Последние публикации

22 Янв 2018
Рыбная отрасль сорок лет гниет с головы
22 Янв 2018
Вьетнам планирует увеличить экспорт креветок в 2018 году
22 Янв 2018
Атлантический лосось немного подешевел в Норвегии
22 Янв 2018
Чилийские экспортеры снизили цену по поставкам атлантического лосося в КНР
22 Янв 2018
Обновлены Правила рыболовства для Западного рыбохозяйственного бассейна
22 Янв 2018
ФАО и ОЭСР: в наступившем 10-летии производство рыбной продукции будет самым быстрорастущим сегментом источника белка
22 Янв 2018
Утвержден регламент оказания госуслуги по заключению договора о предоставлении рыбопромыслового участка
22 Янв 2018
Более 0,5 тонны осетровых изъяли инспекторы рыбоохраны Енисейского теруправления совместно с МВД России
22 Янв 2018
Во время лососевой путины-2018 на Камчатке ожидаются хорошие подходы горбуши
22 Янв 2018
Объем выпусков молоди в рамках компенсации ущерба вырос в 2,5 раза – до 575,6 млн штук
22 Янв 2018
Стали известны имена первых делегатов IV Съезда работников рыбохозяйственного комплекса Российской Федерации
22 Янв 2018
В Америке оптовики продают кижуч и треску более чем в полтора раза дороже, чем во Владивостоке
21 Янв 2018
Росрыболовство 26-28 февраля распределит на торгах доли квот добычи трески, камбалы и палтусов на Дальнем Востоке
19 Янв 2018
Шторма минтаю не помеха
19 Янв 2018
В Новосибирской области на 20% вырос промышленный вылов рыбы
19 Янв 2018
Рыбаки предлагают рассмотреть вопрос о таможенной «амнистии»
19 Янв 2018
Об экспорте российской рыбопродукции в Федеративную Республику Бразилия
19 Янв 2018
Артур Парфенчиков вошел в состав комиссии Правительства России по вопросам развития рыбохозяйственного комплекса
19 Янв 2018
Архангельск ждет инвестквот
19 Янв 2018
Дочерняя структура «Норебо» выкупает рефсуда у "Карельской судоходной компании"
19 Янв 2018
За 2017 год Мурманский морской рыбный порт перевалил 333 тысячи тонн грузов
19 Янв 2018
В японском городе объявили тревогу после продажи рыбы фугу с неудаленной ядовитой печенью
19 Янв 2018
В 2018 году предприятия прибрежного промысла Сахалина и Курил могут добыть 20 тонн синего краба
19 Янв 2018
Пиво без водки – деньги на ветер
19 Янв 2018
Родовым общинам Ногликского района разрешено добыть около 60 тонн наваги
19 Янв 2018
В заливе Терпения нарастают уловы наваги
19 Янв 2018
В Московской области начинается строительство крупного предприятия по производству осетровых
19 Янв 2018
В Тамбовской области открылся комплекс по товарному производству осетра и форели
19 Янв 2018
В 2017 году рыбоперерабатывающие предприятия Томской области произвели более 3 тысяч тонн продукции
19 Янв 2018
В Томской области откроется новый рыбоперерабатывающий завод
19 Янв 2018
Не буди лихо — будем воровать тихо …
19 Янв 2018
Спасатели эвакуировали больного рыбака с траулера "Петр Первый" в Охотском море
19 Янв 2018
Рыбная отрасль Карелии демонстрирует лучшие результаты за последние 25 лет
19 Янв 2018
Фрегат «Паллада» будет участвовать в парусной регате в рамках ВЭФ-2018
18 Янв 2018
Председатель камчатского рыболовецкого колхоза - человек Путина
18 Янв 2018
Рыбоводство в Северной Осетии имеет большие перспективы
18 Янв 2018
Владельцы ПАО «Находкинский морской рыбный порт» в Приморье уходят в офшор
18 Янв 2018
Рыба ищет, где Путин
18 Янв 2018
Александр Ткачев: выставка «Продэкспо» с каждым годом поднимает свой статус
18 Янв 2018
Туристов в Тульскую область будут заманивать черной икрой и осетрами
18 Янв 2018
Не буди лихо. В чьих интересах защита камчатского лосося?
18 Янв 2018
Сахалинский фонд "Родные острова" 1 февраля запускает грантовую программу для физических лиц и НКО
18 Янв 2018
Евгений Новоселов: «Судьба предприятия зависит от коллектива»
18 Янв 2018
Одна река — один хозяин
18 Янв 2018
В Невельске вспомнят погибших 53 года назад моряков
18 Янв 2018
Купить навагу по доступной цене южносахалинцы смогут в 35 торговых точках
18 Янв 2018
Российские рыбаки с начала года добыли почти 172 тыс. тонн – на 39% больше прошлогоднего уровня
18 Янв 2018
Рыбная продукция на Ямале стала дешевле на 10-18%
18 Янв 2018
Магаданские рыбаки начали год двойным превышением вылова наваги, минтая и креветки
18 Янв 2018
Съезд рыбаков: как готовиться?

