Последние публикации

16 Июл 2018
Идущему покорится дорога!
16 Июл 2018
Мурманские рыбопромысловые компании выступают против отмены «исторического принципа» распределения квот
16 Июл 2018
Рыбаки запротестовали гудком
16 Июл 2018
Передел рыбной отрасли грозит массовыми сокращениями работников
16 Июл 2018
В районе села Ясноморского сахалинец на самодельном плоту вышел в море и пропал
16 Июл 2018
Первый улов кижуча взяли рыбаки Северных Курил
16 Июл 2018
Сахалин и Хоккайдо обсудили совместное противодействие незаконному промыслу краба в российских и японских водах
16 Июл 2018
Объявление о внесении изменений в приложение к приказу Федерального агентства по рыболовству от 26 сентября 2017 г. № 648
16 Июл 2018
Глава Росрыболовства вручил ведомственные награды руководителям рыбопромышленных предприятий
16 Июл 2018
Россия добилась выгодных условий ведения промысла пелагических рыб в Конвенционном районе
16 Июл 2018
На первом заседании рабочей группы по проблемным вопросам внедрения ГИС «Меркурий» даны разъяснения по процедуре выгрузки рыбы в порту
16 Июл 2018
Камчатские браконьеры недовольны работой рыбоохраны
13 Июл 2018
Рыбной промышленности на Камчатке устроили колыбель
13 Июл 2018
Сахалинские рыболовы укоротят невода
13 Июл 2018
На Сахалине будут судить бывшего председателя рыбколхоза имени Ленина, который в течение года не платил зарплату работникам
13 Июл 2018
На Шикотане разрешена добыча горбуши рыбаками-любителями
13 Июл 2018
Студенты Дальрыбвтуза отправились на лососевую путину
13 Июл 2018
Из Калининградского морского рыбного порта барк «Крузенштерн» отправится в свой очередной рейс
13 Июл 2018
Цены на чилийского лосося в США и Бразилии продолжают снижаться
13 Июл 2018
Норвегия рассчитывает резко увеличить поставки лосося в Китай
13 Июл 2018
Норвежский атлантический лосось на 27-й неделе незначительно вырос в цене
13 Июл 2018
В приказ Минсельхоза по оформлению ветдокументов внесены нужные для аквакультуры изменения
13 Июл 2018
Экипажи рыбопромысловых судов: аукционы на вылов краба «убьют» рыбную отрасль и обанкротят предприятия
13 Июл 2018
Отраслевой ВУЗ Росрыболовства ждет новых студентов
12 Июл 2018
Вылов горбуши на Сахалине и Курилах в эту путину может в два раза превысить прогнозы
12 Июл 2018
998 нарушений выявили сотрудники рыбоохраны в Сахалинской области с начала года
12 Июл 2018
Вылов водных биоресурсов увеличился на 0,5% – до 2,53 млн тонн
12 Июл 2018
Международная выставка рыбной индустрии в Петербурге увеличится на 60% – до 13 тыс. кв. метров
12 Июл 2018
Рыбоохраной и Росгвардией изъято около 200 кг незаконно добытой нерестовой рыбы в Бурятии
12 Июл 2018
Лососевая путина: Дополнительные приемные мощности и логистика готовы к активной фазе промысла
11 Июл 2018
Рыбаки Поронайского района выловили уже 315 тонн горбуши
11 Июл 2018
Охранники рыболовецкого стана сильно избили жителя Охинского района
11 Июл 2018
Ужесточена ответственность за продажу особо ценных диких животных и ВБР через Интернет
11 Июл 2018
На Парамушире и Шумшу выпущена молодь кеты, рожденная из икры, доставленной на острова самолетами, катерами и квадроциклами
11 Июл 2018
Рыбопромышленные предприятия стали чаще обращаться за господдержкой
11 Июл 2018
Компания из Таиланда завершила изготовление двух технологических линий для "Южно-Курильского рыбокомбината"
11 Июл 2018
Штаб пелагической путины: удачный старт – общий вылов в 3,2 раза превысил прошлогодний уровень
11 Июл 2018
Рыбоохрана России и Китая совместно контролирует промысел в пограничных водах Амура
11 Июл 2018
Открытый борт «Крузенштерна» посетили более 6,5 тыс. человек
11 Июл 2018
АтлантНИРО и Институт океанологии РАН будут совместно проводить исследования в Балтийском море
11 Июл 2018
Импорт креветок в США за пять месяцев вырос, но в мае показал спад
11 Июл 2018
Чили увеличила экспорт атлантического лосося и кижуча, но сократила продажи форели
11 Июл 2018
Американский импорт морепродуктов продолжает расти
11 Июл 2018
Двое камчатских студентов пройдут обучение в летней международной школе на Аляске
10 Июл 2018
На Сахалине в реку Вольную впервые выпущена искусственно выращенная молодь кеты
10 Июл 2018
В июне в Сахалинской области наблюдалась небольшая дефляция
10 Июл 2018
В Александровск-Сахалинском районе не клюет горбуша у рыбаков-любителей
10 Июл 2018
ЦСМС: На портале ОСМ вводится в эксплуатацию модуль системы позиционирования и мониторинга
10 Июл 2018
Курсанты «Седова» в Варнемюнде приняли участие в традиционном параде
10 Июл 2018
Рыбные ряды: в сравнении с началом года потребительские цены остаются ниже на 0,1%

Подписка на новости

Ложь «лососевого периода»

1201
Эксклюзив

Как известно, результат лососевой путины 2017 года довольно приличный – 241,335 тыс. тонн. По заявлению заместителя Председателя Правительства Камчатского края - министра рыбного хозяйства Камчатского края Владимира Галицына – это третий объем вылова в истории наблюдений за промыслом лососей на Камчатке. Лучшими были, по официальным данным лишь показатели 2011 и 2012 года. Большая часть улова ушла, как сообщается, на внутренний рынок.            

