Последние публикации

5 Дек 2019
Клевый проект
5 Дек 2019
Атака на форель
5 Дек 2019
Министр рыбного хозяйства Камчатского края наградил лучших представителей отрасли
5 Дек 2019
Северная верфь застрахует строительство и испытания ярусолова "Гандвик-1"
5 Дек 2019
В Приморском крае с начала года оформлено более 19 миллионов электронных ветеринарных сертификатов
5 Дек 2019
Затонувший в Норвегии российский траулер поднимут в течение нескольких дней
5 Дек 2019
Индонезия планирует увеличение экспорта рыбной продукции в Россию
5 Дек 2019
В Таллинне прошел пикет в защиту "листериозного" рыбозавода от чиновников
5 Дек 2019
Рыба, доски, стены. Смольный отдаст бизнесу под заводы четыре участка, объем инвестиций превысит 360 миллионов рублей
5 Дек 2019
Завод может лишиться оборудования из-за миллионных долгов
5 Дек 2019
Рабочая встреча Губернатора Алексея Островского с руководителем группы компаний «Балтийский берег» Михаилом Бобровым
4 Дек 2019
Свежая рыба или консервы. Что лучше?
4 Дек 2019
Максим Орешкин: цель законопроекта о госконтроле - превратить его в драйвер экономического роста
4 Дек 2019
Китайская компания планирует инвестировать $ 450 млн в аквакультурный парк
4 Дек 2019
Южнокорейский импорт рыбы-сабли
4 Дек 2019
Максим Орешкин: без доверия предпринимателей к государству не будет и роста экономики
4 Дек 2019
Стали известны причины обысков ФСБ в мурманском рыбном порту
4 Дек 2019
240 тыс. рублей на пай
4 Дек 2019
В порту Петропавловск-Камчатский завершился капремонт причалов
4 Дек 2019
Годовой объем продукции рыбных компаний Камчатки превысил 130 миллиардов рублей
4 Дек 2019
Бывшая компания Дремлюги требует от Росрыболовства 55 миллионов рублей
4 Дек 2019
На прошлой неделе из Приморья и Сахалина в КНР экспортировано 227 партий рыбной продукции
4 Дек 2019
В Москве пройдет конференция, посвященная 15-летию закона о рыболовстве
4 Дек 2019
Потребность в студотрядах в рыбной отрасли Сахалина уменьшилась вдвое из-за плохих уловов
4 Дек 2019
Украина подтвердила договоренность с Россией о квотах на рыболовство в Азовском море
4 Дек 2019
Собянин пообещал открыть круглогодичные ярмарки в каждом районе при наличии площадок
4 Дек 2019
50 тонн рыбы и 13 тонн икры вывезли из Магаданской области за прошедшую неделю
4 Дек 2019
Китай отменил временную приостановку поставок креветки из Эквадора
4 Дек 2019
Камчатские пограничники нашли на судне «Танир» неучтенную красную икру
4 Дек 2019
Центр кластерного развития провел семинар для руководителей перерабатывающих предприятий рыбной отрасли
3 Дек 2019
Сотрудники ФСБ изъяли 350 кг товара в Мурманском морском рыбном порту
3 Дек 2019
Паспорт для осетра
3 Дек 2019
В Сахалинской области завершилась лососевая путина
3 Дек 2019
В Приморье рыболовство показало прорыв
3 Дек 2019
Что стоит за резким ростом производства черной икры в России
3 Дек 2019
Производство черной икры в России выросло более чем на 20%
3 Дек 2019
Рыбный порт Мурманска выдвинул версию обысков ФСБ
3 Дек 2019
Илья Шестаков провел рабочие встречи в рамках 6-го заседания Российско-Перуанской МПК в Лиме
3 Дек 2019
Визит ФСБ парализовал работу Мурманского рыбного порта
3 Дек 2019
Морские деликатесы неподтвержденного качества изъяты в одном из крупных супермаркетов
3 Дек 2019
Цены на креветки на оптовом рынке Тойосу 02.12.2019
3 Дек 2019
Спотовые цены на норвежский лосось подскочили на 8%
3 Дек 2019
Совместная дорожная карта с китайскими властями гарантирует экспорт эквадорских креветок
3 Дек 2019
Южнокорейский импорт сурими в октябре 2019 года
3 Дек 2019
Данные о ценах рыбного аукциона Портленда 22.11.2019 – 28.11.2019
3 Дек 2019
Эстонская рыбоперерабатывающая компания не согласна с решением датского ветеринарного управления
3 Дек 2019
В Москве пройдет конференция, посвященная 15-летию закона о рыболовстве
3 Дек 2019
В Крыму набирает силу осенняя хамсовая путина
3 Дек 2019
Выявлены признаки нарушения природоохранного законодательства
3 Дек 2019
Авария на Сейбе. Возможен ли «дубль» на Камчатке?

