Последние публикации

10 Дек 2018
На 3 млн 250 тысяч рублей изъяли трепанга в Славянке пограничники Приморья
10 Дек 2018
Скумбрию назвали продуктом года в Японии
10 Дек 2018
О маркировке «Светофор» на продуктах питания
10 Дек 2018
Систему маркировки товаров рассчитывают запустить через несколько лет
10 Дек 2018
Ученые Арктического плавучего университета впервые обнаружили микропластик в Карском море
10 Дек 2018
Более 600 тонн сельди досмотрены в Рыбном порту Петербурга
10 Дек 2018
Приморская спизула восстанавливается после тайфунов
10 Дек 2018
Торговлю икрой проверит полиция в Ростове после жалоб покупателей
10 Дек 2018
Поставки чилийского лосося в Китай и Россию показывают сильный рост
10 Дек 2018
Доходы Норвегии от экспорта лосося отстают от роста объемов продаж
10 Дек 2018
Норвегия снизила квоты на добычу королевского краба на 2019 год
10 Дек 2018
На Сахалине и Курилах рыбаки-любители выловили более 126 тонн лососей
10 Дек 2018
В ноябре инфляция в Сахалинской области составила 0,4%
10 Дек 2018
Илья Шестаков провел рабочую встречу с Олегом Кожемяко
10 Дек 2018
Открыт прием заявлений на заключение договоров на вылов неквотируемых объектов в 2019 году
10 Дек 2018
Владивостокский порт восстанавливает специализацию по обработке рыбных грузов
10 Дек 2018
В России незаконный вылов дельфинов обходится в два раза дешевле лососевых
9 Дек 2018
Мое обращение не дошло до адресата
7 Дек 2018
На Камчатке у причала загорелось рыболовецкое судно (видео)
7 Дек 2018
Плакала селёдка, щука улыбалась…
7 Дек 2018
В Росрыболовстве подвели предварительные итоги работы рыбоохраны в этом году
7 Дек 2018
Дальневосточный бизнес призвали переориентироваться на внутренний рынок
7 Дек 2018
Минтай стал более частым гостем в Чукотском море
7 Дек 2018
СБ РФ: масштабы браконьерства и контрабанды биоресурсов наносят значительный ущерб
7 Дек 2018
Браконьерство стало дорогим «удовольствием»
7 Дек 2018
Польские компании заинтересованы в сотрудничестве с камчатскими рыбопромышленниками
7 Дек 2018
Специалистами Омского Россельхознадзора задержана форель из Киргизии
7 Дек 2018
На Камчатке за браконьерство конфисковали иностранное судно
7 Дек 2018
Новосибирские предприниматели расширяют производство рыбы ценных пород
7 Дек 2018
25 тонн креветки ввезли в Приморье без разрешения
7 Дек 2018
Суд подтвердил законность привлечения Россельхознадзором к ответственности «Metro Cash & Carry» за реализацию продукции с истекшим сроком годности более чем на 50 суток
7 Дек 2018
Сайровую путину на Дальнем Востоке сделали рыбаки Сахалина
7 Дек 2018
Резидент свободного порта будет выпускать кету в Корсаковском районе
7 Дек 2018
Россия может нарастить вылов в водах Арктики на 80-100 тыс. тонн
7 Дек 2018
Идет подготовка к III Международному рыбопромышленному форуму и отраслевой выставке
7 Дек 2018
На заседании Межведомственной комиссии Совета Безопасности РФ обсудили вопросы борьбы с незаконным промыслом
7 Дек 2018
В Севастополе разработана обучающая программа в области аквакультуры
7 Дек 2018
Прошла презентация Красной книги города Севастополя
6 Дек 2018
Новый резидент свободного порта «Владивосток» займется разведением тихоокеанских лососей на Сахалине
6 Дек 2018
«Акционирование ФГУП «Нацрыбресурс» позволит более эффективно решать государственные задачи»
6 Дек 2018
Озвучен прогноз подходов нерки на Аляске на 2019 год
6 Дек 2018
Британцы стали покупать меньше трески и пикши
6 Дек 2018
Оптово-распределительный центр с доступной рыбой создали в Приморье
6 Дек 2018
Американский импорт морепродуктов в январе-сентябре 2018 г
6 Дек 2018
Резидент свободного порта будет выпускать кету в Корсаковском районе
6 Дек 2018
Малый и средний бизнес присоединился к социальной программе «Приморская рыба»
6 Дек 2018
В Брянской области запрещен транзит более 30 тонн продукции европейского происхождения
6 Дек 2018
На прошлой неделе из Приморья и Сахалина в Китай экспортировано 356 партии рыбной продукции
6 Дек 2018
Бактерии группы кишечной палочки выявлены в партии копченого толстолобика в Приморье
6 Дек 2018
Выборгская судоверфь спустила на воду головной траулер «Баренцево Море»

