Последние публикации

17 Ноя 2017
Кому полкило икры за 27 594 рубля?
17 Ноя 2017
В Смоленской области началось производство черной икры
17 Ноя 2017
Власти Дагестана создадут комиссию по вопросам обеспечения региона собственной рыбой
17 Ноя 2017
Рыбоводы Минеральных Вод выловят на 70 тонн рыбы меньше из-за последствий паводка
17 Ноя 2017
Вынесен приговор по уголовному делу о загрязнения реки Цна на территории Сампурского района и гибели в ней рыбы
17 Ноя 2017
Развитие отечественной аквакультуры предложили простимулировать господдержкой на страхование
17 Ноя 2017
АНОНС: 21 ноября 2017 года состоится очередное заседание Общественного совета при Росрыболовстве
17 Ноя 2017
К юбилею заслуженного севастопольского рыбака Александра Васильевича Буряченко
17 Ноя 2017
Добыча барабули и ставриды у берегов Крыма бьет рекорды
17 Ноя 2017
Оптовые цены на отдельные виды морепродуктов в Гонконге
17 Ноя 2017
Цены на отдельные виды морепродуктов в Японии
17 Ноя 2017
Данные торгов на оптовом рынке Цукидзи (Токио, Япония) 03.11.17. - 09.11.17
17 Ноя 2017
Данные торгов на оптовом рынке Цукидзи (Токио, Япония) 27.10.17. - 02.11.17
17 Ноя 2017
Цены на атлантического лосося на основных рынках движутся разнонаправленно
17 Ноя 2017
Инновационный проект рыбного рынка во Владивостоке представили бизнесменам южнокорейского Пусана
17 Ноя 2017
Петр Савчук принял участие в семинаре по вопросам формирования и деятельности Общественных советов при ФОИВ
17 Ноя 2017
Установлены ограничения на вылов корюшки малоротой и угольной рыбы
17 Ноя 2017
Объем выпуска байкальского омуля к 2020 году должен увеличиться до 403,2 млн штук
17 Ноя 2017
На Совете директоров отраслевых НИИ согласовали изменения в перечне одуемых водных биоресурсов
17 Ноя 2017
Российские рыбаки добыли более 4,2 млн тонн – на 2,4% больше уровня рекордного 2016 года
17 Ноя 2017
Илья Шестаков поздравляет коллектив Дальневосточного мореходного училища с 90-летием
17 Ноя 2017
Браконьеры возместили ущерб и заплатят судебные штрафы
16 Ноя 2017
«Где стояли посты, там есть рыба на нерестилищах»
16 Ноя 2017
В Приморье задержали крупные партии рыбы и лососевой икры с нарушением температурного режима
16 Ноя 2017
Внимание: рыба уходит на зимовальные ямы
16 Ноя 2017
Совет директоров рыбохозяйственных НИИ утвердил перечень дополнительных ресурсных исследований на 2018 год
16 Ноя 2017
Вылов скумбрии в 4 раза превысил уровень прошлого года – добыто 33 тыс. тонн
16 Ноя 2017
В порядок доставки уловов на берег включены территории Краснодарского края и Ростовской области
16 Ноя 2017
Нацрыбресурс представит руководителю Росрыболовства проект рыбного кластера в Калининграде
16 Ноя 2017
В Керченском государственном морском технологическом университете открылся новый актовый зал
16 Ноя 2017
Вьетнамский экспорт морепродуктов достиг 6,73 млрд долларов
16 Ноя 2017
Южнокорейский экспорт сушеных водорослей растет, а продажи кальмара падают
16 Ноя 2017
Доходы чилийских экспортеров лосося за 9 месяцев выросли на 25%
16 Ноя 2017
Производители минтая рассчитывают на рост цен в сезоне А 2018 года
15 Ноя 2017
Компания российского автопроизводителя «Соллерс» решила заработать на морском рыболовстве
15 Ноя 2017
В Госдуме обсудят критическое сокращение популяции щуки
15 Ноя 2017
В России браконьеров надо воспитывать рублём и уголовной ответственностью
15 Ноя 2017
23 ноября состоится заседание секции промысловых беспозвоночных и водорослей МИК
15 Ноя 2017
Рыба и икра теперь продаются в супермаркете в здании Госудумы
15 Ноя 2017
Красная икра на Камчатке подорожала почти на треть
15 Ноя 2017
Дальневосточный лосось из-за потепления перемещается с юга на север
15 Ноя 2017
«Ленинец» возвращается в рыбацкую Сероглазку
15 Ноя 2017
Сахалинское правительство окажет поддержку инвестиционным проектам "Каниф" и "Дивия-Фарм Сахалин"
15 Ноя 2017
На Парамушире хотят восстановить популяцию кеты
15 Ноя 2017
«Омуль теперь будет стоить как черная икра»
15 Ноя 2017
Импорт морепродуктов в Южную Корею вырос на 12% в стоимости
15 Ноя 2017
Южная Корея увеличивает доходы от экспорта морепродуктов
15 Ноя 2017
Низкие уловы кеты на Хоккайдо стимулируют рост цен на российскую продукцию для Японии
15 Ноя 2017
Квоты на вылов южного голубого тунца в ближайшие три года вырастут
15 Ноя 2017
Данные о ценах на морепродукты на мировых оптовых рынках: 45-я неделя 2017 г