Подписка на новости

Авария на Сейбе. Возможен ли «дубль» на Камчатке?

384
Эксклюзив

«Местные жители предупреждали»…

19 октября этого года около 6 часов утра в Курагинском районе Красноярского края, на реке Сейба близ пос. Щетинкино произошло разрушение водоудерживающей дамбы. Причина – переполнение водоемов, разрушение технологической дамбы, располагающейся выше по течению. Произошло это в завершении периода интенсивных дождевых осадков, спровоцировавших аварию. Впрочем, предположение что в Красноярском крае осенью дождей не бывает, полагаю, несостоятельно, и при проектировании и строительстве гидротехнических сооружений обязателен расчет водного баланса, причем по максимальной водообеспеченности (максимуму годового объема осадков), возможной раз в сто лет. Авария могла произойти только в том случае, если дамбы были спроектированы и сооружены с нарушением технических норм и требований к исполнению таких работ. Следовательно, событие должно подвергнуться серьезному «разбору полетов» контрольно-надзорными органами. А в силу того обстоятельства, что был разрушен поселок старателей, погибло 15 человек и госпитализировано больше 20-ти – эта тема должна подвергнуться разбору и прокуратурой, и следственными органами. Причем не просто с «оргвыводами», с привлечением и посадками, а с серьезным изучением проблемы, с выработкой действенных мер по предотвращению таких ситуаций. Поскольку объекты постоянного пребывания людей, животных, а также складирования товарно-материальных ценностей в зоне воздействия (затопления) при максимально возможной аварийной ситуации на таких гидротехнических сооружениях, в том числе исполненных по всем предъявляемым к ним требованиям, располагать запрещается.

В первые же дни после аварии в репортажах центральных телеканалов было озвучено, что прииск на Сейбе, принадлежавший холдингу «Сибзолото», соорудил и эксплуатировал эти технологические дамбы «с нарушением всех мыслимых и немыслимых норм». Что сооружены эти дамбы без проектов, и вообще какова ситуация на прииске, все контрольно-надзорные «не знали». Но что такого рода авария весьма вероятна, «местные жители и представители общественного экологического контроля предупреждали власти неоднократно». Выявились «вдруг» и существенные экологические нарушения, еще задолго до аварии тем же общественным экологическим контролем зафиксирована протяженность загрязнения по системе водотоков Сейба-Сисим 240 км.

Все случившееся – следствие атрофии контрольно-надзорной системы в крае, сопряженное с безудержной отвагой чиновников «Роснедра» в деле удовлетворения заявок на лицензии, особенно по россыпному золоту. Количество удовлетворенных заявок на лицензии по россыпям в крае приближается к 150, и выдают их любым соискателям: строителям, коммунальщикам, транспортникам… Весьма часто тем, кто в старательстве, в поисках и разведке россыпей «ни ухом, ни рылом». Не в меньшей мере в этом преуспели и в Амурской области, где на многих участках под геологическое изучение (поиск и разведка) ведется добыча, причем розданы десятки лицензий всем, в т. ч. дилетантам. В газете «Зейские вести сегодня» (статья «Наши реки будут просто уничтожены» в № от 31. 10. 2019 г) прямо утверждается, что «золотодобыча стала практически армянским бизнесом». Добычу ведут граждане Китая, прибывающие на участки со своей техникой, примитивными промприборами. При том обстоятельстве, что миграционная квота на иностранную рабочую силу в Амурской области «нулевая», только в Зейском районе в сезон работает нелегально до 3 тыс. граждан Китая. Естественно, со слов председателя одной из артелей, «плевать они хотели на наше природоохранное законодательство».      