Подписка на новости

Тайны рыболовной дипломатии

1652
Эксклюзив

Участники «рыболовной дипломатии», особенно советского периода, который, как известно, осуществлялся в годы «холодной войны», продолжают приводить интересные и поучительные для нашего времени факты эффективного сотрудничества в те непростые времена. Об этом идет речь и в статье Anthony Allison, одного из руководителей с американской стороны в СП «СовАм», в журнале COLUMBIA – The Magazine of Northwest History, которую в переводе на русский язык и в сокращенном виде прислал нам (с разрешения автора) для публикации В.К. Зиланов, сопроводив ее следующим предисловием:

«Мое знакомство с событиями, которые вспоминает Тони Эллисон, относятся к началу 70- 80-х годов прошлого века, когда повсеместно вводились 200-мильные рыболовные зоны, включая и у тихоокеанского побережья США. К тому времени наш дальневосточных рыболовный флот успешно вел промысел в водах, прилегающих к США, за пределами их территориальных вод. Годовой вылов составлял более 500 тыс. тонн хека, камбаловых, минтая и прочих видов. С тем, что бы продолжить такой промысел пришлось заключать межправительственное соглашение. Однако в последующем, с принятой в США «американизацией рыболовства» в своей 200-мильной зоне, согласно которому промысел могли вести только американские рыбопромышленники, наш флот вынужден был покинуть воды США. Вмести с тем американские предприниматели - рыбопромышленники, которые тогда уже сотрудничали с нашими рыбаками, и в частности с находкинской БАМР, решили пойти по пути совместного сотрудничества непосредственно в районах промысла, посредством использования совместной советско- американской компании. Сама идея создания СП «СовАм» была предложена нашей стороне американским бизнесменом Джими Талботом, который по этому вопросу написал в 1976 году письмо министру рыбного хозяйства СССР А. А. Ишкову. В то время для создания такой смешанной советско-иностранной компании в области рыболовства, да еще и с США, требовалось специальное решение Правительства СССР, которое, как известно должно было быть одобрено ЦК КПСС. Министр Ишков сумел убедить высшие органы власти пойти по пути создания такой компании. Не меньшие усилия, как вытекает из воспоминаний одного из активных членов СП «СовАм» Тони Элиссона, требовалось и для американских ее учредителей. Особенно это касается периода, когда был запрещен для наших судов прямой промысел, а также в связи с санкциями после ввода советских войск в Афганистан. Именно в области рыболовства, ввиду событий в Афганистане, тогда США впервые в мировой практике ввели против СССР такие санкции. Как-то, при одной из встреч с Джими Талботом, я его спросил: «Реально ли в условиях санкций получить от американских властей разрешение на продолжение деятельности «СовАм»?» На что он с оптимизмом ответил: «Это выгодно американским рыбакам и власти с этим вынуждены считаться». Тогда я сомневался в его оценке, но практика подтвердила его правоту.

В статье Т. Элиссона имеются и другие интересные факты тесного сотрудничества советских и американских рыбаков в годы холодной войны. Мои встречи с автором статьи в последние годы носили частный характер и, тем не менее, вспоминая прошлое, мы были едины в том, что наше сотрудничество сглаживало атмосферу идеологических противоречий и что об этом мы обязаны оставить воспоминания тем, кто сейчас ведет рыболовство в морях северной части Тихого океана.

Полагаю читателям сайта «Рыба Камчатского края» будет интересен взгляд на советско – американское сотрудничество в области рыболовства в рамках СП «СовАм» с американской стороны».  

СОТРУДНИЧЕСТВО В ОБЛАСТИ ПРОМЫСЛА, КОТОРОЕ СЫГРАЛО РОЛЬ В «ЗАТУХАНИИ» ХОЛОДНОЙ ВОЙНЫ

Тони Эллисон

Одна из самых примечательных и малоизвестных историй о холодной войне – история совместного рыболовного предприятия, в котором собрались тысячи советских и американских рыбаков, работающих вместе и создающих дружеские связи в открытом море северной части Тихого океана. С 1978 по 1990 год это осуществлялось в рамках совместной компании «Марин Ресорс Кампани» (MRC) – СП «СовАм», представляющая собой уникальное партнерство, Которое позволило реализовать почти 1,8 млн. тонн донных рыб, пойманных и обработанных в море у берегов Вашингтона, Орегона, Северной Калифорнии и Аляски. В течение нескольких лет это была самая большая промысловая операция в водах США, с участием более 50 судов из обеих стран ежегодно. Успех MRC сыграл ключевую роль в привлечении инвестиций США в оффшорные промыслы, которые ранее осуществлялись почти исключительно иностранными флотами.     