Эта информация тиражировалась и преподносилась как несомненный успех. Но такого рода помпезность волей-неволей наводит на марксово «подвергай все сомнению». Особенно в нынешней «буче, боевой и кипучей», когда информационный поток довольно часто формируется не с целью информирования потребителя о реальной сути вещей, а с целью «впаривания» ему неких стереотипных представлений, отвечающих интересам заказчиков информации, либо, по крайней мере, им не угрожающим. И персоны, оформляющие заказ, прекрасно сознают, что слово, если и «города не берет», но на состав депутатского корпуса, движение финансовых потоков и на многое иное способно влиять существенно.

«Сделайте нам красиво!» 

Что результаты путины-2017 будут оцениваться именно таким образом, можно было предугадать по публичной полемике с оппонентами, круг которых с 2016 г. расширился за счет административных ресурсов горнопромышленного истеблишмента и привлечения им представителей региональной рыбохозяйственной науки, с отведенной последним задачи дискредитации граждан, научных и общественных деятелей Камчатского края, направивших коллективные обращения в администрацию Президента РФ, Совет Федерации и ряд других федеральных инстанций по экологическим и иным, с экологией связанными, аспектам широкомасштабного развертывания горной промышленности на Камчатке. Необходимо было выставить этих людей дилетантами, недобросовестными и амбициозными фантазерами, вводящими в заблуждение федеральную власть по данной проблематике. В частности, в ходе обсуждения коллективного обращения на имя Президента РФ, направленного 08.09.2016 г., полученного и зарегистрированного управлением Президента РФ по работе с обращениями граждан за № 923430. В обращении утверждалось, что нерестовый фонд Камчатки способен воспроизводить более 1 млн тонн тихоокеанских лососей (в пересчете на биомассу), из которых при грамотном, контролируемом, научно обоснованном ведении лососевого хозяйства до 600 тыс тонн возможно вылавливать без ущерба для воспроизводства.            

В процессе обсуждения данного обращения Минрыбхоз Камчатского края направил в КамчатНИРО запрос «о необходимости установления объективной и взвешенной оценки в части вопросов динамики и современного состояния запасов тихоокеанских лососей Камчатки, а также воздействия на них горнодобывающей деятельности в рамках программы «Стратегия развития добычи и переработки минерально-сырьевых ресурсов в Камчатском крае на период до 2025 года»». На имя и.о. министра рыбного хозяйства Камчатского края Давыдова В.Г. был получен официальный ответ от 03.11.2016 г. за № 16-01/3446. В этом письме была развернута полемика с авторами обращения к президенту, и в частности, оспаривались приводимые цифры и факты по оценке лососевого потенциала Камчатки.            

Следует отметить, что к этому времени (осень 2016 года) институт КамчатНИРО приостановил работы по исследованию техногенного воздействия горной промышленности на лососевые экосистемы, сведя работы по госмониторингу водных биологических ресурсов (ВБР) и среды их обитания к исследованиям на объектах относительно благополучных.

Краевой минрыбхоз традиционно с некоторой небрежностью относится к экологическим аспектам работы горнопромышленных предприятий, расположенным в бассейнах нерестовых рек (а таковыми являются практически все эти предприятия). И краевая власть в целом сознает необходимость и неизбежность добычи драгметаллов на Камчатке. А что до экологического аспекта, то им, скорее, пожертвовали ради улучшения инвестиционного климата, т.е. персональных доходов акционеров горного бизнеса и высшего звена его менеджмента. Поэтому становится понятным, почему привлечены к составлению ответа авторам Обращения на запрос краевого минрыбхоза именно те научные сотрудники КамчатНИРО, кто либо вполне осознанно придерживается позиции, приемлемой для краевой власти (не исключаем наличие таковых), либо выразил готовность «сыграть по нотам». И почему не привлекались те из их числа, кто придерживается иной позиции по затрагиваемой теме.               

Похоже, был заказ на вполне определенную информацию, в интересах вполне определенных персон, для вполне определенных целей: «Сделайте нам красиво!».