Тема сия, включавшая «разбор полетов», «оргвыводы» и короткие новостные репортажи о первых слушаниях в суде, занимала федеральные СМИ в течение двух недель, не сходя с телеэкранов, новостных лент, первых полос газет. Освещалась и в региональных изданиях, в т ч на Дальнем Востоке (особенно активно – в Амурской области). Но в камчатских СМИ следов публикаций, репортажей на эту тему не выявлено. Неактуально? Нет на Камчатке горной промышленности и гидротехнических сооружений, обычных при реализации сколь-либо крупных горнопромышленных проектов? Наши контрольно-надзорные органы бдительны и строги к нарушителям правил эксплуатации горного отвода, законодательства в сфере промышленной безопасности, природоохранного законодательства?

«Все хорошо, прекрасная маркиза»?

На объектах, о которых достаточно достоверной информации (это все рудные ГОКи, платиноносные россыпи на Вывенке, почти все разрабатываемые россыпные месторождения Пенжинского района) предпосылок к развитию ситуации по сценарию произошедшего на Сейбе не имеется. За исключением Агинского ГОКа, где КПП предприятия располагается на правом берегу ручья Ветвистый ниже хвостохранилища. Если произойдет разрушение водоудерживающей дамбы пруда-отстойника, то снесет КПП, вероятно, уже в первые минуты аварии. Но, как показывает практика, это не единственный возможный вариант развития серьезной аварии на камчатских горных предприятиях. В прошедшую зиму, в частности, снесло ветром здание золотоизвлекательной фабрики (ЗИФ) на Озерновском ГМК (Карагинский район). Точнее, сборного шатра над технологическим оборудованием по извлечению металла. Не знали, что на Камчатке ветер дует.

Тревожная ситуация складывается на Асачинском ГОКе (ЗАО «Тревожное зарево»). Расчет водопритока в штольни при проектировании системы водоотлива и водоотведения был исполнен без сколь-либо серьезного анализа геологической и гидрогеологической ситуации, без учета гидрогеологических свойств горных пород, в которых запроектирована проходка горных выработок. Через несколько лет с момента начала эксплуатации предприятия, столкнувшись с аномально высоким водопритоком, вынуждены были провести перерасчет на основании замеров фактического водопритока. Результат – превышение проектных объемов в 26,8 раза. Геологические структуры (геосистемы), как все природные образования, обладают сложным строением, изменчивыми физико-химическими, механическими, иными свойствами, находящимися в зависимости и обусловленности с другими объектами природной среды, поэтому из опыта считается вполне допустимым расхождение расчетных параметров водопритока от фактических в 3-5 раз. Но в 26,8 раза… На основании этих расчетных данных выбирается оборудование для откачки штольневых вод, создаются водосборные сооружения и пруды-отстойники и т. д. Но главное – разрабатываются мероприятия для обеспечения безопасной эксплуатации горных выработок, планы эвакуации персонала (бригад проходчиков из забоя и др. лиц, задействованных в эксплуатации подземных горных выработок) в случае возникновения аварийной ситуации (прорыва воды из затопленных горных выработок либо из зон аномально высокой влагоемкости, высокого давления в водоносном горизонте, либо отключения водоотливного и водоотводного оборудования…). Приобретается и устанавливается эвакуационное и иное горноспасательное оборудование и снаряжение. Штольня, к сведению руководства ЗАО «Тревожное зарево», объект несколько более высокой опасности чем маникюрный салон. И следует учесть, что полученные расчетные цифры некорректны, в т. ч. и итоговая о превышении более ранних расчетных в 26,8 раза, поскольку расчет водопритока исполнялся исходя из наиболее низкой отметки проходимых горных выработок на горизонте +50 метров, а проектом заложены горные выработки на горизонтах +20 и 0 м, т. е. на 30 и 50 м ниже. Что гарантирует увеличение интенсивности и объема водопритока.

