Последние публикации

22 Сен 2017
Ударим древесиной по безрыбью!
22 Сен 2017
Парламентарии о рыбе: и ловить сложно и купить негде
22 Сен 2017
Заместитель председателя Госдумы РФ Ольга Епифанова прокомментировала законопроект Правительства о прибрежном рыболовстве
22 Сен 2017
Пограничники, чиновники и рыбаки ДФО впервые провели совместное совещание во Владивостоке
22 Сен 2017
Более 20 тонн «доступной рыбы» привезут в хабаровские магазины до конца недели
22 Сен 2017
Сотрудника природного парка «Иремель» в Башкирии осудили за браконьерство
22 Сен 2017
Губернатор: любительское рыболовство может привлечь туристов в Архангельскую область
22 Сен 2017
Во Владивостоке на конгрессе рыбаков представят передовые технологии
22 Сен 2017
Чилийская делегация познакомилась с научными разработками ВНИРО
22 Сен 2017
Министр сельского хозяйства России Александр Ткачев провел рабочую встречу с избранным Главой Карелии Артуром Парфенчиковым
22 Сен 2017
Работник рыболовецкой фирмы подозревается в причинении смерти
22 Сен 2017
Сахалинского краба показали вице-премьеру
22 Сен 2017
Рыбаки-любители выйдут на кету в заливе Анива
22 Сен 2017
Иностранец пытался незаконно вывезти 2 кг трепанга с Сахалина
22 Сен 2017
Полиция и Росгвардия продолжают ловить браконьеров на Сахалине
22 Сен 2017
Сахалинские волонтеры обнаружили остатки ставных неводов в месте кормления серых китов на севере острова
22 Сен 2017
Более полумиллиона тонн водных биоресурсов добыли рыбаки Приморья
22 Сен 2017
Создание структуры селекционно-племенной базы для аквакультуры идет по плану
22 Сен 2017
Использование инвестквот для развития отрасли и внедрение электронной ветсертификации обсудили на заседании рыбохозяйственного совета
22 Сен 2017
Росрыболовство 1-3 ноября проведет аукцион по реализации квот в Дальневосточном бассейне и районах действия международных договоров
22 Сен 2017
В Новосибирской области начал работу новый рыбоперерабатывающий завод
22 Сен 2017
С 1 октября вводится запрет на промышленную добычу омуля на Байкале
21 Сен 2017
Наши шпроты лучше рижских
21 Сен 2017
В Лаишевском муниципальном районе РТ дали старт строительству первой очереди рыбоводного комплекса
21 Сен 2017
Кирилл Жаворонков: Безопасность проводимых лоцманами судов в Арктике напрямую влияет на экологическое благополучие региона
21 Сен 2017
Госдума приняла в первом чтении законопроект о прибрежном рыболовстве
21 Сен 2017
Деликатес с двойным гражданством
21 Сен 2017
Технологи ВНИРО приняли участие в ХI Международной научно-практической конференции
21 Сен 2017
Крутинский рыбозавод оснащается оборудованием мощностью переработки 1000 тонн рыбы в год
21 Сен 2017
Ученые: сахалинцы, собиравшие гребешок, могут быть наказаны
21 Сен 2017
На Сахалине тайфун «Талим» разогнал рыбопромысловые суда
21 Сен 2017
SOS лосось: Sakh.com спросил сахалинцев о рыбном кризисе на островах
21 Сен 2017
Выставка позволила увидеть отраслевую науку в новом свете
21 Сен 2017
В Юрге открылся завод по производству форели за 750 млн руб.
21 Сен 2017
Исследователи Северной Пацифики со всего мира соберутся на PICES-2017 во Владивостоке
21 Сен 2017
Вылов российских рыбаков приблизился к 3,7 млн тонн водных биоресурсов
21 Сен 2017
Госдумой в первом чтении приняты поправки в закон о рыболовстве
21 Сен 2017
В рамках Международного рыбопромышленного форума обсудили тему безопасности мореплавания
21 Сен 2017
Объявление о внесении изменений в приложение к приказу Федерального агентства по рыболовству от 28 октября 2016 г. № 676
21 Сен 2017
Чилийский кижуч подешевел в Японии, а семга – в Бразилии
20 Сен 2017
Камчатские полицейские пресекли деятельность группы местных жителей, занимавшихся незаконным рыбным промыслом
20 Сен 2017
В Калмыкии в этом году рыбаки планируют получить около пяти тысяч тонн рыбы
20 Сен 2017
Россия уступила Китаю мировое лидерство по производству черной икры
20 Сен 2017
Новый рыбоводческий завод станет местом прохождения практики профильной кафедры КГЭУ
20 Сен 2017
Карелия намерена увеличить объемы аквакультуры в 1,75 раза до 35 тыс. тонн рыбы в год
20 Сен 2017
Тульский Роспотребнадзор проверяет, сколько рыбы в рыбе
20 Сен 2017
Альтернатива бездушию, царящему в Стране Лососей
20 Сен 2017
Рыбу на Камчатке производят в антисанитарных условиях
20 Сен 2017
Владимир Галицын: инвестиционные квоты для Камчатки архиважны
20 Сен 2017
Эксперты обсудят экологические аспекты судоходства в акватории Севморпути

