Последние публикации

24 Ноя 2020
Нелегальный остров нелегала Зорге
24 Ноя 2020
Норвежский экспорт краба в октябре 2020 года
24 Ноя 2020
Норвегия прекратила экспорт морских ежей
24 Ноя 2020
322 ларги добыли сахалинские зверобои
24 Ноя 2020
В Поронайском районе закрыли браконьерский цех по переработке краба
24 Ноя 2020
У Южных Курил выросли скопления скумбрии
24 Ноя 2020
Минобрнауки создало экспертную группу для изучения последствий инцидента на Камчатке
24 Ноя 2020
592 тысячи тонн рыбы и морепродуктов добыли в Сахалинской области
24 Ноя 2020
На рыбохозяйственном совете Челябинской области обсудили вопросы развития отрасли
24 Ноя 2020
Осенняя волжская экспедиция по мониторингу водных биоресурсов
24 Ноя 2020
Сотрудники региональных отделов госконтроля Росрыболовства побывали на Невском рыбоводном заводе
24 Ноя 2020
С начала года в Приморье и на Сахалине за допущенные ошибки во ФГИС «Меркурий» аннулирована работа 122 уполномоченных лиц
24 Ноя 2020
За прошедшую неделю из Приморья и Сахалина направлено на экспорт 400 партий рыбной продукции
24 Ноя 2020
В Псковской области 18 тонн рыбы возвращены предприятию-отправителю
24 Ноя 2020
Белоруссия проявляет активный интерес к приморской рыбопродукции
24 Ноя 2020
Андрей Здетоветский: «Руководство края уделяет рыбному хозяйству приоритетное внимание»
24 Ноя 2020
Цены на мороженую рыбу сохранили тенденцию к разнонаправленности
24 Ноя 2020
К итогам путины шпрота: севастопольские рыбаки лучшие
24 Ноя 2020
Илья Шестаков назначен представителем РФ в Российско-Марокканской комиссии по рыболовству
24 Ноя 2020
Объявление о внесении изменений в приложение к приказу Федерального агентства по рыболовству
23 Ноя 2020
В Пермском крае по материалам прокурорской проверки возбуждено уголовное дело
23 Ноя 2020
Рыбка для бабушки
23 Ноя 2020
Тайны рыболовной дипломатии: от Ишкова до Шестакова. Подставился
23 Ноя 2020
Судозаходы в порты и терминалы Сахалина, Курил и Камчатки за 10 месяцев выросли на 3,6%
23 Ноя 2020
Корбикула в озере Айнском чувствует себя комфортно
23 Ноя 2020
Рыбы хватит всем
23 Ноя 2020
На севере Сахалина уже ловят навагу
23 Ноя 2020
Сотрудники Росрыболовства очистили Цимлянское водохранилище от незаконных раколовок
23 Ноя 2020
Каскадная катастрофа
23 Ноя 2020
Улов доставят с головой
23 Ноя 2020
Безопасность водных объектов Волжско-Каспийского рыбохозяйственного бассейна находится на особом контроле
23 Ноя 2020
В Югре началась бонитировка ремонтно-маточных стад
23 Ноя 2020
Заседание оперативного штаба по борьбе с распространением COVID-19
23 Ноя 2020
Траулер "Виктор Гаврилов". Гигант с необычным носом
23 Ноя 2020
На лесоповал!
20 Ноя 2020
Рыбная голова Госдуме покоя не даст
20 Ноя 2020
Состоялась 126-я сессия Комитета по рыболовству Организации экономического сотрудничества и развития
20 Ноя 2020
ASC-MSC впервые сертифицировала производство ламинарии и хидзики в Корее
20 Ноя 2020
-18 ° C недостаточно для правильного хранения замороженной рыбы
20 Ноя 2020
Из икринок на рыбоводных заводах Камчатки начинает выклевываться молодь лососей
20 Ноя 2020
Минсельхоз США (USDA) разместило лот на закупку сома для школьного питания
20 Ноя 2020
Рыбий корм на основе водорослей признан в качестве альтернативного источника Омега-3
20 Ноя 2020
Вирус обнаружен на упаковке импортных индийских морепродуктов в Шаньси, КНР
20 Ноя 2020
Эксперты и общественность работают над стратегией развития рыбохозяйственного комплекса Камчатского края
20 Ноя 2020
С Камчатки с начала года на экспорт отправили более 70 тыс. тонн рыбопродукции
20 Ноя 2020
Ученые ВНИРО отчитались об эффективности естественного воспроизводства рыб
20 Ноя 2020
Калифорния откладывает открытие сезона лова краба Данженесс из-за миграции китов
20 Ноя 2020
Правительство США оказывает давление на сектор геномодифицированного лосося
20 Ноя 2020
Суд Шри-Ланки постановил уничтожить арестованные индийские рыболовные суда
20 Ноя 2020
В Фукуи (Япония) началась заготовка суши из скумбрии