           

Статистика в стиле «дзен»

Основой аргументации горнопромышленников, привлекших для оппонирования экологам представителей рыбхознауки, стала промысловая статистика по лову тихоокеанских лососей в России (СССР), представленная на официальном сайте Международной комиссии по анадромным рыбам северной части Тихого океана (NPAFC, www.npafc.org). И принимается она ими как абсолютная истина, без попытки ее критического осмысления. Игнорируя тот факт, что авторитетнейшими учеными-лососевиками, такими как Лагунов И.И., Семко Р.С., Леванидов В.Я., Остроумов А.Г., Грачев Л.Е., Вронский Б.Б. и др., такой подход явно не разделялся. И были приведены ими в их работах по анализу статданных по уловам тихоокеанских лососей в российских водах достаточные сведения, обосновывающие необходимость известных корректив в статданные NPAFC. Чему и была посвящена «Справка-анализ на ответ органов власти Камчатского края (письма Министерства природных ресурсов и экологии Камчатского края от 17.11.2016 г. № 26.02/3987, в т.ч. письма ФГБНУ «КамчатНИРО» от 03.11.2016 г. № 16-01/3446)…» (далее – «справка-анализ»), приложенная к обращению к Президенту РФ от 17.01.2017 г., где выражалось несогласие с позицией наших оппонентов.            

С начала 20 века по 1944 г. весьма существенная, в частности в середине-конце 30-х прошлого века, основная доля вылова лососей на Камчатке приходилась на японских рыбопромышленников, осуществлявших лов на основе межправительственных конвенционных соглашений на береговых концессионных участках и в море. Причем уже в начале 20-го века, с 1905 по 1915 гг., по данным русского исследователя П.А. Пушкова, все японские рыбопромышленники занижали уловы на 30-40%, вели промысел с нарушениями правил рыболовства и положений конвенционного соглашения. По данным М.Я. Казарновского, в гражданскую войну и в 20-е годы Япония заслужила право именоваться «рыболовом-агрессором», под контролем военных захватывая рыболовные участки у русских, в том числе в бухтах и реках, изъятых из действия конвенции, грабя и спаивая местное население. В период второй конвенции японцами была издана инструкция, в которой был свод правил поведения для японских рыбопромышленников при проверках, проводимых советскими инспекторами, где рекомендовалось скрывать сведения об уловах, вести промысловые журналы с нарушениями и т.д. («справка-анализ» стр. 20).            

Наиболее полные сведения по уловам с 1934 по 1945 гг. приведены И.И. Лагуновым на основе статистики японцев, отечественных (основных и второстепенных) заготовителей, приводимой без уловов японцев в прибрежных камчатских водах плавучими рыбоконсервными заводами (из национальных японских источников – до 60 тыс. тонн в год), без подсобных рыбалок Камчатторга, рыболовной кооперации, колхозов, частных лиц, уловов в сельских поселениях далеко от инспекторских участков Дальрыбы, ряда др. мелких заготовителей. И приводится им цифра среднегодовых уловов в период с 1934 по 1943 годы - около 300 тысяч тонн. Причем, в годы обильного хода лососей (например, 1939 г.) вместе с активным ловом лососей в открытом море улов был близок к 400 тыс. тонн (отчет И.И. Лагунова «О рыболовстве японцев на Северных Курильских островах» (Петропавловск-Камчатский, КНС ТИНРО, 1946, стр. 45-47, из «справка-анализ» стр. 21-22).

На неполноту рыболовной статистики первых десятилетий 20-го века, не позволяющую ее использовать для сравнения с данными более поздних периодов, указывалось еще 50 лет тому назад (Леванидов и др., 1970, «справка-анализ» стр. 23). Во многих трудах ученых-лососевиков по указанной проблематике также отмечается, что «официальные» статистики периода между Первой и Второй мировыми войнами страдают глубокой неполнотой сведений об уловах, не соответствуют ни архивным сведениям КО ТИНРО, ни источникам Дальрыбы, ни японским национальным источникам («справка-анализ» стр. 24).


Но, полемизируя с нами по приведенным цифрам нерестового фонда и промысловым возможностям Камчатки, наши оппоненты утверждают следующее: «…представленные авторами Обращения оценки о нерестовом и промысловом потенциале тихоокеанских лососей Камчатского края свидетельствуют о некомпетентности лиц, подписавших Обращение. По сути, в нем в вольной форме дается та информация о состоянии запасов камчатских лососей, которая выгодна авторам и совпадает с генеральной линией Обращения» («письмо» стр. 3).            

Позвольте, господа, но в изданных трудах ведущих ученых вашего института, ваших наставников и старших коллег приводится масса свидетельств в подтверждение позиции авторов обращения. В частности, в монографии «Ресурсный потенциал Камчатки. Состояние, проблемы, использование» (авторы рыбохозяйственного раздела Вронский Б. Б., Грачев Л. Е., Остроумов А.Г. и др., Петропавловск-Камчатский, 1994 год, «справка-анализ» стр. 24), потенциальная продуктивность всех нерестово-выростных водоемов Камчатки, в пересчете на биомассу, оценивалась в 1 млн тонн. А промысловая – 0,6 млн тонн. Исходя из чего, полемизировать следовало, прежде всего, именно с ними. А также с Леванидовым В.Я., Лагуновым И.И., Семко Р.С., Казарновским М.Я. и другими весьма авторитетными учеными, анализируя и критически осмысливая, сопоставляя, опровергая тот базовый научный материал, на основе которого они делали свои выводы и суждения, и на которые, в свою очередь, опирались авторы обращения. Отсутствие следов такой работы является свидетельством исполнения «заказа», явно не ориентированного на установление научной истины.                

