Последние публикации

26 Апр 2017
Из-за нереста производители риса на севере Дагестана могут столкнуться с проблемой нехватки воды
26 Апр 2017
Минэкономразвития ведет работу по подготовке перечня видов контроля и надзора
26 Апр 2017
Питающиеся пластиком гусеницы помогут в борьбе с мусором
26 Апр 2017
Итоги круглого стола «Русские Курилы и Япония»
26 Апр 2017
В Баренцевом море крабы стали «частной собственностью» двух граждан
26 Апр 2017
Вологодская область: ферму по разведению форели предложили построить в Харовском районе
26 Апр 2017
Вьетнамский экспорт креветок в январе-феврале незначительно снизился
26 Апр 2017
Исландский промысел в марте показал уверенный рост
26 Апр 2017
Цены на атлантического лосося немного выросли в Шотландии, но снизились в Норвегии
26 Апр 2017
Почти два центнера браконьерских осетровых обнаружено в ходе досмотра автомашины в Дагестане
26 Апр 2017
Россия и Норвегия обсудили направления сотрудничества на площадке крупнейшей отраслевой выставки
26 Апр 2017
Российские рыбопромышленники вдвое увеличили представительство на Seafood Expo Global в Брюсселе
26 Апр 2017
Рыбаками Курганской области добыто более 452 тонн водных биоресурсов с начала года
26 Апр 2017
Дальний Восток готовится к красной путине
26 Апр 2017
Общественность ознакомили с прогнозом ОДУ в Дальневосточном бассейне на 2018 год
25 Апр 2017
АО "Мурманский морской рыбный порт": ветеран рыбного порта пожелал младшим коллегам бесперебойной работы
25 Апр 2017
Использование иностранных работников в составе экипажей судов рыбопромыслового флота
25 Апр 2017
Показатели контрольно-надзорной деятельности Сахалино-Курильского ТУ ФАР
25 Апр 2017
О внесении изменения в план искусственного воспроизводства водных биоресурсов в Сахалинской области в 2017 году
25 Апр 2017
Освоение мойвы в Западно-Сахалинской подзоне в 2017 году
25 Апр 2017
Данные о ценах на морепродукты на мировых оптовых рынках: 16-я неделя 2017 г
25 Апр 2017
Экспорт норвежского лосося 10.04.17-16.04.17
25 Апр 2017
Предложение ставриды на токийском рынке Цукидзи вдвое отстает от прошлогоднего уровня
25 Апр 2017
Вьетнам увеличил продажи головоногих моллюсков
25 Апр 2017
Канада вдвое увеличила квоту на вылов снежного краба в заливе Святого Лаврентия
25 Апр 2017
Вьетнамский экспорт тунца восстановился после спада в январе ​
25 Апр 2017
Вынесен приговор бывшему руководителю ООО «Островной Рыбокомбинат»
25 Апр 2017
33 минтаевых несчастья
25 Апр 2017
Рост добычи мойвы в феврале удержал рыбный промысел Исландии от резкого спада
25 Апр 2017
Росрыболовством подготовлены методические рекомендации по опломбированию ТСК
25 Апр 2017
Почти 5 тыс. посетителей побывало на борту «Крузенштерна» в Калининграде
25 Апр 2017
Сотрудники ВНИРО рассказали о мероприятиях по сохранению осетровых на Международном экономическом форуме «Каспийский диалог-2017»
25 Апр 2017
Современные проблемы и перспективы развития рыбохозяйственного комплекса обсудили молодые ученые во ВНИРО
25 Апр 2017
Правительством утвержден перечень видов водных биоресурсов, в отношении которых вводится квота на инвестиционные цели
25 Апр 2017
«Открытие» границы для российских рыбаков должно повлечь снижение стоимости рыбы
24 Апр 2017
Краболова освободили из-под ареста в Приморье
24 Апр 2017
О запрете ввоза 39 тонн замороженной рыбы в Краснодар
24 Апр 2017
Ульяновские полицейские пытались получить взятку за партию мороженой рыбы
24 Апр 2017
В Хабаровске котёл для "губернаторской" ухи прошёл испытание огнём
24 Апр 2017
Минпромторг предлагает обязать получателей господдержки экспортировать часть продукции
24 Апр 2017
Квоты под берег
24 Апр 2017
Взаимное влияние человека и океана в фокусе внимания PICES
24 Апр 2017
Из-за высоких уловов подешевели селёдка и минтай
24 Апр 2017
Почти 190 тысяч тонн лосося планируется добыть на Камчатке в период путины 2017 года
24 Апр 2017
Рыбная отрасль Приморья переживает золотой век
24 Апр 2017
Угроза разрушения системы подготовки кадров
24 Апр 2017
Вторая книга цикла «Севрыба»
24 Апр 2017
Рыбоводные заводы Хабаровского края приступили к выпуску молоди тихоокеанских лососей
24 Апр 2017
Стратегия развития морских портовых терминалов в действии: первые шаги на Камчатке
24 Апр 2017
ПИНРО принял участие в объединенном пленуме РАН «Трофические взаимодействия в водных экосистемах»