Подписка на новости

Валентин Балашов: одна рыба и две правительственные стратегии (Норвегия - 2030/Россия - 2030)

4281
Эксклюзив

Ушедшее в отставку Правительство Д.А.Медведева одним из своих последних решений от 26 ноября 2019 г. № 2798-р утвердило «Стратегию развития рыбохозяйственного комплекса Российской Федерации на период до 2030 года». В это время норвежцы считали, сколько им удалось заработать на внешней торговле рыбой в 2019 году. Сумма получилась внушительная — 12 млрд долларов США (107.3 млрд норвежских крон).

Норвегия - 2030

По данным Норвежского совета по морепродуктам (Norwegian Seafood Council) в прошлом году крохотная страна с населением 5,3 млн. человек отправила на экспорт 2,7 млн. тонн морепродуктов. Пока еще большая часть водных биологических ресурсов для изготовления товарной продукции была выловлена в море (1,5 млн. тонн - 55% от общего объема рыбного экспорта). В промысле приняли участие порядка 6 тысяч рыболовных судов различных типов и габаритов. Средний возраст судна превышает 20 лет. Большинство из них это малозатратный ярусный флот прибрежного рыболовства, незначительная часть судов представлена крупными (длиной ≥28 м) траулерами-фабриками, сейнер-траулерами, судами кошелькового лова. Эта группа представляет собой флот открытого моря и дальних районов Мирового океана, на который приходится большая часть общего изъятия водных биологических ресурсов, прежде всего, пелагических видов, включая антарктический криль.

Европейский Союз является крупнейшим потребителем норвежской рыбы. На рынок ЕС в прошедшем году Норвегия продала 1,6 млн. тонн. Более полумиллиона тонн экспортировали в Азию. Польша остается крупнейшим рынком сбыта в Европе - 230 000 тонн. Следует отметить, что в Польшу норвежская рыба поставляется на переработку и затем, в виде готовой продукции, направляется в другие страны ЕС. Вторым импортёром является Дания. За ней следуют: Франция, США, Великобритания, Италия, Нидерланды, Швеция, Испания и Япония. При этом, более 65% от общего объема экспорта морепродуктов отправляется из Норвегии как потрошенная мороженная рыба. Более 80% объема выращенных лосося и форели экспортируется как свежая или замороженная потрошенная рыба.

Стратегия национальной рыбной индустрии, основанная на учете истории работы рыболовных компаний, последовательно реализуется правительством Норвегии уже 30 лет, и в настоящее время заявлена государством еще на 30 лет вперед. Это прочный фундамент нормативной, экономической и региональной политики, который определяет устойчивое и предсказуемое поведение норвежского рыбного бизнеса, включая эксплуатацию определенных типов судов, производство востребованной и экономически оправданной для реализации на внутреннем и внешних рынках различной морепродукции. Рыбопромышленники имеют свободу выбора и добровольно объединены в союзы и сбытовые кооперативы, на свой риск они сами формируют производственные программы. При активном участии в работе Норвежского совета по морепродуктам (Norwegian Seafood Council) совместно с Министерством торговли, промышленности и рыболовства (Ministry of Trade, Industry and Fisheries) предприниматели согласовывают наиболее эффективную национальную коммерческую тактику торговли морепродукцией на различных рынках. Никаких директивных установок от государства о производстве тех или иных видов продукции (филе, рыбный фарш, или сушеные головы) или об аукционно-инвестиционных квотах под любимые судостроителями серии судов - в Норвегии никогда не было и нет. Избранных членами норвежского правительства привилегированных друзей-коммерсантов тоже нет. C конкуренцией в рыбной отрасли все в порядке.