«Марин ресорсес» были детищем Джима Тэлбота, предпринимателя из Сиэтла, который в начале 70-х годов прошлого века искал способы улучшить перспективы своего семейного бизнеса в основе которого были холодильные мощности в городе Беллинхэме, доставшему ему по наследству от отца.

Тэлбот вынашивал идею о создания совместного предприятия с рыбодобывающими дальневосточными предприятиями Советского Союза, увязав свой бизнес «холодного хранения» с международным рыболовством. Это была весна 1973 года, и он только что видел статью в «Сиэтл таймс» об огромном советском флоте, который вёл промысел тихоокеанской мерлузы, в то время известной ещё и как хек, у побережья Орегона. Тэлбот знал, что правительство США рассматривает возможность введения 200-мильной рыболовной зоны, которая ограничивает иностранный рыбный промысел у побережья США и создает новые стимулы для того, чтобы иностранные интересы были связаны с американскими компаниями и рыбаками. В то время СССР имел самый большой рыболовный флот в мире и стремился обеспечить постоянный доступ к запасам США.     

Тэлбот написал письмо Александру Ишкову, советскому Министру рыбного хозяйства. В своем письме он рассказал о своем предприятии в Беллингхэме - крупнейшем холодильном комплексе на Западном побережье - и предложил одной из «русской рыболовной организации создать совместное предприятие по переработке, замораживанию, хранению и отгрузке хека, который ловился в то время у побережья США». Тэлбот ждал год, но не получил ответа. Он вновь написал обращение к А. Ишкову, приложив свое изначальное письмо. Через две недели он получил звонок от атташе по рыболовству в советском посольстве в Вашингтоне, куда его пригласили для обсуждения.

В течение следующих двух лет Тэлбот присутствовал на встречах и провел серию встреч в Вашингтоне, Москве и Сиэтле с представителями советского Министерства рыбного хозяйства, чтобы обсудить совместное предприятие. По мере того как 200-мильная зона США становилась все более неизбежной, план переместился в направлении сосредоточения на совместном промысле. Между тем, нецелесообразность использования холодного хранилища «Беллингхем» для продуктов советского флота стала очевидной, частично благодаря законам США, запрещающим перевозку грузов на иностранных судах между открытым морем и портами США. Было решено, что морские продукты, произведенные во время предлагаемого совместного промысла, будут отправляться посредством советских грузовых судов в холодное хранилище в Находке, на советском Дальнем Востоке.

В течение этого периода встречи иногда отменялись или откладывались советской стороной, основные советские участники заменялись другими, а формирование компании было отложено. «Один урок, который я узнал о работе с Советами, заключается в том, что вы должны иметь терпение», - рассказал Тэлбот несколько лет спустя. Он удостоверился, что его перспективные советские партнеры знают, что он был «на полпути к республиканцам», которые «считали, что система свободного рынка, относительно свободная от контроля со стороны правительства, была лучшим способом принести процветание обществу». Но, по его словам, он «не видел проблем с тем, чтобы быть в партнерстве 50 на 50 с марксистским правительством, при условии, конечно, что они верят в получение прибыли». Во время своих поездок в Москву Тэлбот был заинтригован русской культурой и историей, закрытым обществом СССР, его материальными трудностями и изолированностью его повседневной жизни.

В результате длительных переговоров компания «Марин ресорсес» - СП «СовАМ» были в итоге зарегистрированы в штате Вашингтон в июле 1976 года, причем право собственности распределялось поровну между «Беллингхем Коулд Сторидж» (Bellingham Cold Storage) и Министерством рыбного хозяйства СССР. Основной деятельностью совместной компании стало: американские рыбаки ловят и сдают рыбу для переработки на советские рыболовные суда. Это направление было пионерским в американском рыболовстве. Теперь компании для реализации такой идеи потребовался генеральный менеджер, и Тэлбот попросил Уолли Перейру взять эту работу на себя. Перейра, известный ученый, специалист по рыболовству, доктора в области промышленного рыболовства.

Тотчас же Перейра, у которого не было никакой связи с бизнесом, и который никогда не был в СССР, хотя он видел много рыбообрабатывающих судов у берегов и встречался с российскими учеными на протяжении многих лет, - быстро начать работу в совместном совете Американской коммерческой промысловой операции, которая существовала до сих пор только на бумаге. Он понимал потенциал ресурсов в отношении донных рыб, на которые нацеливалось предприятие Тэлбота, а также любых других. Более того, как он выразился, ему «понравилась идея на самом деле, а не просто процесс исследования» и его авантюризм был вызван «странной перспективой совместного бизнеса с Советским Союзом».     