Подписка на новости

Росрыболовство стоит у истоков новой экологической катастрофы

927
Эксклюзив

монофильная-жаберная.jpg

 

Удивительное дело, но государственный орган, занимающийся вопросами сохранения водных биологических ресурсов и регулирования рыболовства, в год Экологии отреагировал на обращение депутатов Законодательного Собрания Камчатского края о вероятности новой лососевой катастрофы на Камчатке, самым формальным образом – здесь посчитали это предложение «необоснованным», хотя депутаты для предотвращения экологической беды предлагали самое малое – расширить полномочия Комиссии по добыче (вылову) анадромных видов (в данном случае – лососей). У камчатских депутатов были на это все основания – предложение уже было рассмотрено и полностью поддержано на Дальневосточном рыбопромысловом совете, представители которого, в отличие от Росрыболовства, осознают степень экологической опасности того, что происходит сегодня на Камчатке.

А происходит следующее. Об этом рассказывает человек, который построил с нуля на западном побережье полуострова семь рыбоперерабатывающих предприятий, и кто, как ни как другой, обеспокоен будущей судьбой своего детища – председатель совета директоров компании «Витязь-Авто», депутат Законодательно Собрания Камчатского края от двух самых рыбных районов Камчатки – Усть-Большерецкого и Соболевского Игорь Владимирович Редькин. Мы полностью повторяем его выступление на нашем сайте.

Нужно очистить море от сетей!

Три Ассоциации рыбопромышленников, занимающихся промыслом лососей на западном и восточном побережьях Камчатки, выступили с требованием о полном запрете использования жаберных сетей на морском промысле лососей.

Несколько лет назад в результате конкурсного отбора за береговыми рыбопромышленными предприятиями Камчатки, имеющими собственную рыбопереработку, были закреплены морские участки для постановки морских ставных неводов, являющихся наиболее экологически эффективными орудиями лова при массовом ходе лососей – рыба заходит в ловушки живой, ее выбирают оттуда неповрежденной и, в результате, получают на рыбоперерабатывающих заводах продукцию по мировым стандартам.

В качестве резервных орудий лова (на случай, когда в рунный ход лососей штормами ставные невода выбрасываются на берег) было также разрешено использование жаберных сетей, чтобы не допустить переполнения нерестилищ производителями, как это случилось в 1983 году.

Но сегодня ситуация начала изменяться коренным образом: сначала в нерыбные годы, когда экономически невыгодным становилось установка ставных неводов на всех участках крупных компаний, эти участки начали приспосабливать под сетной лов, сдавая их в субаренду различного рода браконьерам, которые таким образом могли легализовать свой незаконный промысел под видом промышленной бригады. А затем количество таких сетных «бригад» стало увеличиваться в геометрической прогрессии.