Подписка на новости

«От диктата «рыболовных» федералов нужно переходить к региональному отраслевому прагматизму в рыбном хозяйстве», - считает Вячеслав Константинович Зиланов

3143
Эксклюзив

На заседании Рабочей группы при Минсельхозе России по развитию рыбохозяйственного комплекса, состоявшегося 22 сентября под председательством заместителя Министра сельского хозяйства – руководителя Росрыболовства Ильи Шестакова рассматривались 4 проекта Постановления Правительства РФ по порядку наделения рыбопромышленных компаний квотами в «инвестиционных целях». Представил их членам Рабочей группы заместитель руководителя Росрыболовства Петр Савчук и пояснил, что уже поступило 800 замечаний и предложений, которые изучаются и учтена пока лишь только часть из них. После чего перешли к обсуждению представленных проектов. И вот здесь, неожиданно для всех, председательствующий И. Шестаков первым предоставил слово члену Рабочей Группы Вячеславу Зиланову, что обратило на себя внимание представителей СМИ, да и членов Рабочей группы. К тому же и сам В.Зиланов, включив микрофон, недоуменно спросил, действительно ли он должен первым выступать? На что получил от доброжелательно улыбающегося И. Шестакова подтверждение: «Вы же записывались для выступления и вот Вам дается такая возможность».

Но почему, спрашивается, это стало неожиданностью для присутствующих и, главное, для самого Вячеслава Зиланова?

Вот что он сам думает по этому поводу, предоставляя сайту «Фишкамчатка» стенограмму (с небольшой технической правкой) своего выступления.

«Дело в том, - поясняет В. Зиланов – как правило, на прошлых всех заседаниях Рабочей группы первым слово давали тем, кто солидарен с основным докладчиком, а затем тем, кто имеет другую точку зрения. При этом последних, тоже, как правило, ограничивали по времени. В такую группу, выступающих с ограничением времени в конце заседаний, я попадал постоянно. Такая тактика не нова для «тертых начальников» федеральных органов, она создает «фон», что большинство «за». Вместе с тем, противники их идей все равно попадали, пусть и с урезанными тезисами своих выступлений, в стенограмму заседания. На этот раз председательствующий, видимо сознательно, решил изменить тактику проведения обсуждения знаковых для него и его сторонников проектов Постановлений Правительства РФ, касающиеся «инвестиционных квот». Пусть первым, дескать, выступает Зиланов. Позиция его известна, он противник этих проектов, что не раз озвучивалась им на разных совещаниях, да и в СМИ. Он выговорится, а затем выступит масса заштатных сторонников проектов Шестакова и, в итоге, результат снова будет таким, каким нужно это команде Шестакова.

А вот что из этого получилось… Я полностью высказался. Правда, не знаю, что из всего этого останется в документах совещания».

В этой связи редакция нашего сайта публикует выступление на заседании Рабочей группы при Минсельхозе России 22 сентября 2016 года Вячеслава Константиновича Зиланова, члена этой группы, председателя КС «Севрыба»

«Благодарю Вас, уважаемый председательствующий Илья Васильевич, за предоставленную возможность выступить первым.

Уважаемые члены Рабочей группы, коллеги, все присутствующие. Прежде всего, хочу поздравить инициаторов поправок, что они сумели провести их через Государственную Думу VI созыва. Правда, приняты они депутатами с минимальным перевесом всего одной фракции. Значительная часть депутатов голосовала против, либо воздержалась от голосования.

Тем не менее, поправки к закону «О рыболовстве и сохранении водных биологических ресурсов» приняты, и я согласен, их необходимо реализовать через подзаконные акты. Таких подзаконных актов, с тем чтобы поправки приобрели практический смысл, надо принять, ни много ни мало - более 25-ти.