Обращает на себя внимание то, что сегодня уже меньше половины общего объема валютной выручки рыбного экспорта Норвегии была «выловлена» в море. Большая часть реализации продукции (8,6 млрд долларов США - 71%) приходится на объекты товарного рыбоводства (1,2 млн тонн), выращенные на морских фермах.

Дальнейшее развитие своей рыбной индустрии скандинавы планируют осуществлять именно за счет увеличения ежегодных объемов выращивания лососевых видов рыб (до 5 млн тонн к 2050 году), а также мидий, устриц, морского гребешка, и других объектов аквакультуры. Приоритетом политики правительства Норвегии в сфере рыболовства и аквакультуры является социально-экономическое развитие прибрежные территорий, раскинувшихся вдоль побережья Атлантического океана на 3420 км (с учетом фьордов – 21 465 км).

По прогнозу Норвежского совета по морепродуктам (Norwegian Seafood Council) к 2030 году стоимость норвежского экспорта морепродуктов может удвоиться, достигнув 22 млрд долларов США (200 млрд норвежских крон).

Россия - 2030.

Ушедшее в отставку 15 января 2020 года Правительство Д.А.Медведева одним из своих последних решений от 26 ноября 2019 г. № 2798-р утвердило «Стратегию развития рыбохозяйственного комплекса Российской Федерации на период до 2030 года» (далее - Стратегия).

Как заявлено в документе «Основной целью Стратегии является обеспечение опережающего экономического роста и достижения лидирующих позиций на мировых рынках рыбной и иной продукции из водных биологических ресурсов при условии обеспечения национальной продовольственной безопасности, увеличения совокупного вклада рыбохозяйственного комплекса в валовой внутренний продукт Российской Федерации, развития человеческого капитала и минимизации негативного воздействия на окружающую среду».

Стратегию планируется реализовать в два этапа: первый – до 31 декабря 2025 года, второй – с 1 января 2026 года по 31 декабря 2030 года. Согласно правительственного плана ежегодный объем добычи (вылова) водных биологических ресурсов (без учета объектов аквакультуры) к 31 декабря 2025 года будет 5329 тыс. тонн, а к 31 декабря 2030 года - 5396 тыс. тонн. Ежегодный объем производства продукции товарной аквакультуры, включая посадочный материал (с учетом дополнительного объема, произведенного в рамках развития пастбищного лососеводства) к 31 декабря 2025 года планируется 598 тыс. тонн, а к 31 декабря 2030 года - 618 тыс тонн.

В Стратегии отсутствуют целевые показатели (весовые и денежные величины) объемов ежегодной реализации на внутреннем и на внешних рынках продукции из водных биологических ресурсов, добытых (выловленных) российскими рыбопромысловыми судами, а также продукции отечественной аквакультуры.

Однако, основываясь на имеющихся в этом документе целевых показателях, а также на цифрах ежегодных отчетов о результатах работы Правительства России и таможенной статистике можно спрогнозировать экономические перспективы внешней торговли рыбо- и морепродукцией в указанный в Стратегии период. Официальные результаты работы рыбной отрасли в 2019 году опубликуют не ранее марта 2020 года, тем не менее, предварительно можно утверждать, что они будут несущественно отличатся от 2018 года.

В 2018 году было добыто (выловлено) 5110 тыс. тонн водных биологических ресурсов (включая изъятые объекты товарной аквакультуры). Производство рыбы и продуктов рыбных, переработанных и консервированных составило 4164 тыс. тонн (продукция из уловов рыбы и других водных биологических ресурсов, выращенных объектов российской товарной аквакультуры, импортного рыбного сырья, а также запасов на начало отчётного года). Объём экспорта рыбы, рыбопродуктов и морепродуктов (включая экспорт рыбы, рыбопродуктов и морепродуктов, выловленных (добытых) и проданных вне зоны действия таможенного контроля), составил 2236 тыс. тонн. Импорт из стран дальнего зарубежья и стран СНГ – 599 тыс. тонн.

В денежном выражении в 2018 году экспорт рыбы, рыбопродуктов и морепродуктов (03 группа ТН ЕАЭС), с учётом готовой и консервированной рыбной продукции (позиции 1604 и 1605 ТН ЕАЭС) составил 5,17 млрд. долл. США (далее - долл.).