Статистика нового времени: коррективы «творческого подхода» 

Очевидно, заслуживает доверия статистика лососевого промысла послевоенного советского времени. Лишь стоит отметить, что значительная часть камчатских уловов не достигала материка. В начальный период это объяснялось недостаточным количеством судов, впоследствии – «особенностями национальной рыбалки».            

Но никакого доверия не может быть к промысловой статистике постсоветского времени, скорректированной «творческим подходом» адептов рыночной экономики, проявленном в стремлении защитить свои доходы от притязаний налоговых органов, таможни, рыбинспекции, прокуратуры… Японцы, все же, были относительно честны пред микадо и своей родиной. Потому что строго чтили Бусидо. Но ни в Советском Союзе, ни в России не было Бусидо. А чтить адепты рыночной экономики требовали лишь частную собственность - как священную и неприкосновенную, причем, исключительно свою, честно уворованную. И в деле грабежа национального ресурса (камчатского лосося), пожалуй, дали фору японцам. Людям, достаточно информированным на сей счет, вряд ли следует объяснять, каким образом воздействовали на промысловую статистику сокрытия реальных объемов уловов, естественно, в сторону их сокращения, порой многократного. Не надо объяснять и об объеме браконьерского промысла, местами равного или даже превосходящего легальный промышленный лов, и о перегрузе в открытом море «в отсутствие присутствия» инспекторов (пограничников, СВТУ, Камчатрыбвода…), о ситуации на дрифтерном лове (статья «Дрифтерный спектакль» от 27 января 2012 г. на сайте Fishkamchatka.ru)…            

Успешной реализации «творческого подхода» способствовала, прежде всего, по мнению ряда ответственных товарищей, система распределения квот по рыболовным участкам, действовавшая согласно «Положения об организации промысла тихоокеанских лососей», отмененного в 2008 году Постановлением Правительства РФ № 887. На смену пришла система организации лова по «олимпийскому принципу» с определением общего разрешенного объема вылова «на куст» (район промысла лососей, определяемый условиями подхода на нерест, расположенный близ устья крупной реки либо в заливе, и включающий множество относительно сближенных рыболовных участков). И скрывать фактический улов стало уже невыгодно, поскольку разрешенный объем вылова, доведенный до «олимпийцев» перед путиной, не включает существенную заначку («сверх Госзаказа»), которая доводится до участников «куста» в ходе путины, и есть риск ее лишиться, если к концу путины изначально установленный объем не будет освоен. Что, несомненно, делает статсведения по вылову более корректными, в большей мере отвечающими фактическим объемам вылова.            

Охрана лососевого ресурса от браконьеров в последние годы все больше перекладывается на рыбопромышленников. В ряде подразделений СВТУ произошли существенные изменения в работе. И не всегда в сторону ухудшения эффективности контрольно-надзорной деятельности. В частности, произошла «люстрация» кадрового состава в Соболевском районе, славном традициями крышевания браконьерства, с присоединением его к зоне ответственности Мильковского межрайонного подразделения СВТУ. И если о значительном сокращении объемов браконьерского вылова речь вести, скажем, проблематично, то успехи в том, в пределах отдельно взятых речных бассейнов, выглядят несомненными. И поскольку учет браконьерского вылова поставлен, по объективным причинам, из рук вон плохо, его сокращение также обеспечивает более высокую достоверность статсведений по общему объему вылова лососей. Этому также содействовал запрет дрифтерного лова, где возможности реализации «творческого подхода» ресурсопользователей в предоставлении сведений об объемах вылова были довольно широкими.            

И есть основания считать современную статистику уловов значительно более достоверной в сравнении с таковой десятилетней и большей давности. Но, обозревая с крутого скалистого берега ставные неводы, уходящие к горизонту метров на 500 и далее, и осознавая широкие, на практике реализуемые возможности скупки по мизерной цене, либо конфискации дирекцией рыбопромышленного предприятия браконьерского и иного улова с ближайшей крупной реки, сознаешь «сермяжную правду». А она заключена в словах того судьи, что на вопрос, почему он вынес оправдательный приговор подсудимому, вина коего в суде доказана, ответил: «Тюрьма его не исправит». И реальный вылов, включая нерпичью и медвежью рыбалку, ведом лишь Всевышнему. А промысловая статистика – по-прежнему от лукавого…   

Подходы на нерест как критерий истины 

Впрочем, цифры статистики вылова лососевых сами по себе интересны больше для пиара, без которого любая статистика выглядит для обывателя уныло. Прикладное значение промысловая статистика обретает в деталях соотношения промыслового, нерестового запаса и общего подхода, в определении планируемого и фактического уровня  эксплуатации, в установлении предельно допустимого коэффициента изъятия, превышение которого способно привести к сокращению потомства лососей. Впрочем, коэффициент изъятия перестал быть критерием, на который ориентируются лососевики, и ограничения официального промысла лососей (проходные дни, ограничения длины ставных неводов и др.) стремятся установить таким образом, чтобы обеспечить подход на нерестилища такого числа производителей, которое обеспечит расширенное воспроизводство запасов (наивысшую кратность возврата потомков).            