Перейра начал обсуждение вопроса с американскими рыбаками вдоль тихоокеанского северо-западного побережья, предложив им ловить рыбу для совместного предприятия вместе с коммунистической страной, флот которой был известен в прибрежных районах как ведущий интенсивный промысел близлежащих запасов. Многие из рыбаков знали Перейру по его исследовательской деятельности и верили в его знание ресурса, но то, что он предлагал, было рискованным и новым. Он имел ввиду совершенно новый способ промысла, который требовал больших судов (примерно 75 футов в длину) и огромных разноглубинных траловых сетей. Выгрузка уловов в море, а не на берегу, означала более продолжительное отсутствие дома. И им нужно было бы верить, что «Советы» не будут обманывать их в своих уловах, поскольку не было бы никакой возможности увидеть вес рыбы, как это было сделано с береговыми поставками других видов. Многие на побережье были абсолютно против всей концепции. В широко распространенном журнале «Нэшенел Фишмен» цитировались слова Исполнительного директора Союза рыбаков Западного побережья: «Для меня это ассоциируется с большим количеством испорченной русской икры».

    

До начала совместного промысла следовало преодолеть также другие препятствия. Разрешения должны были быть обеспечены Правительством США, которое расходилось во мнениях нужно ли вообще разрешать ведение этого радикально нового промысла. Образовалась активная оппозиция со стороны американских перерабатывающих компаний, которые возражали против конкуренции с любым новым иностранным предприятием, не говоря уже о субсидированном коммунистическом предприятии, которое использовало бы «рабский труд». Некоторые из этих компаний контролировались интересами Японии, которые не приветствовали нового участника в секторе, который они в основном сохраняли для себя. Одна известная перерабатывающая компания, «Нью Ингланд Фиш Кампани» была особенно яростной в противостоянии MRC и направила высокопоставленного адвоката, чтобы подать на слушание дело против совместных предприятий вдоль побережья Тихого океана и в столицу США – Вашингтон.   

Не в пользу MRC было и то, что его партнер в совместном промысле, советское правительство, был подвергнут американским экономическим санкциям за обращение с еврейскими эмигрантами, которые поддержал сенатор из Вашингтона Генри Джексон, и что партнёр подозревался в использовании рыболовных судов, чтобы шпионить за военно-морскими операциями США. В статье о новом предприятии в «Такома Ньюз Трибьюн» в августе 1976 года говорилось: «ФБР чувствует запах чего-то подозрительного в американо-советской рыбной фирме». Другой сильный сенатор из Вашингтона Уоррен Магнусон выразил обеспокоенность в связи с тем, что участие СССР в MRC было попыткой обойти цель закона о 200-мильной зоне, основным создателем и инициатором которого был Магнусон.       

Это законодательство, официально известное как Закон Магнусона об управлении и сохранении рыбных ресурсов (FCMA), также известный как Закон Магнусона, был принят Конгрессом в 1976 году и вступил в силу 1 марта 1977 года. Он дал правительству США мандат на защиту своих рыбных ресурсов, включая запасы донных рыб, и установление приоритетности их использования в интересах США.     

Тем временем Советский Союз, в этих условиях, сосредоточил свое внимание на расширении рыболовства в своей 200-х мильной зоне в дальневосточных морях, ограничивая доступа иностранцев, в то же время разрабатывая новые методы и организацию для продолжения промысла у берегов других стран. MRC - «СовАм» был одним из многих совместных предприятий, созданных СССР по всему миру.     

Несмотря на первоначальный скептицизм, все большее число правительственных чиновников и политиков США постепенно убеждалось в том, что MRC предлагает преимущества для прибрежных промысловых сообществ и для долгосрочного развития рыбной промышленности США: если новаторские совместные операции по донным промыслам MRC оказались бы прибыльными, представители рыболовства и финансов вскоре имели бы мотивацию инвестировать в свои собственные крупные суда и заводы, которые вовремя вытеснили бы иностранные флоты в водах США. Таким образом, новая 200-мильная зона США стала бы «американизированной», а верфи США, морские поставщики, рыбаки и инвесторы были бы вознаграждены.      

Государственный департамент США и Министерство торговли свидетельствовали на слушаниях о MRC – «СовАм» в 1976 году, что политика США направлена на то, чтобы «поддерживать открытую дверь для поощрения иностранного капитала на американских предприятиях». К началу 1978 года в «Фишменс Ньюс», известном отраслевом издании на западном побережье, появилось пересмотренное мнение, что «по-видимому, нет причин, по которым МRC – «СовАм» не должны работать с американскими судами и американскими экипажами, доставляющими рыбу на советские перерабатывающие суда».     