Сегодня практически весь крупный браконьерский промысел легализовался. Зачем прятаться от рыбоохраны, когда можно, используя «промышленный резерв», рыбачить открыто, со дня начала путины и до самого его конца, невзирая на проходные дни и запреты. Такое огромное количество «ловцов» невозможно проконтролировать и поэтому эти «сетные бригады» творят здесь, что хотят: на одном только рыбопромысловом участке шириной 300 метров и длиной 2 км устанавливаются десятки разномастных сетей в самом разном порядке и безо всякого порядка тоже, каждая из этих сетей вылавливает не меньше 2-3-х тонн рыбы в путину.

Таких сетей на одном участке, повторяю, выставляется десятками. А таких рыбопромысловых участков на западном побережье от реки Озерной до реки Воровской больше ста.

И что мы в итоге имеем?

Прежде всего, мы имеем пустые реки. Потому что этими сетями полностью перекрываются миграционные пути лосося. То есть, мы имеем практически тот же эффект, что и при крупномасштабном дрифтерном промысле. Только в первом случае – порядки сетей достигали десятков километров, чтобы ловить рыбу, которая еще не сбилась в стадо; а в нашем случае – достаточно нескольких стометровых сетей, чтобы полностью перекрыть лососю путь в его нерестовую реку. И экологический ущерб, который уже наносится Камчатке, не поддается расчету – на восстановление запасов могут потребоваться не годы, а десятилетия.

И, во-вторых, мы имеем пустые невода рыбоперерабатвающих предприятий Камчатки. Вся рыба уходит на сторону – в нелегальный бизнес, где не создают сотен рабочих мест, и не платят никаких налогов.

Таким образом, на Камчатке совершен сегодня фактически промышленный переворот: легализовались браконьеры, уничтожая рыбные запасы, а рыбопромышленники остались без качественного сырца (рыба в ловушках теперь сплошь объячеенная, израненная жилковой делью, из которой не проиведешь высококачественной продукции), нерестовые реки – без производителей (путь в реки для них перегорожен сетями).

Все точно также, как было в 1950-х годах: рыбу ловили японцы, а отечественные рыбоперерабатывающие заводы прекращали свою деятельность – сгнивали здесь же на берегу.

У них тоже, как и у «мини-дрифтера», были все законные основания для морского промысла лососей. Только вот закончилось это бедой только для береговой рыбопромышленной Камчатки – которая была полностью уничтожена в результате экологической катастрофы.

И если сегодня, как считают рыбопромышленники Усть-Камчатского, Усть-Большерецкого и Соболевского района, не запретить использование жаберных сетей на морских рыбопромысловых участках в этих районах – завтра будет УЖЕ ПОЗДНО. В пустые реки лосось уже НИКОГДА не ЗАЙДЕТ.

И мы хотели бы, чтобы голос рыбацкой общественности был услышан, и чтобы нас поддержали все те, кто обладает соответствующими для этого полномочиями – ввести полный запрет на использование на морских рыбопромысловых участках жаберных сетей в Усть-Камчатском, Усть-Большерецком и Соболевском районах Камчатского края – где воспроизводятся запасы наиболее ценных промысловых видов лосося – чавычи, нерки, кижуча.

Если мы не этого не сделаем, то у рыбацкого камчатского берега снова на десятилетия, как еще не так и давно, на памяти многих поколений камчатцев, не будет никакого будущего.


Вопрос, поднятый, И.В. Редькиным о полном запрете использования жаберных сетей на морских участках не получил поддержки ни у депутатов, ни в Министерстве рыбного хозяйства Камчатского края.

Причин для этого было немало – около двадцати компаний, имеющих рыбопромысловые участки, не могут ставить на этих участках морские ставные невода; в нерыбный год экономичнее работать ставными жаберными сетями; в период путины штормами ставные невода могут быть сорваны (как это было уже не раз) и осуществить промысел в этот период можно только используя сети.

То есть жаберные сети в море нужно не запрещать, а подходить к их использованию избирательно, исходя из промысловой обстановки и положения дел на рыбопромысловых участках.

И такую избирательность вполне могла обеспечить Комиссия по регулированию промысла, права которой могли бы быть расширенными в части введения ограничений или запретов на использование орудий и способ лова лососей, в данном случае жаберных сетей на морских рыбопромысловых участках в период лососевой путины.