Данный показатель в динамике:

2018 г. - 5,17 млрд.долл;
2017 г. - 4,41 млрд. долл;
2016 г. - 3,75 млрд. долл;
2015 г. - 3,54 млрд. долл;
2014 г. - 3,67 млрд. долл.

Объемы реализации на экспорт рыбо- и морепродукции:

2018 г. - 2236 тыс. тонн;
2017 г. - 2141 тыс. тонн;
2016 г. - 1912 тыс. тонн;
2015 г. - 1802 тыс. тонн;
2014 г. - 1705 тыс. тонн.

Показатели добычи (вылова) водных биологических ресурсов составили:

2018 г. - 5110 тыс. тонн;
2017 г. - 4774 тыс. тонн;
2016 г. - 4760 тыс. тонн;
2015 г. - 4413 тыс. тонн;
2014 г. - 4216 тыс. тонн.

Динамика трех выше указанных показателей за пять лет с 2014 по 2018 год:

- ежегодный объем добычи (вылова) водных биологических ресурсов вырос на 894 тыс. тонн;

- ежегодный объем экспорта готовой рыбной и иной продукции из водных биологических ресурсов вырос на 531 тыс. тонн;

- отраслевая валютная выручка экспортеров увеличилась на 1,5 млрд. долл.

Основой резкого роста показателей является систематическое увеличение отраслевым государственным регулятором в указанные годы величин общих допустимых уловов (лимитов коммерческого вылова водных биологических ресурсов). Свою положительную роль в росте ежегодной валютной выручки сыграли цены на рыбо- и морепродукты на мировых рынках.

Как было отмечено выше, целевой показатель Стратегии, устанавливающий ежегодный объем добычи (вылова) водных биологических ресурсов (без учета изъятых объектов товарной аквакультуры) к 31 декабря 2030 года - 5396 тыс. тонн. Целевой показатель, устанавливающий ежегодный объем производства продукции товарной аквакультуры, включая посадочный материал (с учетом дополнительного объема, произведенного в рамках развития пастбищного лососеводства) к 31 декабря 2030 года - 618 тыс. тонн. В сумме эти две величины формируют ежегодный уровень обеспечения рыбным сырьем российских предприятий рыбопереработки (включая рыбопромысловые суда). Этот уровень в 2030 году составит 6014 тыс тонн, что на 904 тыс. тонн больше, чем в 2018 году. Часть произведенной из этого сырья продукции будет реализована на экспорт.

Несложно просчитать вероятный финансовый результат экспорта продукции рыбного хозяйства России в 2030 году. Даже, если предположить, что, как и раньше с 2014 года, на мировых рынках продолжится тенденция медленного роста цен на рыбо- и морепродукты, а в соответствии со «стратегическим» комплексным проектом «Новая тресковая индустрия» в 2030 г все 100% основных тресковых видов водных биологических ресурсов (минтай, треска, пикша) будут «перекручены» в филе и в рыбный фарш, и даже часть продукции российской аквакультуры в перспективе будет реализовываться на экспорт, то экономического чуда все равно не произойдет.

Внутренний рынок - потребление рыбы - экспорт

Стратегией заявлено, что в 2030 году потребление рыбы и рыбопродуктов в домашних хозяйствах Российской Федерации среднем на потребителя в год составит 25 кг (в эквиваленте живого веса, так с 2014 года считает Росстат). Очень хотелось бы верить этому, так как в настоящее время этот показатель не превышает 13 кг в год (в товарном весе) на одного россиянина. Для 25 кг среднегодового душевого потребления «живого веса» ста сорока семи миллионами российских граждан в 2030 году понадобится 3675 тыс. тонн «живого веса» водных биологических ресурсов (годовой вылов). Какую-то часть из этого можно компенсировать импортом. Если импорт рыбы, рыбопродуктов и морепродуктов из стран дальнего зарубежья и стран СНГ в 2030 году останется на прежнем уровне (599 тыс. тонн в год), то после обязательного удовлетворения заявленных Стратегией потребностей жителей России, для производства рыбной продукции на экспорт в 2030 году останется чуть более 3000 тыс. тонн уловов российских рыбопромысловых судов. Это если в ближайшее десятилетие ничего не продавать в Казахстан, Армению, Киргизию и Белоруссию - страны Таможенного союза Евразийского экономического союза. Какую продукцию из этого сырья можно произвести и продать за границу? Ответ дан в Стратегии - «Новая тресковая индустрия», это согласно правительственному документу настоящий «стратегический валютный локомотив» увеличения экспорта.