Сегодня, на рабочей группе, мы с вами рассматриваем проекты всего-навсего 4-х, хотя и важных нормативно правовых актов. Хотел бы пожелать инициаторам поправок в Закон о рыболовстве и авторам подзаконных актов того, чтобы они остались на своих рабочих местах до полного практического завершения этого исторического «инвестиционного проекта». Тогда будут видны их практические результаты, и они будут сполна «вознаграждены».

Одновременно хотел бы выразить сочувствие и тем, кто считает, что они проиграли на депутатском поле (себя тоже к ним отношу) по некоторым из положений по этим законодательным поправкам. Вместе с тем, поздравляю и проигравших с тем, что мы не дали разрушить основу основ ФЗ «О рыболовстве и сохранении водных биологических ресурсов» – долгосрочное наделение ресурсами (квотами) пользователей. Более того, этот срок увеличен с 10 до 15 лет. Это действительно большое достижение и его надо разумно использовать.

В плане обсуждаемых сегодня 4-х подзаконных актов и учитывая ограниченный регламент, позволю сделать несколько кратких замечаний и, исходя из предложенного обсуждения, затронуть два блока принципиальных вопросов и уточнить некоторые детали.

Первый важнейший принципиальный вопрос. Статья 29.3 пункт 7 закона о принятых поправках предписывает, что на «инвестиционные цели» должен выделяться определенный «Перечень видов водных биоресурсов…», который «…утверждается Правительством Российской Федерации».

Это очень важное положение в реализации всего инвестиционного проекта. Закон не определяет этот видовой состав, он поручает это Правительству. До последнего времени широкого обсуждения этого вопроса среди рыбопромышленников, специалистов, ученых, экономистов и практиков, прямо скажем, не было. Минсельхоз и Росрыболовство, инициаторы инвестпроекта, предложили свой вариант, который отражен в сегодняшних обсуждаемых проектах. Большинство рыбопромышленников, присутствующие здесь, члены Рабочей группы молчаливо соглашаются, но у меня другой подход к этому вопросу, над которым я бы хотел, чтобы члены Рабочей группы и представители рыбного бизнеса задумались.

На «инвестиционные цели» Росрыболовством предлагается выделить четыре вида биоресурсов: треску, пикшу, минтай и сельдь, ежегодные квоты которых и так реализуются почти на 100% современным флотом. Более того, даже тот флот, который, как считают инициаторы инвестпроекта, не ту продукцию выпускает, имеет даже резервные мощности по использованию этих ресурсов.

По Северному бассейну мы выбираем ежегодно 97 - 98% от общей национальной квоты трески и пикши. Зачем же этот ресурс, который осваивается и который дает рыбную продукцию, мы начинаем от него отнимать 20% и передавать неизвестно кому. Также неизвестно, как он будет реализован новым пользователем и на каких условиях. То же самое и на Дальневосточном бассейне по минтаю и сельди. Да, я согласен, что там есть резерв по минтаю, есть даже резерв по сельди, но в том случае, когда резко подрастает запас. Я считаю, что к вопросу рассмотрения видового состава рыбных ресурсов на инвестиционные цели нужно отнестись более внимательно и рационально.

На «инвестиционные цели», по моему мнению, должны направляться только неиспользуемые ресурсы, малоиспользуемые ресурсы, ресурсы выставляемые на аукционы и в первую очередь ресурсы квотных рантье. О квотных рантье широко говорили на Президиуме Госсовета, что это чуть ли не единственный ресурс, который и обеспечит инвестпроект. Назывались даже цифры 10-15 % от современного вылова. Сейчас об этом факте все забыли и даже не вспоминают.

Однако более существенные резервы для инвестпроектов имеются в другом направлении, и прежде всего в неиспользуемых и в недоиспользуемых ресурсах.

Приведу один только пример и совершенно не из рыбных ресурсов. Водоросли. Не менее 100 тыс. тонн водорослей можно брать на Дальнем Востоке; 10-20 тыс. тонн у нас на Северном бассейне. Технология добычи простая, флот для этого построить можно быстро. Рядом Норвегия – поехали, посмотрели и всё в порядке, рядом Япония – поехали, посмотрели, они живут на этих водорослях. И внедрять эти технологии добычи, переработки у нас, и использовать продукцию на внутреннем рынке страны. Спрос есть и приличный. Вот и надо вовлекать – это дополнительный ресурс для инвестпроектов. Я уж не говорю о кальмаре, ивасях, макрурусе, сайре и других объектах.