Подписка на новости

Рубрика: «Забытые страницы рыболовной дипломатии»

2374
Эксклюзив

В истории развития отечественного океанического рыболовства в отдаленных районах Мирового океана и особенно в 200-мильных зонах иностранных государств большое значение имели, созданные в ряде стран Представительства Минрыбхоза СССР, в задачу которых входило способствовать бесконфликтной работе нашего флота по соглашениям в этих зонах. Такие представительства были в 18 странах. В их работе были и «необычные» случаи, о которых в то, далекое время, не принято было говорить и писать. Именно о там случае вспоминает в представленном ниже очерке Леонард Шепель, который в 1981-1987гг. работал в Представительстве Минрыбхоза в Галифаксе (Канада). В последующем он был избран и исполнял в течении 10 лет,с 1990 по 2000 года, обязанности исполнительного секретаря НАФО. Л. Шепель автор ряда книг об исследовании рыбных запасов и рыбаках, изданных и на английском языке. В 2015 году вышла его книга на русском языке «В глубинах океана» о мурманских рыбаках, промразведчиках, ученых-мореведов и развитии океанического промысле в 1970-1980 годах.

Надеемся, что очерк Л. Шепеля представит определенный интерес для читателей сайта и возможно вызовет и другие воспоминания о работе представительства министерства за рубежом.

* * *

Леонард Шепель

Рыбный Дипломат - «Большой Алексей»

В нашей профессии океанических рыбаков были не только капитаны, механики, технологи и моряки, но и специалисты особого назначения, которые защищали рыбаков на дипломатическом «фронте». Когда я сошёл на берег после долгих и удивительных странствий в водном мире, в Атлантическом океане и Арктике, меня ожидало ещё одно удивительное странствие в мире сугубо земном.Я встретился с большим человеком, рыбным дипломатом, Алексеем Алексеевичем Волковым. Под его руководством мне пришлось работать в Представительстве Минрыбхоза в Галифаксе, что расположен на атлантическом побережье Канады. Мы вместе колесили по Атлантическим провинциям Канады - Новой Шотландии, Ньюфаундленду и Ньюбрансвику, встречая советские рыболовные траулеры и обеспечивая их работу в 200-мильной рыболовной зоне Канады. И это была особенная рыболовно-дипломатическая наука.

Для меня лично эта наука заключалась в познании абсолютно новой мудрости жизни, в общении с Алексеем Волковым. Я не мог не оставить достойную память о нём, хотя бы для себе, и тогда написал одну книгу под названием «Причал Пеардис - Purdy's Wharf», правда, на английском языке. Почему английский? В России не нашлось заинтересованного издателя, да и английский язык наиболее подходил для описания «Большого Алексея – Big Alex», как его называли все канадцы, в той неодинарной среде, где всё это происходило.Настоящий рассказ является лишь одним, может и незначительным, но довольно характерным эпизодом, отражающим необыкновенную жизнь обычного, но не очень простого дипломата рыбного дела, Алексея Алексеевича Волкова.

*    *    *

В сентябре 1976г, ранним утром, в аэропорту Шереметьево 2 появился довольно заметный пассажир. Он возвышался над окружающей толпой своим почти двухметровым мощным атлетическим телом, вершину которого венчала большая голова, широкие плечи и коротко остриженные руссые волосы. Он мог бы показаться даже устрашающим, если бы не его широко открытое лицо с большими серо-голубыми глазами, в глубине которых таилась дружественная улыбка мудрого и доброго человека, видевшего много хороших и ужасных дел в этой жизни. Он прошёл всю ту страшную войну от Финских лесов до Берлина и видел то, чего никому не желал видеть и пережить.

До рейса SU-301 на Монреаль оставалось ещё много времени, но ему нетерпелось поскорее уехать в иную жизнь, в которой он хотел быть наиболее полезным и чувствовать себя ближе к опасности. Как он любил говорить: «В нашей дипломатии так же опасно, как и на фронте, только менее предсказуемо и не знаешь, где этот фронт проходит и кто твой настоящий противник.» Для него работа рыболовного дипломата представляла тот знаменитый «ChallengeВызов», которого он никогда не избегал и всегда к нему стремился.