Чего бы не желали авторы Стратегии, в перспективе ежегодный вылов российских минтая, трески и пикши может составить не более 2500 тыс. тонн, при значительном увеличении государством, в том числе на Севере по согласованию в Норвегией, к 2030 году «лимитов коммерческого вылова»). Остальные 500 тыс. тонн российских уловов - это, очевидно, экспортно-ориентированные ракообразные (Код ТН ЕАЭС 0306), а также лососевые виды рыб (Код ТН ЕАЭС 0303 «рыба мороженая»). Стратегическая «перекрутка» в различные виды филе и рыбный фарш 100% указанных тресковых видов рыб даст примерно 800 тыс. тонн соответствующей экспортной рыбной продукции - Код ТН ЕАЭС 0304 «филе рыбное».

Основываясь на данных таможенной статистики, посмотрим на средние экспортные цены на российское рыбное филе (средняя величина по разным видам соответствующих «филейных» водных биологических ресурсов):

Код ТН ЕАЭС 0304 «филе рыбное» (сентябрь 2019 года) - 4380,9 долл. за тонну.

На самом деле в 2014 году было и выше - 5159,7 долл. за тонну, к 2018 году цена упала до 4053,7 долл. за тонну, потом начала расти. Рынок меняется постоянно. Но, даже если предположить «парадоксально-оптимистическое», что восьмикратный рост производства и предложения российского рыбного филе (минтай, треска, пикша) с уровня «100 тыс. тонн в год» до уровня «800 тыс. тонн в год» взвинтит цены на мировых рынках на данную продукцию и при совершенно незначительной финансовой поддержке экспортным филе из отдельных видов красной рыбы (лососевые) цена на 0304 «филе рыбное» в 2030 году вырастит до 5000 долл. за тонну, то результат все равно не поразит воображение - ежегодная валютная выручка от всех упомянутых «филейных» тресковых и некоторых лососевых видов рыб в 2030 году составит не более 4 млрд. долл.

При этом сложившийся в настоящее время объем реализации на экспорт тресковых видов рыб (в весе) сократится в два раза.

Крабы в объемах промысла принципиально не увеличатся, но за десять лет может быть и подорожают. Лососевые (в Коде ТН ЕАЭС 0303 «рыба мороженая») с учетом стремительного роста их производства в мировой аквакультуре (пресноводная и морская форель, атлантический лосось) - не факт, что подорожают, скорее наоборот. Таким образом, последние два вида продукции по самому оптимистичному сценарию смогут дать валютную выручку в 2030 году не больше 2 млрд. долл. Пелагические виды водных биологических ресурсов, моллюски и водные беспозвоночные, и в перспективе часть продукции российской аквакультуры не делают «финансовую погоду» в общих показателях российского рыбного экспорта.

Таким образом, при заложенном в Стратегии незначительном росте сырьевой базы в ближайшее десятилетие, не увеличение любой ценой «добавленной» стоимости рыбной продукции путем резкого роста у предприятий дополнительных инвестиционных затрат (как минимум на 350 млрд. рублей в период с 2017-го по 2024 год - это годовой оборот российской рыбной промышленности) на новые производственные фонды взамен имеющихся в отрасли, а факторы: величины ежегодных объемов добычи (вылова) водных биологических ресурсов; конъюнктуры рынков сбыта готовой продукции; текущих производственных затрат и налоговой нагрузки, - будут определять финансовые результаты работы российского рыбного хозяйства, а также влиять на отчетные показатели экспорта рыбной продукции в период до 2030 года.

По самым оптимистичным прогнозам в 2030 году рассматриваемая «Стратегия развития рыбохозяйственного комплекса Российской Федерации на период до 2030 года» (при ее исполнении) обеспечивает не более 6 млрд. долл. годовой валютной выручки от реализации на экспорт российской рыбы, рыбопродуктов и морепродуктов. Это всего на 1 млрд. долл. в 2030 году превысит уровень 2018-го года. А по окончании реализации первого этапа Стратегии (31 декабря 2025 года) валютная выручка от реализации российской рыбо- и морепродукции, вероятнее всего, останется на нынешнем уровне. С учетом инфляции для государства в десятилетней перспективе «навар» от Стратегии просматривается несущественный.