Надо подумать - на правильном ли мы пути, когда отнимаем освоенный и востребованный ресурс у одних, потом передаем другим или им же, но на инвестиционные цели по обновлению флота, строящегося на российских верфях. Вот это, а именно видовой состав, направляемый на «инвестпроект», является один из центральных основных вопросов.

Второй принципиальный вопрос. Те четыре проекта подзаконных документов, которые разработаны и лежат на столе, имеют неплохую основу. С рядом положений можно было бы полностью согласиться. Но с другой стороны они чрезмерно административно зарегулированы. В них торчат коррупционные уши. Для чего вы мне, промышленнику, задаете, что я должен при строительстве судна закладывать, определенные вами параметры: иметь 200 тонн производительности в сутки, 100 тонн того, 40 тонн другой выпускать продукции и так далее?

Приведу еще один пример. Запасы трески и пикши имеют значительные колебания численности. Даже за последние 15 лет у нас вылов трески в Баренцевом море самый минимальный был – 86 тыс. тонн, сейчас мы берем 300-360 тыс. тонн. Но если запас резко снизится, как быть?

Отсюда вопрос, те документы, которые разработаны, получается, закрытые. В каком плане? Если что-то изменится, подкорректировать их будет нельзя. Эти все производственные параметры войдут в Постановление Правительства. И что будем делать, если промобстановка изменится в худшую сторону? Ведь это рыбный промысел, колеблющаяся сырьевая база, изменяющиеся условия. И конечно, нужно посмотреть, тем, кто уже втянулся в инвестиционные проекты, какие можно оказать им со стороны государства встречные преференции. Может быть, их освободить от платы за ресурсы, может быть, от каких-то других вещей. Ведь эту нагрузку по «инвестпроектам» предприниматель берет на себя, и очень-очень большую нагрузку, с огромными рисками.

И еще один принципиальный вопрос. В четырех проектах, которые мы рассматриваем, есть обязательства промышленников по «инвестпроектам». Я согласен с нашим и уважаемыми депутатами, что промышленники должны нести социальную нагрузку – они и несут свою нагрузку. Но в этих документах нет обязательств второй стороны, а именно государства.

Одно только обязательство со стороны государства – мы вам выделяем ресурс - квоты. Этого мало для «инвестпроет». Если я, предприниматель, беру на себя инвестиционное бремя, обеспечьте меня прогнозами, обеспечьте меня информацией о состоянии сырьевой базы, чтобы я был вооружен, закупайте у меня произведенную по обязательству навязанного мне «инвестпроектам» рыбопродукцию и т.д.

И некоторые частные замечания по проектам. Их много, в качестве примера приведу только одно. Перечисляя видовой состав и районы промысла, надо правильно учитывать специфику бассейнов.

Сложилось исторически, что Дальневосточный бассейн имеет подзоны, зоны и т.д. На нашем Северном бассейне нет никаких зон или подзон, единое Баренцево море, единые рыбные запасы, и они распределяются по всему морю. Но в таблице проекта вдруг написано: район действия – «Российско-норвежская смешанная комиссия по рыболовству», межправительственные соглашения 1975-1976 гг. Коллеги, я единственный здесь из присутствующих, кто участвовал в разработке этих соглашения и присутствовал при их подписании. Смею вас заверить, наизусть знаю каждую статью, что в соглашении 1975 года, если вы на него ссылаетесь, район обозначен - Северо-Восточная Атлантика. Если вы ссылаетесь на соглашение 1976 года, там сказано – Северо-Восточная Атлантика, Норвежское и Баренцево моря.

Зачем вы ссылаетесь на Российско-норвежскую смешанную комиссию по рыболовству или на межправительственные соглашения 1975-1976 годов? Во-первых, интуитивно вы должны понимать, что вы этой ссылкой втягиваете вторую сторону – иностранное государство – в этот наш сугубо внутренний российский вопрос. Разве не может быть «поворота» со стороны норвежцев. Они в любой момент скажут: вы чего тут со своими «инвестиционными проектами» лезете в наши двухсторонние отношения, еще и ссылаетесь на наши двухсторонние соглашения? Они не имеют к этому никакого отношения. Напишите, как положено: Баренцево и Норвежское моря, районы традиционного выбора таких-то и таких-то видов. Всё! Вы вдумайтесь в существо вопроса. Это очень может быть развернуто в совершенно неожиданную, невыгодную для нас сторону. Я бы со стороны МИДа вообще сказал: «Вы чего, ребята? Во внутренние документы межправительственные соглашения втаскиваете?». И еще есть масса таких очень серьезных проколов в эти четырех проектах, которые спокойно можно убирать без всяких прений.