Алексей Волков пребывал в великолепном настроении. Его наконец утвердили Представителем СССР по вопросам рыболовства в Канаде. Нет, он не был профессиональным рыбаком, но зато он был профессионалом и почти профессором по вопросам международного права в области рыболовства. В своём новом высоком ранге Представителя страны он имел специальную привелегию путешествовать, как говорится, в стиле, т.е. с дипломатическим пасспортом и первым классом, предусматривающим не только просторное пассажирское кресло, но и шампанское с чёрной икрой. Так оно и осуществилось. Как только он занял своё место у окна-иллюминатора, молодая светловолосая стюардесса предложила ему стакан брендового Советского искрящегося напитка из лучших подвалов «Абрау Дюрсо» и поставила на откидной столик пиалу с настоящей Астраханской чёрной зернистой икрой (конечно, не паюсной).

В СССР это был уникальный трансатлантический авирейс маршрутом через Скандинавию, и далее, пересекая Атлантику над Фарреро-Шетландский проливом, югом Гренландии на видимости знаменитого мыса Фарвел (Farewell – Счастливого пути) с выходом на Канаду - Лабрадор, Ньюфаундленд, залив Святого Лаврентия с посадкой в Монреале, провинции Квэбэк. Лучший авиалайнер страны и гордость Аэрофлота, ИЛ-62М, преодолевал это расстояние почти за 9 часов полёта. Но для Алексея, располагающего изысканными удобствами, продолжительность рейса не имела значения. Он знал, что к шампанскому он может заказать пару рюмок коньяка не ниже марки «КВВК» чистого армянского разлива и множество первоклассных закусок, включая даже его любимый французский сыр «Чэдэр» и марокканские апельсины.

Впервые за многие годы работы в Минрыбхозе он летел за границу индивидуально, без делегации и с сервисом, предоставляющим блага, почти как это было записано в Советском Коммунистическом Манифесте, предвещающем высший статус грядущего коммунистического общества – «от каждого по способности и каждому по потребности.» Алексей достиг этого статуса, пролетая на высоте 10 000м над Атлантическим океаном. Через два часа полёта он полностью насытился высшими благами первоклассного сервиса и, вытянув свои длинные ноги в полный рост, что возможно было сделать только в салоне первого класс, погрузился в благотворный счастливый сон.Впереди его ожидала абсолютно новая жизнь и новые впечатления, хотя, что ещё могло впечатлить человека, который уже в 19 лет штурмовал Линию Манегрейма в финских лесах и там же получил своё первое ранение?

Приземление в международном аэропорту Мирабель (Mirabel Airport) было первым неожиданным и, одновременно, удручающим впечатлением. Он никогдаздесь не бывал и такого не видал. Канадский аэропорт был построен по новым технологиям с оригинальным дизайном специально к Олимпийским играм 1976, которые только что завершились. После советского довольно упрощённого и скудно-суетливого Шереметьева 2, взлётно-посадочная полоса которого была покрыта грубыми и довольно грязными бетонными плитами, всё вокруг было похоже на фантастическую вычищенную до блеска картину иного мира, правдоподобный мираж которого усиливался видом автобусов с высокими башеньками спереди и сзади, на остроконечных вершинах которых вращались сигнальные проблесковые фонарики.

Но это были не простые автобусы, а передвижные пассажирские платформы, называющиеся «мобильная лаундж-mobilelounge», которые могли подниматься и опускаться вертикально. С их помощью осуществлялась разгрузка-погрузка пассажиров и их перемещение между самолётами и терминалом аэропорта. Перламутрово-белые автобусы-лаунджи с тёмно-тоннированными окнами безшумно скользили по абсолютно гладкому и необыкновенно чистому асфальтированному покрытию-дорожкам, между которыми зеленела свежескошенная травка-газон по лучшим образцам 200-летней английской лужайки. Здание аэропорта с тёмно-эбонитовыми солнцезащитными окнами, или вернее стенами, напоминало огромный чёрный бриллиант, покоящийся на гигантском зелёном полотне. Весь этот пейзаж вызывал мистические и даже восторженные чувства, против которых каждый советский человек обязан был бы чувствовать отчуждение. И, разумеется, Алексей Волков, как стойкий патриот, особенно не повёлся на капиталистическуюпоказуху.

Он пока ещё не подозревал, что показуха будет преследовать его ещё долго, пока он не переосмыслит действительность и не адаптируется к ней. Ночь Алексей провёл в 4-х звездном оттеле «Ришелье Тауер – Richelieu Tower” в самом центре Монреаля, на знаменитой улице “Сэйнт Кэтэрин – St. Catherine”. Но спать своим обычно крепким сном, как могли спать только артиллеристы (он почти всю войну прослужил в артиллерии), он не смог, так как яркие огни этой улицы и всего города этому не способствовали и сильно контрастировали с тёмно-унылой и такой привычной Москвой (Алексей был потомственным москвичем в нескольких поколениях). На следующий день он вылетел из домашнего аэропорта Дорваль в Галифакс, в атлантическую провинцию Новая Шотландия, в свою штаб-квартиру. Начиналась та абсолютно новая жизнь рыбного дипломата, в которой ему приходилось быть не только дипломатом.