Поскольку Перейра лоббировал официальное разрешение на запуск совместного промысла, и против этого выступали оппоненты, ставки были высокими. Ежегодный международный (преимущественно, советский) вылов мерлузы - хека в районе северо-западного побережья, который в настоящее время был потенциально доступен для совместных предприятий, за годы, предшествовавшие созданию 200-мильной зоны, составил более 200 тыс. тонн. В то время как это представляло большой потенциальный новый промысел в США, он оставлял позади вылов более отдаленных запасов донных рыб Аляски, которые испытали уровень промысла в более чем 2 млн тонн, и, в основном, состояли из минтая Берингова моря. В целом, в то время, потенциальные новые промыслы донных рыб в США в тихоокеанском регионе давали в сумме в значительно больше, чем все ежегодные выгрузки Соединённых Штатов.

Учитывая масштабы этих ресурсов, некоторые северо-западные и аляскинские рыбаки увидели непреодолимую экономическую возможность работать с MRC. Они традиционно ловили лосося, креветку, палтус, краба и окуня и доставляли их на местные перерабатывающие заводы. Но в данных промыслах было слишком много участников, и в некоторых случаях наблюдается перелов. В частности, прибыльный аляскинский промысел королевского краба, который в 70-е годы прошлого века стимулировал волну строительства судов и сопутствующие финансовые поступления, демонстрировал признаки кризиса. Ограниченный сезон стремительно сокращался каждый год. Была настоятельная необходимость в новых возможностях для промысла, а донные рыбы представляли собой самый большой потенциальный новый промысел.     

Однако все еще были широко распространены активные оппозиционные настроения. Самый красноречивый и чётко выражавший мысли рыбак, выступающий в поддержку совместного предприятия, капитан Барри Фишер из Ньюпорта, Орегон, выпускник Гарварда и награждённый ветеран корейской войны, позже описал преобладающее отношение как: «Не только Фишер и компания хотели продолжать работать с иностранцами, это были те самые русские, с которыми мы хотели работать!». Джим Тэлбот, тем временем, получал угрожающие письма от клиентов, которые давали понять, что хранилище Беллингхем пострадает, если будет развиваться совместное предприятие. «Очевидно, со своей стороны я вёл игру», - писал он впоследствии в кратких воспоминаниях. «Любой, кто занимается бизнесом, зависит от своих клиентов. В основном, наши клиенты были стабильно с нами связаны, но были и исключения довольно ощутимые».     

Тем временем Тэлбот понял, что ему нужно создать бизнес-структуру, которая смягчила бы сложности с советским бюрократизмом. Он настаивал на равном участии в новом совместном предприятии - ключевой компонент, как он видел это, взаимной приверженности выживанию MRC при возникновении серьезных коммерческих или политических трудностей, которые, безусловно, появились бы. Он также попросил, чтобы советская сторона   определила в Сиэтле исполнительный орган, который будет представлять советского владельца, обладать способностью принимать решения по важным вопросам компании и будет выполнять распоряжения Генерального менеджера Перейры. Кроме того, он хотел создать отделение морских ресурсов на советском Дальнем Востоке, которым будут руководить американские и советские представители.       

Эта совместная повседневная структура управления в обоих офисах, по словам Тэлбота, создаст дополнительную взаимную долю в успехе MRC и обеспечит встроенное смешивание культур и точек зрения. Это был сложный и дорогостоящий план, связанный с потенциальными проблемами, связанными с разделяемыми полномочиями, а также с требованиями, предъявляемыми к визам, командировкам и документации. Но Тэлбот думал, что это сделает менее вероятными поляризацию перспектив и игнорирование взглядов друг друга внутри компании и между партнерами. И, по его мнению, это может ускорить медленное принятие решений и коммуникацию советской стороны, которые он уже определил, как потенциальную «ахиллесову пяту».

В конечном итоге, советская сторона согласилась на эту структуру, ожидая одобрения правительства обеих сторон, и скромного первоначального капиталовложения в размере 25 000 долларов США по каждому партнеру.

Тэлбот пообещал, что у компании будет первоначальная банковская кредитная линия в США на основе его гарантии. Тем временем его советские партнеры пообещали получить некоторую изначальную прибыль для MRC, организовав для компании продажу советских рыбных продуктов.     

Но получение разрешения от советских властей на создание учреждения на советском Дальнем Востоке, не говоря уже о том, чтобы разместить там американского представителя, вызвало препятствие, преодоление которого выходило далеко за пределы возможностей Министерства рыбного хозяйства. Это было решение, которое нуждалось бы в поддержке с самого высокого уровня советского правительства и благословения КГБ и других органов безопасности.   

