 2020
В Курской и Орловской областях прошли рыбоохранные рейды
30 Окт 2020
Подписан Приказ «Об установлении ограничения рыболовства отдельных видов водных биологических ресурсов в 2020 году»
30 Окт 2020
Поздравление главному редактору «Российской газеты» В.А. Фронину
30 Окт 2020
Поздравление коллективу Астраханского государственного технического университета (АГТУ)
29 Окт 2020
Импорт масляной рыбы из Эквадора в США уменьшился в 1,7 раза по сравнению с 2019 годом
29 Окт 2020
Южная Корея увеличила импорт скатов в 2020 году
29 Окт 2020
Импорт минтая в США уменьшился в 1,5 раза по сравнению с 2019 годом
29 Окт 2020
Экспорт осетровой икры из США в Бразилию увеличился в 2,4 раза по сравнению с 2019 годом
29 Окт 2020
Всего 126 тонн кеты добыли анивские предприятия Сахалинской области
29 Окт 2020
Итоги расследования экологической катастрофы на Камчатке
29 Окт 2020
На Сахалине поймали похитителей красной икры
29 Окт 2020
Россельхознадзор информирует о рисках при покупке продуктов питания и животных посредством объявлений в газетах, социальных сетях и на интернет-порталах
29 Окт 2020
ФСБ за неделю нашла в Приморье 11 тысяч нелегально добытых особей трепанга
29 Окт 2020
Роман Копин: На Чукотке разработали предложения по улучшению качества жизни коренных народов
29 Окт 2020
Почти 300 млрд рублей таможенных платежей перечислили в бюджет государства таможенные органы Дальнего Востока
29 Окт 2020
Контрабанду ценных гидробионтов перекрыло Дальневосточное таможенное управление
29 Окт 2020
СКР объяснил природным фактором загрязнение моря на Камчатке
29 Окт 2020
Корея пустит в свои порты только с проверенными анализами на COVID-19
29 Окт 2020
Вертолёт экстренно эвакуировал рыбака с судна в Охотском море
29 Окт 2020
Краб ангулятус шел в сахалинские ловушки активнее, чем камчатский
29 Окт 2020
Ураганный ветер остановил промысел кукумарии в заливе Терпения
29 Окт 2020
В Якутске открылась ярмарка на открытом воздухе "Рыба Якутии-2020"
29 Окт 2020
Крабов отпускают из России
29 Окт 2020
Кижуч в этом году не попался в сети сахалинских рыбопромышленников
29 Окт 2020
Новгородские и Ленинградские водоемы заполняются сигом
29 Окт 2020
Очередное заседание Общественного совета при Росрыболовстве состоится 5 ноября
29 Окт 2020
На 26 октября российские рыбаки добыли свыше 4,2 млн тонн водных биоресурсов
28 Окт 2020
Рост спроса на креветки в Китае увеличивает экспорт Эквадора
28 Окт 2020
Европа продолжает оставаться единственным потребителем аквакультурного тюрбо из Норвегии
28 Окт 2020
В США планируется открыть плавучую ферму закрытого типа по выращиванию лосося
28 Окт 2020
Для поддержания рыбных ресурсов в реку Южного Китая выпущена молодь угря
28 Окт 2020
Сайра покинула район южных Курил

Подписка на новости

Забытые страницы рыболовной дипломатии. От военной Гвинеи до рыболовного Совиспана

1417
Эксклюзив

С 1973 по 1975 год я был в командировке в качестве военного переводчика в Республике Экваториальная Гвинея. Помимо исполнения своих прямых обязанностей, нас, переводчиков, иногда подключали и для выполнения других поручений. Для участия, например, в переговорах посольских работников, посла, в полетах в составе советского экипажа на нашем «АН -24», который обслуживал Президента Республики Франциско Масиаса Нгема. А когда в РЭК пришли наши рыбаки, то помогали и им. А начиналось наше рыболовство в этой стране так…

В 1974 году в Малабо приехала делегация Министерства рыбного хозяйства СССР для переговоров с гвинейской стороной. Я вместе с нашим старшим переводчиком капитаном Альбертом Потамкиным участвовал в этих деловых переговорах, а потом был большой прием в честь приезда этой нашей делегации, где я переводил послу. Очень волновался. Но возглавлявший нашу делегацию член Коллегии Минрыбхоза СССР очень милый, полный мужчина подбадривал меня, сказав мне шепотом:

– Кричи громче, когда переводишь. Даже, если не знаешь, как перевести, кричи. Поймут, дойдет или сделают вид, что поняли, главное не совершай политических ошибок в переводе, а так, нормально себя ведешь, только выпивай на приемах поменьше. Это не твое сейчас дело на приеме пить. Послу нравится, как ты его переводишь. Если после службы захочешь работать у нас в министерстве, то я буду тебя рекомендовать. Нам такие люди нужны. Найди меня тогда в Москве, если останешься на гражданке.