Алексей Волков никогда не руководил каким-либо рыбным производством или коллективом, но отличался необычной практичностью и деловитостью в своих решениях.Таковым был его выбор офиса на 22 этаже самого высокого здания Галифакса под названием «Велсфорд Плэйс – Welsford Place”, расположенного на улице Робби (Robie Str.) Из окна своего офиса он мог просматривать весь залив и когда советский траулер, минуя на входе островок МакНаб, показывался на широкой глади залива, он спускался в лифте в подземный гараж, садился в свой темно-синий 8-цилиндровый автомобиль шевролет «Импалла – Impala», гордость всех патрульных полицейских США, и через десять минут уже встречал траулер на своём особенном причале «Пеардис – Purdy'sWharf”.

Алексей, обладая исключительной проницательностью и почти седьмым чувством распознавать людей, быстро собрал свою уникальную канадскую команду по сервису советских судов, заходящих в канадские порты. Это были лучшие агенты из компании КеррСтимшип (KerrSteamship) во главе с настоящим военным британским капитаном и честнейшим человеком, Джоном Палмером, и, также, шипчандлером (продовольственным снабженцем судов) Фернандо Биджио. Они все считали Алексея не только рыбным представителем, но и советским шпионом, однако, никак не огорчались последним эпитетоми, и более того, даже гордились. Почему шпионом? На второй день после прилёта Алексея в Галифакс, центральная газета «Halifax Herald Tribune» вышла с сенсационным заглавием – “Советский шпион, полковник КГБ Алексей Волков, появился в Галифаксе”. Соответствующие канадские службы хотели отомстить за то, что Канадское Правительство во главе с П. Э. Трюдо согласилось на размещение офиса в Галифаксе, а не в Сент Джонсе, на Ньюфаундленде. Конечно, для заинтересованных советских спецслужб с Лубянки Галифакс был более предпочтителен. Здесь располагалась основная военно-морская база Канады, куда заходили сторожевые корабли, эсминцы и даже авианосцы США. С окон его офиса все манёвры интересующих судов хорошо просматривались.

Алексей отлично понимал, что спецслужбы будут наблюдать за ним в течение 24 часов в сутки. Однако подобное его никак не огорчало и не сдерживало. Наоборот, он решил использовать это для пользы дела и выработал, эффективно применяя, свой дипломатический план в отношениях с его канадскими партнёрами. Тогда появилось и наиболее популярное изречение Алексея по отношению к военно-морским силам Канады. Когда на приёме у лейтенант-губернатора (губернаторы были представителями английской королевы и генерал-губернатор сидел в столице Канады, Оттаве) Новой Шотландии один из гостей провокационно-шутливо спросил у Алексея - «Хорошо ли ему видно с 22-го этажа и окон его офиса размещение канадского флота?», он незамедлительно паррировал, «Меня старые ржавые посудины не интересуют, так как я всё время занят с моими рыболовными траулерами

Этот огромный и на вид грубоватый дипломатический рыбак, разговаривающий бассом и произносящий английские слова с весьма характерным русским «р…р…р», был умён и не так прост, каким обычно представлялся «Русский медведь» в западном мире. Алексей Волков вызывал симпатии у всех без исключения. Поэтому ему всегда прощали ржавые посудины и прочие саркастические изречения по поводу мелкотоннажного канадского рыболовногофлота, который он называл «москитным флотом – mosquito fleet». Но слежка за ним, да и за всеми нами, осуществлялась неустанно и неусыпно, в чём Большой Алекс нисколько не сомневался и даже уважал своего противника, зная, что тот всегда рядом. Он даже подшучивал в разговоре с нами, говоря, «Мы здесь находимся в исключительно привелигерованном положении, так как можем гулять по ночному Галифаксу даже в «North End – Северная часть» (место наркодилеров и всякого подобного люда) под неусыпной охраной наших канадских друзей.»

Вскорости рядом с советским офисом, в кв. 2201, поселился неприметный вежливый человек, который всё докладывал куда следует и даже записывал. Спустя 15 лет, когда в бывшем советском офисе начнётся капитальный ремонт, в стене под поддоконником будет обнаружено подслушивающее устройство. Алексей об этом, очевидно, знал или догадывался и использовал подслушку в своих целях. Во время наших деловых бесед мы всегда уходили в близлежащий парк. Но иногда Алексей показывал пальцем в потолок – это для него и заводил какой-либо незначительный разговор, выхваляя своих канадских партнёров и их образ жизни в этой стране. После, на улице, он говорил: «Они любят, когда их хвалят и, поэтому, будут нас уважать, если мы их уважаем…воевать не надо.» Это говорил человек, отвоевавший почти пять лет в своём юношеском возрасте и не хотевший больше ни с кем конфрантировать. Я, воспитанный на тех же социалистических догмах, уже начинал понимать, что он относился к стране «Хоть похожей на Россию, но и всё же не Россия» с большим уважением. По-крайней, да, и по большой мере, в Канаде был давно уже построен социализм, по всем параметрам превосходящий условия жизни трудящихся в его большой обездоленной стране, в которой вожделанный социализм так и не осуществится.