Согласно закона № 116-ФЗ «О промышленной безопасности опасных производственных объектов», Асачинский ГОК относится ко 2-му классу по уровню опасности (объекты высокой опасности). Но, согласно п. 8 подпункту 1 приложения 2 к данному закону, подземным выработкам, в которых могут произойти прорывы воды, присваивается 1-й класс (опасные промышленные объекты чрезвычайно высокой опасности). Вероятность этого в Асачинских штольнях, ввиду гидрологических, гидрогеологических условий их заложения, чрезвычайно высокого водопритока, весьма высока. Объект требует экспертной оценки специалистами, которую должен организовать Ростехнадзор. В случае подтверждения штолен как объектов 1 класса, согласно п. 10 того же приложения, всему предприятию присваивается 1-й класс, и вводится режим постоянного государственного надзора (ст. 16 п. 11 закона № 116-ФЗ). Знают ли ситуацию на этом ГОКе в камчатской инспекции Ростехнадзора? Вряд ли. Согласно статьи 16 пункта 5.1 того же закона № 116-ФЗ, проведение плановых проверок объектов 1-го и 2-го классов опасности полагается проводить не чаще, чем 1 раз в течение года. Что позволяет вообще не проводить проверок.

Кроме вышеприведенного, по Асаче можно привести факты резкого снижения водности руч. Семейный (очевидно, следствие дренажа подруслового и части поверхностного стока в штольни), и абсолютную непригодность для складирования и захоронения отходов хвостохранилища ЗИФ, и попытку очищать сточные и штольневые воды в объеме 1500-3500 м³/час до требований по качеству для рыбохозяйственных водных объектов в прудке размером в две песочницы…

А на горных предприятиях уже были случаи гибели людей и в штольнях (Агинский ГОК), и на ремонтно-профилактических работах золотоизвлекательного оборудования (АсачГОК). О роли профсоюзов в обеспечении здоровья и безопасности трудящихся на производстве, и в целом в отстаивании их прав? Не надо наивничать, наши капиталисты презирают профсоюзы и плевать им на «права трудящихся» (финал забастовки на Аметистовом тому свидетельство), а контора г-на Зимина существует исключительно для обеспечения его карьерного роста. У кого-то есть сомнения?

На участке «Левтыриннываям» (Вывенка, «Корякгеолдобыча») с осени 2017 г начался размыв водоудерживающей дамбы, направлявшей водный поток реки Левтыриннываям в руслоотвод в районе базы участка, и завершившийся в весенне-летний паводок 2018 года ее полным разрушением. Руслоотвод почти полностью пересох, сток реки Левтыриннываям многократно уменьшился, а водный поток реки вырвался на территорию горного отвода, сложенную нерекультивированными горными выработками, подвергая их интенсивному размыву, достигнув илоотстойников, через которые поток загрязненных вод попал в руч. Ольховый и далее в Вывенку. О данном событии были проинформированы руководители и СВТУ, и Камчатского филиала ВНИРО, и была публикация на сайте fishkamchatka. Впрочем, о ситуации на платиноносных россыпях в бассейне Вывенки писалось много, и обращения в контрольно-надзорные направлялись, но о разнесенной дамбе руслоотвода, сбросе загрязненных вод в Вывенку в управлении Ростехнадзора по Камчатскому краю (как и в природоохранной прокуратуре, и в управлении Росприроднадзора, и в СВТУ…) не знают и знать не хотят.

Лицензии «Дальнедра» раздает на Камчатке так же отважно, как и в Амурской области. И старательский контингент не везде обладает должной квалификацией (ООО «Тайгонос» не сумело взять золото на Ушканье-1-й в 2018 году). Впрочем, их неквалифицированность проявилась уже в том, что они вообще взялись эксплуатировать эту россыпь. В общем, если сравнивать ситуацию в горнопромышленной отрасли на Камчатке и в других регионах Сибири и Дальнего Востока, принципиальной разницы не просматривается. За исключением одной весьма существенной детали: горнопромышленная деятельность на Камчатке развертывается в бассейнах ценнейших нерестовых рек, обеспечивающих не менее 60% российского лососевого промысла, благодаря которому существуют почти все прибрежные поселки, который обеспечивает долю поступлений в бюджеты всех уровней многократно более существенную, чем в любом другом регионе страны и многократно больше, чем горная промышленность.