Главным итогом этих переговоров стало согласование текста Межправительственного соглашения о работе нашего рыболовного флота, а именно трех судов в экономической зоне Республики Экваториальной Гвинеи. Были согласованы и другие вопросы совместного сотрудничества на перспективу.

Наше Министерство Обороны подарило Президенту Масиасу Нгеме катер. Разъездной, такой катерок, на котором наши адмиралы плавали от корабля к кораблю на военных парадах. На чем его доставили на остров, не помню. Прибыли с катером капитан второго ранга и мичман. Вот с этим мичманом мне поручили провести, во-первых, проверку катера, его обкатку в море, учить пользованию катером гвинейцев, чтобы впоследствии использовать катер для береговой охраны.

Как-то утром мы с мичманом вышли из порта, чтобы обкатать катер на разных, как говорится оборотах. Вышли из бухты, и вдруг в туманной дымке видим вдалеке силуэты трех судов. Связи с берегом у нас на катере не было. Что делать? И тут я вспоминаю, в рабочих переговорах, в которых я участвовал несколько месяцев назад по подготовке Межправительственного соглашения о сотрудничестве в области рыболовства, говорилось о работе наших трех рыболовных судов.

– Уж не наемники ли это? – сказал мне мичман, – Надо мотать отсели!

А я говорю мичману:

– А может, это наши рыболовные суда пришли, а связи с портом и с лоцманом у них нет. И лоции нет, чтобы встать на внешнем рейде.

– А вот верно, с портом они связаться не могут, лоцмана нет. Его еще в городе искать надо.

– А давай все-таки рискнем, – сказал я, – Подойдем к ним по-тихому в тумане и посмотрим, есть ли флаги и какие.

– А если нас обстреляют или захватят?

–Если флагов нет, мы даем полный ход и быстро идем в порт предупредить гвинейцев.

– Пошли, – соглашается со мной мичман.

Мы на малых оборотах, почти бесшумно, идем к судам. Все ближе, ближе, и вот в дымке различаем родные Советские флаги на всех трех судах. Подходим. Нас приветствует с борта капитан, мы поднимаемся на борт, радостно беседуем с экипажем. Объясняем капитану, кто мы такие и что здесь делаем. Выяснилось, что эти суда пришли еще ночью. Лоций нет, с портом радиосвязи нет, стали они ждать утра, и вот мы появились весьма кстати. Мы сказали капитану ждать лоцмана, а сами пошли быстро в порт на катере. Я пошел в посольство и сообщил о приходе судов нашим дипломатам и своему шефу, который опять поругал меня за то, что я лезу не в свое дело. На этом все и закончилось. Лоцман завел наши суда на внешний рейд, а потом и на внутренний. Потом, гвинейцы мне рассказывали, что их дозоры засекли приход судов ночью. Гвинейские артиллеристы навели на суда пушки, но до утра решили подождать и не стрелять. А утром с нашим участием все стало на свои места.

Когда я работал в Перу в Представительстве Минрыбхоза СССР, у нас был заместителем Представителя бывший ранее Представитель этого Министерства в Чили. Он нам рассказывал, что там во время фашистского переворота, когда свергли Сальвадора Альенде, нашим людям путчисты не дали времени на сборы и гнали в самолеты сквозь строй солдат практически с тем, что они смогла взять и унести с собой на руках. Детей и кое–что из вещей. Мы были наслышаны, что бывало, когда в некоторых странах западной Африки нередко высаживались наемники для свержения действующего Президента и местной власти.Это были слухи, потому что о судьбе наших специалистов, попавших в такую ситуацию, в нашей стране в прессе умалчивалось. Если и страдали наши люди от наемников в те времена, то в незначительном числе, потому что за границей их было не так уж и много. А это легко и скрыть, засекретить. Рассказывали, что в одном случае, нескольких наших специалистов и членов их семей наемные десантники убили. А вот при перевороте в Гвинее Конакри, в дом нашего специалиста забежали наемники в пылу десантирования с моря. Их встретила испуганная жена нашего специалиста, а наемники спросили ее:

– Ты кто?

