Последние публикации

22 Фев 2018
Международный дальневосточный морской салон — 2018 пройдет во Владивостоке
22 Фев 2018
В Правительство направлен пакет поправок к перечню объектов для прибрежного рыболовства
22 Фев 2018
Ловись, «золотая» рыбка
22 Фев 2018
Российские рыбаки осваивают глубоководный промысел
22 Фев 2018
Морской обмен: Курсанты будут проходить практику на парусниках Росрыболовства и Морской академии Гдыни
22 Фев 2018
Более 13 млн икринок пеляди и 2 млн икринок омуля подготовят для зарыбления водоемов Иркутской области
22 Фев 2018
Утверждено положение о Комиссии по оценке результативности деятельности научных организаций Росрыболовства
22 Фев 2018
Данные торгов на оптовом рынке Цукидзи (Токио, Япония) 26.01.18. - 01.02.18
22 Фев 2018
Атлантический лосось в Норвегии на 5-й неделе года подешевел
22 Фев 2018
Норвегия увеличила экспорт сельди, но сократила продажи скумбрии
22 Фев 2018
Данные о ценах рыбного аукциона Портленда 09.02.2018-15.02.2018
22 Фев 2018
Поставки китайской тиляпии в США продолжают сокращаться
22 Фев 2018
Китай вводит запрет на рыбную ловлю в Хуанхэ
22 Фев 2018
Перуанский экспорт рыбной продукции в 2017 году вырос почти на 32%
22 Фев 2018
Оборот рыбной отрасли в 2018 году может вырасти до 320-325 млрд
22 Фев 2018
Размышления к Съезду: совпадут ли ожидания властей и рыбаков на Съезде?
21 Фев 2018
О возврате инспекторами Управления Россельхознадзора 28 тонн сардинеллы в Мавританию
21 Фев 2018
О попытке ввоза в Свердловскую область 112 кг красной икры с грубым нарушением ветзаконодательства
21 Фев 2018
СахНИРО изучает уловы рыбаков-любителей
21 Фев 2018
Сахалинская программа стимулирования жилстроя показала низкую эффективность
21 Фев 2018
С начала года сахалинские браконьеры получили штрафы на сумму 267 тысяч рублей
21 Фев 2018
Лосось на Сахалине и Курилах стал на 40% недоступнее
21 Фев 2018
Более 1100 тонн наваги добыли подледными ловушками компании западного Сахалина
21 Фев 2018
В 2017 году сахалинские рыбопромышленники добыли на 676 тонн кукумарии больше, чем в 2016
21 Фев 2018
Охотоморская путина: рыбаки добыли более 343 тыс. тонн минтая
21 Фев 2018
На парусниках «Седов» и «Крузенштерн» идут плановые ремонтные работы
21 Фев 2018
В Томской области создано собственное генетически чистое маточное стадо сибирского осетра
21 Фев 2018
В Мурманске пройдет семинар по внедрению Портала Отраслевой системы мониторинга
21 Фев 2018
Росрыболовство предлагает жителям Бурятии вместо добычи и переработки омуля заняться восстановлением его запасов
21 Фев 2018
В Подмосковье реализуют проект по строительству кластера индустриальной аквакультуры
21 Фев 2018
О мужестве отчаянных парней
21 Фев 2018
Проректор АГТУ Сергей Бастрыкин стал финалистом конкурса «Лидеры России» и получил образовательный грант
21 Фев 2018
К борьбе с браконьерством на Амуре активно подключается общественность
21 Фев 2018
Ученые предлагают осваивать новые ценные объекты промысла – глубоко зарывающиеся моллюски
21 Фев 2018
Дальневосточный совет по промысловому прогнозированию: в 2019 году вылов на Дальнем Востоке может составить 4 млн тонн
21 Фев 2018
Точка невозврата
21 Фев 2018
В 2018 году впервые с 1989 года будут выполнены съемки глубоководной части Охотского моря
21 Фев 2018
Как «чиновники-коммерсанты» агропромышленного комплекса России совмещают приятное с полезным. Часть 2
21 Фев 2018
На Шикотане появится современный рыбоперерабатывающий завод
21 Фев 2018
В Москве открылась XVIII сессия Смешанной Российско-Исландской комиссии по рыбному хозяйству
21 Фев 2018
О понятиях «рыбное хозяйство» и «рыбохозяйственный комплекс»
21 Фев 2018
Уточняется возможный ущерб водным биоресурсам при разливе нефтепродуктов в Ангару
21 Фев 2018
Михаил Иваник провел совещание по итогам работы отрасли в Азово-Черноморском бассейне в 2017 году
21 Фев 2018
Более половины жителей Владивостока считают, что рост цен ра рыбу вызван накрутками посредников
20 Фев 2018
Приморские СМИ спекулируют на теме пропавшего судна «Восток»
20 Фев 2018
Теперь мы знаем их в лицо
20 Фев 2018
Перспективы дальневосточного промысла обсудили в ТИНРО-Центре на совете по промысловому прогнозированию
20 Фев 2018
ВС РФ: глазированную мороженую рыбу вразвес нужно продавать без учета веса ледяной глазури
20 Фев 2018
Более 2000 тонн трубача добыли рыбаки Сахалинской области в ушедшем году
20 Фев 2018
Узбекистан: На развитие рыбной отрасли в Бухарской области выделят 100 млрд сумов