Мечтать не вредно, но…

Лет 8-9 тому назад, в процессе общественных обсуждений по одному из горнопромышленных проектов, президент НП «Горнопромышленная ассоциация Камчатки» Александр Алексеевич Орлов в искреннем, романтическом порыве, высказал мысль о десятках рудных ГОКов на Камчатке как непременном условии прогресса и процветания края. Итак, десятки ГОКов на многие тысячи лососевых рек Камчатки…

Вся территория края – бассейны ценнейших лососевых рек. Но число лососевых речных бассейнов (систем пресноводных водотоков, завершающихся впадением в моря) явно не дотягивает до тысячи, а наиболее крупных, охватывающих более 90% территории края и которые обеспечивают практически все воспроизводство тихоокеанских лососей на Камчатке, от Озерной-Большерецкой с Курильским озером до Пареня и Апуки – десятка два. И в них сосредоточена практически вся база воспроизводства тихоокеанских лососей. Каждый такой горнопромышленный объект окажет воздействие не на один водоток, а при достаточно интенсивном воздействии фронт загрязнения достигнет зоны осмотического градиента, которая образуется в месте смешения морских соленых и речных пресных вод. В эту зону, весьма чувствительную и сложную для прохождения скатывающейся молоди, попадает вся молодь, со всех нерестилищ данного бассейна. Серьезная авария на предприятии, либо достаточно длительное техногенное воздействие способны привести к существенному ущербу условиям воспроизводства лососевых в данном бассейне. И прежде всего пострадают наиболее ценные виды, обладающие хорошо выраженным хомингом. Такое воздействие на прибрежно-морскую зону уже наблюдалось в период наиболее интенсивной эксплуатации платиноносных россыпей в бассейне Вывенки.

Когда г-ном Орловым и его коллегами разрабатывалась «Концепция и программа освоения минерально-сырьевой базы Камчатской области на 2006-2010 гг», такого рода оценки экологических, а в конечном счете социально-экономических рисков, очевидно, им не приходили в голову. Тоже – и к авторам «Стратегии развития добычи и переработки минерально-сырьевых ресурсов в Камчатском крае на период до 2025 года», где в разделах «SVOT-анализ преимуществ и проблем отрасли» и «Матрица рисков» приведено лишь перечисление факторов и предполагаемых мер. Но почему-то не приведено ни моделирования процессов техногенеза вроде вышеприведеного, ни численного выражения объемов накопления отходов обогащения, ни сброса «нормативно очищенных» и абсолютно неочищенных промстоков, последнее хотя бы исходя из среднеотраслевых показателей.

Проблема не в неприемлемости горнопромышленной и иной индустриальной деятельности. И, по большому счету, не в небрежной и неполной разработке программ, концепций и стратегий. На медно-никелевом Шануче экологическая ситуация вполне благополучная. Разумеется, спасает Шанучское болото, выполняющее роль своеобразного биогеохимического фильтра загрязненных стоков. Первопричины создавшегося бардачка, полагаю, заложены в следующем:

- по-прежнему доминирует ставка на минерально-сырьевой сектор экономики как основной источник наполнения бюджета, доходов от экспорта, и в целом как основной драйвер развития национальной экономики;

- стойкое и последовательное отстаивание интересов инвесторов горнопромышленного комплекса региональной властью при полном игнорировании экологических аспектов освоения минерально-сырьевой базы, часто в ущерб интересам других хозяйствующих субъектов (рыбопромышленников, туристско-рекреационного комплекса);

- крайне низкая эффективность работы природоохранных контрольно-надзорных органов, включая прокуратуру, доходящая до саботажа природоохранной деятельности; с полгода пройдет, «ажиотаж» после аварии в Красноярском крае утихнет, «неугомонную» Светлану Радионову, нового руководителя Росприроднадзора убедят «осознать», и все вернется «на круги своя»?

- безудержная отвага руководителей «Роснедра» в раздаче лицензий всякому любителю легких денег на участки, золотоносность которых не оценена должным образом, вопрос профпригодности им нанятого инженерно-технического персонала к исполнению работ не выясняется, и не изучается возможность отработать располагающееся на данной площади месторождение приемлемо с экологических позиций;

- низкая квалификация менеджмента и исполнителей работ на всех этапах реализации проектов освоения минерально-сырьевой базы: от проектирования до ликвидации предприятия и рекультивации нарушенных земель;

- несовершенство природоохранного законодательства вследствие низкого качества законодательной работы и мощного лоббирования интересов минерально-сырьевого бизнеса в законодательной и др. ветвях власти;

- не введены как обязательные к исполнению требования ГОСТ Р 55100 – 2012 «Наилучшие доступные технологии обращения с отходами в горнорудной промышленности».