Должностные лица Госдепартамента США утверждали, что этого никогда не произойдет, учитывая чувствительность СССР в отношении его восточных окраин, и они утверждали, что если бы даже не это, то Соединенные Штаты не могли позволить советскому гражданину проживать на Тихоокеанском северо-западе. Тем не менее, в начале 1977 года советское правительство спокойно разрешало MRC продвигаться вперед с его планами. По словам Тэлбота, его советские коллеги сказали, что премьер-министр СССР Алексей Косыгин лично подписал соглашение о создании компании и размещении американского представителя на Дальнем Востоке.     

После многих дополнительных задержек молодой эксперт по рыболовству с опытом, приобретённым на Аляске, нанятый Перейрой, Майкл Стивенс, отправился в Находку - порт и рыболовную базу среднего размера на тихоокеанском побережье СССР. Находка имела «открытый» статус, в отличие от Владивостока - крупнейшего портового города в этом районе, который был закрыт для иностранцев. В то же время в США прибыл советский представитель Валерий Латышев. Вначале Госдепартамент настаивал на том, чтобы Латышев проживал в Беллингхеме, так как Сиэтл, как и Владивосток, официально был «закрытым» городом, и СССР разрешил американцу жить в Находке, а не во Владивостоке.

Латышев, владеющий английским языком, бывший капитан перерабатывающего промыслового судна и чиновник в области рыболовства из Риги, Латвия, таким образом, поселился в Беллингхеме со своей женой Ириной и быстро стал местной знаменитостью. 15 ноября 1977 года «Беллингхэм Херальд» опубликовал заголовок на первой полосе, в котором говорилось: «Советский рыболовный чиновник прибывает в Беллингхем» и статью, в которой подробно описывается история Латышева и его взгляды на американскую жизнь. Латышев ездил на машине в офис MRC, находящийся в Сиэтле, несколько раз в неделю, с разрешения Госдепартамента, необходимого для каждой поездки. Но в течение нескольких месяцев, когда Тэлбот постоянно обращался в Государственный департамент и оказывал давление через делегацию Конгресса в Вашингтоне, Латышев получил разрешение на переезд в Сиэтл.      

Латышев имел хороши отношения как с Тэлботом, так и Перейрой, и вскоре он оказался способным и порой даже пугающим защитником интересов MRC-«СовАм». Его опыт в качестве капитана плавбазы придавал ему уверенности при общении, как с американскими, так и с советскими рыбаками. Его английский, включая американские разговорные выражения, быстро улучшился: однажды, на жаркой встрече, когда советская сторона выдвинула необоснованное требование, Латышев подсунул записку под столом Перейре, в которой было просто сказано: «B.S.! (bullsheet) Чепуха! Вздор!».     

Самым важным нерешенным вопросом для MRC было разрешение на совместный промысел в водах США. Однажды, весной 1978 года, выяснилось, что Национальная морская рыболовная служба готова выдать разрешение, но сенатор Магнусон приказал агентству отступить, когда он решил изменить закон о 200-мильной зоне для прекращения подобных совместных предприятий. В другой момент Совет по управлению рыболовством Тихого океана, который отвечал за перехват промысла у Западного побережья, проголосовал против этого разрешения. По мере того как борьба за разрешения продолжалась, в 1978 году время для рыбного промысла ушло, как это было и в 1977 году.     Наконец, в августе 1978 года были выданы разрешения на совместный промысел мерлузы MRC и выделено 7500 тонн для вылова. Два 280-футовых советских перерабатывающих судна из Находки, каждое из которых имело экипаж около 75 рыбаков и рыбообработчиков, а также три рыболовных судна США с экипажами из четырех человек из Орегона (один из трех оказался недостаточно сильным и покинул промысел) сходились на промысловых участках в Орегоне. Ведущим американским капитаном был Барри Фишер на своем новом судне «Лейди оф гуд войдж», 86-футовом траулере, построенном в заливе Кус.   

Технические и логистические проблемы нового промысла были пугающими, также, как и проблемы коммуникации между языками и культурами. На судах США часто возникали сбои в оборудовании и продолжались трудности в разработке безопасного и быстрого метода передачи уловов с траулеров на советские корабли - первая попытка привела к небольшому, но столкновению. Капитаны США никогда не ловили рыбу раньше и не имели опыта работы с огромными траловыми разноглубинными сетями; их первоначальные уловы были незначительными, несмотря на усилия советских рыбаков, которые имели многолетний опыт, и старались оказывать помощь. Обе стороны были обеспокоены тем, что долгожданный промысел не смог принести ожидаемых результатов.     