Подписка на новости

Росрыболовство стоит у истоков новой экологической катастрофы

2912
Эксклюзив

монофильная-жаберная.jpg

 

Удивительное дело, но государственный орган, занимающийся вопросами сохранения водных биологических ресурсов и регулирования рыболовства, в год Экологии отреагировал на обращение депутатов Законодательного Собрания Камчатского края о вероятности новой лососевой катастрофы на Камчатке, самым формальным образом – здесь посчитали это предложение «необоснованным», хотя депутаты для предотвращения экологической беды предлагали самое малое – расширить полномочия Комиссии по добыче (вылову) анадромных видов (в данном случае – лососей). У камчатских депутатов были на это все основания – предложение уже было рассмотрено и полностью поддержано на Дальневосточном рыбопромысловом совете, представители которого, в отличие от Росрыболовства, осознают степень экологической опасности того, что происходит сегодня на Камчатке.

А происходит следующее. Об этом рассказывает человек, который построил с нуля на западном побережье полуострова семь рыбоперерабатывающих предприятий, и кто, как ни как другой, обеспокоен будущей судьбой своего детища – председатель совета директоров компании «Витязь-Авто», депутат Законодательно Собрания Камчатского края от двух самых рыбных районов Камчатки – Усть-Большерецкого и Соболевского Игорь Владимирович Редькин. Мы полностью повторяем его выступление на нашем сайте.

Нужно очистить море от сетей!

Три Ассоциации рыбопромышленников, занимающихся промыслом лососей на западном и восточном побережьях Камчатки, выступили с требованием о полном запрете использования жаберных сетей на морском промысле лососей.

Несколько лет назад в результате конкурсного отбора за береговыми рыбопромышленными предприятиями Камчатки, имеющими собственную рыбопереработку, были закреплены морские участки для постановки морских ставных неводов, являющихся наиболее экологически эффективными орудиями лова при массовом ходе лососей – рыба заходит в ловушки живой, ее выбирают оттуда неповрежденной и, в результате, получают на рыбоперерабатывающих заводах продукцию по мировым стандартам.

В качестве резервных орудий лова (на случай, когда в рунный ход лососей штормами ставные невода выбрасываются на берег) было также разрешено использование жаберных сетей, чтобы не допустить переполнения нерестилищ производителями, как это случилось в 1983 году.

Но сегодня ситуация начала изменяться коренным образом: сначала в нерыбные годы, когда экономически невыгодным становилось установка ставных неводов на всех участках крупных компаний, эти участки начали приспосабливать под сетной лов, сдавая их в субаренду различного рода браконьерам, которые таким образом могли легализовать свой незаконный промысел под видом промышленной бригады. А затем количество таких сетных «бригад» стало увеличиваться в геометрической прогрессии.