К выше приведенному можно добавить, что достаточно жесткие природоохранные требования приведут, очевидно, к сокращению объемов добычи минерально-сырьевых ресурсов, в частности драгметаллов. Следствием крайне низкого уровня природоохранных требований и почти никакого природоохранного контроля надо признать тот факт, что в эксплуатацию поступают блоки россыпных месторождений со сложными условиями их разработки и содержаниями до 0,1 гр/м³ и руды с содержанием до 1-2 гр/тн и ниже. Эксплуатация таких руд и россыпей сопряжена с большим объемом производимых горных работ, со значительными затратами на золотоизвлечение. И весьма часто (не исключено, что всегда) разработка таких руд и россыпей бывает рентабельной только при условии полного игнора природоохранных требований, исполнение которых в таких обстоятельствах требует значительно больших затрат и усилий, нежели при эксплуатации более богатых месторождений.

Но маловероятно, что сокращение добычи драгметаллов, и в частности золота, приведет к сколь-либо серьезному ущербу национальным (на Камчатке – региональным) интересам, поскольку бытует мнение и, полагаю, оно обосновано, что этот металл недооценен, и сокращение его добычи приведет, в международном масштабе, к его повышенной востребованности на рынке, и как следствию, росту цены. С ростом цены поднимется и ценность золота в резервах, страховых, стабилизационных фондах, что приведет к повышению устойчивости многих национальных валют по отношению к доллару, повышению прочности финансовой системы в целом, что позволит сокращать, или по кр мере не наращивать значительно золотовалютные резервы, в т. ч. в металле. Рост цен на золото повысит заинтересованность в замене его более дешевым эквивалентом в технологиях. И несмотря на рост потребления золота в целях инвестиционных, технологических, главным потребителем золота остается ювелирка, а следовательно, с социально-экономических позиций сокращение его добычи некритично, не будет иметь сколь-либо значимых последствий. Результатом будет вывод из эксплуатации как раз тех руд и россыпей, разработка которых ведет к наиболее серьезным экологическим последствиям. На Камчатке эти последствия, к тому же, способны выразиться и в социально-экономическом аспекте, пожалуй, острее, чем где-либо в стране.

Многие меня обвинят в «технарской косности и узости мышления», и что первопричина бед совсем не в этом. Что необходим «слом системы», и что «к власти должны прийти здоровые силы». Но сводить все к «системам» и «силам»… Вопрос сохранения базы воспроизводства лосося по-разному часто решался в одной системе, и одинаково в разных. И есть ценности и явления, с утратой которых уходит все, порой смысл существования. Не готов заявлять, что лосось для всей Камчатки, всего ее населения, является такой ценностью. Кому-то «рыжье» ближе к сердцу. Но что для очень и очень многих, пусть это и не всеми сознается – несомненно.

Мечтать не вредно. Вредно воплощать мечты в действительность, поскольку велик риск, что мечта, реализованная как «вещь в себе», без учета живой реальности и техники безопасности, обернется катастрофой. Подтверждается второй год подряд изложенное нами накануне рекордного по уловам 2018 года предположение видных представителей камчатской рыбной науки 30-50-летней давности о возможности на Камчатке безущербного для состояния рыбопромысловой базы улова лососей до 500 тысяч тонн, вызвавшее мощнейшую критику, включавшую обвинения в дилетантизме. Так почему бы Александру Алексеичу не мечтать «гибридно», корректируя золотые грезы свои необходимостью сохранения базы воспроизводства лососей на Камчатке? Последовательно и жестко, не допуская ущерба даже в том случае, когда наше «кривое» природоохранное законодательство это позволяет. Но пока реализуются столь опасные мечты, аварии на горнопромышленных объектах Камчатки со значительным экологическим и иным ущербом гарантированы. И угроза безопасности и самой жизни людей, прежде всего работников предприятий, остается вполне реальной.