Постепенно американские рыбаки осваивали новое снаряжение, решались технические и логистические проблемы, а уловы увеличивались. После нескольких проблемных экспериментов по передаче рыбы был разработан надежный метод: советское судно проложит буйковый поводец с его кормы, и американское судно подойдет, поймает поводец, прикрепит полный куток (отделяемая часть в задней части траловой сети), и вернётся на промысел, когда советское судно вытащит рыбу на борт. В течение нескольких недель американские суда вылавливали до 25 тонн мерлузы на траление и постепенно отправляли свои уловы на советские суда. Несмотря на некоторые начальные опасения, не было серьезных споров о количестве и качестве переданной рыбы. В этот первый сезон чуть менее 900 тонн было выловлено двумя американскими судами и передано на советские обрабатываюшие суда для переработки и отправки в СССР. В свою очередь, MRC, который платил американским рыбакам за поставки, получил другие замороженные морские продукты для доставки на международные рынки из Находки - «бартерная» система, используемая для решения проблемы отсутствия конвертируемой валюты в СССР.     

В следующем, 1979 году, уже 11 американских судов присоединились к промыслу мерлузы на западном побережье. Американские власти и Совет по управлению рыбным хозяйством Тихого океана теперь оказывали открытую поддержку, поскольку на судоверфях и в прибрежных сообществах могли увидеть выгоды от деятельности прибрежных рыбаков, участвующих в новом предприятии.     

Между тем, Перейра и его команда управления планировали расширение до гораздо более доступных ресурсов морских рыб Аляски. Это было связано с еще одним интенсивным лоббистским усилием и представлением перед другим регулирующим органом - Советом по управлению рыболовством в Северной части Тихого океана (НПФМК), базирующимся в Анкоридже, но с представительством из Вашингтона и Орегона, а также Аляски. Американские рыбаки, стремящиеся к новым возможностям и сталкивающиеся с продолжающимся резким сокращением квот на вылов королевского краба, оказали убедительную и красноречивую поддержку. Вложив большие денежные средства в свои новые или модернизированные суда, судовладельцы были непреклонны в том, что предлагаемые MRC аляскинские промыслы в 1980 году должны продолжаться. «Если у нас не получится с промыслом, там будет около 3 миллионов судов с надписью «на продажу», размещенной там американским Маршаллом», - заявили рыбаки, которые планировали работать с MRC, в статье «Сиэтл пост-интеллидженс» в конце 1979 года.     

В самые последние дни 1979 года, прежде чем НПФМК смогла сделать свои окончательные рекомендации, Советский Союз вошёл в Афганистан. Президент Джимми Картер призвал к экономическим санкциям, в том числе к ликвидации советских квот на промысел в водах США. Непосредственное прекращение совместного предприятия MRC – «СовАм» стало очевидной возможностью. Перейра был огорчен этим поворотом событий: «Я работаю над тем, чтобы соединить всё вместе в течение трех лет, и теперь это похоже на удар грома», - сказал он в статье «Ассошиэйтед пресс» за несколько дней до заседания НПФМК , «Несомненно, это повлияет на нас - вопрос в какой степени. Я еще этого не знаю. Хотел бы я знать. Я не знаю, искать другую работу или нет».

   

График показывает исторические сдвиги промысла минтая Аляски, повсеместно распространённого донного вида семейства тресковых в водах США. Четко изображена роль совместных предприятий, таких как MRC, в качестве перехода от иностранного рыболовства до американизации.

Но аргументы Перейры и убедительные голоса поддерживающих MRC американских рыбаков преобладали на январском собрании НПФМК. Члены совета и правительственные чиновники убедились в том, что отказ от действий MRC – «СовАм» может нанести ущерб интересам США больше, чем советским. Разрешения MRC были одобрены, и советские суда, лишенные собственных квот на вылов, прибыли в воды США в Беринговом море, чтобы получить уловы американских судов.      

В новой враждебной политической атмосфере сохранялись угрозы будущему MRC. Два месяца спустя Барри Фишер, ведущий американский судовладелец, решительно защищал предприятие в показаниях перед Конгрессом, который рассматривал вопрос об отмене двустороннего соглашения, разрешающего совместный промысел: «Меня зовут Барри Фишер. Я владею и управляю рыболовными траулерами из Ньюпорта, штат Орегон. Я присутствую здесь в качестве представителя Ассоциации маркетинга судовладельцев Эурека, Калифорния. Наша ассоциация представляет 96 процентов траловых судов из Сан-Франциско, Калифорния, области, всего побережья Орегона и Илвако, штат Вашингтон. В нашем списке насчитывается около 225 судов ... Я должен четко изложить свое свидетельство о том, что мы, как верные американцы, полностью поддержим то, что правительство США принимает в качестве официальной политики правительства Соединенных Штатов в этот период кризиса с СССР. Однако мы поставили бы под вопрос как мудрость, так и эффективность действий, которые отменили бы договоренность ... Предлагаемая резолюция не касается даже тяжелого положения. ,, Американских судовладельцев, которые были бы экономически ущемлены при отмене совместных операций…».