И в заключение, я бы предложил все-таки по каждому документу - проекту, а их четыре, должны быть созданы небольшие рабочие группы, состоящие из противников и сторонников этих документов. Они должны собраться в рамках экспертной группы при нашей Рабочей группе, у нас есть такое право по регламенту, и доработать все проекты с тем, чтобы внося их в правительство, мы были уверены, что нас, как тут сказал председательствующий Илья Васильевич Шестаков «...никто не пугал коррупцией…».  

Одновременно хочу подержать ряд соображений, которые были высказаны коллегами, не буду их перечислять. Очень интересные предложения Дальнего Востока, очень интересные предложения Союза рыбопромышленников Севера о принципах подхода при разработке подзаконных актов.

Председатель правления СРПС В.Ю.Григорьев назвал четыре принципа, которые должны быть принят в основе при принятии этих документов по инвестквотам. Позволю добавить еще ряд принципов, о которых я упоминал выше в своем выступлении. Но я бы просил, чтобы члены Рабочей группы задумались над главным. Давайте на минутку представим, что всё это в таком виде, как сейчас Петр Степанович Савчук нам изложил, будет завтра принято в неизменном виде и посмотрим, как это отразится на результатах каждого бассейна с учетом вылова, социально экономических показателей.

Мы просчитали этот вариант на Северном бассейне по тем старым 3 -трем подзаконным документам, полученным ранее. У нас получается, что из 97 компаний, которые теоретически могут претендовать на инвестквоты, фактически могут принять участие в их реализации всего 7-8 компаний. Остальные 90 компаний остаются за бортом и судьба их – либо ликвидация бизнеса, а это средние и малые компании, либо продажа их более крупным компаниям со всеми социально экономическими последствиями. Нужно ли нам в нынешних, не простых экономических условиях, это делать? Не нужно. И Президент страны В.Путин, и Председатель Правительства Д.Медведев, хотя к последнему у меня лично претензий много, призывают сохранять и расширять малый и средний бизнес.

Здесь у меня просьба, под вашим руководством, Илья Васильевич, «изваяли» эти четыре проекта документов Ваши подчиненные во главе с Петром Степановичем. Они еще не направлены в Правительство РФ, поэтому давайте в рамках рабочей экспертной группы сядем и посмотрим на примере Северного бассейна, с приглашением субъектов приморских регионов и промышленников, и посчитаем, кого мы из промышленников – пользователей традиционных квот пускаем под нож, кого возводим на трон, и каковы при этом будут результаты. У нас на Севере особые условия, мы ни одной тонны трески, пикши не хотим отдать ни «прочим шведам», ни, тем более, чиновникам Садового кольца»

29.09.2016 г.
В. Зиланов

Р.S. Когда этот материал был подготовлен к печати, в СМИ было опубликовано ряд важных заявлений и высказываний руководителей федеральных органов, которые имеют прямое отношение к приведенному выше выступлению В. Зиланова. Связавшись с ним, редакция сайта «ФишКамчатка» попросила его их прокомментировать. Вот, что ответил Вячеслав Зиланов.

Редакция. Представитель Президента по ДФО Юрий Трутнев озвучил на специальном совещании по развитию рыбной отрасли Дальнего Востока, что наделение «инвестквотами» рыбаков должны быть «прозрачными и понятными для всех» и предложил рассчитывать их по простой, ясной для всех формуле – «инвестквота - квота на тонну строящего судна».

Зиланов. Сам подход полпреда Президента по ДФО Юрия Трутнева о «прозрачности» расчета «инвестквот» может только приветствоваться. Что же касается предложения делать это исходя из тоннажа строящихся судов с использованием «инвествкот», то это требует детального рассмотрения и анализа после получения цельного проекта такого предложения. Полагаю, что отраслевые союзы и ассоциации с интересом и внимательно к нему отнесутся.

Но один бесспорный вывод из этого заявления Юрия Трутнева можно сделать уже сейчас. Он таков, что оказывается и ряд федеральных органов не разделяют основные положения проектов нормативно правовых актов, разработанные ведомством Ильи Шестакова.   