Отличные отношения сложились у Алексея с аппаратом   Департамента Рыболовства в Галифаксе (Department Fisheries Oceans – DFO). Молодые канадские парни также были очарованы «Большим Алексом» и, тем более, его гостеприимством. Здесь врожденный талант Алексея выпить 1 литр водки и не пьянет оказался неотразимым и весьма применим для пользы дела. Советский Представитель учредил в своём офисе специальный протокол, основанный на советских праздниках. Канадцы не возражали и с удовольствием отмечали День Победы 9 мая, День Рыбака в июле и День Великой Октябрьской Революции 7 ноября. Дополнительно приглашались гости на День Советской Армии 23 февраля, День 8 марта и даже на Русский Старый Новый год 13 января. Гости с превеликим удовольствием провозглашали тосты за победу Советской Армии, а также за Октябрьскую Революцию. Никто не мог и не хотел отказаться выпить с Алексеем настоящей «Столичной», которую мы регулярно пополняли из посольской лавочки и даже с чёрной икрой специально для подобных торжеств. Большинство молодых канадских ребят, да и не молодых, могли попробовать Каспийский деликатес только у Советского Представителя.

Однажды я решился и спросил, как ему удается не пьянеть? Способ оказался гениально прост, как мой босс посоветовал - «Ты свари курицу в рыбном бульоне и лучше всего из атлантического лосося и съешь две-три тарелки перед приёмом.» Мне это не помогло, очевидно потому, что я не смог съесть три тарелки курино-рыбного отвара (и был на полные 40кг легче босса.) Тем не менее, у Алексея всё же нашёлся достойный соперник, Дик Краутер (Dick Crouter), Директор Департамента Рыболовства. В одном из таких ликерных соревнований «Большой Дик» остался стоять на ногах после очередной рюмки-шота, тогда как Алексей обнял стену и затем медленно опустился на диван. Победа канадца оказалось убедительной, однако он был почти на пятнадцать лет моложе. Приёмы в нашем офисе на Робби Стриит стоили уйму долларов, но подобная работа с капиталистическим народом в целях пропаганды советского образа жизни поощрялась Министерством Рыбного Хозяйства и, очевидно, не только. И хотя пропаганда была не лучшей она была весьма эффективной.

Эффективная протокольная деятельность Алексея Волкова, в основном за счёт его здоровья и долларов, приносила свои желаемые плоды. Со временем канадские коллеги начали относиться весьма лояльно в части решения многих вопросов, которые нередко обговаривались благотворно за рюмкой “Столичной”. Нет, канадцы никогда не компроментировали свою лояльность к долгу и закон, но они могли заблаговременно предупредить Алекса примерно в таком плане – «Ты знаешь, Алекс, там у нас в Оттаве готовится одно регулирование…предупреди своих капитанов…будет меньше проблем и у нас и у вас…» Так, своевременно осведомлённые советские рыбаки избежали многих нарушений и штрафов, которые могли исчисляться в сотни тысяч и возможно миллионы долларов. Как Алексей любил повторять, «Большая игра всегда стоит больших свечей.» И его игра оправдывала себя. Советский Рыболовный Представитель успешно выполнял основную задачу по вопросам обеспечения работы рыболовного флота в зоне Канады.

Наряду с этим, ему приходилось решать и более сложные, политические моменты и прямо таки международного масштаба.

Один такой эпизод из ряда многих произошёл в начале 1980-х. В конце августа советский БМРТ «Параллакс» пришвартовался у знаменитого 22-го причала (основной причал иммигрантов в Канаду в 1930-40-е годы.) Как всегда, заход был приурочен к наилучшему моменту летних распродаж или «сэйла – sail» в известных в те времена торговоговых центрах “Вуулко” и “Сиэрс”. Все моряки свободные от вахты устремились в эти магазины, где можно было приобрести приличный товар всего за 2-3 доллара и затем толкнуть втридорога в СССР. Одна группа-пятёрка (в те времена увольнялись на берег по группам во главе с офицером) решила посетить дальный магазин «Сиэрс» пешком на расстоянии 4-5км от порта. Для моряков, проведших в море 3-4 месяца, путь оказался весьма трудным, тем более, поднимаясь по крутому подъёму с припортовой улицы. Тогда руководитель группы, третий механик, предложил достичь цели на автобусе. Все согласились истратить по 75 таких дорогих центов на поездку в один конец. Однако, два крепких парня не согласились на подобную большую валютную роскошь и решили преодолеть весь путь пешком. Молодой механик доверял ребятам и не возражал, хотя при этом нарушал строжайшую инструкцию. Он только предупредил пешеходов, чтобы те незамедлительно нашли их группу в распродажном отделе «Сиэрса» в подвале торгового центра. Обычно в другие магазины моряки не заходили.