После показаний Фишера Конгресс отказался отменить двустороннее соглашение. Хотя советские прямые рыбные квоты в водах США были ликвидированы в результате вторжения СССР и оккупации Афганистана, совместные промысловые операции MRC в районах Тихоокеанского северо-запада и Аляски было разрешено продолжать и расширять. По крайней мере, один раз в сезон советские суда заходили в американские порты, такие как Сиэтл, Портленд, Астория и Датч-Харбор для поставок и закупок, что привело к небольшому росту продаж электроники и других потребительских товаров, недоступных в СССР.    

Годовые совместные операции MRC достигли пика более чем 220 тыс. т в середине 80-х годов прошлого века. В этот момент появление других совместных предприятий, и особенно, американских обрабатывающих судов, начало сокращать промысловые вложения MRC. Первоначальные операции MRC привели, как первоначально предполагали руководители рыбного хозяйства США, к инвестициям в американские рыболовные суда, плавучие базы-фабрики и на береговые заводы, чтобы использовать обильные запасы морских рыб у побережья Северо-Запада и Аляски. В 1990 году все совместные промыслы закончились на Западном побережье вместе с полной «американизацией» 200-мильной зоны США. К тому времени западные берега стали основным промыслом в США по тоннажу и одним из самых важных с точки зрения доходов от экспорта в северо-западном регионе Тихого океана, который в совокупности превосходил все остальные регионы страны.

Между тем, к концу 1980-х годов отношения, господствовавшие в период холодной войны, «потеплели» под руководством нового советского лидера Михаила Горбачева. Драматические политические, экономические и социальные изменения охватили СССР. По совпадению, совместный промысел года, закончившийся в 1991 году, также стал годом и распада Советского Союза, и его прекращения.     

На более позднем этапе компании, с 1991 года до ее закрытия в 2001 году, «Марин Ресорсес» переключилась на ремонт и модернизацию российского флота, главным образом на верфи в Сиэтле. В этот постсоветский период MRC управлял офисами в Москве, на Камчатке и Сахалине, во Владивостоке и Пусане, Южной Корее, а также в Сиэтле. К середине 1990-х годов компания достигла новых максимумов в годовых объемах продаж и числе своих офисов и сотрудников, как американских, так и российских.     

Затем, опять же, бизнес-среда изменилась, поскольку Россия стала менее открытой для иностранных предприятий. К тому времени, когда компания закрыла свои двери в 2001 году, ее 25-летнее существование охватило «холодную войну», развал СССР, открытую эру 90-х годов прошлого века и начало все более националистического режима Владимира Путина.    

Самое широкое наследие предприятия Тэлбота – это его вклад в развитие рыбного хозяйства США и России и отношения между рыбаками и другими гражданами двух стран. Контакты, созданные MRC – «СовАм», попадают в область маловероятного. В конце 80-х годов прошлого века Джим Тэлбот инициировал отношения между городами Беллингхемом и Находкой, как городами побратимами, которые по-прежнему действуют сегодня; моряки на малогабаритных судах из двух городов продолжают участвовать в регатах каждые несколько лет. В Находке были ежегодные 10-километровые состязания по ходьбе, школьные шахматные матчи по телексу, молодежная бейсбольная биржа и другие программы, которые оказали влияние на замечательную и историческую эпоху совместного советско-американского промысла.  

Справка

Тони Эллисон имеет степень магистра в области морских дел и международных исследований. Он начал работать в «Марин Ресорсес Кампани» (Marine Resources Company) – «СовАм» в море в 1978 году, работал в качестве главного менеджера находкинских и московских офисов и был генеральным директором компании с 1990 по 2001 год. Он работает над мемуарами, которые использованы в данной статье - о MRC, России и холодной войне.

Полный текст статьи Т.Эллисона на английском языке опубликован в журнале "Excerpt from Fishing with the Soviets, COLUMBIA – The Magazine of Northwest History, fall 2017, published by the Washington State Historical Society." 

Перевод с английского языка - Корнилова С.В.


Читайте также...

Благотворительные проекты

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10

Календарь публикаций

Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
26 27 28 29 30 1 2
3 4 5 6 7 8 9
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29 30
31 1 2 3 4 5 6
 <  Декабрь   <  2018 г.