Достаточно детальное изучение нерестовых запасов лососей на Камчатке началось в середине 50-х организацией авиаучетных работ, проводимых с борта самолета Ан-2, впоследствии использовались вертолеты Ми-4 и Ми-8, последний был признан наиболее приемлемым. Подход определяется сложением уловов и заполнения нерестилищ. Авиаучетные работы дополнялись исследованиями на рыбоучетных, рыбопропускных сооружениях, изучением лососевых экосистем, условий нереста и нагула лососей. Результат этих исследований к настоящему времени – вполне корректно определенные оптимальные величины пропуска лососей и др. параметры рыбохозяйственной деятельности по ряду крупных рыбохозяйственных водных объектов Камчатки: р. Озерная, р. Камчатка, р. Большая и ряд других.

            

С конца 80-х годов прошлого века по настоящее время финансирование всех научных исследований, проводимых КамчатНИРО, многократно сократилось. Авиаучетных работ, как наиболее затратных – в несколько десятков раз. Количество летных часов института с 2001 года по 2012 снизилось в 5,4 раза, а с 2015 года, с изменением статуса института, финансирование авиаучетных работ предполагалось возложить в основном на рыбопромышленные предприятия. Надежды на добровольное и достаточное финансирование этих работ рыбопромышленниками не оправдались. В последние годы, особенно в истекшем, дорогой в эксплуатации Ми-8 частично заменялся на более экономичные «Еврокоптер AS-350» и Ми-2. Также проведены учеными КамчатНИРО опытные работы по использованию беспилотников для фото- и видеофиксации захода производителей лососей на нерестилища. Предложенная исследователями методика обработки фото-видеоматериала позволила дать количественную оценку захода производителей лососей на нерестилища, что с учетом низкой себестоимости метода дает ему хорошую перспективу. Продолжались также работы по использованию переносных гидроакустических систем для подсчета мигрирующих производителей. Таким образом, просматривается возможность существенного удешевления учетных работ, подключение к ним рыбопромысловых предприятий, что дает надежду на существенный рост исследований в ближайшем будущем, поскольку просматривается необходимость в этих работах в целях оптимизации промысла, недопущения перелова.            

Но буквально на днях региональный Минрыбхоз огласил объем предполагаемого вылова на грядущую путину в 300 тысяч тонн. И в связи с этим возникает вопрос: насколько обоснована допустимость такого промыслового изъятия? Ведь объемы авиаучетных и иных работ по обоснованию прогнозов подхода тихоокеанских лососей на нерест к Камчатке, исследования морского периода нагула лососей и их миграций в последние годы упали до «рекордно» низкого уровня.            

И если допустить, что имеющий место в прошедшем году вылов в 241 тыс. тонн близок к оптимальному, то есть основания считать подход лососей на нерест довольно невысоким, что должно настраивать на поиск причин сего. Что согласуется с тезисом, приведенным в «справке-анализе» на стр. 29: «Региональный нерестовый фонд лососей используется фактически на половину своих исторических и потенциальных возможностей».            

Какие-то причины современных невысоких (в сравнении с периодом 1934-1943 гг.) общих подходов камчатских лососей вероятно кроются в морском периоде жизни лососей, в т.ч. за счет сокращения кормовых ресурсов Мирового океана («справка-анализ» стр. 27-28). Но, согласно суждениям специалистов-лососевиков, в настоящее время имеет место значительное увеличение подходов тихоокеанских лососей, характеризуемое как «лососевый период». Возможна конкуренция диких камчатских лососей с заводскими искусственного разведения 750 японских, американских, корейских ЛРЗ («справка-анализ», там же). Но важно обратить внимание на следующие объективные причины, вполне известные не только специалистам:

1. Перелов. В море, в т.ч. при дрифтерном лове, также в реках, в т.ч. вследствие браконьерского лова. Браконьерский лов «на икру», до полной «зачистки» нерестилищ.         

2. Деградация лососевых экосистем, вплоть до полной потери нерестово-нагульных функций на отдельных участках русел и мелких водотоках, в результате хозяйственной деятельности и общего загрязнения в бассейнах нерестовых рек.

3. Заводской метод (ЛРЗ) разведения лососей.            

Не оспаривается факт сокращения лососевого ресурса вследствие перелова и браконьерского лова в бассейнах рек Авача, Паратунка, Большая. Кроме того, на эти реки существенное воздействие оказано мелиорацией. На Паратунке – еще и уничтожение пойменной растительности, несоблюдение режимных требований в водоохранной зоне. По магистральному газопроводу (технологическому проезду вдоль него) обеспечено проникновение браконьеров к ранее малодоступным нерестилищам рек Охотоморского бассейна. Существенный ущерб нанесен некоторым лососевым водотокам при сооружении переходов газопровода и кульвертов. Ущерб лососевому ресурсу нанесен всеми вышеуказанными факторами антропогенного воздействия по водотокам, пересеченным газопроводом. Нерестилища по реке Кирганик не заполняются, река уже лет 20 совершенно не привлекательна для браконьеров. Крайне слабо лосось идет на нерест по Быстрой-Козыревской.           