Эти права могли быть предоставлены Москвой одним росчерком пера. Тем более, что предложение камчатцев уже было обсуждено и поддержано на Дальневосточном рыбопромысловом совете.

Но Москва неожиданно дала «отлуп», считая «что внесение предлагаемых изменений в Порядок является необоснованным (выделено мной – С.В.)»…

Причина, по которой это произошло, весьма любопытна. На протяжении многих последних лет Росрыболовство ведет какую-то свою игру в отношении камчатского лосося.

Вспомним, что самым яростным защитником крупномасштабного дрифтерного промысла последовательно, в течение всех последних лет, выступало Росрыболовство и подведомственные ему рыбохозяйственные научные институты (ВНИРО, ТИНРО, КамчатНИРО).

Когда дрифтерный промысел в исключительной экономической зоне Российской Федерации бал запрещен Указом Президента, ВНИРО предприняло целый ряд «научных обоснований» для организации все того же дрифтерного промысла под новыми «кодовыми» названиями старых орудий лова. Все мы прекрасно понимаем, что без кураторства Росрыболовства, ВНИРО бы и пикнуть не посмело.

Эксперимент с «дрифтерной подделкой» в прошлом году провалился, но это вовсе даже не значит, что дело встало.

При самой прямой поддержке Всероссийского института рыбного хозяйства и океанографии (ВНИРО) на Северных Курилах была создана новая база для дрифтерного промысла транзитного камчатского и магаданского лосося в Первом Курильском проливе, направленные на изъятие наиболее ценных видов камчатского лосося – чавычи, нерки, кижуча. На самих Северных Курилах запасы этих видов не имеют промышленного значения, но вылавливают здесь уже ТЫСЯЧИ тонн (пять-шесть тысяч тонн в путину только по официальной статистике).

Обращения Министерства рыбного хозяйства Камчатского края в высшие государственные инстанции (Минсельхоз, Росрыболовства) формально рассматриваются (и даже вырабатываются какие-то рекомендации по регулированию промысла), но на самом деле курильскому дрифтерному промыслу дан в Москве «зеленый свет» и он из года в год наращивает обороты, совершенствует технологию, привлекает инвестиции…

Поэтому «отлуп» по «мини-дрифтерам» нельзя считать случайным – Москва четко реагирует на чьи-то интересы. В данном случае – на интересы легализовавшихся камчатских браконьеров, для которых открылись широчайшие просторы для деятельности в рамках действующего законодательства. Не нужно прятаться по кустам и дрожать от страха, уничтожая рыбу на нерестилищах. Можно совершенно спокойно и главное совершенно ЗАКОННО перекрыть сетями пути-дороги рыбе еще в море, устранив таким образом и саму рыбу, и конкурентов-рыбопромышленников типа «Витязь-Авто» с его многочисленными заводами.

Ни в Москве, ни на Камчатке на главных рыбоохранных постах нет сегодня компетентных в области регулирования промыслом людей. Петр Савчук, отвечающий сегодня за рыбоохрану всей страны, может быть и хорошо усвоил основы марксизма-ленинизма на бывшей партийной работе, но лосось живет не по-ленински и для того, чтобы его понять, нужны совсем другие знания. Александр Христенко, может быть, и неплохой охранник банков и других закрытых заведений, но на посту руководителя Северо-Восточного территориального управления Росрыболовства, он проявил себя как невоспитанный швейцар.

Александр Викторович, будучи креатурой Москвы, ведет себя подобающим образом, то есть по-барски – он может (в единственном числе) не согласиться с решением комиссии, он может это решение не подписать, хотя председателем Комиссии (то есть губернатором Камчатского края) в соответствии с принятыми решениями большинства оно подписано, он может тянуть со сроками исполнения данных решений (и это в период скоротечной лососевой путины!) и все ему нипочем! Союз рыбопромышленников и предпринимателей Камчатки обратился в Москву с предложениями по поводу введения мер, исключающих дискриминационный характер деятельности руководства СВТУ в Комиссии по регулированию промысла лососей, и в ответ получили приказ Минсельхоза, согласно которому состав Комиссии полностью изменялся – теперь не 50 процентов, а две его трети должны были составлять федеральные чиновники. И, таким образом, из состава Комиссии по РЕГУЛИРОВАНИЮ промысла были удалены (не поверите!) рыбопромышленники (повсеместно – на Камчатке, Сахалине, в Хабаровском крае).