– Я русская, здесь с мужем. Он здесь работает…

– Слушай сюда, русская, дай нам поживей воды побольше попить!

Наемники напились и бросились на штурм Президентского дворца, никого из русских не тронув. Вот такие до нас доходили слухи. Кстати, после государственного переворота в Гвинее Конакри в порт Сан Карлос Экваториальной Гвинеи пригнали спустя несколько месяцев из Гвинеи Конакри сухой док для ремонта наших рыболовных судов. А потом прилетела прямым чартерным рейсом и наша первая ремонтно-подменная команда. Но это произошло позднее в 1974 году, когда мы с женой оказались уже в городе Бата на континентальной части страны.

В РЭГ пришел большой катамаран своим ходом из Союза для промысла креветки. Мне поручили заниматься обустройством быта рыбаков. Предложили им поселиться в каких-то бараках почему-то у леса, где полно змей. Рыбаки отказались и жили на катамаране. После исследования Гвинейского залива, оказалось, что креветки в нем для промышленного промысла недостаточно. И катамаран ушел еще куда-то.

Но стали раз в два–три месяца заходить в порт Бата наши суда для сдачи рыбы по соглашениям. Рыбаки тогда давали нам крупы, мясо, соль и сахар, хлеб, рыбы. Это нас спасало. Когда рыбаки уходили, то мы постоянно покупали на холодильнике хек. Мы его ели постоянно, поэтому шутили, что мы скоро станем светиться от фосфора. Однажды, когда я приехал за хеком на холодильник, я прилично трухнул. Мне сказали взять 2-3 ящика с рыбой из морозильной камеры. Я пошел туда, принес один ящик, пошел за другим. И вдруг, за мной стали закрывать здоровую толстую стальную дверь. Видимо кто-то не знал, что я в камере, где минус 18 градусов. Я закричал и еле успел выскочить и объяснить, что я здесь за рыбой. Мне рассказали, что точно так же по ошибке в камере закрыли на ночь одного гвинейского грузчика, и он, чтобы выжить, всю ночь перетаскивал ящики с рыбой с места на место. Говорили, что выжил. Обменивались мы с рыбаками и фильмами.

Мы как-то гуляли с женой по берегу моря. В море втекала большая, грязная мутная речка. Я стал ее переходить, а дно оказалось скользким. Я был во вьетнамках, поскользнулся и упал прямо лицом в этот ручей. Мы поспешили к морю, чтобы смыть грязь с лица, потом домой, чтобы вымыться с мылом. У нас был «НЗ» – полбутылки джина. Я сразу выпил стакан джина для профилактики и стакан крепкой марганцовки.Не заболел. Мира, моя супруга, все продукты и овощи всегда мыла в воде с марганцовкой. И руки мы мыли в воде с марганцовкой. Да и на базе наши ребята-холостяки тоже, поэтому серьезным желудочным заболеванием у нас, в общем–то, никто не страдал. Когда не было хлеба, мы покупали на рынке бананы. Не знаю почему, но там не продавались большие такие сладкие, длинные бананы, которые нам сейчас поставляют в Россию из Уругвая, а продавались среднего размера и мелкие, безвкусные, технические вроде бы. Мы их жарили на пальмовом масле и ели вместо хлеба. Я однажды их переел, и мне было плохо, чуть заворот кишок не получил. С тех пор я их есть уже не мог. Один раз попутным судном нам привезли из Малабо продуктовые заказы из Дуалы. Мы, конечно, в разумных пределах заказали спиртное. Так наши рыбаки что сделали. Они, когда перетаскивали с судна на берег по деревянному трапу коробки с продуктами умышленно, якобы потеряв равновесие, уронили один или два ящика с бутылками спиртного в воду, и даже сами с ними свалились для убедительности. Мы просили их достать нам эти ящики, но они отказались, мол, глубоко, опасно. А когда мы уехали, они поныряли и все прекрасно достали для себя.

Еще чем наши рыбаки себя обеспечивали, так это большими серыми говорящими попугаями, которые лучше всех говорили и запоминали слова, выражения, песни. Считалось, что это самые говорящие попугаи в мире, и наши многие рыбаки перед уходом в Союз понакупали себе этих попугаев.