Это лишь часть свидетельств сокращения базы воспроизводства тихоокеанских лососей на Камчатке. В последние лет 15, в связи с сокращением и последующим запретом дрифтерного лова, наблюдается почти повсеместное увеличение подходов. И при возможном последующем восстановлении лососевых экосистем естественным путем (существенном сокращении антропогенного воздействия и браконьерства, недопущении переловов), либо выполнением работ по рыбохозяйственной мелиорации, представляется возможным реализовать надежды, приведенные в «справке-анализе», стр. 28: «… уловы последних лет дают надежду на то, что дикие стада камчатских лососей возвращают себе утраченную нишу и, в конечном итоге, постепенно восстановят «statusguo». Надежду вселяет то, что выше приведенные факты деградации лососевых экосистем не носят безвозвратный характер, и Камчатка все же откажется от такой напасти, как широкомасштабное развитие искусственного воспроизводства тихоокеанских лососей.       

Лососевый рыборазводный завод как модный метод привлечения инвестиций. 

Пагубность искусственного разведения тихоокеанских лососей вполне обоснована Дж. Лихатовичем в его книге «Лосось без рек» (Владивосток, 2004). На ежегодный сброс в реки американского северо-запада миллиардов мальков искусственного рыборазведения он указывает как на одну из двух главных причин почти полной потери дикого лосося, значительного сокращения возможностей воспроизводства лососей в реках наряду с деградацией лососевых экосистем вследствие антропогенного пресса.            

Рыборазводные заводы Камчатки создавались с целью восполнения утраченного лососевого ресурса в ряде бассейнов. Но по причине недостаточного подхода производителей к местам расположения восточно-камчатских ЛРЗ (Паратунский, Кеткинский), рыболовецкие станы для вылова производителей вынесены к устьям рек, и поскольку вылов часто значительный, к тому же с систематическим превышением утвержденного, на этих реках порой полностью закрывают легальный лов (Запорожец Г.В., Запорожец О.М. «Лососевые рыбоводные заводы Дальнего Востока в экосистемах Северной Пацифики», Петропавловск-Камчатский, 2011 г, стр. 199-203). Для всех рыборазводных заводов, в т.ч. и западно-камчатских, свойственны перевозки икры на значительные расстояния, что ухудшает качество и ведет к снижению выхода ее, с последующими проблемами хоминга; нехватка воды нужной температуры при выпуске молоди; заиливание икры из-за несовершенства фильтрационных систем; необходимость для целей заводского рыборазведения икры только от диких рыб, и масса др проблем (Запорожец Г. В., Запорожец О. М., там же).            

Еще одна, и весьма существенная, причина неэффективности ЛРЗ как метода наращивания лососевого ресурса Камчатки – ориентированность рыборазводных заводов на плановые показатели по выпуску молоди в реки (порой в другие, на значительные расстояния от мест отбора производителей), и абсолютное отсутствие стимулов к обеспечению возврата производителей искусственного разведения с целью пополнения лососевого ресурса. Что делает рыборазведение занятием абсолютно бессмысленным (Запорожец Г. В., Запорожец О. М., стр. 107-108).            

Интерес к искусственному разведению лососей на Камчатке, проявляемый региональной властью, определяется преимущественно целью привлечения инвестиций. И здесь нашим чиновникам весьма часто неинтересны ни экологические, ни социально-экономические, никакие иные аспекты, в т. ч. реализуемость поставленных проектами целей. Задача одна – «вырвать» инвестиции любым путем, и какие угодно: из федерального бюджета, частные. Лишь бы пробить финансирование. Частный же интерес к строительству ЛРЗ подогревается гарантиями на рыболовные участки под промышленный лов дикого лосося, что также делает затею с искусственным рыборазводом на Камчатке бессмысленной и абсолютно вредной.            

«Камчатка – единственный регион Северной Пацифики, где воспроизводство тихоокеанских лососей осуществляется преимущественно за счет естественного нереста, и важно сохранить имеющееся природное разнообразие, не подменяя его искусственным разведением, поскольку последнее не способно достаточно эффективно пополнять лососевые ресурсы, не снижая при этом их разнообразие». (Запорожец Г. В., Запорожец О. М., стр. 209).

Ни лосося, ни золота…

Возвращаемся к теме техногенного воздействия горной промышленности на лососевые экосистемы.

Сравнительно молодая отрасль уже достаточно «наследила», и давно должна бы убедить ответственных за проблему лиц установить масштаб ее воздействия на базу воспроизводства лососей в регионе, разработать прогноз развития ситуации, спланировать и начать осуществление мероприятий по снижению потерь, минимизации рисков, внесении необходимых корректив в нормативно-правовую базу, материалы регионального планирования, практику работы контрольно-надзорных органов… Стремление игнорировать эту тему свидетельствует не об отсутствии проблемы, а как раз наоборот: о том, что проблема назрела настолько весомо, грубо, зримо, что факт ее уяснения в полном объеме, публичном изложении и оценки специалистами чреват серьезными потерями (и не только репутационными) для персон весьма влиятельных во власти и бизнесе, контрольно-надзорных, правоохранительных органах. И предпринимаются меры погасить «ненужный ажиотаж», «предотвратить нездоровый интерес некоторых дилетантов». И доходило до того, что работа по госмониторингу ВБР и среды их обитания приравнивалась к теракту.