После посещения траулера, Алексей поехал в торговый центр для закупки очередных представительских продуктов. На пол-пути, на Шебакто Роад (Chebacto Road), он заметил двух моряков, которых он уже видел на БМРТ в порту. Тогда два крепких мускулистых парня с чрезвычайной лёгкостью разгружали продукты, доставленные шипчандлером Фернандо Биджио. Что-особенное было в этих матросах. Алексей даже подумал, что они были студентами физкультурного института и ушли в море на сезонную подработку. Теперь ребята одиноко шли пешком. Алексей притормозил и строго спросил, “Почему идёте без группы и куда?” Парни выразили некоторую растерянность, что было объяснимо, так как они нарушили строгий устав, отстав от группы. Затем объяснили, что договорились воссоедениться с группой в торговом центре. Когда Алексей предложил их подвезти, то получил ответ, что им хотелось бы размять мышци и пройтись пешком. Он не настаивал, понимая мореходов. «Им нужна разрядка и тренировка», подумал Алексей, напомнив морякам, что отход судна назначен на 7 часов вечера и сам поспешил по своим делам. Вскорости у него намечался очередной приём для канадских коллег.

В 6:30 вечера позвонил капитан и сообщил, что два моряка не вернулись с увольнения и он не может уйти в море без них. Это было настоящее ЧП и не только для капитана. У трапа Алексей встретился с капитаном и судовым агентом, Дж. Палмером. Два моряка, которые не взошли на борт, были именно те крепкие парни, которых Алексей встретил на Шебакто Роад. В этот момент он осознал, что это была и его ошибка оставить советских моряков одних в незнакомом городе. Могло случиться всё непредвиденное в этом ином мире. Дж. Палмер и Фернандо Биджио уже предприняли поиски и даже обратились в полицию и Канадскую Иммиграцию, находящуюся недалеко от порта, на Терминал Роад. Советских моряков никто не видел. Поисковая группа была направлена с траулера, чтобы проверить многочисленные «пабы-пивные» на припортовой улице «Вотер Стриит – Water Str.», хотя Алексей понимал, что такие серъёзные парни не могли запить. Он всё отчётливее начинал осознавать, что дело пахнет изменой, как это называлось тогда в СССР. Парни решили просто сбежать в лучший капиталистический мир.

Ф. Биджио был пожалуй наиболее доверительным человеком и почти в товарищеских отношениях с Алексеем. Он видел, что его советский друг сильно опечалился и решил его успокоить - «Не переживай, Алексей, всё образуется». Фернандо отлично владел русским языком, который изучил для работы с советскими экипажами и, поэтому, оказался практически монопольным поставщиком продуктов, как тогда называлось – «скоропорта», хотя, не только. В арсенале шипчандлера был особенный стратегический товар, поставляемый как презент-подарок капитану в виде нескольких ящиков водки и пива. Подобный презент в морских условиях был неоценим и, разумеется, капитаны предпочитали работать с Фернандо. И это был большой бизнес. В те годы советские рыболовные суда совершали около 200 заходов в год в порты Канады и Фернандо процвет.

Алексей уже осознавал, что может ничего не образоваться. И он решился поговорить с Фернандо. Это был особенный разговор:

- «Ты понимаешь, Фернандо, если они не найдутся, мои дни будут сочтены в этой стране.»

- «Почему так печально, Алексей? Ведь, это не первый раз советские бегут…»

- «Но, это первый раз, когда советский представитель в этом помогает беглецам.»

- «Как это? Что случилось, Алексей?»

- «Я встретил их на пути в магазин, на Шебакто Роад и…отпустил. Они обещали встретиться с группой в шопинг-центре.»

- «И ты, очевидно, был не один в машине?»

- «Да, со мной был стармех. Откуда ты знаешь?»

- «Очень просто. Почему бы так переживать, если этого никто кроме тебя не знает? Неужели стармех может выдать тебя?»

- «Может и нет, но больше всего, да. Они, весь экипаж, может потерять свою рейсовую премию и тогда механик точно скажет. Да, и болеесеръёзные парни прийдут на судно в порту…»

Кто будутте более серъёзные парни, они оба, кажется, понимали. После разговора Фернандо несколько задумался и затем сказал,

- «Нам, Алексей, надо бы хорошо выпить.»