Редакция. Несколько позже руководитель Росрыболовства И.Шестаков выступая на XI Международной рыбной конференции во Владивостоке заявил, что «Мы рассчитываем до конца 2016 года завершить работу над нормативной базой и уже в следующем году провести их распределение (имеется ввиду «инвестквоты» - ФК)».

Другое не менее важное заявление И.Шестакова касалось его отношений к отраслевым ассоциациям. Он в частности сказал: «… что подготовка законодательства ведется с участием бизнес - сообщества. Но только тех компаний, которые действительно хотят строить, а не «замылить» проекты». По мнению главы Росрыболовства, не хватает «нормальной лоббирующей отраслевой ассоциации». Те объединения, что есть, заявил он, в основном «ангажированные». «Поэтому мы вынуждены вести диалог непосредственно с самими руководителями предприятий», – сказал руководитель Росрыболовства. «Хотя федеральному агентству было бы эффективно работать с ассоциациями», добавил он.

Зиланов. Относительно завершения работы по проектам нормативно правовых актов до конца 2016 года, как об этом информировал Илья Шестаков, весьма рационально, и это соответствует требованиям Председателя Правительства РФ Д.Медведева. Что же касается распределения «инвестквот» в следующем – 2016 – году, то это, мягко говоря, «хотелки» руководителя Росрыболовства и основных заказчиков «инвестпроекта». Однако, такой подход находятся в явном противоречии с уже действующим законодательствам. Мое прочтение последнего таково, что   вступление в силу «инвестпроекта» возможно только с 1 января 2019 года и то после принятия всего пакета нормативно правовых актов.

Отношенние И.Шестакова к отраслевым союзам и ассоциациям, а их в рыбной отрасли более 40 по разным направлениям, включая три федерального уровня – ВАРПЭ, Росрыбакклхозсоюз, Росрыбхоз -- менялось на протяжении его двухлетнего пребывания на свое рыбном посту. В начале, руководитель Росрыболовства приглашал все ассоциации, союзы федерального уровня и ряд ведущих ассоциаций регионального уровня на совещания, в ходе которых рассматривались важнейшие вопросы отрасли. На этих совещаниях он, действительно, увидел «нормально лоббирующие отраслевые ассоциации», которые аргументированно отстаивали позиции своих членов. В последней части они – ассоциации - действительно не соглашались с рядом принципиальных, по их мнению, ошибочных положений Шестакова и можно считать, как это делает он, что в этой части они «заангажированы», но только и только перед своими членами. И это нормально и находится в соответствии с нормами законодательства по этой деятельности. Увидев все это, руководитель Росрыболовства затем перешел на «работу» с теми ассоциациями, которые по его мнению, согласны с ним. Но…затем поработав некоторое время с ними, он, видимо, убедился в том, что и они оказались «заангажированы». Вот тогда И.Шестаков, как он и сам подтвердил, решил вести диалог только «…непосредственно с самими руководителями предприятий». Добавлю небольшое, но важное, пояснение – не с руководителями, а с собственниками предприятий. Полагаю, нет смысла далее углубляться в эту меняющую позицию руководителя Росрыболовства. Вот только остается неясным такой вопрос: «А перед кем «заангажирован» руководитель Росрыболовства, продавливая «инвестквоты», в редакции, изложенные в проектах нормативно правовых актов, и кто их готовит? Не менее важно уточнить является ли такая деятельность госчиновника «нормальным лоббированием» исходя из действующего законодательства?».

Пора все же руководству Минсельхоза и Росрыболовства перейти к «эффективной работе» с теми отраслевыми союзами и ассоциациями, которые существуют на федеральном и региональном уровнях независимо от того, кто бы их ни возглавлял. К тому же возглавляют их профессионалы отрасли с многолетним практическим стажем работы в ней, среди которых Блажко, Глущенко, Фомин, Тимошенко, Григорьев, Маслов, Никитин, Твердохлеб, Синько, Зубарев, Медведев, Тарусов, Мартынов, Дупляков,Гордиенко, Заику, Макерова и многие-многие другие. Напомню, отраслевые союзы, ассоциации имеют более чем 20-летнию историю и по оценке их членов, они - союзы, ассоциации - эффективно отстаивают интересы рыбацкого сообщества.

Редакция. Спасибо, Вячеслав Константинович.

Зиланов: И вам спасибо за вашу работу.


Читайте также...

Благотворительные проекты

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10

Календарь публикаций

Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
28 29 30 31 1 2 3
4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 29 30 1
 <  Сентябрь   <  2017 г.