           

Но в последнее время «вдруг» вернулся интерес к теме. Очевидно, «наверху» поняли, что если сейчас не предпринимать никаких мер, хотя бы для контроля над ситуацией, со временем придется отвечать. И в ФАР, очевидно, прозрели, что их контора ответственна не за нефть и золото, но, как не странно, и за лосось, минтай, селедку. И «спустили вниз» указивку.            

А вести речь есть о чем.            

Существенно подорван лососевый потенциал реки Вывенки. Можно что угодно талдычить об общей величине подходов и рекордных уловах, но нерестилища по Ветвею заполнены крайне реденько, а в водотоках, протекающих в пределах участков платинодобычи – лишь местами молодь, обреченная в редких бессточных лужицах, не имеющих выхода ни к руслоотводам, ни к обезвоженным реликтам русел, ни к отработанным карьерам, заполненным грязной водой. Сброс загрязненных стоков имеет место как с действующих участков платинодобычи, так и с тех, на которых работы не ведутся. Требовать проводить рекультивацию нельзя – на горные участки выданы новые лицензии. Требовать ответственности за сброс загрязненных вод тоже нельзя – не с кого, старые лицензии сданы. Удобно-с…              

Проект горно-металлургического предприятия на Озерновском месторождении принят сомнительным путем в конце 2013 г. без корректив, на которых настаивало руководство института КамчатНИРО, в связи с чем лососевые перспективы Озерной-Карагинской и Правой Уки под вопросом.            

Экологическая ситуация на Аге по-прежнему неблагополучна.            

На АсачГОКе совершенно определенно доказаны факты сброса отходов цианирования из хвостохранилища в реку Вичаевскую, откачка рудничных вод в ручей Семейный. Также установлено, что отходы цианирования АсачГОКа являются опасными для природной среды. Но камчатским управлением Росприроднадзора с 2011 г. АсачГОКу пожалован пятый, безопасный, «бесплатный» класс. В настоящее время природоохранная прокуратура доблестно сражается за интересы АсачГОКа, камчатского управления Росприроднадзора и лиц, в той или иной степени с ними аффилированных, игнорируя реальный класс опасности. Предъявляются один за другим судебные полуиски к ЗАО «Тревожное зарево». Поспешно изображается бурная природоохранная деятельность, запоздалая, зачастую бестолковая.            

Госмониторинг проводился в незначительном объеме, поэтому почти нет информации по экологической ситуации на водотоках в зоне воздействия рудников Балхачского золоторудного узла, Аметистового ГОКа, за 20 последних лет никакой информации об экологической ситуации на водотоках в зоне воздействия разработок россыпей в Пенжинском районе, на ручье Рыжик в Карагинском районе…            

Согласно «Стратегии развития добычи и переработки минерально-сырьевых ресурсов в Камчатском крае на период до 2025 года», осуществление которой идет в ее базовом варианте, в ближайшие несколько лет в зоне воздействия реализуемых горнорудных проектов окажется четвертая часть всей краевой базы воспроизводства тихоокеанских лососей. И уже к настоящему времени, по оценкам специалистов КамчатНИРО, безвозвратные потери базы воспроизводства лососевых приближаются к 1% от всего объема ее в крае. К таковым относятся верховья левых притоков р. Ветвей, верховья р. Левтыриннываям (Сейнав-Гальмоэнанский платиноносный узел); истоки р. Ага и ряд мелких водотоков в ее верховьях; ручьи Сумный и Каменистый в бассейне р. Авача; похоронены под слоем кека нерестово-нагульные угодья в верховьях р. Вичаевской ниже хвостохранилища.            

Следует учесть то обстоятельство, что горнорудная (преимущественно золоторудная) промышленность края лишь в начальном этапе ее развертывания, идет накопление потенциала деструкции лососевых экосистем в форме складирования отходов обогащения, увеличения площадей развертывания горных работ, накопления отвалов вскрышных пород, объемов поверхностных и подземных горных выработок. За этим последует размыв, разрушение горных выработок, хвостохранилищ, отвалов, прудов-отстойников, руслоотводов, которое продолжится, а согласно опыту мировой горной промышленности, усилится по ликвидации предприятий. Ситуация осложняется крайне низким качеством проектирования, строительства, эксплуатации предприятий в экологическом аспекте. Масса технических решений – 19 век: отходы – в хранилища овражного типа, очистка загрязненных сточных вод – пруды-отстойники, со сбросом в водотоки без доочистки, обогащение – сплошным цианированием…

Итог такой работы – существенное сокращение базы воспроизводства диких лососей. А наиболее качественные руды будут отработаны, и для получения прежнего количества металла потребуется перерабатывать многократно больший объем горной массы, увеличивая техногенное давление на лососевые экосистемы. Следовательно, упадет рентабельность работы горных предприятий, сократятся доходы, а с ними – и бюджетная отдача отрасли. К этому уже пришли ряд предприятий, в частности «Корякгеолдобыча» (КГД), где положительный финансовый результат от платинодобычи уже не каждый год.            