Алексей почувствовал какие-то особенные нотки в голосе Фернандо и спросил с надеждой,

- «У тебя что-то есть? Ты знаешь что-то, чего я не знаю?»

- «Я думаю, да! Но надо бы это хорошенько обсудить и, поэтому, закусить.»

Они поехали в один из лучших ресторанов на Воттер Стриит. Это был старейший ресторан-паб «Мак-Келвис – McKelvie’s» Два собеседника сидели за столиком в дальнем углу в почти пустом ресторане. Время было 10 часов вечера. Фернандо говорил в пол-голоса, как они уже привыкли общаться с Алексеем в ресторанах (очень часто за соседними столиками оказывались молодые внимательные люди):

- «Только выслушай, Алексей, не прерывая меня и не требуя никаких больше пояснений. Я скажу только то, что считаю нужным тебе сказать. Это для пользы дела и только ради твоего спасения. Договорились?»

     Алексей не возражал против своего спасения и подтвердил согласие простым, «Добро, Фернандо, не тяни кота за хвост.» (это необычное русское изречение всегда очень нравилось канадцу потому, что он не совсемь понимал смысл сказанного, но всегда смеялся.) Но, на сей раз Фернандо не смеялся. Его рассказ оказался загадочным и в лучшем жанре шпионского детектива:

Когда Фернандо приехал в торговый центр, на входе к нему подошли два моряка с «Параллакса» и попросили его отойти в сторонку от шумной толпы, что показалось уже необычным. Но, всегда вежливый канадец не возразил и зашёл за будку с лоторейными билетами. Парни оглянулись по сторонам и один из них обратился к нему весьма неожиданно на чистом английском языке,
- «Привет, Фернандо, нам надо бы поговорить

Шипчандлер был вначале ошарашен. Советские моряки никогда не говорят так и не приветствуют таким сленговым словом, как “Howdy-Привет!” Только отличные знатоки английского могут это знать. Почему? Но, он решил не зацикливаться на анализе языка, соображая, что пришельцы просто бравируют своими отличными лингвистическими познаниями. Почему бы и нет? и ответил в своём обычном стиле и на русском языке:

- «Конечно, я могу показать вам наиболее дешёвые и хорошие вещи в этом магазине.» Такая дружелюбная и практическая реакция известного всем морякам шипчандлера была объяснима и логична. О чём ещё он может говорить и чем он может помочь советским рыбакам, имеющим в своих карманах несколько долларов? Конечно, эти парни искали лучший «сэйл» и хотели поросить о помощи, чтобы купить подешевле и получше. Но, следующий ответ одного из парней поверг Фернанадо почти в ступор,

- «Нас это не интересует. Мы хотим, чтобы ты отвёз нас в надёжное место и спрятал до отхода судна

Просьба советских рыбаков оказалась для канадца абсолютно несовместимой с его жизненными планами и желанием. Хотя, это было не ново для агента и он однажды уже учавствовал в несколько подобных мероприятиях, но никого не прятал, а просто помогал обратиться в Иммиграцию. Об этом он умолчал в своём рассказе Алексею также как и о последовавшем диалоге с моряками после его категорического отказа помочь беглецам. Советские моряки настойчиво требовали:

- «Ты не должен нам отказать. Мы знаем…и парни на судне говорили…ты, ведь, уже помогал и не один раз. Не правда ли?

- «Какие парни, кто?»

- «Имена сейчас и в данном случае не имеют значения, а сам факт. Не правда ли? Что если об этом узнают капитаны и кто-нибудь ещё и А. Волков?»

Разъяснения советских моряков и их вопросы были резонными, но таеже и устрашающими для Фернандо. Вся его благополучная шипчандлерская жизнь и состояние могли полететь в тартаррары единочасно если…Однако, он не хотел так легко сдаваться и особенно заниматься укрытием беглецов и в свою очередь посоветовал:

-»А зачем прятаться? Вы можете пойти прямо в Иммиграцию это рядом с вашим причалом, на улице Терминал Роад.»

-»Мы знаем, но может не получиться. Мы, ведь, простые моряки и нас могут просто возвратить на судно.»

Это было опять логично, так как в последнее время Канада неохотно принимала беглых с иностранных судов и особенно, если это были простые советские моряки, которых называли почти презрительно – «дэкхэнды – deckhands» или палубные чернорабочие. Дипломатические потери и усилия страны были би несовместимы с политической потерей или выгодой. Другое дело если бы сбежал капитан, а лучше всего помполит…Эти два беглеца всё делали правильно и даже слишком правильно, учитывая отличное знание английского и осведомленность не характерную для простых дэкхэндов.

Фернандо выпил свой очередной шот ( в те годы полиция ещё не очень активно преследовала пьяных водителей) и поднял глаза на Алексея и, предупреждая его вопрос, вполне убедительно объяснил:

- «А что мне оставалось делать? Они могли бы убежать и без моей помощи и ты бы их не нашёл. Не правда ли?»