Готовившаяся с 2016 года и принятая 26 ноября 2019 года «рыбная стратегия», а также инициированные правительством Д.А.Медведева в последние четыре года существенные изменения основ законодательства о рыболовстве, в первую очередь, введение аукционных и инвестиционных видов квот, к 2030 году опустят Россию на несколько ступеней вниз в рейтинге ведущих стран Мира с развитой рыбной индустрией.

Напомним, что по прогнозу Норвежского совета по морепродуктам (Norwegian Seafood Council) стоимость норвежского экспорта морепродуктов может удвоиться, достигнув в 2030 году 22 млрд долларов США (200 млрд норвежских крон). Кроме Норвегии есть еще десяток стран, планирующих подобный уровень развития национальной рыбной отрасли.

В это же самое время в период до 2030 года экономическое состояние российских рыбодобывающих организаций, будут определять:

- величины общих допустимых уловов в российской экономической зоне и национальных квот России в различных районах Мирового океана («лимиты коммерческого вылова»);

- сырьевое наполнение доли пользователя (рыбодобывающего предприятия) водными биологическими ресурсами в объеме общего допустимого улова или в национальной квоте;

- конъюнктура рынков сбыта товарной продукции и налоговая политика по отношению к российскому рыбному импорту государств рынков сбыта;

- налоговая нагрузка на предприятия рыбной отрасли внутри России;

- для некоторых крупнейших рыбопромышленненников образовавшиеся в результате инвестиционного-аукционного «проектирования 2017-2024» серьезные размеры долговых обязательств перед банками.

Выводы

1. Продолжение рыбной и крабовой «политики» правительства Д.А.Медведева, дальнейшие внесения изменений в законодательство о рыболовстве в части, касающейся перераспределения между хозяйствующими субъектами объемов изъятия водных биологических ресурсов и прав на добычу (вылов) этих объемов, под каким бы «красивым соусом» это не преподносилось (в 2020 году очередным проектом «дорожной карты» Росрыболовства планируется разработка и межведомственное согласование проектов нормативных правовых актов о расширении видового состава квот добычи в инвестиционных целях), будет иметь очевидное последствие - ухудшение экономического состояния предприятий российской рыбной промышленности.

2. Учитывая явные просчеты государственного отраслевого регулятора и правительства Д.А.Медведева в части своевременных корректировок ставок сборов за пользование водными биологическими ресурсами, необходимо покончить с идеологией дискредитации и «раскулачивания» рыбопромышленников. Сложившаяся в последние годы высокая рентабельность при добыче (вылове) и реализации отдельных объектов промысла зависела от конъюнктуры рынков сбыта и роста объемов добычи (вылова) соответствующих водных биологических ресурсов - вины предпринимателей в этом нет. Необходимо вернуть доверие рыбаков к власти. Стабильность с квотами, разумное налоговое регулирование в предстоящее десятилетие - это основа развития российской рыбной отрасли.

3. Так как существенно увеличить объемы добычи (вылова) водных биологических ресурсов в исключительных экономических зонах иностранных государств и в международных конвенционных районах рыболовства не представляется возможным, а ресурсы российской экономической зоны и континентального шельфа ограничены существующим уровнем объемов общих допустимых уловов, очевидно, что имеет смысл посмотреть на наших соседей норвежцев, а также на страны азиатско-тихоокеанского региона и сделать приоритетом Стратегии развития рыбного хозяйства Российской Федерации в XXI веке увеличение присутствия российских рыбопромысловых судов в дальних районах Мирового океана и развитие аквакультуры, тем более, что Россия обладает крупнейшим в мире водным фондом на территории одного государства.

Валентин Валентинович Балашов - Председатель правления Межрегиональной ассоциации прибрежных рыбопромышленников Северного бассейна.

Мурманск, 19 января 2020 года.


Читайте также...

Благотворительные проекты

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10

Календарь публикаций

Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
30 1 2 3 4 5 6
7 8 9 10 11 12 13
14 15 16 17 18 19 20
21 22 23 24 25 26 27
28 29 30 31 1 2 3
 <  Октябрь  >     <  2019 г.  >