Итог: ни лосося, ни золота.

Этика как фактор сохранения базы воспроизводства дикого лосося

Впрочем, беда не в том, что золото добывается, а в том, что закладывается прецедент практики хозяйственной деятельности, осуществляемой на крайне низком природоохранном уровне, с сокрытием фактов негативного воздействия на природную среду, существенно превышающего уровень, предусмотренный проектом, до масштабов техногенной катастрофы (авария на АГОКе в августе 2006 г, экоцид реки Вывенки в 2006-2010 гг. массированными сбросами КГД, сброс шлама ЗИФ АсачГОКа в реку Вичаевскую в 2015 г). Причем эти «вольности» допустимы только для избранного круга юрлиц, и пресекаются в отношении других. В такой «круг избранных» в настоящее время и входит большая часть горнопромышленных компаний, работающих в регионе. И нет никакой гарантии, что в будущем этот «блатной» режим не будет распространен на иные предприятия, иных сфер хоздеятельности. Все зависит от благорасположения к ним региональной власти, а также влиятельности господ инвесторов и иных лиц, реализующих проекты хоздеятельности. И для региона вероятны перспективы к развитию других отраслей экономики, в том числе сопоставимых с горной промышленностью по интенсивности техногенного воздействия на ВБР и среду их обитания (гидроэнергетика, нефтедобыча на шельфе, металлургия). Техногенное воздействие горной промышленности способно сгубить существенную часть ресурса дикого лосося, лишив его промысел роли одного из ведущих направлений рыболовства в крае наряду с промыслом минтая, краба. Но комплексное наступление «сил прогресса», при идентичной практике природоохранной деятельности, способно привести к деградации краевой базы воспроизводства диких лососей до уровня, обеспечивающего рентабельность промышленного рыболовства на них лишь в немногих районах лова («кустах»).            

Правомерен вопрос: причем здесь статистика лососевого промысла? Все просто: через 2-3 десятка лет, когда лосося будем отлавливать в путину меньше, тонн 100-150 тысяч, обвинения «зеленых экстремистов» в подрыве базы воспроизводства диких лососей в ходе реализации горнорудных и иных проектов в бассейнах лососевых рек по-прежнему будут отметаться ссылками на «естественные флуктуации подходов лососей вследствие развития циклических по характеру экологических процессов в Мировом океане, влияющих на состояние нагульно-кормовых угодий, общих для подсемейства лососевых», либо какими-либо другими. Но ссылки на реальные подходы и уловы, на реальное состояние нерестово-нагульных угодий, как и на реальные, а не за уши притянутые рекорды, будут опрокидывать такого рода доводы, либо, как минимум, обосновывать их спорный характер. А посему – возникает необходимость обеспечить наукообразное обоснование к признанию нормой того отношения к лососю (а он, напомню, является и эдификатором камчатских экосистем, и важнейшим ресурсом, обеспечивающим существование почти всех прибрежных поселков, и источником значительных бюджетных доходов), которое позволяет себе «избранный круг» господ инвесторов, покрывается нашими контрольно-надзорными органами, и принимается вполне допустимым региональной властью. «Что, уловы в 400 тысяч тонн!? Дилетантский бред! Не отражен их факт статистикой!». «Ущерб от горнопромышленной деятельности!? Прямая ложь! Уловы растут! Подходы увеличиваются! Мы идем от рекорда к рекорду!».           

И вновь объявлен «курс на рекорд» - 300 тыс. тонн. Но здесь все же будем надеяться на компетентность, добросовестность лиц, взявших на себя ответственность за такого рода прогноз. На достаточность полученной и проанализированной информации, позволившей выйти на такой рубеж допустимого улова. И что достигнутый результат не обернется через несколько лет (морской нагульно-выростной период, разный у разных видов лососей) существенным сокращением подхода производителей на нерест, что может сказаться на подходах (и соответственно уловах) на длительную перспективу. Что подтвердит, при любом исходе, актуальность задач охраны и восстановления лососевого потенциала Камчатки.          

Более всего опечаливает тот факт, что роль и место науки в коллизиях, где интересы общественного блага сталкиваются с частным интересом, ориентированным на доход и карьеру, сводится не к установлению научной истины, а к обоснованию неких установок, обеспечивающих интересы влиятельных особ. Что в этой ситуации дезориентируется общество, избирающее неверные ориентиры развития, приводящие к неэффективным, даже ущербным решениям (вспомним ту же газификацию Камчатки), и упускающее из виду опасные тенденции, дезинформируется федеральный центр, аппарат полпреда в ДФО в частности.

Цель оправдывает средства – «влиятельные люди» довольны! Впереди у них - служебный рост и «пайки цековские».            

Юрий Василевский, инженер.             


Читайте также...

Благотворительные проекты

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10

Календарь публикаций

Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
25 26 27 28 29 30 1
2 3 4 5 6 7 8
9 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 20 21 22
23 24 25 26 27 28 29
30 31 1 2 3 4 5
 <  Июль   <  2018 г.