А нас рыбаки развлекали рассказами или байками о крысах, очень хитрых и смелых. Одна байка такая. Крысы есть на всех судах, и вывести их практически невозможно. Для этого отлавливали десяток-другой крыс, сажают их в емкость, жбан какой, там крысы начинают друг друга пожирать. Остается самый сильный крыс, который уже не может ничем питаться, кроме как крысятиной. Его выпускают, и он пожирает всех других крыс на судне. Рассказывали, что один такой крыс пережрал всех своих сородичей, а потом, рыбаки наблюдали, как по трапу на берег шел крыс, а за ним его крысиха и семейство крысят, много маленьких крысят. Они гордой цепочкой сошли по трапу на берег.

Крыс рыбаки также отлавливали удавками. В каютах и везде, где проходили трубопроводы, по которым бегали крысы, на их пути ставили ловушки из проволоки – удавки, одна за другой. Вот, крыса бежит, попадает головой в петлю, петля затягивается, крыса падает вниз и повисает, как повешенная в петле. И так одна крыса ловится за другой.

Но самую невероятную сцену я видел собственными глазами. Мы, иногда, задерживались на судах, посмотреть новый фильм на палубе. И вот, как–то стемнело, и засветился экран. Из всех углов стали вылезать крысы, рассаживаться на поручнях, на причале, чтобы смотреть фильм. Что они понимали? Но смотрели до конца, пока горел экран. Кто выжил, конечно. Этим киносеансом сейчас же воспользовались рыбаки, у которых были духовые ружья, одно или два. И вот крысы, как завороженные, смотрят, замерев кино, а парень рыбак, или двое, их отстреливает, как в тире. Хлоп, и крыса падает беззвучно за борт или на палубу. А другие на это ноль внимания. Пока шел фильм, они так крыс двадцать ухлопали. Истинная правда.

Мы знали, что в Африке есть болезнь такая «Микрофилярия». Это червячки в крови. Она тогда не вылечивалась. В Лагосе мы встретили нескольких наших вертолетчиков, страшно было на них смотреть. Они летели в Союз… умирать.

Когда после государственного переворота из Гвинеи-Конакри к нам в РЭГ перегнали плавучий док в порт Сан-Карлос, то там спустя какое-то время стали заболевать наши ребята из ремонтно-подменных команд, ремонтирующие наши рыболовные суда, неизвестно чем. А потом, уже после нашего отъезда, на этой базе просто началась какая-то эпидемия, не знаю чего, микрофилярии или еще какой другой болезни. Но ситуация стала не управляемой, и док перегнали в другую какую-то страну поблизости, а наших ремонтников всех вывезли в Союз. А ремонтную базу закрыли.

Был тогда такой порядок, что после окончания службы Министерство обороны помогало устроиться на работу, таким как я переводчикам, призванным на два года, и предлагало свое содействие или ходатайство для трудоустройства. В Москве, в Отделе кадров, мне предложили идти инженером в отдел контейнерных перевозок Министерства морского флота СССР. Мне было абсолютно все равно, куда идти работать. Оклад мне предлагали в Министерстве Морского флота 110 рублей, специальность надо было осваивать с нуля. Я подумал и сделал кадровикам Министерства обороны встречное предложение, имея уже на руках обещанную рекомендацию члена коллегии Минрыбхоза СССР. Он меня рекомендовал на работу в В/О «Соврыфблот» инженером тоже с окладом 110 рублей. В итоге меня приняли на работу инженером во Всесоюзное объединение «Собрыбфлот» Министерства рыбного хозяйства СССР, который первый в СССР создал смешанное совместное предприятие с иностранным участием акционерное общество «Совиспан». В В/О «Соврыбфлот» работать стало престижно. Как-то раз в Министерстве я встретил Юрия Тимофеева, с которым учился на одном курсе в Инязе и был дважды с ним вместе на целине. Он стал директором акционерного общества «Совиспан» с советской стороны и сказал мне, что я ему еще пригожусь, чтобы я вживался в жизнь министерства, отрасли, осваивал свою специальность, что люди, такие как я, с испанским языком, ему понадобятся. Через несколько лет и я работал с советской стороны с АО «Совиспан», который занимался рыбным промыслом в экономических зонах других государств, снабжением наших судов в портах и на промысле продуктами, тарой, клейкой лентой, тросами и ремонтом наших судов на Канарских островах. Но это уже, как говорится, уже совсем другая история.

20.07.2020 г. Владимир Георгиевич Ушаков - с 1975 по 1989 год специалист В/О «Соврыбфлот» и В/О «Рыбзагранпоставка». Работал в представительствах Минрыбхоза СССР в Республиках Куба и Перу.


Читайте также...

Благотворительные проекты

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10

Календарь публикаций

Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
28 29 30 1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30 31 1
 <  Октябрь   <  2020 г.