Подписка на новости

ДВНПС: ты мне, я – тебе…

1143
Эксклюзив

salmon05.jpg
фото Александра Петрова

Прошедший в Южно-Сахалинске Дальневосточный научно-промысловый совет произвел двойственное впечатление. Не берусь судить о проблемах других регионов, но «жаберная» тема не сходила с повестки дня и решалась достаточно жестоко: во имя сохранения тихоокеанских лососей под «топор» запретов попадали даже сети коренных малочисленных народов Севера, а тем более сетное любительское рыболовство на Амуре и в заливе Анива на Сахалине.

Научный руководитель ВНИРО Михаил Константинович Глубоковский четко определил проблему: идет глобальное потепление, начинается период депрессии лососевых запасов, изменяется промысловая география горбуши, ориентирующейся для нереста на северные реки, и других видов (прежде всего нерки, промысел которой начал увеличиваться на Чукотке). Этот процесс происходит на фоне резкого сокращения добычи кеты на Хоккайдо (чуть не в пять раз!) и падения промысла в Канаде.

А что же может произойти в России, если на это естественное природное явление (спад численности лососей) навалятся все наши экономические, социальные и политические события, целью которых является одно и то же – наращивание объемов вылова тихоокеанских лососей плюс крупномасштабный браконьерский промысел, который «процветает» во всех, без исключения, дальневосточных регионах?

Может произойти коллапс. И поэтому хоть и жестоко рубить по живому, вводя полный запрет на использование жаберных сетей в различных регионах, но это жизненно необходимо, чтобы сохранить запасы тихоокеанских лососей и не допустить, как в 1970-х годах, общего дальневосточного вылова в 34,5 тысячи тонн, сохранив этот промысел на средней отметке в 200 тысяч тонн.

И председатель ДВНПС, заместитель руководителя Росрыболовства Петр Степанович Савчук, опираясь на данную научную позицию, готов был, «ничтоже сумняшеся», а безоговорочно доверяя рыбохозяйственный науке, без жалости и сострадания к малым народам и рыболовам-любителям, которые вместо удочки используют сети, в силу приоритета Закона о сохранении водных биологических ресурсов, вывести всех, кто использует жаберные сети из промыслового оборота, сняв таким образом промысловую перегрузку и решив проблему сохранения лососей.

В минуты дискуссии с регионами по поводу КМНС и любителей Петр Степанович наполнялся особым государственным величием и уже не говорил, а изрекал истины о том, что во имя сохранения лососей мы обязаны идти на самые большие жертвы, чтобы не оставить потомству в наследство от нашей сегодняшней деятельности пустые реки. И с ним невозможно было НЕ СОГЛАСИТЬСЯ.

А Михаил Константинович в пылу дискуссий подкидывал Петру Степановичу такие «факты», от которых у аудитории волосы вставали дыбом: оказывается, вылов одних только любителей составляет порядка 70 тысяч тонн (!!!) лососей. Мы понимаем, что Михаил Константинович «мягко округлил» эту цифру с объемами нелегального браконьерского вылова, свалив все экологические беды с больной головы на здоровую, правильно рассчитывая, что срубить здоровую голову гораздо легче, чем больную, с которой не может сегодня справиться весь существующий штат рыбнадзора.

Но вся научная логика и все государственное величие высшего должностного лица испарились куда-то далеко-далеко, когда речь пошла о жаберной проблеме Камчатки.

Почему-то очень легко и весело решилась судьба восточного побережья Камчатки: так как там ЕЩЕ нет жаберной проблемы, введем ПОВСЕМЕСТНЫЙ ЗАПРЕТ промышленного использования жаберных сетей. Даже для тех компаний, для которых жаберные сети являются ЕДИНСТВЕННЫМ – БЕЗАЛЬТЕРНАТИВНЫМ -- орудием лова.

Зачем нужно было проводить в жизнь такое решение, если оно по сути является не принципиальным, а беспринципным: проблемы не существует, а отрубленные головы невиновных уже летят в корзину, малый бизнес разваливается, бюджет края теряет налоги...

Какой в этом экологический и вообще здравый смысл, экономический, социальный или, наконец, политический, расчет?