Сегодня практически весь крупный браконьерский промысел легализовался. Зачем прятаться от рыбоохраны, когда можно, используя «промышленный резерв», рыбачить открыто, со дня начала путины и до самого его конца, невзирая на проходные дни и запреты. Такое огромное количество «ловцов» невозможно проконтролировать и поэтому эти «сетные бригады» творят здесь, что хотят: на одном только рыбопромысловом участке шириной 300 метров и длиной 2 км устанавливаются десятки разномастных сетей в самом разном порядке и безо всякого порядка тоже, каждая из этих сетей вылавливает не меньше 2-3-х тонн рыбы в путину.

Таких сетей на одном участке, повторяю, выставляется десятками. А таких рыбопромысловых участков на западном побережье от реки Озерной до реки Воровской больше ста.

И что мы в итоге имеем?

Прежде всего, мы имеем пустые реки. Потому что этими сетями полностью перекрываются миграционные пути лосося. То есть, мы имеем практически тот же эффект, что и при крупномасштабном дрифтерном промысле. Только в первом случае – порядки сетей достигали десятков километров, чтобы ловить рыбу, которая еще не сбилась в стадо; а в нашем случае – достаточно нескольких стометровых сетей, чтобы полностью перекрыть лососю путь в его нерестовую реку. И экологический ущерб, который уже наносится Камчатке, не поддается расчету – на восстановление запасов могут потребоваться не годы, а десятилетия.

И, во-вторых, мы имеем пустые невода рыбоперерабатвающих предприятий Камчатки. Вся рыба уходит на сторону – в нелегальный бизнес, где не создают сотен рабочих мест, и не платят никаких налогов.

Таким образом, на Камчатке совершен сегодня фактически промышленный переворот: легализовались браконьеры, уничтожая рыбные запасы, а рыбопромышленники остались без качественного сырца (рыба в ловушках теперь сплошь объячеенная, израненная жилковой делью, из которой не проиведешь высококачественной продукции), нерестовые реки – без производителей (путь в реки для них перегорожен сетями).

Все точно также, как было в 1950-х годах: рыбу ловили японцы, а отечественные рыбоперерабатывающие заводы прекращали свою деятельность – сгнивали здесь же на берегу.

У них тоже, как и у «мини-дрифтера», были все законные основания для морского промысла лососей. Только вот закончилось это бедой только для береговой рыбопромышленной Камчатки – которая была полностью уничтожена в результате экологической катастрофы.

И если сегодня, как считают рыбопромышленники Усть-Камчатского, Усть-Большерецкого и Соболевского района, не запретить использование жаберных сетей на морских рыбопромысловых участках в этих районах – завтра будет УЖЕ ПОЗДНО. В пустые реки лосось уже НИКОГДА не ЗАЙДЕТ.

И мы хотели бы, чтобы голос рыбацкой общественности был услышан, и чтобы нас поддержали все те, кто обладает соответствующими для этого полномочиями – ввести полный запрет на использование на морских рыбопромысловых участках жаберных сетей в Усть-Камчатском, Усть-Большерецком и Соболевском районах Камчатского края – где воспроизводятся запасы наиболее ценных промысловых видов лосося – чавычи, нерки, кижуча.

Если мы не этого не сделаем, то у рыбацкого камчатского берега снова на десятилетия, как еще не так и давно, на памяти многих поколений камчатцев, не будет никакого будущего.


Вопрос, поднятый, И.В. Редькиным о полном запрете использования жаберных сетей на морских участках не получил поддержки ни у депутатов, ни в Министерстве рыбного хозяйства Камчатского края.

Причин для этого было немало – около двадцати компаний, имеющих рыбопромысловые участки, не могут ставить на этих участках морские ставные невода; в нерыбный год экономичнее работать ставными жаберными сетями; в период путины штормами ставные невода могут быть сорваны (как это было уже не раз) и осуществить промысел в этот период можно только используя сети.

То есть жаберные сети в море нужно не запрещать, а подходить к их использованию избирательно, исходя из промысловой обстановки и положения дел на рыбопромысловых участках.