Таков был «достойный» ответ Москвы.

И хотя этот «ответ» носил явный антиконституционный характер, направленный против статьи 72, в которой, в частности, утверждается основополагающий принцип взаимодействия Москвы и регионов: «В совместном ведении Российской Федерации и субъектов Российской Федерации находятся:

…в) вопросы владения, пользования и распоряжения землей, недрами, водными и другими природными ресурсами;

…д) природопользование; охрана окружающей среды и обеспечение экологической безопасности; особо охраняемые природные территории; охрана памятников истории и культуры;

…м) защита исконной среды обитания и традиционного образа жизни малочисленных этнических общностей».

Но о каком совместном ведении вопросов, связанных с ВБР и их сохранением, можно вести речь, когда Москва присваивает себе право самой решать судьбу региона.

То есть «отлуп», полученный из Москвы по поводу безобидного предложения депутатов Законодательного Собрания Камчатского края о наделении дополнительными полномочиями Комиссий по регулированию промысла лососей «в части используемых орудий и способов добычи (вылова)» не был случаен – Росрыболовство ведет крайне опасную политику, связанную с промыслом камчатского лосося. Налицо тенденции, направленные на ослабление сырьевой базы региона, -- это и курильская дрифтерная база, это и прорыв «жаберных сетей» на морских участках, это и нелепые выходки руководства СВТУ, связанные с принятием оперативных решений, от которых зависит судьба лососевой путины.

Камчатка уже знает цену «государственных» решений по лососю, которые привели к катастрофе в середине прошлого века.

Сегодняшние тенденции – это первые симптомы большой беды. Не случайно, что одним из первых, это ощутил человек, который все последние годы создавал береговую рыбную промышленность Камчатки. Не случайно бьют тревогу камчатские рыбопромышленники, представляющие Союз рыбопромышленников и предпринимателей Камчатки, депутаты Законодательно Собрания Камчатского края и Министерство рыбного хозяйства.

Но их в Москве стараются не слышать. Или наоборот – блокируют предложения с мест, принимают решение противоположного характера, позволяют своему «смотрителю» вести себя как «слону в лавке», разрушая те принципы рационального использования и сохранения водных биологических ресурсов, которые складывались на протяжении 120-летней истории рыбной промышленности Камчатки.

То есть Москва в лице Росрыболовства бросила Камчатке экологический вызов.

Это очень серьезно. Мы понимаем, что московскому бизнес-сообществу хочется владеть всем богатством, что есть в стране.

Вопрос в другом – зачем же это богатство УНИЧТОЖАТЬ? Зачем обкладывать Камчатку с ее лососевым ресурсом со всех сторон -- в ИЭЗ РФ, в Курильских проливах, а теперь еще и с самого камчатского берега?

Или схема проста – ослабить ресурсную базу и по дешевке скупить камчатский лососевый бизнес?

Это, конечно, объясняет многое.

Кроме возможной лососевой экологической катастрофы, к которой подталкивает Росрыболовство Камчатку в Год Экологии…

А с этим ведь не шутят.

Сергей Вахрин,
президент Камчатского регионального общественного фонда «Сохраним лососей ВМЕСТЕ!»

Обращение Союза рыбопромышленников Камчатки
Заместителю министра сельского хозяйства – руководителю Федерального агентства по рыболовству И.В. Шестакову
Президенту НКО ВАРПЭ Г.С.Звереву

Читайте также...

Благотворительные проекты

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10

Календарь публикаций

Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
27 28 29 30 31 1 2
3 4 5 6 7 8 9
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29 30
 <  Апрель   <  2017 г.