Еще смешнее (или позорнее) с точки зрения научной и государственной выглядит ситуация с решением жаберной проблемы западного побережья Камчатки.

Самая болевая точка – широкомасштабное использование дрифтерных жаберных сетей (под видом ставных) на Северных Курилах, перекрывающих миграционные потоки лососей магаданского, сахалинского и камчатского происхождения, даже не рассматривалась на ДВНПС. Эта проблема (а официальный промысел уже измеряется тысячами тонн транзитной рыбы!) была решена кулуарно. И к этому решению мы еще вернемся.

С особой страстью обсуждался вопрос о введении запрета на промышленное использование жаберных сетей на Западной Камчатке (вопрос о КМНС и рыболовах-любителях, к счастью, был исключен из повестки дня – там все будет решать регламент использования этих сетей).

Неожиданно, самой главной проблемой для руководства Росрыболовства стало наличие нескольких компаний на Западной Камчатке, которые, как и на востоке, имеют жаберные сети в качестве БЕЗАЛЬТЕРНАТИВНОГО орудия лова. Казалось бы, все просто – исключи эти компании из общего запрета (как предлагают рыбопромышленные ассоциации и администрации Камчатского края) и решай вопрос дальше.

Нет, последовала длинная дискуссия, главным доводом которой со стороны ВНИРО И Росрыболовства было сохранение лососей ВО ЧТО БЫ ТО НИ СТАЛО!!!.

Можно было бы, конечно, порадоваться за столь железобетонную принципиальную экологическую позицию нашего генерального штаба отрасли, если бы…

Если бы не дальнейшая полнейшая беспринципность со стороны этих людей по дальнейшему решению жаберной проблемы Западной Камчатки.

Но сначала небольшое отступление. Когда на Камчатке разгорелась дискуссия по поводу использования жаберных сетей на западном побережье, то первоначально речь шла только о самой южной части побережья – Камчатско-Курильской подзоне, как наиболее доступной для массового зрителя и массового участника процесса использования жаберных сетей. Общественное мнение было однозначным – жаберные сети для промышленного их использования запретить!!!

Что касается Западно-Камчатской подзоны, куда общественности не добраться, то мнения рыбопромышленников разделились на два противоположных. И этот факт был представлен в НЕарифметической интерпретации: дескать половина «за», а вторая половина – «против», но сколько конкретно компаний и с каким конкретным экономическим наполнением каждой из этих половин было неясно и появлялась возможность для манипуляций.

Сегодня эта цифра (в количественном и качественном выражении) обозначена достаточно четко. Существует документ, который будет приложен к этой публикации, который однозначно дает ответ на то, что более 70 процентов компаний, участвующих в лососевом промысле Камчатки и определяющие главнейшие экономические показатели береговой рыбной отрасли на западном и восточном побережьях полуострова, ТРЕБУЮТ ЗАПРЕТА ПРОМЫШЛЕННОГО ИСПОЛЬЗОВАНИЯ ЖАБЕРНЫХ СЕТЕЙ (за исключением из этого запрета тех компаний, для которых жаберные сети являются безальтернативными орудиями лова). География запрета – от бассейна реки Ича на Западной Камчатке до Северных Курильских островов, где ведется нелегальный дрифтерный промысел.

Казалось бы, в руках председателя ДВНПС важнейший документ – волеизъявление самих рыбопромышленников, осознающих свою ответственность за сохранение лососей в камчатских реках и ТРЕБУЮЩИХ ДЛЯ СЕБЯ (!!!) введения запрета на промышленное использование жаберных сетей. Петр Степанович самым внимательным образом выслушивает представителей ассоциаций и руководителей компаний, присутствующих на Совете, глубокомысленно кивает головой в виде согласия с их доводами и понимания глубины и важности проблемы… А эти люди говорят о том, что состояние рек Воровской, Облуковиной, Крутогоровой, Ичи в связи с массовым применением жаберных сетей рыбопромышленниками и браконьерами самое критическое, а запасы кижуча, одного из ценнейших промысловых видов, вообще ЗДЕСЬ находятся на грани исчезновения…

Но… решение принимается в полной противоположности с принципами экологической целесообразности (я уже не говорю о других принципах, о которых ораторствовали на ДВНПС представители руководства Росрыболовства и ВНИРО) – оставить жаберные сети для их промышленного использования в Западно-Камчатской подзоне.