- «Да, ты прав. Где они? Можем ли мы их забрать сейчас?»

- «Нет, не сейчас. Надо всё хорошо обдумать и организовать, чтобы…волки нас не съели…» Это так Фернандо префразировал или даже понимал известную русскую пословицу, что было вполне уместно в контексте текущих событий. Умный человек Фернандо не хотел упустить свой бизнес с советами и не хотел потерять свой авторитет с канадскими определёнными институтами. Так он оказался между Сцилой и Харибдой, почти как Одиссей. И ему требовался мудрый совет этого советского шпиона и, одновременно, его друга, которого он называл одним словом «Shrewd – умный и проницательный”

Алексей понимал, что теперь всё будет зависеть от его проницательности и дипломатии. Фернандо может и не выдавать местонахождение людей и отказаться от своих слов в любой момент. Он почувствовал то, о чём Фернандо недоговаривал и сомневался и спросил прямо:

- “Ты уверен, что твоей стране нужны эти…такие люди?”

- “И ты, Алексей, также это заметил и понял?”

- “О чём ты, Фернандо?”

- “Да, всё о том же, о чём думаешь и ты, хотя…”

- “Что?”

- “Уж очень хорош их английский для простых матросов и их манера поведения, их подготовка и прочее.”

- “Да, они специальные ребята, но я не хочу терять работу в этой стране, как и ты, Фернандо. Не правда ли?”

- “Но, они, ведь есть…”

Смысл этого замечания Фернандо был понятен Алексею и он это ожидал и знал, как ответить в дипломатическом, но весьма понятном стиле,

- “Может быть они и есть, но ты всё же не должен был полностью верить своим газетам о полковнике советской разведки.” Алексей имел ввиду ту публикацию, которая появилась в момент его приезда в Галифакс.

- “Конечно, Алексей, я и не верил полностью, просто так, немножко. Но, ты прав…в данный момент… спасибо тебе за понимание. Сегодня мы оказались в одной лодке и должны выгребать вместе.»

- «И тебе, Фернандо, спасибо за понимание. И если ты согласен, то пусть ребята с таким языком и подготовкой живут в своей стране, а ребята с “Параллакса” пусть получат свою рейсовую премию, а я останусь и ещё немного поработаю в этой стране вместе с тобой.»

- «Отличный сценарий, Алексей. Теперь нам нужен хороший план.»

Их согласованный план был готов в течение 15 минут для осуществления на следующий день. Утром Фернандо позвонил владельцу дома с беглецами и сообщил, что отход советского траулера назначен на 12 часов дня и моряки должны выйти из дома в 12:00 и проследовать в направлении порта и Канадской Иммиграции по Шебакто Роад. В 11:30 тёмно-синий Шевролет «Импала» отъехал от 22-го причала и проследовал от порта в направлении Шебакто Роад, где повернул на пешеходном переходе налево, на Оксфорд Стриит, и остановился сразу же за перекрёстком в частном проезде деревянного домика. Через 30 минут на Шебакто Роад показались две знакомые фигуры. Моряки спешили в порт, в Канадскую Иммиграцию и, очевидно, ничего не подозревали. Три здоровенных моряка из комманды «Параллакса» и Алексей мгновенно выросли перед панями, как из-под земли. В течение секунд беглецы были схвачены и посажены в шевролет.

В машине Алексей обернулся к сидящим сзади узникам, которые, как-будто, абсолютно не волновались и не особенно печалились, и сказал на английском:

- «Welcome on board, guys – Приветствую вас на борту, парни! Извините, но это моя обязанность возвратить вас на судно…вам прийдётся отправиться домой…»

- «That's fine, Mr. Volkov. You did what you’ve to do in your duty – Всё нормально, господин Волков. Вы сделали то, что должны были сделать, выполняя ваш долг.” Ответил один из них действительно на чистом английском. Они хорошо понимали друг друга, каждый выполняя свой долг перед далёкой Родиной. Этим двум сегодня просто не повезло, так как они имели дело с Алексеем Волковым.

БМРТ «Параллакс» вышел из порта с опозданием на два часа.

На следующий день Представитель СССР по вопросам рыболовства в Канаде получил срочную радиограмму от капитана «Параллакса» следующего содержания:

«По выходу из порта получил РДО начальника Тралового Флота следовать на встречу с танкером «Суриков» на северовостоке Новошотландского шельфа ТЧК Сегодня в 16:00 местного состоялась встреча ТЧК Два пассажира переданы на танкер ТЧК». Так вот и закончилась эта нестандартная ситуация в работе Представителя в Галифаксе.


Читайте также...

Благотворительные проекты

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10

Календарь публикаций

Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
30 31 1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30 1 2 3
 <  Ноябрь   <  2017 г.