И такую избирательность вполне могла обеспечить Комиссия по регулированию промысла, права которой могли бы быть расширенными в части введения ограничений или запретов на использование орудий и способ лова лососей, в данном случае жаберных сетей на морских рыбопромысловых участках в период лососевой путины.

Эти права могли быть предоставлены Москвой одним росчерком пера. Тем более, что предложение камчатцев уже было обсуждено и поддержано на Дальневосточном рыбопромысловом совете.

Но Москва неожиданно дала «отлуп», считая «что внесение предлагаемых изменений в Порядок является необоснованным (выделено мной – С.В.)»…

Причина, по которой это произошло, весьма любопытна. На протяжении многих последних лет Росрыболовство ведет какую-то свою игру в отношении камчатского лосося.

Вспомним, что самым яростным защитником крупномасштабного дрифтерного промысла последовательно, в течение всех последних лет, выступало Росрыболовство и подведомственные ему рыбохозяйственные научные институты (ВНИРО, ТИНРО, КамчатНИРО).

Когда дрифтерный промысел в исключительной экономической зоне Российской Федерации бал запрещен Указом Президента, ВНИРО предприняло целый ряд «научных обоснований» для организации все того же дрифтерного промысла под новыми «кодовыми» названиями старых орудий лова. Все мы прекрасно понимаем, что без кураторства Росрыболовства, ВНИРО бы и пикнуть не посмело.

Эксперимент с «дрифтерной подделкой» в прошлом году провалился, но это вовсе даже не значит, что дело встало.

При самой прямой поддержке Всероссийского института рыбного хозяйства и океанографии (ВНИРО) на Северных Курилах была создана новая база для дрифтерного промысла транзитного камчатского и магаданского лосося в Первом Курильском проливе, направленные на изъятие наиболее ценных видов камчатского лосося – чавычи, нерки, кижуча. На самих Северных Курилах запасы этих видов не имеют промышленного значения, но вылавливают здесь уже ТЫСЯЧИ тонн (пять-шесть тысяч тонн в путину только по официальной статистике).

Обращения Министерства рыбного хозяйства Камчатского края в высшие государственные инстанции (Минсельхоз, Росрыболовства) формально рассматриваются (и даже вырабатываются какие-то рекомендации по регулированию промысла), но на самом деле курильскому дрифтерному промыслу дан в Москве «зеленый свет» и он из года в год наращивает обороты, совершенствует технологию, привлекает инвестиции…

Поэтому «отлуп» по «мини-дрифтерам» нельзя считать случайным – Москва четко реагирует на чьи-то интересы. В данном случае – на интересы легализовавшихся камчатских браконьеров, для которых открылись широчайшие просторы для деятельности в рамках действующего законодательства. Не нужно прятаться по кустам и дрожать от страха, уничтожая рыбу на нерестилищах. Можно совершенно спокойно и главное совершенно ЗАКОННО перекрыть сетями пути-дороги рыбе еще в море, устранив таким образом и саму рыбу, и конкурентов-рыбопромышленников типа «Витязь-Авто» с его многочисленными заводами.

Ни в Москве, ни на Камчатке на главных рыбоохранных постах нет сегодня компетентных в области регулирования промыслом людей. Петр Савчук, отвечающий сегодня за рыбоохрану всей страны, может быть и хорошо усвоил основы марксизма-ленинизма на бывшей партийной работе, но лосось живет не по-ленински и для того, чтобы его понять, нужны совсем другие знания. Александр Христенко, может быть, и неплохой охранник банков и других закрытых заведений, но на посту руководителя Северо-Восточного территориального управления Росрыболовства, он проявил себя как невоспитанный швейцар.