27.11.2019 г.
Василевский

03122019_1.JPG

03122019_2.JPG

03122019_3.JPG

03122019_4.JPG

03122019_5.JPG

03122019_6.JPG

P S: Когда была практически написана эта статья, пришло известие о новой «правовой новации» в федеральном законодательстве: проекте постановления правительства РФ «О признании утратившими силу нормативных правовых актов и отдельных положений нормативных правовых актов Российской Федерации, об отмене некоторых актов федеральных органов исполнительной власти, содержащих обязательные требования, соблюдение которых оценивается при проведении мероприятий по контролю при осуществлении всех видов федерального государственного контроля (надзора) в области природопользования и охраны окружающей среды», размещенном на федеральном портале нормативных правовых актов, известном как «регулярная гильотина». В Приложении 2 «Перечень отмененных актов федеральных органов исполнительной власти», пунктом № 38 указан «Приказ Государственного комитета РФ по охране окружающей среды от 16. 05. 2000 г № 372 «Об утверждении положения об оценке воздействия намечаемой хозяйственной и иной деятельности на окружающую среду в РФ («Российская газета» № 170, 01. 09. 2000 г)».

Проще: отменой приказа № 372 отменяется ОВОС.

Согласно п. 3 проекта постановления, эти нормативно-правовые акты, включая ОВОС, прекращают действие с 1 января 2021 года. Но премьер Дм. Медведев дал поручение ускорить процедуру их отмены, и возможно, что это произойдет в начале 2020 года. Вся процедура ОВОС, от проведения проектных работ и отбора заказчиков их исполнения, до согласований проектной документации, проведения общественных обсуждений и государственной экологической экспертизы, вызывала массу нареканий. Но взамен ничего не предлагается, и весьма существенный и общественно значимый объем госэкспертизы проектов хозяйственной и иной деятельности попросту отбрасывается. Применительно к Камчатке: горнопромышленные, энергетические, транспортной инфраструктуры и иные индустриальные проекты в бассейнах лососевых рек, преимущественно в верхней-средней их части, планируется реализовать не ставя в известность других ресурсопользователей, в т. ч. муниципальную власть, рыбопромышленников и иных ресурсопользователей, что располагаются в данном бассейне, не предоставляя им никакой информации о реализуемом проекте, либо ту, которую сочтут нужным предоставить инвесторы этого проекта. А что до населения – народу, как полагают, очевидно, наши начальники, много знать вредно.

Что это бессовестный игнор Конституционных прав граждан – объяснять не надо. Особенно в свете последних событий в Красноярском крае, в Амурской области, в свете реальной ситуации, складывающейся на Камчатке (Асачинский ГОК; Бассейн Вывенки, где получены новые лицензии на платину; мощный проект по угледобыче в верховьях Крутогоровой; проект Озерновского ГМК в Карагинском районе, реализуемый в природных условиях, крайне опасных в отношении техногенных последствий горнопромышленной деятельности…). Ничего не слышно о реакции наших депутатов в Федеральном собрании, из которых двое (Невзоров Б.А. и Пономарев В.А. рыбопромышленники). Нет реакции депутатов краевого заксобрания, из которых едва ли не половина также представляют рыбопромышленников, причем преимущественно с прибрежки. Ничего не слышно о реакции ФАР и федерального минсельхоза…

Крупнейший в мире лососевый рыбопромысловый район (Северо-Запад Соединенных Штатов) деградировал в течение лет 70-ти индустриального развития, дикого лосося там уже нет, а того, что есть – слезки, и тот искусственного рыборазвода. Лососевые экосистемы Камчатки менее устойчивы к неблагоприятным техногенным и природным воздействиям, а «силы прогрэсса» в 21-м веке куда более разрушительны нежели в 19-м. А экологическая политика наших властей на федеральном и региональном уровнях, природоохранная практика наших горнопромышленников… Умный учится на чужих ошибках, дурак – на собственных.

Или – «нет лосося – нет проблемы»? А без людей проблем еще меньше.

Читайте также...

Благотворительные проекты

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10

Календарь публикаций

Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
25 26 27 28 29 30 1
2 3 4 5 6 7 8
9 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 20 21 22
23 24 25 26 27 28 29
30 31 1 2 3 4 5
 <  Декабрь   <  2019 г.