Но даже не это главное – при возникшей было (но быстро подавленной дискуссии со стороны камчатских представителей об исключении из запрета компаний, использующих сети на безальтернативной основе) Петр Степанович Савчук неожиданно открыл для всех присутствующих тайну, которая сегодня уже стала секретом Полишенеля (то есть известным каждому) – мы же УЖЕ ОБО ВСЕМ ДОГОВОРИЛИСЬ, ИЛИ ВЫ ХОТИТЕ, ЧТОБЫ МЫ ВВЕЛИ ЗАПРЕТ ПО ПЯТЬДЕСЯТ ШЕСТОМУ ГРАДУСУ?

Кто и о чем договорился так и осталось неизвестным для широкой аудитории.

Но все встало на свои места – совершенно не случайно и совершенно беспринципно (если говорить о тех принципах, которыми публично руководствовались Михаил Константинович Глубоковский и Петр Степанович Савчук) из жаберной проблемы («тихой сапой», в кулуарах, наплевав на мнение общественности и рыбопромышленников, которое было высказано на Государственной Думе и в Совете Федерации) из территории, на которых вводится запрет на промышленное использование жаберных сетей, были выведены две, на которых (по своим ЭКОЛОГИЧЕСКИМ ПОСЛЕДСТВИЯМ) творятся сегодня самые главные безобразия, способные привести к последующей лососевой трагедии – это Северные Курилы, где дрифтерными сетями облавливаются транзитные лососи всего Дальнего Востока, и центральные реки Западной Камчатки (Пымта, Воровская, Крутогорова, Облуковина, Ича), состояние запасов которых при сегодняшней легальной и нелегальной промысловой нагрузке очень тревожное.

То есть высокие договаривающиеся стороны (с одной стороны представители Росрыболовства, которые лоббируют (совершенно откровенно) интересы Северных Курил и покрывают творящийся здесь дрифтерный беспредел, а с другой стороны – представители камчатского рыбопромышленного меньшинства, лоббирующие интересы своих компаний в северной части Соболевского района) НАШЛИ ОБЩИЙ ЯЗЫК и наплевали на все те высокие принципы, которые с высоты своей трибуны обрушивал на головы представителей дальневосточных регионов главный научный эксперт страны и на которые в своей жесткой и неподкупной экологической позиции опирался представитель руководства Росрыболовства.

Все это (депрессия стада и забота о его сохранении) оказалось просто «туфтой», когда проблема коснулась конкретных интересов конкретных людей.

И ценой сохранения жаберных сетей на Северных Курилах (против чего Камчатка и не выступила ни разу!!!) выкуплено право на использование этих же жаберных сетей на севере Соболевского района Камчатского края.

Там теперь можно творить все, что захочешь.

А на юге – самым жесточайшим образом введен запрет даже для тех компаний, которые не имеют безальтернативных орудий лова.

И таким образом беспринципность этих «договаривающихся сторон» просто бессовестна по самой своей сути: на севере Соболевского района (в пяти, десяти и ста километрах от запретной зоны) можно беззастенчиво вести губительный крупномасштабный жаберный промысел, а на юге этого же района три компании, ведущие микроскопический промысел сетями, выигравшие свое право на этот промысел по конкурсу и заплатившие государству за это миллионы рублей, будут подвергнуты жесточайшему прессу и разорению…

Представители рыбохозяйственный науки с величайшей легкостью говорят сейчас о правильности принятия Президентом России решения о запрете дрифтерного промысла, начисто забыв все свои былые доводы в защиту этого «варварства».

Но с той же беспринципной легкостью эта наука сегодня защищает интересы тех рыбопромышленных компаний, целью которых является обогащение за счет воровства ресурсов других территорий – я говорю конкретно о Северных Курилах и северной части Соболевского района. Конечно, такой вид промысла имеет высочайшую экономическую эффективность и приносит баснословные прибыли.

И в этих арифметических конструкциях подсчета прибылей не находится места для здравого смысла.

И к чертовой матери летят все логичные экологические построения и научные достижения. А на свет рождаются правила, которые ничем не отличаются по своей сути от обычных воровских понятий: ты мне – я тебе…

А иначе как еще можно объяснить, что для спасения лососей Западной Камчатки, нужно обязательно усилить жаберную промысловую нагрузку на ее стада на Северных Курилах и на севере Соболевского района?

Но эти вопросы уже, вероятно, нужно ставить не перед Росрыболовством, а перед Министерством юстиции, которое будет утверждать эти правила, искореняя из них коррупционную составляющую…

Сергей ВАХРИН

Обращение предприятий Камчатки по жаберным сетям


Читайте также...

Благотворительные проекты

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10

Календарь публикаций

Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1 2 3 4 5 6 7
8 9 10 11 12 13 14
15 16 17 18 19 20 21
22 23 24 25 26 27 28
29 30 31 1 2 3 4
 <  Январь   <  2018 г.