Александр Викторович, будучи креатурой Москвы, ведет себя подобающим образом, то есть по-барски – он может (в единственном числе) не согласиться с решением комиссии, он может это решение не подписать, хотя председателем Комиссии (то есть губернатором Камчатского края) в соответствии с принятыми решениями большинства оно подписано, он может тянуть со сроками исполнения данных решений (и это в период скоротечной лососевой путины!) и все ему нипочем! Союз рыбопромышленников и предпринимателей Камчатки обратился в Москву с предложениями по поводу введения мер, исключающих дискриминационный характер деятельности руководства СВТУ в Комиссии по регулированию промысла лососей, и в ответ получили приказ Минсельхоза, согласно которому состав Комиссии полностью изменялся – теперь не 50 процентов, а две его трети должны были составлять федеральные чиновники. И, таким образом, из состава Комиссии по РЕГУЛИРОВАНИЮ промысла были удалены (не поверите!) рыбопромышленники (повсеместно – на Камчатке, Сахалине, в Хабаровском крае).

Таков был «достойный» ответ Москвы.

И хотя этот «ответ» носил явный антиконституционный характер, направленный против статьи 72, в которой, в частности, утверждается основополагающий принцип взаимодействия Москвы и регионов: «В совместном ведении Российской Федерации и субъектов Российской Федерации находятся:

…в) вопросы владения, пользования и распоряжения землей, недрами, водными и другими природными ресурсами;

…д) природопользование; охрана окружающей среды и обеспечение экологической безопасности; особо охраняемые природные территории; охрана памятников истории и культуры;

…м) защита исконной среды обитания и традиционного образа жизни малочисленных этнических общностей».

Но о каком совместном ведении вопросов, связанных с ВБР и их сохранением, можно вести речь, когда Москва присваивает себе право самой решать судьбу региона.

То есть «отлуп», полученный из Москвы по поводу безобидного предложения депутатов Законодательного Собрания Камчатского края о наделении дополнительными полномочиями Комиссий по регулированию промысла лососей «в части используемых орудий и способов добычи (вылова)» не был случаен – Росрыболовство ведет крайне опасную политику, связанную с промыслом камчатского лосося. Налицо тенденции, направленные на ослабление сырьевой базы региона, -- это и курильская дрифтерная база, это и прорыв «жаберных сетей» на морских участках, это и нелепые выходки руководства СВТУ, связанные с принятием оперативных решений, от которых зависит судьба лососевой путины.

Камчатка уже знает цену «государственных» решений по лососю, которые привели к катастрофе в середине прошлого века.

Сегодняшние тенденции – это первые симптомы большой беды. Не случайно, что одним из первых, это ощутил человек, который все последние годы создавал береговую рыбную промышленность Камчатки. Не случайно бьют тревогу камчатские рыбопромышленники, представляющие Союз рыбопромышленников и предпринимателей Камчатки, депутаты Законодательно Собрания Камчатского края и Министерство рыбного хозяйства.

Но их в Москве стараются не слышать. Или наоборот – блокируют предложения с мест, принимают решение противоположного характера, позволяют своему «смотрителю» вести себя как «слону в лавке», разрушая те принципы рационального использования и сохранения водных биологических ресурсов, которые складывались на протяжении 120-летней истории рыбной промышленности Камчатки.

То есть Москва в лице Росрыболовства бросила Камчатке экологический вызов.

Это очень серьезно. Мы понимаем, что московскому бизнес-сообществу хочется владеть всем богатством, что есть в стране.

Вопрос в другом – зачем же это богатство УНИЧТОЖАТЬ? Зачем обкладывать Камчатку с ее лососевым ресурсом со всех сторон -- в ИЭЗ РФ, в Курильских проливах, а теперь еще и с самого камчатского берега?

Или схема проста – ослабить ресурсную базу и по дешевке скупить камчатский лососевый бизнес?

Это, конечно, объясняет многое.

Кроме возможной лососевой экологической катастрофы, к которой подталкивает Росрыболовство Камчатку в Год Экологии…

А с этим ведь не шутят.

Сергей Вахрин,
президент Камчатского регионального общественного фонда «Сохраним лососей ВМЕСТЕ!»

Обращение Союза рыбопромышленников Камчатки
Заместителю министра сельского хозяйства – руководителю Федерального агентства по рыболовству И.В. Шестакову
Президенту НКО ВАРПЭ Г.С.Звереву

Читайте также...

Благотворительные проекты

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10

Календарь публикаций

Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
29 30 31 1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 1 2 3 4
 <  Февраль   <  2018 г.